Борьба с нарушителями режима. Кто и как будет выявлять и что им грозит?

Борьба с нарушителями режима. Кто и как будет выявлять и что им грозит?
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?
Гости
Константин Калачёв
политолог, руководитель «Политической экспертной группы»
Дмитрий Мариничев
интернет-омбудсмен
Олег Столяров
заместитель генерального директора Международного центра развития регионов

Иван Князев: Мы снова в эфире, вы смотрите «ОТРажение», с вами Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Переходим к главной «Теме дня».

Тамара Шорникова: Да, расскажем, что произошло...

Иван Князев: ...за последние несколько часов.

Тамара Шорникова: ...в стране, минут даже.

Иван Князев: Произошло вот что. Госдума приняла закон, который наделяет кабинет министров правом на введение режимов повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на всей территории Российской Федерации, и рассмотрела поправки в Административный и Уголовный кодексы, связанные с нарушением карантина, их накануне одобрило правительство.

Вот смотрите, что нас ждет. Если человек нарушает карантин, не сидит дома, а ходит по улице, его накажут на сумму от 15 до 40 тысяч рублей. Для юридических лиц штраф в этом случае от 200 тысяч до 0,5 миллиона или административное приостановление деятельности на срок до 30 суток. Если «карантинщик» заразил нечаянно другого человека, штраф уже до 300 тысяч, а для чиновников-нарушителей карантина вот именно в этом случае, если заразил другого, штраф до 0,5 миллиона. Юридическое лицо опять же в таких же случаях, которое работает несмотря на запрет, штраф до 1 миллиона рублей.

Тамара Шорникова: Да. Ужесточается также уголовная ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил. Поправки вносятся в статью 236 Уголовного кодекса. Если нарушение норм повлекло по неосторожности массовое заболевание или появилась угроза наступления таких последствий, то штраф максимальный до 700 тысяч рублей либо ограничение или лишение свободы на срок до 2 лет. Если же нарушение повлекло по неосторожности смерть двух и более лиц, то возможно максимальное наказание здесь в виде лишения свободы до 7 лет. В общем, будем выяснять, что можно, чего нельзя сейчас делать, кто будет выявлять нарушителей и, соответственно, что же, какая действительно ответственность грозит в случае не дай бог чего.

Иван Князев: Всем нам, да, если вдруг мы будем вместе с вами безответственны, дорогие друзья.

Представим нашего гостя. Сегодня у нас в эфире на эту тему будет разговаривать Олег Столяров, заместитель генерального директора Международного центра развития регионов. Здравствуйте.

Олег Столяров: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте. Приглашаем вас в прямой эфир, дорогие телезрители: пишите, звоните, что вы там видите из окна своей квартиры – как на улице, люди есть, нет?

Иван Князев: Много тех, кто потенциально может попасть вот под такие санкции?

Тамара Шорникова: Да. И будем сейчас выяснять. Вот меры есть как они будут работать?

Олег Столяров: А, собственно, какие подзаконные акты выйдут, так они и будут работать. На сегодняшний день, так сказать, вы знаете, что этот закон непрямого действия. По сути дела для того, чтобы, так сказать, довести его до исполнительных органов, например МВД, они должны получить четкие инструкции, что значит «ближний магазин», что значит «человек идет по необходимости на работу», что значит «человек вышел 100 метров от дома с собакой», где этот круг нарисован, так?

Ну и самое главное, вы упустили еще одну вещь: Дума еще приняла одну штучку такую неприятную, что если вы приехали... Изменения в Административный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, я точно не помню, какой там штраф идет, но приличный. Если вы приехали из страны с эпидемией и не сидите дома 2 недели, то вам мало не покажется опять тоже.

Иван Князев: Вот. Тогда, Олег Иванович, давайте разберемся. Вот вы сейчас говорили, что человек вышел 100 метров от дома, человек вышел с собакой погулять...

Олег Столяров: Да.

Иван Князев: Вы говорили сейчас о режиме самоизоляции, это не режим карантина.

Олег Столяров: Нет, я говорил...

Иван Князев: Давайте здесь немножко разграничим.

Олег Столяров: Нет, не так. Я говорил о том, что на сегодняшний день, к сожалению, народ находится в неопределенности по одной простой причине. Статистика говорит о том, что пока последствия этого реального коронавируса в России, прямо скажем, не очень большие, так?

Иван Князев: Так.

Олег Столяров: Москва играет в русскую рулетку. Что такое русская рулетка? Значит, ежедневно завозится тысяч по 10 граждан из разных стран без фронтального тестирования. В Китае шло фронтальное тестирование, неважно, Ухань закрыт, кто въезжает, тестируется, кто выезжает, вообще не выезжают никуда. Наши, помните, орали из Уханя «заберите нас отсюда как-нибудь», так? Да, действительно, в общем-то, мы видим, что наибольшее количество заболевших у нас относятся к категории до 40 лет, особенно некоторые братья-журналисты, которые на полтора дня слетали в Куршевель...

Иван Князев: Если к штрафам вернуться...

Олег Столяров: Так вот вопрос-то простой, интересный. Значит, да, все органы МВД получат, очевидно, некие внутренние инструкции, которые желательно изложить понятным языком для народа. Значит, простой пример. У нас в Москве очень много людей, просто снимающих квартиры, пример простой. Они прописаны бог знает где. Вышел из съемной квартиры и пошел в ближний магазин. От чего мерить, от места его прописки до этого самого ближнего магазина?

Тамара Шорникова: Нет, подождите, на этот счет уже есть разъяснение, будет указываться фактический адрес проживания.

