Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?

Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно? | Программы | ОТР

Кому ещё нужны специальные парковочные места?

2020-09-25T15:28:00+03:00
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Как нарастить пенсию до прожиточного минимума?
Достижения и проблемы российского машиностроения
Россияне всё реже делают домашние заготовки
Что консервируете? Сюжет о зимних запасах сибирских хозяек
ТЕМА ДНЯ: Как справиться с бедностью
В Госдуме предложили маркировать продукты с высоким содержанием соли
Выпил – отдавай машину
Пенсии вырастут. Индексация почти вдвое превысит инфляцию
Как восстанавливается Приморье после «ледяного апокалипсиса»
Рост цен на продукты. Приморье без света и тепла. Тотальная слежка. Пенсионерам простят долги? Плата за тепло
Гости
Максим Едрышов
руководитель Федерации автовладельцев России
Леонид Ольшанский
почетный адвокат Российской Федерации, лауреат премии «За права человека»

Петр Кузнецов: Мы продолжаем.

Анастасия Сорокина: «Большой семье – бесплатные парковки». В Госдуме предложили выделять специальные места на паркингах для беременных женщин и многодетных, где есть хотя бы один ребенок младше шести лет.

Петр Кузнецов: Вот как объяснил необходимость депутат – автор инициативы – Иван Сухарев: «Трудности возникают, когда привычный процесс поиска парковочного места перерастает в непростую задачу и оказывает колоссальную физическую и психологическую в этот момент нагрузку на женский организм».

Анастасия Сорокина: В Совете Федерации инициативу поддержали.

Что по этому поводу думаете вы? Расскажите, позвоните или напишите нам.

А мы начнем наш разговор с экспертом – Леонидом Ольшанским, почетным адвокатом Российской Федерации, лауреатом премии «За права человека». Леонид Дмитриевич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Леонид Ольшанский: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Что думаете по поводу инициативы?

Леонид Ольшанский: Я думаю, что инициатива правильная, но узкая. Многие депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации высказывали более широкую и более важную инициативу: у всех социально значимых объектов (собес, поликлиника, больница, школа, вуз и так далее) парковка должна быть бесплатной.

Вообще мы сегодня попадаем в какую историю? У нас информационный повод – не только данная инициатива, а у нас в Государственной Думе есть законопроект о платных дорогах. И такие горячие головы хотят чуть ли не все дороги – и маленькие, и большие – сделать платными.

Так вот, ученые просили передать, что и платные парковки, и платные дороги, и вообще платный проезд нарушает сразу три статьи Конституции: 2-ю (на первом месте – права человека), 19-ю (все равны перед законом независимо от социального и материального положения)… А тут что получается? Есть деньги – плачу за въезд, плачу на парковке. А нет денег у инвалида, ветерана, тех же многодетных – значит, на трамвае передвигайся. И статья 27-я – свобода передвижения. Конституционный Суд (я принимал участие в его работе) в 96-м году сказал: свобода передвижения не может быть ограничена ни шлагбаумом, ни цепями, ни волей чиновника, ни обязанностью платить деньги.

Поэтому я считаю, что мы должны ратовать за то, чтобы сузить, мягко говоря, платные парковки и не допустить платный въезд в наши города.

Петр Кузнецов: Леонид Дмитриевич, но придумано это не нами, платные парковки существуют во многих странах, во многих городах. Есть и жестче условия. В Китае, по-моему, просто за любую парковку, даже у дома, ты платишь по часам, причем прилично.

Леонид Ольшанский: Мой «ответ Чемберлену» такой: в нашей стране наша Конституция. Недавно в нее внесены поправки всенародным голосованием. И даже президент говорил, что социальный аспект крайне важен. Россия – социальное государство. У нас критерий один, хоть это и пафосно звучит, – Конституция. И нам ни Китай, ни Гонконг, никто не указ. А в некоторых странах забивают людей камнями на стадионах. Мы не можем смотреть на другие страны. Мы должны смотреть к нам.

Кроме того, у нас надвигаются выборы. У нас раз в году выборы, только в каком-то году – в сельсовет, а в каком-то году – в Государственную Думу. Вот когда я баллотируюсь, то люди против чего? Против точечной застройки. Против закрытия выходов к водоемам. И против эвакуаторов, блокираторов, платных парковок.

