Борис Альтшулер: Всё социальное жильё, которое строится в Москве, уходит на переселение из аварийных домов. Очередникам — практически ничего

Борис Альтшулер: Всё социальное жильё, которое строится в Москве, уходит на переселение из аварийных домов. Очередникам — практически ничего
Промежуточные итоги марафона ОТР помощи Иркутской области.. Жизнь взаймы. запрещённое лекарство. Переобучение пенсионеров. «Автомобили»
Среднему заемщику для погашения кредитов потребуется почти 11 зарплат. Как себя обезопасить от пени и брать в долг у банка меньше?
Почему рост экономики сдерживается и из чего складываются зарплаты
Советы по выбору автомобиля от Андрея Осипова, автоновости и тест-драйв Hyundai i30N
Сергей Левченко: Люди, лишившиеся жилья, смогут купить дома за госсчет с квадратными метрами не меньше, чем у них было
Почти 4 миллиона пострадавшим от наводнения в Иркутской области собрали зрители ОТР. Рассказываем, на что пойдут эти деньги
Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Процентная ставка по кредитам должна быть адекватна доходам населения и росту экономики
Лекарство или срок. Почему родителей больных детей вынуждены добывать необходимые препараты контрабандой?
«Матери детей-инвалидов попадают под статью за то, что лечат своих детей. Это абсурд!»
Гости
Луиза Мартьянова
председатель общественной организации «Очередники Москвы», многодетная мать
Борис Альтшулер
эксперт Совета при Президенте России по правам человека в сфере защиты права граждан на жилище

Соцжильё: зря стоите! В таком ключе можно воспринимать жалобу Уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой о том, что выделение социального жилья в России практически прекратилось и очередь встала. Своей квартиры дожидаются десятками лет, есть и своеобразные рекордсмены. Расскажем о многодетной матери из Екатеринбурга, которая стоит в очереди 42 года, а дети уже давно выросли. Тем не менее, деньги из бюджета на соцжилье выделяются. Кто же его получает?

Анастасия Сорокина: «Зря сидите, жилплощади в этом году не предвидится», – этой цитатой из фильма «Девчата» можно кратко ответить всем, кто по сей день не сидит, конечно, стоит в очереди на получение жилья, причем давно, и не теряет надежды несмотря на заявление Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Татьяны Москальковой о том, что в этом вопросе в стране застой. Получить социальное жилье сегодня практически невозможно.

Александр Денисов: Настя, а вот периодически мы слышим, сколько бюджет выделил денег на соцжилье. Вот кто-то хоть получает, интересно?

Анастасия Сорокина: Ну знаешь, есть такое мнение, что быстрее всех у нас получают квартиру чиновники, им достаточно прожить в городе 2 года, и не надо быть малоимущим. Остальным придется доказывать, что они имеют право претендовать на социальное жилье, и приготовиться к десятилетиям ожидания. В прошлом году таких счастливчиков, которые получили долгожданные ключи от квартиры, оказалось около 100 тысяч семей, то есть менее 4% очередников.

Тем не менее россияне не теряют надежды получить жилплощадь и готовы воспользоваться этим правом. Очередником может стать семья, в которой на каждого члена семьи приходится менее 12 квадратных метров, нет недвижимости в собственности или в социальном найме, а также если ежемесячный доход на каждого члена семьи ниже прожиточного минимума. Граждан могут признать малоимущими и нуждающимися в улучшении жилплощади.

Александр Денисов: Ну вот жилищный сертификат выдают также военным после 20 лет службы или при увольнении по состоянию здоровья не менее чем через 10 лет после начала службы. Право на соцжилье имеют страдающие хроническими заболеваниями, а также инвалиды.

Тему обсуждаем вместе с вами, подключайтесь к разговору, звоните, пишите, в прямом эфире мы работаем. В студии у нас сегодня Борис Львович Альтшулер, эксперт Совета при Президенте России по правам человека в сфере защиты прав граждан на жилище. Борис Львович, долгий такой титр у вас, все правильно мы назвали, да?

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Много бумаг вы принесли, видимо, проблем накопилось будь здоров, да?

Борис Альтшулер: Я сейчас покажу. Проблем-то много, но они в стране, а у нас, как говорится, некоторое отражение небольшое.

Александр Денисов: Вот действительно ли все, очередь встала и можно не занимать, как, помните, раньше в советских магазинах говорили «не занимайте»?