Иван Князев: Место пребывания.

Олег Столяров: Вот, а у вас... А как вы подтвердите? Вы снимаете квартиру, вы что, будете договор показывать, что вы снимаете квартиру?

Иван Князев: Вообще-то хотелось бы, да.

Олег Столяров: Вот то-то и оно, это раз.

Второй момент. Значит, понимаете, какая штука? Есть еще одна достаточно напрягающая вещь, когда начальник питерского МВД вдруг ни с того ни с сего заявил: ребята, вы вообще-то имейте в виду, что эта неделя вообще-то просто подготовка к более жестким мерам, так?

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: О чем речь идет? О введении тотального карантина, официально названного?

Олег Столяров: Вот. И тогда у меня возникает простой вопрос. Значит, если вы практически не можете объяснить гражданину, как и за что, как ему реагировать при встрече с милиционером и показывать, что он идет именно в продуктовый магазин ближний...

И еще интереснее. Я же тут, в общем-то, еще 25-го числа предлагал достаточно простую вещь. Вот, значит, в Москве у меня уже три фирмы, которые занимаются продажей фермерских продуктов, задолбали меня по телефону. Но мы знаем, что уже в Москве рухнула сеть доставки продуктов в розничных сетях, рухнула. Мы помним, как Юрий Михайлович Лужков, когда в Москве был продовольственный кризис, просто в каждом квартале поставили будочки такие небольшие на колесиках, и вы могли купить продукты первой необходимости, не отходя от дома на 20 метров.

Понимаете, какая штука? Вот тут, как бы сказать, если бы хоть раз были руководителем, вы должны понимать, что, если вы просто применяете кнут, вы должны хотя бы нормально организовать работу.

Иван Князев: Ну хорошо, пока работа, как вы говорите, не организована...

Олег Столяров: Вот!

Иван Князев: ...но элементы кнута уже есть. Давайте понимать, давайте все это...

Олег Столяров: Поэтому я и говорю...

Иван Князев: У нас просто, смотрите, сейчас народ спрашивает, что есть карантин. Я прилетел из страны, где неблагополучная обстановка, – я на карантине дома сижу?

Олег Столяров: Значит, если вы прилетели из страны, в которой неблагополучная обстановка, вы обязаны, чем ли, непонятно, теперь в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях сидеть дома 2 недели.

Иван Князев: Вот. И вот эти все штрафы распространяются в таком случае на меня? Еще раз давайте это уточним.

Олег Столяров: Значит, по идее да.

Иван Князев: А не по идее?

Олег Столяров: Теперь вопрос №2 – а кто вас будет распознавать? Вы вышли из дома, кто за вами будет следить и кто вас будет распознавать? Ведь по сути дела Собянин сказал, что только к концу недели они сделают идентификацию по лицам. Сейчас пока пытаются договориться с сотовыми операторами, чтобы идентифицировали местоположение гражданина по его номеру мобильника, ваш номер мобильника высвечивается на поле.

Иван Князев: Мы поговорим еще об этом.

Тамара Шорникова: Опять же, смотрите, вчера у нас юрист говорил о том, что вот даже те, кто прилетел, и те, кто должен 2 недели эти дома отсидеть, они юридически не на карантине, они на самоизоляции, потому что в стране нет режима карантина.

Иван Князев: Вот.

Олег Столяров: Так вот мы про это и говорим.

Иван Князев: То есть, по-вашему, нужно режим карантина, вот тогда вот эти все нормы заработают?

Олег Столяров: Нет, мне наплевать, будет ли режим ЧС, карантин ли. Мне нужно как простому крестьянину сказать, что вот эти магазины для меня являются ближними, вот этот набор продуктов для меня является жизненно необходимым.

Иван Князев: Ну там вроде сказано про 100 метров.

Олег Столяров: Минуточку, минуточку. Значит, посмотрите, пожалуйста, у нас в Москве целая куча спальных районов, в которых до магазинов, так сказать, гораздо больше, чем 100 метров, это раз.

Иван Князев: Хорошо.

Олег Столяров: Второй вопрос: а вы знаете, что у нас что «Пятерка», что этот самый, «Перекресток» обслуживаются мигрантами?

Иван Князев: И?

Олег Столяров: И? Соблюдение санитарных норм там на очень невысоком уровне.

Иван Князев: Ну подождите, ладно, это отдельная тема, Олег Иванович.

Олег Столяров: Да нет, это не отдельная тема.

Тамара Шорникова: Давайте еще раз матчасть изучим. Есть определенные памятки, что можно и чего нельзя в регионах с режимом самоизоляции, а таких все больше и больше. Покажем вам графику. Вот смотрите, выходить из дома можно, если вам нужна экстренная помощь, медицинская имеется в виду; если вам нужно ехать на работу физически, то есть вы не работаете на «удаленке»; если вам необходимо за продуктами или покупками какими-то, в ближайший магазин и аптеку вы можете отправиться; также можете выйти погулять с собакой, но в районе 100 метров от дома.

Олег Столяров: Да.

Тамара Шорникова: Ну и, конечно, если нужно выбросить мусор, тоже можете выйти.

Иван Князев: Да. Пока это вот так называемые рекомендательные меры. Я все-таки еще раз хочу понять, меры карантинные и меры рекомендательные где и когда, в каких случаях действуют? Разъясните нам.

Олег Столяров: Значит, на сегодняшний день милиция пока не имеет реальных подзаконных актов, чтобы применять эти меры.