Автомобилисты… А у нас автомобиль есть почти в каждой семье, поэтому эта тема более острая, чем всем нам может показаться. И до социального взрыва доводить нельзя. Надо двигаться к бесплатным парковкам.

Анастасия Сорокина: А как…

Петр Кузнецов: Извини, пожалуйста. Но так или иначе борьба все равно будет за парковочные места. Вот мы расширим эти категории…

Леонид Ольшанский: Нет, смотрите. Если сегодня на двух третях улиц крупных городов (а маленьких – мы не успеем сказать) знак «Запрещена стояка» и еще знак «Эвакуатор» (то есть только отвернулся – увезут), значит, борьба… Мало оставшегося места, где можно встать. Платно/бесплатно – второй вопрос.

Так нельзя! Если мы мысленно убираем с улиц и знак «Стоянка/остановка запрещена», и «Платная парковка», то тогда люди спокойно становятся. Поэтому это все сделано, по моему убеждению, искусственно.

Приезжаешь в далекий городок на разведку: все культурно, на маленькой железнодорожной станции покосившиеся палатки, мороженое, колбаса. Приезжаешь через год: заасфальтировано все, палаток нет, где люди купят, и платная парковка. И добрые молодцы ходят и собирают деньги. Ну что это такое? А там очень маленькая зарплата.

Еще один аргумент против вашей мысли. Штрафы, поборы, налоги, сборы (Конституционный Суд сказал: соразмерность) должны быть соразмерные зарплате, пенсии, стипендии и другим заработкам россиян. У нас пенсии иногда в российской глубинке – 8–10 тысяч. А штраф за проезд на красный свет в Москве – 5 тысяч. Это несоразмерность, мягко говоря.

Так что, по моему убеждению, нам предстоят в хорошем смысле слова интеллектуальные бои на ту тематику, что мы сейчас обсуждаем.

Петр Кузнецов: Поясните, пожалуйста. Выяснилось, что многодетным семьям доступен ряд льгот (ну, это понятно), одна из которых при этом – бесплатное использование парковочных мест. То есть они без этой инициативы могут пользоваться бесплатно парковками. Так ли это или нет?

Леонид Ольшанский: Нет, это инициатива, что им дать. Сегодня у нас только на платных парковках есть знак для инвалидов, если у них машина. А это предстоит целая работа. Допустим, им нужно пойти в собес, по старинке говоря, получить жетончик, талончик, пропуск, картинку, наклеить спереди и сзади и прочее.

Кстати, я хочу, пользуясь случаем, сказать, что суды различных инстанций сказали следующее про парковки. Пока машина движется и водитель за рулем – это категория административного права (водитель, охотник, рыболов и так далее). Как только машина остановилась – неважно, на участке вашей дачи или на дороге крупного города, – она из категории административного права переходит в категорию гражданского права.

Мысль какая? Запрещается ездить пьяным за рулем. Запрещается ездить без номерных знаков, с закрытыми, закрашенными, замазанными. Но как только машина остановилась – нет наказания за стояние. В машине можно целоваться, обниматься, пьянствовать, распивать, снимать номерные знаки. Претензии предъявлять, если машина стоит на платной парковке или не на платной, а просто без номеров, – такой статьи в Административном кодексе России нет.

Петр Кузнецов: Расскажите, пожалуйста, раз мы уже в детали уходим. У торговых центров, на территории торговых центров есть тоже разметка «парковка для инвалидов» в очень большом количестве, если честно, потому что перед всеми центральными входами, я не знаю, наверное, пять ячеек из девяти. Не суть. Но при этом штрафа нет, если я поставлю свой автомобиль на парковку для инвалидов. Там он не распространяется?

Леонид Ольшанский: Нет, минуточку. Нужно понять главное: чья земля? Или земля городская (неважно – Новосибирск это или Омск), или это в аренду взятая земля торгового центра. Если это земля торгового центра, то: «Ты, друг, не работник полиции, ты ко мне претензий предъявлять не можешь. Максимум – ты можешь меня просить о чем-то. А я могу согласиться, а могу – нет».