Борис Альтшулер: Вот вам пример, Клинский район Московской области, инвалид I группы Александр Кулигин стоит в очереди №3, льготная очередь №3, ожидает улучшения жилищных условий 8 лет. В администрации Клинского района мне сказали, что социального жилья для очередников не строится вообще. Вы понимаете, №3, 8 лет, значит, вообще не строится. И собственно, такова позиция губернатора Андрея Воробьева. У него есть свои карманные фирмы, которые строят коммерческое жилье. Население Московской области, как он сам заявляет, увеличивается ежегодно на 100 тысяч, а это Москва, другие регионы и, конечно, Средняя Азия. А для своих, Кулигина и множества других, многодетных, все в отчаянном положении, вообще не строится. И так же по всей стране. Социальное жилье никто не строит, это нам официально говорили в Министерстве труда.

Александр Денисов: Неужели даже за год 3 квартиры не смогли построить?

Борис Альтшулер: За 8 лет.

Александр Денисов: Хорошо, за 8 лет 3 квартиры не смогли построить?

Борис Альтшулер: Ну вот я вам говорю, это факт.

Александр Денисов: Чтобы третий получил.

Борис Альтшулер: Да, Москва, люди стоят по 30 лет в очереди, ждут и еще будут ждать.

Александр Денисов: Давайте сразу объясним, почему такое происходит.

Борис Альтшулер: А потому что все, как нам говорили в Правительстве Москвы ответственные лица, все социальное жилье, которое Москва строит, там выделяется 600 тысяч квадратных метров примерно, все уходит на переселение из аварийного жилья. Очередникам практически ничего.

Анастасия Сорокина: Давайте посмотрим, как ситуация обстоит в Екатеринбурге. У нас есть сюжет про местную жительницу, которая 45 лет стоит в очереди на квартиру.

Александр Денисов: Да, ну вот за эти годы она успела вырастить детей и внуков, похоронить мужа. В этом году исполняется женщине 73 года. В очередь на получение жилья Людмила Пястолова встала в 1974 году, когда родила четвертого ребенка, ей было тогда 26. В то время они вшестером ютились в коммунальной квартире, у них была комната 14 квадратов. Многодетная мама каждый год приходила в районную администрацию, писала заявления.

В 2011 году власти решили, что Пястолова уже не имеет права на льготу, так как две дочери уже жили отдельно. Восстановиться в очереди они смогли только через суд, но в 2017 году местная администрация снова отказала Людмиле в жилье, в этот раз ссылаясь на то, что семья уже себе купила трехкомнатную квартиру, поэтому 40 с лишним лет пропали даром. Сейчас в этой квартире прописана сама Людмила, ее дочь, двое внуков. Мотивировали им отказ в жилье так: мол, это вам Советский Союз обещал квартиру, что же вы сейчас хотите от современной России.

Людмила Пястолова: Снять с учета нуждающихся в улучшении условий. Как это вот снять? Все-таки мы нуждающиеся, но с учета нас снять, потому что, видите ли, с 12 человек нас стало только трое, а на троих у нас, конечно, площади хватает. А так они должны нам 104 квадратных метров по решению суда. Ну вот с моральной точки зрения я не знаю, у меня вот, знаете, такая обида. Приходишь к начальнику, чиновнику, говорят: «Ой, ну подумаешь, 45 лет, люди дольше ждут».

Анастасия Сорокина: Для Людмилы Лукиничны борьба с чиновниками – дело принципа. Она старается уже сейчас даже не для себя, хочет обеспечить будущее для своих внуков.

Такая ситуация повсеместно встречается. Недавно был громкий случай в Улан-Удэ, когда 55 лет женщина простояла в очереди, в итоге ее с этой очереди сняли. Мотивировали это тем, что она не малоимущая, хотя она продолжает жить в комнате общежития.

Борис Альтшулер: Ну это-то грубое нарушение закона, потому что критерии малоимущности по закону можно применять только к тем, кто встал на очередь после 2005 года, так что здесь она может оспорить в прокуратуре.

Анастасия Сорокина: Ну сейчас прокуратура занялась как раз этим делом.

А вот подскажите, пожалуйста, правда ли, что, мы сказали об этом в самом начале, для чиновников какие-то другие условия получения квартир сейчас?

Борис Альтшулер: Нет, для чиновников всегда другие. Но кроме того, есть, например, такая льгота, кстати, очень важная и позитивная, для военнослужащих, сотрудников МВД и так далее. Имеется в виду не собственность, а вот пока они служат, им даются компенсации, субсидии по найму жилья. Он может снять жилье, половину ему, например, оплачивает бюджет. Это уже колоссальное облегчение.