Иван Князев: То есть ждем, еще ждем. И где они появятся?

Олег Столяров: Значит, на сегодняшний день милиция не имеет права... Ну вы помните, как за Аль Капоне долго бегали, хотели посадить его как мафиози, а посадили за нарушение налогового законодательства. Поэтому вас будут сажать не за нарушение карантина, а за нарушение правил перехода улицы.

Иван Князев: Ага. А вот эти все тогда штрафы когда начнут применяться, в правоприменительной практике появятся такие механизмы, когда будут штрафовать должностное лицо на 150 тысяч, физическое лицо, если просто вышел погулять, до 40 тысяч, если еще не дай бог кого-то заразил, 300 тысяч?

Олег Столяров: Нет, так вот ситуация такая, что вообще-то доказать, что он заразил кого-то умышленно либо не умышленно, надо сначала понимать, знал ли он сам о том, что он имел этот вирус при себе. Значит, на сегодняшний день все спорят о том, какой инкубационный период у этого вируса. Если вы помните, когда на Украину летел самолет из этого самого, из Китая, его сажали отнюдь не в столице, так? Я еще раз говорю, что на сегодняшний день, к сожалению, мы должны до 14 апреля ждать неких приветов от тех людей, которых мы завезли в Москву.

Иван Князев: Ну мы и ждем.

Олег Столяров: Да. Поэтому мы готовимся, мы вынуждены готовиться к максимально жесткому сценарию. Поэтому да, Собянин прямо сказал: ввожу систему идентификации и систему пропусков. И вот пока никто не знает, что это за система пропусков... Ну система идентификации примерно понятна, как та же идентификация в метро была и система идентификации номеров автомобилей, это будет сделано в Москве. Больше того, вы знаете, что на каждом подъезде в доме у нас висят видеокамеры, где-то недавно, не так давно они в Москве некоторые не работали, потому что не ту фирму подрядили, но сейчас их по идее подключат.

Иван Князев: Ага. Ну как они будут работать, мы еще поговорим.

Давайте еще одно мнение выслушаем. У нас на связи Константин Калачев, политолог, руководитель «Политической экспертной группы». Здравствуйте, Константин Эдуардович.

Константин Калачев: Здравствуйте, здравствуйте.

Иван Князев: Дополните наши рассуждения сейчас на эту тему? Что и за кого... То есть что, кого и когда будут штрафовать?

Константин Калачев: Ну, начнем с того, что сегодня Госдума приняла закон, наделяющий правительство правом вводить режим чрезвычайной ситуации и соответственно формулировать общие правила для всех. Может быть, это будет следующим этапом. Что касается мер, принимаемых в регионах, то здесь кто в лес, кто по дрова, и такое впечатление, что все происходило спонтанно и в стране не хватает юристов. Потому что если в Москве, например, опираясь на 68-й федеральный закон от 1994 года «О защите населения от чрезвычайных ситуаций природного, техногенного характера», то, скажем, в Астраханской области сразу объявили карантин полноценный, правовой. С точки зрения правовой ситуации Астраханская область, мне кажется, дает пример, карантин по 52-му федеральному закону «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 1999 года, а в Москве опираются на закон 1994 года.

То есть, собственно говоря, даже это показывает, что сами вообще установки регионам... То есть регионам предложили решать проблему, а регионы начали изобретать велосипед, поэтому некоторые вопросы действительно не проработаны. И возникает проблема, связанная с опасениями... Все у нас прекрасно знают, что людей в погонах лучше обходить стороной, опасениями, что будут не только штрафы, но и поборы, поэтому в соцсетях публикуют фотографию пятитысячной купюры как нового пропуска для передвижения по Москве и так далее. То есть все переживают, что, с одной стороны, могут быть штрафы как способ пополнения регионального бюджета, с другой стороны, не хотелось бы сталкиваться с поборами со стороны тех людей, которые должны заниматься охраной правопорядка. И здесь действительно возникает вопрос о правовой базе, о нормативно-правовых актах. Да, много вопросов открытых.

Тамара Шорникова: Константин Эдуардович, вот такой вопрос. Смотрите, в нашей с вами Волгоградской области режим самоизоляции уже тоже ввели. При этом, насколько я знаю, в последнее время там было 4 случая, по-моему, заражения, вроде бы как не сравнить с огромным количеством зараженных, как в Москве, например. В других регионах такая же история во многих. Но при этом когда премьер говорит «рассмотрите у вас возможность», наверное, трудно отказаться.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Вот мы все-таки почему в большинстве принимаем такое решение в регионах о самоизоляции? Потому, что премьер сказал, или потому, что действительно того требует ситуация?

Константин Калачев: Я думаю, и то и другое. Но вообще с утра было 26 регионов, которые перешли к общей изоляции. Слово «самоизоляция» мне здесь кажется не очень подходящим, потому что самоизоляция...

Тамара Шорникова: Алло?

Олег Столяров: Да нет, я думаю, не поэтому.

Тамара Шорникова: Пока восстанавливают связь.

Иван Князев: Да, восстанавливаем связь.

Олег Столяров: Я думаю, не поэтому, причина гораздо проще. Вы помните, что в конце карьеры Вероника Юрьевна Скворцова получила интегральную оценку состояния первичной медицинской помощи, она характеризовалась как катастрофическое состояние. Теперь представьте себе, что на это состояние наложилась пандемия. Вот у нас обычно в России один кризис не бывает, не бывает просто пожара без потопа, вот у нас обязательно на катастрофическое состояние медпомощи накладывается обычно пандемия. И теперь мы говорим, что не дай бог она пойдет в геометрической прогрессии, мы боимся одной простой вещи, что у нас просто не хватит ничего: ни коек, ни масок, ни лекарств, ничего.