Вообще штраф устанавливает только парламент России. И только подпись президента и публикация в газете, а после этого действует. Какая-то вывеска на доске объявлений торгового центра или аэропорта, или вокзала – она никакой юридической силы не имеет. Это давление для слабонервных.

Анастасия Сорокина: Вот эта история про инициативу… Недавно женщина на шестом месяце беременности получила штраф, которая поставила свою машину на стоянку для инвалидов. И ей предъявили, так сказать, претензии.

Леонид Ольшанский: Формально правильно. Беременность или страшная болезнь, или Ленинская премия… «Вы инвалид? У вас есть документ, что вы именно инвалид, а не космонавт?» – «Нет». – «При всем уважении к вам…»

Единственное – тогда уже другая статья кодекса, «Крайняя необходимость». Женщина рожает: «Мне плохо!» Мы с вами разбили стекло у первой попавшейся машины, довезли ее до родильного дома, передали санитарам и бросили машину. Судить не будут. Крайняя необходимость.

Петр Кузнецов: Но еще потом придется…

Леонид Ольшанский: Да, попотеть, справку оттуда, свидетельские показания. Учитывая крайнюю необходимость («Я не могла идти, мне тяжело идти – я вот здесь встала»), судья могла бы освободить от этого дела.

Петр Кузнецов: И еще как адвокат поясните один момент. Вообще к началу нашего разговора. Почему инициатива только многодетных семей касается? Я не совсем понимаю, чем в этом плане отличается семья в автомобиле с двумя детьми или с одним ребенком.

Анастасия Сорокина: Младше шести лет.

Петр Кузнецов: Я как родитель одного ребенка младше шести лет…

Анастасия Сорокина: А я – двоих двойняшек.

Леонид Ольшанский: Минуточку!

Петр Кузнецов: Тут тоже покрутиться придется. И он тоже вопить начинает в машине, если долго искать парковку.

Леонид Ольшанский: Я помню, я был в рабочей группе по созданию… Тогда он назывался – новый Административный кодекс. Это тот, который сейчас, с которым мы сейчас уже долгие годы работаем. Меня пригласили в один кабинет и сказали: «Если завтра на заседании Думы ты будешь поддерживать, проталкивать, ходить и нашептывать депутатам 20 поправок – не пройдет ничего. Ты сузь требования: нет эвакуаторам, блокираторам, балльной системе учета». И все проскочило! – как уважаемые люди подсказали. Вот так работает мысль: хоть что-то.

А вы не забывайте, что такое первое чтение. Это дом с крышей, но без стен, без паркета, без электричества. Промежуток между первым и вторым чтением – это насыщение дома, имя которому «законопроект», всем: стеклами, дверями, сантехникой. Главное – протолкнуть концепцию, вот этот костяк, вот эти стены основные.

А от первого ко второму можно депутатам Иванову, Петрову, Сидорову, тому же Сухареву, о котором нам сейчас сказали, наполнить: инвалиды плюс чернобыльцы, плюс афганцы, плюс признанные ветеранами войн, плюс ветераны труда, плюс дети войны, плюс блокадники Ленинграда. В умелых руках законопроект можно (извините, повторюсь) умело расширить.

Анастасия Сорокина: Пообщаемся со зрителями. Прорывается до нас Ахмет из Татарстана. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Здравствуйте, уважаемые ведущие и гость в вашей студии. Я очень вас поддерживаю! Дай вам Бог здоровья всем! Это очень важная тема.

Петр Кузнецов: А в чем?

Зритель: В том, что для многодетной семьи должно быть бесплатно все. Спасибо вам! Я вам искренне это говорю. Я редко могу сказать в эфире (бывает, что я дозваниваюсь до вас), но сегодня…

Петр Кузнецов: Конечно. Ахмет, сузим. Мы сейчас говорим о парковках для многодетных. Вы, стало быть, многодетный родитель, раз поддерживаете и благодарите?

Зритель: У меня в 19 лет, когда год отслужил в армии, дочка родилась. Понимаете? Я пришел из армии – и у меня как из пулемета пошли все. У меня шестеро детей. Слава богу, все живы и здоровы, все хорошо.

Петр Кузнецов: А у вас есть проблемы, были ли (не знаю, как это сказать), ну, относящиеся к теме? Многодетные не могут найти парковку. Мы же сейчас не о льготах.