Дело в том, что в Москве… Во-первых, этот порядок принят во всем мире, это первое, что надо. Если люди живут в отчаянных, немыслимых жилищных ситуациях, в любой другой стране (цивилизованной имеется в виду, не в Африке где-нибудь и не в России) дают деньги на съем жилья. Оказалось незаконно совершенно российская женщина беременная в Австралии, не знаю, как, но она на улице, – не оставят на улице, как у нас, ей дают квартиру, и ей оплачивали эту квартиру съемную, пока она 3 года там не прожила, ну сколько нужно, декрет этот, пошла на работу, она стала сама за нее платить. Ее никуда не отселяют, ничего.

Идея вот этого арендного жилья временного, которое оплачивается, вообще самая универсальная. В Москве этот порядок был для очередников и спасал многих, потому что люди, понимаете, стоят 10, 20, 30 лет в очереди, рожают, уже невозможная плотность, а тут вдруг бюджет Москвы, Собянин дает деньги, можно снять, и уже можно жить. Три года назад тот же мэр Москвы Сергей Семенович Собянин это отменил, этот спасительный порядок был отменен.

Александр Денисов: То есть было такое решение?

Борис Альтшулер: Было решение отменить выдачу компенсаций на снятие жилья для очередников. Это чудовищное, варварское решение. Люди живут в немыслимых условиях.

Александр Денисов: Это Мосгордума приняла такое решение?

Борис Альтшулер: Да откуда я знаю? Всегда решают Собянин и Хуснуллин, кто там, Ракова, Сергунина, ну кто там вокруг него? Вот они и решают маленькой «семейкой».

Александр Денисов: Ну законодательно, скорее всего, Мосгордума должна была решать.

Борис Альтшулер: Нет, я не знаю, что они там сказали законодателям, но я знаю, что порядок был отменен, у меня есть официальное письмо Татьяны Александровны Потяевой об этом, нашего Уполномоченного по правам человека города Москвы, которая бьется из последних сил, чтобы кому-то хотя бы помочь, с чиновниками московскими. И не получается. И вот этот порядок должен быть введен федеральным законом по всей стране. Стоим 45 лет в очереди, немыслимые условия, действительно мало, плотность большая? – плати компенсацию на наем жилья. И арендные фонды надо создавать, указ президента, Владимира Владимировича Путина, об этом был в мае 2012 года – ничего не выполняется, никакие поручения президента.

Александр Денисов: Именно по выплате компенсаций на съем жилья?

Борис Альтшулер: Нет, там был указ о создании арендных фондов, о компенсациях там не было речи. Компенсация – это достаточно очевидный порядок, и кстати, обойдется бюджету Москвы дешевле, чем, например, платить выплаты какие-то еще. Вообще это, понимаете, речь же идет фактически о чрезвычайной ситуации. Если две многодетные семьи живут в одной комнате коммунальной квартиры, 9 человек родственные, там муж у одной женщины умер, там многодетные, здесь многодетные, здесь полная, и вот 5 и 4 – 9, и все, и живут в одной комнате. И это длится 10 лет, они на очереди. Ну в этой ситуации бросить спасательный круг – это первое, что должен сделать Собянин, Воробьев, любой. Но они этого не делают, им плевать, и в этом ужас положения, что за это «плевать» никакого наказания им не следует.

Александр Денисов: Да.

Борис Альтшулер: Это чрезвычайное положение, надо давать деньги на компенсацию найма и все.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем у председателя общественной организации «Очередники Москвы» Луизы Мартьяновой, какое у нее мнение по этому вопросу, действительно ли удается каким-то образом помочь тем, кто стоит на очереди. Луиза, здравствуйте.

Луиза Мартьянова: Добрый день.

Александр Денисов: Луиза, у вас сколько приходится стоять в очереди, точнее у нас в Москве, чтобы получить социальное жилье?

Луиза Мартьянова: Ну как сказал Борис Львович, срок ожидания в Москве более 25 лет, ближе к 30 годам. Я полностью с ним согласна, что нужен какой-то спасательный круг очередникам, потому что условия действительно очень стесненные, люди по 30, 40, 50 лет не могут стоять в очереди и ждать. Но арендное жилье, наверное, было бы выходом из этой ситуации.