Иван Князев: То есть фактически губернаторы на местах...

Олег Столяров: …перестраховываются.

Иван Князев: ...принимают решение, они перестраховываются...

Олег Столяров: Да, абсолютно точно.

Иван Князев: ...исходя из ситуации в их местном здравоохранении?

Олег Столяров: Абсолютно точно.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телезрителей, уже очередь из звонков. Игорь, Иркутск. Игорь, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Игорь.

Зритель: Вот задать вот этим всем умным людям, как жить малоимущим, особенно которые работают как бы с колес, которые работают, кто что за день заработал, то и поел. Я работаю сапожником, хотя зарабатываю очень мало, бывает, 1–3 человека приходят, 200 рублей, 300, может быть, 500. У меня двое детей, у жены астма, тяжелая форма, я ветеран боевых действий, у меня сахарный диабет, гипертония. Кушать надо тоже 3–5 раз в день. У меня осталась пачка макарон, четыре луковицы и один окорочок – как я должен жить, скажите вы мне?

Тамара Шорникова: Игорь, скажите, а вы работаете официально или как самозанятый? Я к тому, что, может быть, вам встать на биржу труда и получать, сейчас немного хотя бы повысили, все равно в помощь тоже пособие по безработице?

Иван Князев: Двенадцать тысяч сто тридцать, да.

Зритель: И сколько я буду получать?

Иван Князев: Я же вам говорю.

Тамара Шорникова: Но это же нелишние деньги, 12 130.

Олег Столяров: Это не лишние деньги. Я пока пробегаю не знаю, сколько, хотя...

Иван Князев: Да сейчас, по-моему, даже бегать особо не надо.

Тамара Шорникова: Но нужно в любом случае зарегистрироваться, если человек не стоит на бирже труда.

Иван Князев: Ну да.

Тамара Шорникова: Какие-то меры поддержки ваше правительство, конкретно в Иркутской области что-то говорят, что-то обещают?

Зритель: Да я ничего тут не слышал.

Олег Столяров: Нет-нет-нет.

Зритель: Просто пришли, сказали, что работать нельзя и все, хотя супермаркеты работают, автобусы полняком ходят, будто у меня тут толпы, что ли. Я вообще не понимаю, как жить, как кушать-то, чего? Или, не знаю... С этим ограничением, вы прекрасно знаете, чтобы малоимущие тоже померли сразу.

Иван Князев: Ну да, да.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Ну вот это, понимаете, очень...

Олег Столяров: Понимаете, какая штука? Игорь затронул очень серьезную вещь. Мы сейчас решаем дилемму, кого спасать, людей или экономику.

Иван Князев: Да-да-да.

Олег Столяров: Значит, к сожалению, вот у нас сейчас сложилась такая ситуация, что мы не усвоили уроки кризиса 1998 года. У нас на сегодняшний день кризис имеет еще структурную составляющую. Мы из этого кризиса должны выйти с новой структурой экономики. Да, у нас в 2019 году еще доходы не достигли даже уровня 2014 года, и мы опять сохраняем структуру экономики 2014 года. У нас работают те же фитнес-залы, те же рестораны, те же, так сказать, сферы услуг, которые обеспечивали высшую страту среднего класса. Наконец-то, слава богу, закрылся салон Rolls-Rayce на Волхонке и салон Porsche на Вологодском проезде. Но когда мне сегодня объявляют, что даже в Москве запретили, это самое, делать ставки в букмекерских конторах, у меня полная трагедия. А когда мы обсуждаем, что у нас потребление алкоголя находится в этом самом...

Значит, вы помните, ну я напомню вам, с чего начался кризис 1998 года, когда банки пришли к Евгению Максимовичу Примакову и сказали, что они ложатся. Он сказал: «Ребят, ну не вписались в рынок», – и 6 банков легло. А вы не помните, какой урок мы извлекли из кризиса 1998 года? У нас появилась система страхования вкладов. Вот если бы Примаков не положил 6 банков крупнейших российских, у нас бы не было системы страхования вкладов. Поэтому, когда мы сейчас говорим, значит, мы спасаем что, людей или экономику, мы должны понимать, что это двуединые вещи.

Вот сейчас задача по сути дела... Ведь смотрите, что сейчас получается. Те, которые обслужили третичный сектор, сервисный сектор, в частности сфера услуг, рестораны, бытовые услуги, культура, досуг, они настаивают на одной простой вещи: дайте нам невозвратные субсидии. По сути дела вся их вот эта вот возня идет не вокруг кредитов, невозвратных субсидий, любыми путями добиться их.

Иван Князев: Ага.

Олег Столяров: Но эти же структуры имеют колоссальнейший лоббизм, потому что они больше всего работают с налом, давайте говорить по-русски, так? Мы их не можем сохранить, уверяю вас.

Иван Князев: Олег Иванович...

Олег Столяров: Но самое интересное состояние у реалистов, у нас ведь «реалистов»-то вообще не слышно. А что хотят «реалисты», из реального сектора? Они хотят, чтобы у них не было налоговых проверок. А вот тут вас не задевает ничего, нет? Сейчас «реалисты» начнут умножать цены в долларах прежние на новый курс. Если они это начнут делать, то у нас будет рывок цен. Мы не используем эффект девальвации. Сейчас налоговая служба должна любыми путями изымать, пресекать, так сказать, возможность зарабатывать прибыль на курсовой разнице. И вот когда мне говорят, что «мы сейчас на какие-то месяцы отменяем налоговые проверки у предприятий реального сектора», я несогласный как экономист, ох несогласный.