Зритель: Да. Я вам хочу сказать, что у нас как-то в Казани такая республика, что все равно мы как-то стараемся с уважением относиться. Мне почти 65 лет. Мы стараемся, если подъехала многодетная семья, как-то идти навстречу – при условии, если я присутствую там. Допустим, я подъехал и они подъехали. Понимаете? Это же уважение все равно. Я вообще считаю, что надо быть благодарным человеком.

Петр Кузнецов: Понятно. Спасибо, что до закона этим занимаетесь.

«У нас уже есть парковки для инвалидов. Кому еще положены льготные места? И почему?» Отвечают автомобилисты.

ОПРОС

Петр Кузнецов: И вот еще: «А матерям-одиночкам только все платное? Где на все деньги брать?» – Краснодарский край. Москва пишет: «У многодетных семей и так много бонусов. Если есть деньги на машину, то пусть и паркуются, как все. А то инвалиды, многодетные… Сейчас еще что-то расширят. А обычным гражданам куда ставить машину?» И вот сообщение из Челябинской области: «Эти «инвалиды» купят инвалидность. И все для них делается. А тот, кто по-настоящему болеет, ничего не получает».

Сложно сейчас оформить фейковую инвалидность?

Леонид Ольшанский: Сложно. У нас с каждым днем все лазейки по всем вопросам в нашем государстве закрываются. И мы видим, что в тюрьму сажают даже губернаторов. Поэтому – нет.

Плюс давайте вдумаемся, в чем концепция статьи 49-й Конституции о презумпции невиновности. Что все рождаются, работают и живут как честные и порядочные. Любой документ мы считаем истинным, пока не доказано обратное: Иванов – вор, Петров – убийца, а Сидоров – нарушитель правил дорожного движения. Мы считаем, что люди честные, пока обратное нам не докажут.

И еще я хочу сказать: у нас Верховный Суд занимался различными вопросами. И в номере четвертом, уже который был, бюллетеня Верховного Суда – обзор судебной практики. Там сказано, что за нарушение правил дорожного движения можно наказывать только по показаниям камер, работающих в автоматическом режиме. То есть простым языком – на столбе висит камера. А если вы сфотографировали своим фотоаппаратом, телефоном или проехала машины и сфотографировала – это незаконно, это противоречит кодексу. Поэтому оспорить штраф, сделанный кем-то, каким-то фотоэлементом, можно. Это незаконно.

Петр Кузнецов: Максим Едрышов с нами на связи, руководитель Федерации автовладельцев России. Максим, мы вас приветствуем.

Максим Едрышов: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Максим, скажите… Ну, судя по всему, в этой линейке обычных парковок, возможно, появятся не только парковки, ячейки для инвалидов, но и отдельные какие-то ячейки – в данном случае для многодетных семей. Как вы к этому относитесь? Найдутся ли места? И есть ли необходимость?

Максим Едрышов: Ну, вообще это общеевропейская практика. Если посмотреть на любой крупный торговый центр где-то в Европе, то ближе ко входу, естественно, парковка для инвалидов, для тех людей, которые маломобильные и не могут по своим физическим характеристикам просто передвигаться нормально. А второй уровень парковок – это так называемый family-паркинг, то есть парковки для людей с детьми. Причем необязательно многодетные парковки, а просто человек приехал с ребенком, остановился там. Удобно доставаться ребенка из кресла, потому что они сделаны, как правило, чуть шире. Но здесь вопрос в культуре и в администрировании.

Петр Кузнецов: Но это в торговых центрах. А торговые центры – извините, но это отдельная история. В торговых центрах нет особой проблемы, честно говоря. Если это не пик, не выходной день, конечно же, там всегда можно найти, куча пространства. А тут, судя по всему… Ну хорошо.

Максим Едрышов: Вообще парковки для семей, для семей с детьми, как правило, они размещаются все-таки ближе ко входу. И это тоже достаточно удобно, потому что не надо с ребенком, с коляской между машин где-то лавировать.

В принципе, я не думаю, что у нас тоже планируют это на каждом углу делать, то есть сделать парковку для инвалидов, рядом будет парковка для многодетной матери, а дальше уже для всех. Скорее всего, это речь идет о возможности в торговых центрах. Просто хотят более или менее как-то привести в соответствие с действующим законодательством, потому что в законодательстве отсутствуют какие-то отдельные парковки для семей.