Александр Денисов: Луиза, я вот помню историю, год или два назад вы перед офисом «Единой России» сидели в палатках чуть ли не несколько недель, летом это было, тут вот на Проспекте Мира в переулке. Чего-то добились тогда или нет? Именно жаловались, что перестали выделять жилье.

Луиза Мартьянова: Да, в те годы вообще закрылись все программы в Москве, не работала ни одна программа. После голодовки нам удалось очередь все-таки возобновить, но темпы, конечно, такие не очень большие, все-таки маленькие для Москвы несмотря на высокие темпы строительства жилья.

Александр Денисов: А какими темпы? Поделитесь успехами.

Луиза Мартьянова: Если ранее, до 2013 года, ежегодно обеспечивалось где-то по 10 тысяч семей, то сейчас где-то 2,5 тысячи семей обеспечиваются жильем.

Александр Денисов: Еще уточнить интересно, Луиза. А вот Борис Львович сказал, что в первую очередь дают тем, кого переселяют из аварийного жилья, – это люди из аварийного или это многодетные, очередники, сироты?

Луиза Мартьянова: Нет, это конкретно очередники.

Александр Денисов: Очередники.

Луиза Мартьянова: Да.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи была Луиза Мартьянова, председатель общественной организации «Очередники Москвы».

Давайте дадим слово зрителям, на связи Забайкальский край у нас, Виктор дозвонился. Здравствуйте.

Александр Денисов: У нас другой зритель дозвонился.

Анастасия Сорокина: Башкирия, Азамат. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, студия.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Я вот инвалид с 1998 года, я в очереди на жилье. Я инвалид-колясочник, ДЦП, I группа, живу в общежитии. С 1998 года я был 474-й, потом в 2017-м меня перенесли, я стал 618-м, и вот в 2019-м я опять 400 какой-то.

Александр Денисов: Азамат, а что за скачки такие в очереди? Кого там пропускают вне очереди у вас?

Зритель: Не знаю. В 2015 году меня поставили в общую очередь, единую очередь как бы.

Александр Денисов: А как вам объясняют? Что там у вас, совсем домов не строят, регион не хочет это закупать, социальное жилье на аукционах? Почему так?

Зритель: Мне никак не объясняют, мне только ответы приходят, что я в очереди, в единой очереди…

Борис Альтшулер: Ему ничего не объясняют.

Зритель: Да. Я вот живу в общежитии, где у меня есть комната 10 квадратных метров на четвертом этаже, между… лифтом и лестницей. И вот десятилетиями я сижу дома, на улицу... Мне не дают квартиру, больше 20 лет жду.

Александр Денисов: Ясно, Азамат, спасибо за историю вашу.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за звонок.

Давайте примем еще один, как я говорила, из Забайкальского края дозвонился Виктор. Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, Виктор.

Зритель: Алло, здравствуйте. Вас побеспокоил Сурский Виктор Сергеевич. Я стою в очереди с 12 декабря 1985 года в… районе, и по настоящее время у меня очередь сотая, дальше прекратилось движение. Подскажите, пожалуйста… Я однажды, судясь с администрацией, ознакомился с материалами дела и выяснил, что мэр города, глава администрации… района предоставляли гражданам более 330 квартир никогда не стоявшим в очереди. Прокуратура не действует по данному вопросу. Очередь застыла, и я не знаю, когда я получу квартиру. Я встал в очередь как молодой специалист, после ВУЗа как молодой специалист, и по настоящее время у меня жизненная судьба сложилась из-за квартирного вопроса не так, как я бы хотел.

Александр Денисов: А где вы сейчас живете, Виктор?

Зритель: В неблагоустроенной по настоящее время, которую получала мать. Я в неблагоустроенном жилье живу, а стою с декабря 1985 года в… районе. Я бы хотел сказать, разъясняйте, как гражданам, куда обращаться. Прокуратура здесь бездействует, потому что часть квартир получают мэр и глава администрации… района, они распределяют, знают, куда отправлять, а мы просто так по настоящее время…

Борис Альтшулер: По этому поводу есть что ему ответить.

Александр Денисов: Спасибо. Да, пожалуйста, Борис Львович.

Борис Альтшулер: Дело в том, что… Напишите, если там есть криминал или подозрение на криминал по поводу распределения незаконного квартир, сделайте письмо на имя председателя Совета по правам человека при Президенте Михаила Александровича Федотова, можете прислать сюда в редакцию, мне потом перешлют тоже как копию, чтобы прямо к нему попало.

Александр Денисов: А как понять, есть криминал или нет?