Иван Князев: Давайте телезрителей послушаем. У нас Санкт-Петербург на связи, надежда. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вас беспокою по такому вопросу. Вот как быть с коммунальными квартирами? Я живу в коммунальной квартире, тут нас три пенсионерки, у нас режим самоизоляции. Но соседи держат квартирантов, причем сами не живут, и эти квартиранты принимают еще гостей. Мы тут все дрожим, мы все моем, убираем, дезинфицируем, и тут к квартирантам еще ходят гости, никак не реагируют на просьбу не приводить гостей: «Ой, они здоровые, подумаешь, бабки прицепились». Мы просто в недоумении, что нам делать.

Тамара Шорникова: А вы пробовали участковому позвонить?

Иван Князев: Ну да, как минимум обратиться в полицию.

Зритель: Нет, мы по-хорошему попросили: «Мальчики, не приводите гостей, пока карантин». Они отвечают: «Они не больные». Ну вот и что делать?

Тамара Шорникова: Да, понятно. Давайте выясним, как, возможно, в скором заработает система наблюдения за теми, кто, возможно, нарушает режим, вообще в принципе за всеми нами. Дмитрий Мариничев, Интернет-омбудсмен, выходит с нами на связь. Здравствуйте, Дмитрий.

Дмитрий Мариничев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да. Расскажите, естественно, уже в СМИ появлялись разного рода информации, что будут QR-коды как минимум в Москве, например, что будут проверять по этим QR-кодам, далеко ли ты ушел от дома, надо тебе на работу или нет. Что вы знаете сейчас о будущей системе? Как она будет работать?

Дмитрий Мариничев: Пока она из себя представляет достаточно простой такой, можно сказать, аналоговый механизм, потому что QR-код – это ничто иное, как некая ссылка на событие, в данном случае событием может быть и сам человек как удостоверение личности, может быть и то, какие места он посещает, где находится, соответственно соблюдение тех или иных условий, которые предписаны ему конкретно, например, тот же самый двухнедельный домашний карантин. И за нарушение, соответственно, будет налагаться на такого гражданина штраф.

Но ничего с точки зрения архитектуры или технической реализации сложного в этом решении нет. Могут быть единственное вопросы, которые надо задавать, это относительно такой тотальной слежки за всеми. И то, что сейчас проецируется на эту информационную систему, – это некий заявительный характер со стороны гражданина о его перемещениях, то есть ограничения внутри района, между районами или соответственно выезд за город, например...

Олег Столяров: Маршрутный лист.

Иван Князев: Дмитрий, а что касается вот этой истории с геолокацией, как она будет осуществляться? Вот с этой тотальной установкой камер, например, по всей Москве? Я вообще не понимаю, как это в регионах будет действовать.

Дмитрий Мариничев: Это две разные системы, то, о чем вы говорите. Геолокация формируется посредством операторов связи, потому что они так или иначе собирают всю информацию об абонентах, собирали ее всегда, то есть ваш телефон всегда регистрируется на каких-то...

Олег Столяров: Абсолютно.

Дмитрий Мариничев: То есть если я на карантине, мой телефон будет зарегистрирован, за мной будут следить с помощью геолокации? А если я отключу телефон?

Дмитрий Мариничев: Не совсем так. Ваш телефон всегда зарегистрирован...

Олег Столяров: Симку вынуть.

Дмитрий Мариничев: В принципе оператор связи всегда знает, где вы реально находитесь.

Иван Князев: А если он не на мой паспорт зарегистрирован? У меня номер...

Дмитрий Мариничев: Это вот уже вопрос к вам, потому что у нас за последнее время приняты достаточно жесткие, можно сказать драконовские меры, и оператор обязан заблокировать телефон, которым не пользуется тот, на кого заключен соответственно договор связи.

Иван Князев: Ну хорошо, у меня две симки, грубо говоря, мою симку купила жена, она купила две симки, одной пользуется она, другой я.

Дмитрий Мариничев: Так нельзя.

Иван Князев: Так нельзя делать, да?

Дмитрий Мариничев: Да, вы даже не можете передать свою симку ребенку, например, если ребенок ею будет пользоваться. У нас сейчас есть некая такая узкая правовая коллизия, но она есть. Вы не можете купить симку и передать ее своим родителям. Но это сейчас...

Иван Князев: Что-то мне кажется, что это никто не соблюдает.

Олег Столяров: «Левые» симки были и будут.

Иван Князев: Они вообще массово продаются.

Тамара Шорникова: Да проще, просто оставил телефон дома и пошел гулять.

Олег Столяров: Нет-нет-нет.

Дмитрий Мариничев: Не совсем так. Это обязанность возложена не на вас, на оператора, соответственно оператор должен определить, что не вы пользуетесь симкой, и заблокировать эту симку. В принципе с точки зрения технологического подхода это все возможно сделать, то есть он даже определение соответственно именно звуковой записи, кто говорит и как говорит, соответствие, то есть биометрических данных, которые должны быть, например, у оператора, но это все такое не то что далекое будущее, технически это все возможно. Это вопрос относительно того, готовы ли мы с вами как граждане, чтобы мы находились под таким жестким технологическим колпаком.

Иван Князев: Вот. А если опять же, вот Тамара спросила, телефон дома оставил и пошел гулять?

