Борьба с лихачами: нештрафуемый порог превышения скорости могут снизить до 10 км/ч

Борьба с лихачами: нештрафуемый порог превышения скорости могут снизить до 10 км/ч | Программы | ОТР

Станет ли на дорогах безопаснее?

2019-09-25T12:33:00+03:00
Борьба с лихачами: нештрафуемый порог превышения скорости могут снизить до 10 км/ч
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Петр Шкуматов
координатор движения «Общество Синих Ведерок»
Леонид Ольшанский
почетный адвокат Российской Федерации, лауреат премии «За права человека»

Тамара Шорникова: И первая тема – «Любителей быстрой езды притормозят». Уже с нового года в Административный кодекс могут внести изменения, речь идет о превышении скорости. И вот что предлагается, давай расскажем.

Иван Князев: МВД поддержало идею о снижении ненаказуемого порога превышения скорости с 20 до 10 километров в час. Это означает примерно следующее. Если, например, стоит знак «60 километров», то вы уже не можете ехать, грубо говоря, 71 километр. А раньше могли до 79 нарушать, и вас бы за это не оштрафовали. Теперь максимум – 69. А после – уже все, штраф.

Также напомним, что сейчас штраф за превышение скорости на 20 километров составляет 500 рублей. А максимальная сумма – 5 тысяч рублей – налагается за превышение скоростного режима на 80 километров в час. За это, кстати, также можно на полгода лишиться права управления автомобилем.

Тамара Шорникова: Между тем, автоэксперты уверены, что эта мера приведет только к увеличению поборов с водителей и снижению уровня безопасности на дорогах. Так ли это? Будем выяснять прямо сейчас. Автомобилисты, звоните и пишите, рассказывайте, как вам такая инициатива.

А мы выясним все подробности у нашего эксперта. С нами на связь выходит Леонид Ольшанский, вице-президент «Движения автомобилистов России». Леонид Дмитриевич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Леонид Дмитриевич.

Леонид Ольшанский: Здравствуйте.

Иван Князев: Ну, говорилось уже об этом нововведении, достаточно долго его обсуждали. Что теперь? Все-таки решили?

Леонид Ольшанский: Минуточку! У нас в Думу же ничего не внесено – первое. Мы обсуждаем все-таки идею. У нас же нет информации, что депутат Иванов или депутат Петров внес законопроект. Мы же пока идею обсуждаем.

Иван Князев: Ну, вроде как говорят, что уже скоро внесут, и даже с 2020 года, с нового года уже поправки будут в Административный кодекс, в КоАП.

Леонид Ольшанский: Ну, я хочу сказать, что с того момента, как председателем комитета, объединенного комитета, подчеркну, стал Павел Владимирович Крашенинников, и с того момента, как председателем Комитета по социальной политике стал Ярослав Евгеньевич Нилов, у нас очень пристально анализируют все репрессивные нормы, и вот так вот механически у нас сейчас ничего не проходит. Это первое.

И второе. Очень многие депутаты взяли на вооружение слова президента нашей страны, который сказал о камерах, что они не должны быть средством наживы, а должны быть средством борьбы за безопасность дорожного движения. Ну, значит, надо широко президента понимать. Значит, и любой законопроект не должен быть средством наживы.

Поэтому те эксперты, к которым вы обратились (и не только вы), они правильно сказали: «Только средством наживы это будет. Ни к чему хорошему это не приведет». Вот моя точка зрения. Так что будем сражаться, сражаться и сражаться.

Тамара Шорникова: Что касается камер, то уже, конечно, пишут нам телезрители о том, что погрешность работы таких средств фиксации – это примерно 15%. Как будут те самые 10 километров превышения вычислять технически? Насколько это возможно?

Леонид Ольшанский: Ну как? Вот она будет показывать. А у нас есть несколько решений Верховного Суда, который сказал, что камера – это не конечная инстанция, что надо проверять все в совокупности, и можно оспорить. Другое дело, что ты больше денег, здоровья и времени положишь, оспаривая небольшой штраф, чем сам этот штраф. Это второй вопрос. Но с камерой можно бороться.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Спасибо. Леонид Ольшанский, вице-президент «Движения автомобилистов России», был с нами на связи.