Анастасия Сорокина: Вот сейчас зрители пишут, например, из Владимирской области: «Может кто угодно тогда себе наклеить этот знак многодетности». Как это будут контролировать?

Максим Едрышов: Это вопрос культуры, общего воспитания. Когда-нибудь, я надеюсь, мы к этому придем все-таки. Здесь дело даже не в наказании, возможно, а просто в понимании того, что это место не твое.

Ну, мы одно время проводили такую большую акцию под названием «Хочешь это место? Получи инвалидность!», когда ходили и расклеивали просто людям, которые стоят на местах для инвалидов, наклейки такие, напоминающие, что это тяжелое правонарушение, штраф – 5 тысяч рублей, плюс эвакуация транспортного средства возможна при этом.

В данном случае, если мы говорим про семейные парковки, ну, наказание будет, наверное, чуть избыточно. Это должно регулировать само общество уже. Это исключительно общая культура. Потому что даже сейчас существующий страх перед 5 тысячами и эвакуацией иногда некоторых людей совершенно не останавливает. Они бросают свои машины на местах для инвалидов, потому что им так удобно.

Анастасия Сорокина: Вот эта категория – именно многодетные. Не смущает вас, что у нас все-таки не для всех, у кого дети младше шести лет, а именно для тех, у кого более трех детей?

Максим Едрышов: Ну, для многодетных у нас и так есть льготы определенные по парковке. Если взять Москву, например, то это бесплатный паркинг. Можно оформить парковочное разрешение.

Но я не знаю, насколько это будет актуально для всей остальной страны – вот такое количество мест именно для многодетных семей. И сложность с администрированием. В регионах денег на ведение базы, чтобы администрировать все это, и так особо нет. А здесь, мне кажется, это несколько излишне.

Петр Кузнецов: Максим, на примере парковок для инвалидов. Правильно ли это работает? Правильно ли распределены пропорции? Работает ли это вообще?

Максим Едрышов: Ну, это действительно работает. Это работает в тех регионах, где нормально работает Госавтоинспекция, где она действительно контролирует эти парковки, где увозят транспортные средства тех людей, которые не имеют права стоять на этих парковках.

Как только контроль ослабевает, сразу начинают люди парковаться на местах для инвалидов. К сожалению, это факт. И никого совершенно не смущает, что это место для инвалидов. Вот человеку так удобно. Это же самые удобные места, как правило. И здесь вопрос именно в администрировании и в ответственности больше лежит.

Петр Кузнецов: Спасибо за ваш комментарий.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Максим Едрышов, руководитель Федерации автовладельцев России.

Леонид Ольшанский: Вот тут надо бы добавить.

Петр Кузнецов: Пожалуйста.

Леонид Ольшанский: Кто не разбирается, не может понять, по какому закону – по российскому, по местному, что чего. Я хочу сказать, что у нас есть такая статья (конечно, все не могут все знать) 27.13 российского Кодекса об административных правонарушениях. Вот в ней сказано, когда эвакуация. Первое – нет документов на автомобиль, если права забыл. Пьян. И поставил машину под запрещающим знаком.

Вот за то, за что сказал наш собеседник, по российскому закону эвакуации нет – занял место для инвалидов. Нет. Все! Да, теперь дальше…

Петр Кузнецов: Только штраф?

Леонид Ольшанский: Штраф за нарушение правил, туда-сюда.

Дальше. Любое решение Конституционного и Верховного Суда начинается словами: «Согласно части третьей статьи 55-й Конституции, любое ограничение прав граждан возможно только по федеральному закону».

«У вас три минуты, гражданин. Сошлитесь на статью федерального закона». Как только кто-то ссылается не на статью федерального закона, а чего-то иного, документа пониже от местных властей – номер при умелом адвокате не пройдет.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Леонид Ольшанский, почетный адвокат Российской Федерации, лауреат премии «За права человека».

Петр Кузнецов: Дневное «Отражение». Оставайтесь на ОТР. Вечером коллеги будут обсуждать эти и другие темы. Не пропустите! Анастасия Сорокина, Петр Кузнецов. До встречи!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Кому ещё нужны специальные парковочные места?