Дмитрий Мариничев: Для этого будет существовать контроль со стороны Росгвардии, то есть фактически вашего визуального нахождения на улице, патруль, который должен контролировать перемещение в офлайн-пространстве, скажем так.

Тамара Шорникова: Товарищ в погонах подойдет и спросит: «А по какому поводу гуляете тут?»

Дмитрий Мариничев: Да. Вы должны будете показать QR-код, который должен будет быть считан какими-то техническими средствами, например, с помощью смартфона, и соответственно росгвардеец сразу же может понять, имеете вы право перемещаться, покидать свой карантин или не имеете.

Тамара Шорникова: Смотрите, и вот дальше, переходим уже к этим QR-кодам действительно в регионах. Если регионы сейчас так же вводят режим самоизоляции, там тоже подразумеваются вот такие QR-коды? Но мы же понимаем, что в регионах далеко не у всех есть те же смартфоны, например, с помощью которых можно проверить, и дополнительного оборудования для той же Росгвардии, если не смартфоном проверять QR-код. Как это будет реализовываться?

Иван Князев: И опять же вопрос: вот этот QR-код, как мы его сейчас уже называем, ну не знаю, путевой лист человека по передвижению в городах, он распространяется на режим вот этой вот самоизоляции, как мы сейчас его называем, он уже распространяется? То есть здесь уже они будут иметь право требовать с меня вот этот QR-код? И на каком основании тогда?

Дмитрий Мариничев: Я не подскажу вам с точки зрения юридического базиса, потому что...

Тамара Шорникова: Да, поэтому про техническую сторону расскажите все-таки. В регионах как это будет реализовываться?

Дмитрий Мариничев: Специалисты сейчас очень сильно спорят на тему, как это может быть, чтобы не противоречить Конституции по перемещению, потому что у нас нет ни чрезвычайного положения, нет объявленных каких-то обстоятельств непреодолимой силы...

Иван Князев: Ну понятно, да.

Дмитрий Мариничев: Поэтому то, что сейчас говорится, – это, скажем так, рекомендации властей с точки зрения их добровольного исполнения нами, гражданами, то есть жителями города. И то, о чем мы говорим, пока относится к информационным системам именно города Москвы, но не в целом по всей стране. Эта система не вводится в масштабах всей федерации, это, собственно, такая локальная...

Олег Столяров: Понимаете, какая штука...

Иван Князев: Да, спасибо. Дмитрий Николаевич, не отключайтесь еще пока, сейчас гость в студии у нас тоже дополнит.

Олег Столяров: Да. Если вы смотрели фильм «В осаде 2», там, значит, этот электронщик спрашивает: «А ты не отключишь компьютер от Стивена Сигала». Тот берет пистолет и стреляет в него просто.

Иван Князев: Ага.

Олег Столяров: Так вот, ребята, можно фантазировать сколько угодно, внизу в каждом подъезде садится дворник и фиксирует время вашего выхода и входа в дом, а дальше будет ясно, были вы на улице 2 часа, значит, вы гуляли точно; добежали вы до ближайшего магазина, у вас расход времени 40 минут. Дворнику за это дело дадут «пятерку», и он будет рад и счастлив этому.

Иван Князев: Олег Иванович, смотрите, как вы считаете, губернаторы, которые...

Тамара Шорникова: Дмитрий с нами еще.

Иван Князев: Да, Дмитрий...

Тамара Шорникова: У тебя есть вопросы еще?

Иван Князев: Нет, у меня уже нет вопросов. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо. Дмитрий Мариничев, Интернет-омбудсмен.

Иван Князев: Да, спасибо, извините.

Олег Столяров: Вот.

Иван Князев: Олег Иванович, смотрите, если губернатор, грубо говоря, не торопится вводить вот эти все меры, которые на самом деле уже всем понятно, что надо вводить, не торопится и все-таки, как вы говорите, думает об экономике, пытается позаботиться о том, чтобы побольше у него магазинов работало, чтобы какое-то экономическое движение было...

Олег Столяров: Вот, вот.

Иван Князев: Нет, вопрос не в этом. Он сейчас об этом не заботится, а когда у него будет пол-области...

Олег Столяров: ...безработных.

Иван Князев: ...зараженных, и тогда все автоматически встанет...

Олег Столяров: Нет-нет-нет, вот давайте в период паники, в период кризиса...

Иван Князев: Вот тогда, мне кажется, ему придется вдвойне об этом подумать.

Олег Столяров: ...не делать невероятных предположений, будет ли пол-области зараженных. Не знаю. Но то, что будет по миллиончику безработных, это будет, у которых кончатся деньги, это точно будет. Поэтому вопрос простой. Когда мне говорят, что сейчас мы создаем список, что надо контролировать финансовое состояние системообразующих предприятий, я немножко улыбаюсь, потому что мы это проходили в 2008 году, когда мы впервые создали действительно список системообразующих предприятий и Набиуллина пыталась как министр экономики влезть в финансовую отчетность этих предприятий. Вы помните, что там была чистая комедия, когда «Татнефть» просто послала с этим делом, так? Поэтому губернатору сейчас очень важно знать по 10 бюджетообразующим предприятиям, их перспективы по налогам в бюджет и перспективы по безработице, два показателя.

Иван Князев: Ага.

Олег Столяров: Любыми путями налаживайте контакты с директорами, с собственниками, с кем угодно. Значит, вы должны знать четко свою налоговую базу по этим предприятиям и перспективу по безработным. Значит, если вы это знаете, вы хоть немного владеете ситуацией.