Борис Альтшулер: Нет, есть криминал или нет, должны разбираться правоохранительные органы. Но если есть какие-то данные, не просто одна гражданка говорила, что 300 квартир распределили незаконно, если есть про это какие-то сведения…

Александр Денисов: А что это за данные могут быть? Скорее всего, гражданка, Борис Львович, документы же не вывесят.

Борис Альтшулер: Нет, я знаю то же, что и вы. Сейчас сказал человек, он сказал, наверное, знает, что говорит.

Александр Денисов: Ну да.

Борис Альтшулер: Как я могу сейчас обсуждать, что он говорит? Я говорю, что если есть, напишите, а если ничего нет, то что писать?

Значит, в принципе я хочу сказать, что действительно социальное жилье не строят, это неслучайно. Ведь строительный комплекс России ориентирован уже много лет, вообще 15 лет его возглавлял Игорь Иванович Шувалов, он и сейчас хотя и теневой, но возглавляет реально, была установка: только коммерческое сверхдорогое жилье, только ипотека и все. А про социальное жилье, про граждан, про сирот забыли вообще, 167 тысяч сирот…

Александр Денисов: А вы знаете, уже другие данные путем Росстата, 258 тысяч сирот в Российской Федерации стоят в очереди на получение жилья. Они уже, наверное, выросли, состарились.

Борис Альтшулер: Выросли-выросли, да, 15–20 лет. Эти проблемы не решает никто. Более того, если в указе Путина Владимира Владимировича это было от 2012 года вообще на тему доступного жилья для граждан с невысоким уровнем дохода, то в указе 2018 года уже ни слова: средний доход, ипотека, уже писали ему указ эти вот олигархи.

Вы знаете, я хочу сказать все-таки о корне проблемы, если можно.

Александр Денисов: Это нужно, Борис Львович.

Борис Альтшулер: Вы знаете, это как у Андрея Синявского написан роман «Голос из хора», который написан был в мордовских лагерях, он начинается словами: «Я буду говорить прямо, потому что жизнь коротка». Можно я скажу прямо?

А скажу я не своими словами. Здесь две цитаты, одна из доклада Федеральной антимонопольной службы, это октябрь 2017 года, где говорится о всеобщей картелизации российской экономики, причем особые претензии к строительному комплексу, картели. Причем, цитирую, «специфической чертой антиконкурентных соглашений в России является участие в них государственных органов со всеми признаками, присущими организованным преступным группам и преступным сообществам». И далее говорится, что статья, подследственная МВД России статья «Ограничение конкуренции» Уголовного кодекса, МВД этим практически не занимается, хотя это ОПГ и ОПС с участием глав регионов. Государственные органы – это кто? Это вот, главы регионов, не будем имена называть, вы их все знаете, это руководство, они все имеют свои карманы, своих…, как говорит Путин, и строят только коммерческое жилье, и Москва строит только коммерческое жилье, если дает субсидии, чтобы покупали у олигархов.

При этом я, например, лично я уже много лет сотрудничаю с «Право ребенка» и потом как эксперт, член Общественной палаты был, сейчас Совета по правам человека, с профессиональными строителями, Российский союз строителей. Вы знаете, они знают, как построить много, дешево и быстро, качественно, причем именно как дешево. Вот эту установку на снижение стоимости квадратного метра, себестоимости и стоимости категорически Минстрой Россия, Владимир Владимирович Якушев, совершенно не воспринимает, сколько ему ни говори, хотя это прямой путь, допустить строителей, которые готовы строить подешевле, они готовы. Нет, подавай нам 200–300% маржи, потому что надо делиться с чиновниками.

А вот вам еще тогда цитата на эту же тему, очень важная, теперь уже президента России Владимира Владимировича Путина. Это его поручение 5 августа 2017 года: «Федеральной антимонопольной службе России совместно с МВД России, ФСБ России, Следственным комитетом Российской Федерации и при участии Генеральной прокуратуры разработать межведомственную программу мер по выявлению и пресечению деятельности картелей и при необходимости создать соответствующий межведомственный координационный орган. Срок – 1 октября 2017 года».

Александр Денисов: Опять картели всплыли, посмотрите.