Давайте послушаем телефонный звонок, Олега из Башкирии.

Иван Князев: Олег из Башкирии нам дозвонился. Олег, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Что думаете по поводу этой инициативы?

Зритель: В советское время ведь не было такой доступности транспорта, автомобиля для молодежи. А сейчас сами знаете, как молодежь гоняет. Мне кажется, бесполезно это ограничение, все равно будут нарушения.

Иван Князев: То есть вы поддерживаете эти ограничения?

Зритель: Ну конечно, поддерживаем, чтобы ограничили скорость.

Тамара Шорникова: Вы сами за рулем, водите?

Зритель: Вы знаете, я боюсь транспорта, у меня нет его. Хотя возможность есть.

Иван Князев: Хорошо, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Хорошо, да, спасибо вам за ваше мнение. Высказываются и другие наши телезрители в эсэмэсках. Москва и Московская область пишет: «Как будет в камере учитываться угловая скорость?» Еще пишет Хабаровский край, например: «20 километров в час надо для обгона, при 10 не обгонишь».

Иван Князев: Ну, действительно, да, бывают такие ситуации.

Тамара Шорникова: «В сельской местности и так перед камерами стоит ограничение – 50 километров. Зачем новые ограничения вводятся?» Это будем узнавать уже у следующего эксперта.

Иван Князев: Да. Петр Шкуматов присоединяется к нашему эфиру, координатор движения «Общество синих ведерок». Петр, здравствуйте.

Петр Шкуматов: Добрый день.

Иван Князев: Петр, уже многие автомобилисты негативно отнеслись к этой инициативе. Говорят, что мало того, что безопасность на дорогах не улучшится, а наоборот – ухудшится.

Тамара Шорникова: Ваше мнение? Как вы оцениваете жизнеспособность такой идеи?

Петр Шкуматов: Ну, вы знаете, на самом деле проблема, конечно же, не в этих 20 километрах в час, а проблема в том, что у нас в стране организация дорожного движения находится на крайне низком уровне. Очень многие водители отмечают, что давным-давно по всей стране появилось огромное количество так называемых ловушек, когда ты едешь, неважно, по городу или за городом – и вдруг возникает не объяснимое для логики нормального человека ограничение скорости, допустим, 30 километров в час. И конечно же, сейчас за этими знаками стоят камеры.

Мы понимаем, что это все происходит не для того, чтобы увеличивать безопасность, а для того, чтобы подставлять водителей якобы на нарушение, ну а потом – на деньги. Деньги, которые платят водители, идут частным структурам. То есть они сначала, конечно, попадают в бюджет, а потом бюджет выплачивает эти деньги частникам. Таким образом, по сути, мы спонсируем частных владельцев камер. Я не знаю, куда они девают эти миллиарды, но это прямо огромные деньги. И вот это, конечно, абсолютно несправедливо, потому что, по сути, нас разводят, как кроликов.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем мнения телезрителя – Юрий из Московской области к нам дозвонился. Юрий, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте. Меня волнует вопрос несправедливости. На Волоколамском шоссе у нас 50 километров в час везде, а на Рублево-Успенском – 80 километров в час. Почему такая разница в скорости? Они едут 95, сейчас разрешенная скорость. Мы едем 65, у нас больше нельзя. Вот надо, наверное, чтобы везде были одинаковые знаки, чтобы все ездили с одинаковой скоростью. Правильно? Чиновники все живут на Рублево-Успенском шоссе, и они едут до Москвы со скоростью 95 километров в час, в центр Москвы. Я сам ездил, никаких нарушений. У нас – 50. Вы видите, какая разница?

Тамара Шорникова: Да, видим, конечно.

Иван Князев: Хорошо, спасибо вам, Юрий.

Тамара Шорникова: Сразу думается, что там просто машины подороже. Они, наверное, просто медленнее не умеют ездить.

Иван Князев: Вполне возможно. Петр, вы нас еще слышите?