Иван Князев: А как вы думаете, рисковать в этом случае можно? Вот вы говорите, что неизвестно, будет не будет. Но мы же сейчас говорим о человеческих жизнях. Президент очень четко в своем обращении к нации сказал, что экономика экономикой, но нам сейчас важно позаботиться о гражданах. А вот вы сейчас говорите, он должен там созвониться, там, сям созвониться и понять риски.

Олег Столяров: Вы понимаете, какая штука?

Иван Князев: Мне кажется, вот здесь в этом моменте понимания рисков нужно не забывать, что речь идет о риске с человеческими жизнями.

Олег Столяров: Вот-вот-вот. Я вам отвечу еще проще. Когда одного известного политического деятеля спросили, почему он не закрывает московское метро, оно же может быть рассадником заразы, он сказал, что там нужна просто вентиляция, поезда должны ходить. Я ответил на ваш вопрос?

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вопросы телезрителей. И нет, конечно же, не ответили, будем спрашивать еще и еще.

Итак, Брянская область у нас на связи, Валерий.

Зритель: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Зритель: У меня такой вопрос. Вот мы живем в районном центре. Нужно купить, выехать на машине продукты в магазине и отвезти за 35 километров в деревню бабушке.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Нам можно выехать?

Иван Князев: Хороший вопрос.

Тамара Шорникова: В Брянской введен режим самоизоляции?

Зритель: Ну как? У нас тут практически почти нет заболевших, в Клинцах, по-моему, нет. В Брянске есть небольшие случаи.

Тамара Шорникова: Нет, официально у вас губернатор ввел уже режим самоизоляции?

Зритель: Вот я точно даже не знаю, если честно.

Тамара Шорникова: Вот нужно выяснить это, потому что... Можем сказать пока то, что, например, разъясняют власти в Московской области и в Москве, например, там четко говорится о том, можно ли отвезти, не знаю, родственникам продукты. В нашем случае власти отвечают, что нет, нельзя, можно помочь им с онлайн-доставкой. Но, конечно же, это про Москву можно говорить, какая там в регионе онлайн-доставка в деревню...

Олег Столяров: Да и в Москве и Подмосковье...

Иван Князев: Нет, подождите, по поводу регионов. Вчера губернатор Московской области Воробьев примерно то же самое объяснял жителям Подмосковья, что как раз-таки в таких случаях, по-моему, спокойно можно сесть в машину и отвезти по делам все, что нужно, родственникам, которые в этом нуждаются. Или я неправ, Олег Иванович?

Олег Столяров: Значит, давайте, ребята, договоримся просто, что режим самоизоляции призван к одной простой вещи – минимизировать контакты, чтобы никто не ходил в общественные места и не было геометрической прогрессии. Если вы собрались на деревню к бабушке, отвезти ей, так сказать, чего-то такого и не собираетесь там одновременно играть в казино, ходить в кино...

Иван Князев: ...на дискотеки и так далее...

Олег Столяров: ...ходить в столовую, то любой милиционер, который вас остановит, он поймет вашу ситуацию. А дальше все зависит, как правильно говорит Константин Калачев, от понимания и внутренней должностной инструкции, которую он до сих пор не получил.

Иван Князев: Ага.

Олег Столяров: Поэтому как у вас там насчет поборов гаишников, хорошо? Вот так и ориентируйтесь.

Иван Князев: Да, интересно.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Ваши прогнозы по поводу дальнейшего...

Иван Князев: ...развития событий.

Тамара Шорникова: ...развития событий и ужесточения. Какие меры могут быть дальше?

Олег Столяров: Значит, все будет зависеть от развития событий в ближайшие 2 недели. Если в Москве сработает стадный иммунитет, то есть мы увидим, что вот эти десятки тысяч, которые привезены из стран с этой самой, так сказать, эпидемией, не растут в геометрической прогрессии, нет какого-то роста в геометрической прогрессии, то у нас как обычно все это успокоится и уйдет на нет. Если рост будет в геометрической прогрессии, то, к сожалению, да, мы готовимся к режиму чрезвычайного положения. Но режим чрезвычайного положения вводится указом президента.

Иван Князев: Ну ваш прогноз, когда это случится?

Олег Столяров: Мой прогноз, что это будет ясно примерно 14 апреля или 15 апреля, когда пройдет 2 недели инкубационного периода от последних, которых завезли из стран с пандемией. Вот давайте 14-го числа к этому вернемся, потому что сейчас писать вилами на воде. Ну вроде бы все согласились, что у нас 2 недели инкубационный период, через 2 недели ну явно будет виден или не виден.

Иван Князев: Ага.

Еще хотелось бы узнать, Олег Иванович, вот те штрафы, та мера наказания, о которой мы сегодня говорим, вот ваше личное мнение, насколько оно оправдано именно в нашей стране? В других странах ситуация пожестче, там и штрафуют больше, и контролируют больше. Вот вы как оцените? Может быть, русскому человеку нужно как раз-таки, как вы говорите, кнут и желательно пожестче?

Олег Столяров: Понимаете, какая штука? В России жесткость законов терпится только необязательностью их исполнения. Это не я сказал.

Иван Князев: Еще раз.

Олег Столяров: В России жесткость законов компенсируется необязательностью их исполнения, веками было так, так и есть. Поэтому мы сейчас с вами и говорим, какие инструкции внутренние получит милиция, полиция, какие обычаи и традиции существуют в каждой области. Вот я только сейчас ответил Брянской области: если у них гаишники лютовали на дороге, сдерут все, что можно.