Петр Шкуматов: Конечно, да.

Иван Князев: Татарстан пишет: «Все люди будут отвлекаться на спидометр и сбивать знаки». Действительно ли для водителей это такая серьезная проблема, когда нужно постоянно смотреть – на 10 километров ты превысил или на 7 километров?

Петр Шкуматов: Смотрите. Я почему говорю о том, что проблема не в 20 километрах в час, а в том, что у нас по стране заниженные скоростные режимы? Давайте возьмем магистрали, которые недавно в Москве были построены: Северо-Восточная хорда, Северо-Западная хорда. Это магистрали, которые были спроектированы на скорость движения 150 километров в час. Еще раз подчеркну: 150 километров в час – безопасная скорость передвижения по этим дорогам.

Что мы имеем сейчас? Там ограничение – 60. И висит огромное количество камер. Так вот, я недавно ехал по одной из хорд. Наверное, где-то 70% времени я смотрел на спидометр просто для того, чтобы не попасть на деньги, потому что дорога… А это автомагистраль, там нет пешеходов, там нет вообще ничего и никого, кроме машин, абсолютно ровная, абсолютно современная.

И кто будет после вот этого мне говорить о безопасности? Это лицемеры! Реально лицемеры – то есть люди, которые совершенно подменяют понятия. Давайте мы сделаем тогда на хорде 130, то есть хотя бы 130. Вот тогда, да, можно будет вообще хоть ноль делать. Но тем не менее у нас там делают 60. И это вообще не имеет никакого отношения к здравому смыслу. На МКАДе сделали 80.

Иван Князев: Петр, но там же есть, наверное, какое-то обоснование? 60 – потому что это предел города и так далее.

Петр Шкуматов: Да, конечно, конечно, конечно!

Иван Князев: Ведь не в каждых же городах есть скоростные хорды. Нельзя же для Москвы, наверное, отдельные правила придумать.

Петр Шкуматов: Слушайте, они вам придумают сто тысяч объяснений: «Да, это административная черта города. Да, безопаснее ехать медленно. Тише едешь – дальше будешь. А вдруг пьяный пешеход на моноколесе и дети у него на электросамокатах решат поехать по этой хорде, а ты его собьешь? Поэтому даже лучше 40 там ехать! А лучше еще 20 – это самая безопасная скорость. Потому что если пьяный пешеход с детьми выедет туда на моноколесе, то он не погибнет». Слушайте, ну это же просто цирк какой-то, шапито и психбольница, если честно.

Иван Князев: Хорошо, Петр, понятно.

Петр Шкуматов: Поэтому я категорически против того, что они делают.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое за ваше мнение. Петр Шкуматов был с нами.

Тамара Шорникова: Петр Шкуматов, координатор движения «Общество синих ведерок».

И успеем послушать еще звонок от телезрителя – Василий на связи с нами из Курганской области. Слушаем.

Иван Князев: Здравствуйте, Василий.

Зритель: Здравствуйте. Я 40 лет за рулем просидел, пассажирский транспорт водит, междугородка. А недавно мы с сыном на Chevrolet обгоняли автобус. Я на таких автобусах не работал, это иностранный красавец. Я думаю, он шел где-то 140 километров. Мы на Chevrolet его кое-как обогнали. И со стороны смотришь – он летит над дорогой! У нас же дороги местного значения. Колеса просто шелестят над дорогой. Сейчас с автобусами часто происходят аварии. Раньше, когда я работал, у нас не было аварий с автобусами. И каждый день нам передавали…

Тамара Шорникова: Василий, вы за ужесточение мер, таким образом, правильно? Скорость нужно ограничить?

Зритель: Я обеими руками за снижение скорости. Сейчас я живу в деревне…

Иван Князев: Спасибо, Василий, мы вас услышали. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Понятно, Василий.

Иван Князев: С этой темой, наверное, все. Остается только добавить, что к вопросу необоснованных ограничений для автолюбителей мы еще вернемся в нашем эфире.

Тамара Шорникова: Да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Станет ли на дорогах безопаснее?