Иван Князев: Ну то есть если полиция получит нормальные инструкции, весьма понятный алгоритм, как действовать в таких ситуациях...

Олег Столяров: Просто будет, как во время Чемпионата мира по футболу, вас возьмут и отведут домой, вот и все.

Иван Князев: Вот.

Тамара Шорникова: А вот чем вызвана, на ваш взгляд, сейчас такая ситуация, когда действительно многое приходится разъяснять, многое остается без ответа? Почему нельзя выпустить какие-то четкие регламенты? Вот, например, даже с тем же отвозом продуктов родственникам. С одной стороны, действительно, вот я читала на портале, там задавали вопрос, можно ли везти продукты родственникам, отвечали чиновники, что нет, нельзя. С другой стороны, у нас не запрещена пока езда на личном автотранспорте.

Олег Столяров: Да. Так мы про это и говорим, что на сегодняшний день мы находимся перед фактом, пережать или недожать. Пока мы выбрали модель «пережать, но ничего не организовать», к сожалению. И вот когда вчера, допустим, на ток-шоу Владимира Соловьева мадам Скворцова, это самое, заявила, что она уже испытывает на человеческих клетках лекарство против коронавируса, как оно называется, сейчас посмотрю, старость не радость, «Мефлохин»... Так, ребят, мы дальше что хотим? Чтобы у нас сегодня уже все побежали в эти аптеки, завтра аптеки подняли цены, а позавчера пошли мошенники? Ну нельзя на ток-шоу обсуждать такие проблемы. Вот так.

Иван Князев: Ну давайте не будем на этой теме зацикливаться.

У нас есть звонок, Юрий из Санкт-Петербурга. Юрий, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Алло, Юрий, слушаем вас.

Зритель: Да-да-да, добрый день.

Тамара Шорникова: Да, добрый.

Зритель: Я хочу задать вопрос вначале, почему людям после 65 и старше нельзя выходить на улицу. Я думаю, что кислород вообще никогда никому не был помехой, это раз. Но тут загадка, почему нельзя дышать на свежем воздухе и ходить, это раз. Не дезинфицируются ни парадные, ни дома, ни дороги в жилых массивах. Значит, продукты питания, проверяются ли они, которые поступают, импорт, значит, лекарства, воду на анализ, проверить все вот эти системы. Почему помойки до сих пор не посыпаются ни хлором, ничем не обрабатываются? Понимаете, ну так не борются одними, так сказать, страшилками.

Олег Столяров: Отвечаю.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам, Юрий, за ваш звонок.

Олег Столяров: Отвечаю: потому что в Китае использовали стандарт советской гражданской обороны при работе с эпидемией. В 1970-е гг. таким образом в СССР была задавлена в Астраханской области холера и в Одессе, по-моему. Там просто город был блокирован, в ротные палатки отправлялись при любом подозрении больные.

Тамара Шорникова: Но в Китае же сработало, объявили об окончании эпидемии.

Олег Столяров: Правильно, в Китае сработало. Я про то и говорю – организуйте работу с эпидемией, а не ждите, поднимется или не поднимется, вот о чем я говорю. Мы сейчас находимся в некоем состоянии ожидания и на всякий случай окапываемся. Вот так.

Иван Князев: Ну и, скорее всего, это только первые шаги.

Спасибо вам. Олег Столяров был у нас в гостях, заместитель генерального директора Международного центра развития регионов.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Яков
Вы ввели цензуру? Ну что же, мне не сложно повторить. Пару часов назад Рамблер опубликовал материал BFM с разъяснениями о том, что отслеживать и наказывать за нарушения будут отнюдь не всех москвичей, а лишь отправленных на официальный карантин. Печально, что ОТР участвует в кампании нагнетания атмосферы страха и не приводит многочисленные экспертные мнения юристов о ПОЖЕЛАНИИ самоизоляции, а вовсе не о её ОБЯЗАТЕЛЬНОСТИ.
Яков
Выполняю работу, которую Ваш телеканал должен был бы сделать, считая себя объективным СМИ.
Яков
Вот фрагмент вчерашней публикации в газете "Коммерсант": "Ранее господин Боломатов пояснял, что указ столичного мэра о введении жесткого карантина с предписанием гражданам не покидать свои квартиры «носит характер рекомендаций», поскольку на федеральном уровне нет ответственности за несоблюдение этого документа. Адвокат «Правозащиты Открытки» Сергей Бадамшин указывал, что «отдельные ограничения прав и свобод» могут быть установлены «в условиях чрезвычайного положения»: «Нет ЧП — нет запрета на передвижение». Вводить режим ЧП с ограничением свободы передвижения может только президент и Совет федерации, напоминал зампред коллегии адвокатов «Де-юре» Антон Пуляев. Отметим, что столичный мэр Сергей Собянин ссылается в своем указе на нормы федерального закона «О защите населения и территорий от ЧС природного и техногенного характера». Господин Боломатов находит в этом законе возможность «ограничения доступа и транспорта на территорию, на которой существует угроза возникновения ЧС», но поясняет, что речь идет о закрытии въездов и выездов из городов целиком, тогда как в Москве подобные запреты не вводились. Кроме того, в этом же законе упоминается возможность властей «приостанавливать деятельность организаций», но лишь в зонах ЧС, тогда как Москва такой зоной не объявлялась, напоминает эксперт. Антон Пуляев пояснял, что полномочия ограничивать передвижение граждан глава регионов не дает и федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии»: «Без режима ЧП подобные ограничения не могут быть введены на уровне главы региона».