Борис Альтшулер: Именно, Путин говорит какие слова. Дальше: «Ответственные: Артемьев, Колокольцев, Бортников, Бастрыкин, Чайка». Внаглую не выполнено это поручение президента ни Колокольцевым, ни Бортниковым, ни Бастрыкиным, ни Чайкой, не выполнено просто и все. Это поручение президента! Он сознает, что картели – это страшно, в том числе в строительстве, потому что действительно строят только на сверхвыгоду и все, нет конкуренции, а раз нет конкуренции, ничего не будет. Вот у нас и нет, мы и сидим без жилья, потому что нет конкуренции никакой в стране ни в этой сфере, ни в других. И вот полный саботаж прямого поручения президента, я хотел, чтобы это здесь прозвучало.

Я хочу сказать еще. Вот у меня в руках отчет, мне передали лично, Счетной палаты Российской Федерации по поводу нового национального проекта «Жилье». Потрясающе профессиональный отчет, позиции наши. Значит, Юрий Витальевич Росляк, аудитор Счетной палаты, автор. Этот отчет был представлен в апреле Минстрою России, и мне его тоже передали, в Минстрое я сегодня получил, и сегодня мне в Минстрое сказали: «Мы еще его не читали».

Александр Денисов: Вы прочитали, а они нет?

Анастасия Сорокина: В апреле.

Борис Альтшулер: Я прочитал сразу, а они за 2 месяца… Но более того, а вот заседание в феврале Совета при президенте по правам человека, эксперт…, где прямо говорится, как и в Счетной палате: снижение стоимости квадратного метра, целевые региональные программы, то же самое, у нас совпадают позиции со Счетной Палатой Алексея Кудрина. И вот эти… Прямое поручение, протокольный запрос в Минстрой из Совета по правам человека, здесь 5 вопросов, был направлен в феврале, сейчас июль, ответа нет.

Александр Денисов: Борис Львович, примем звонок, еще Галина из Смоленска дозвонилась, ей ответим.

Анастасия Сорокина: Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я очень рада, что дозвонилась в вашу передачу. Мне очень нравится, всегда смотрю.

У меня вот такая проблема. У меня ребенок-инвалид, который входит в перечень, то есть внеочередник. Нам не только не предоставляют жилье, нас даже не ставят на очередь. Меня заставляли собирать документы, доказывать, что мы малоимущие, что мы нуждающиеся, что там еще очень много, то есть на крупную сумму. Я собирала документы, приносила. Нас признали малоимущими, но нас не признали нуждающимися.

Анастасия Сорокина: Спасибо, очень мало времени, простите.

Александр Денисов: Спасибо. Как помочь?

Борис Альтшулер: Как помочь? Напишите опять же, как я сказал, в редакцию, мне перешлют. Ребенок-инвалид – льготник, там должны быть особые совершенно… В первую очередь дают. Но я не знаю вашей конкретной ситуации, надо написать. Напишите в редакцию сюда, можно же вам написать?

Александр Денисов: Конечно, можно.

Анастасия Сорокина: Конечно…

Александр Денисов: А вас как можно найти, Борис Львович?

Борис Альтшулер: Я вам оставлю контакты все, нет проблем.

Александр Денисов: Хорошо.

Борис Альтшулер: Нет, ну как меня найти? Ну я не буду диктовать сейчас электронный адрес, мог бы, но зачем?

Александр Денисов: Ну продиктуйте, почему? Люди запишут.

Анастасия Сорокина: А вообще людям в такой ситуации куда надо обращаться?

Борис Альтшулер: Да пожалуйста: baltshuler@yandex.ru. Кстати, зайдите на сайт «Право ребенка», там отдел «Новости», там есть, по-моему, мои контакты, есть там мой адрес, там должен быть, насколько я помню.

Александр Денисов: Много вам приходит жалоб, Борис Львович?

Борис Альтшулер: Да приходят жалобы все время, конечно, что делать. Недавно было счастье, позавчера позвонила женщина из Люберецкого района Московской области, которой выдали накануне ключи по моему письму Владимиру Владимировичу Путину 1 января этого года. Для меня это было тоже чудо, ну послал письмо… Я уже получил на него отписки, на это письмо, а оказывается, оно какими-то путями еще прошло. Правда, я его тут же опубликовал в газете «Новые известия», спасибо им.

Александр Денисов: Стоило, конечно.

Анастасия Сорокина: Будем надеяться, что…

Борис Альтшулер: И вот вдруг вмешалась прокуратура Московской области, и она получила квартиру.

Александр Денисов: Борис Львович, будут вам писать, чтобы тоже было счастье.

Анастасия Сорокина: И будем надеяться, что будет больше таких ситуаций.

Борис Альтшулер: Но вообще-то надо биться.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: У нас в гостях был Борис Львович Альтшулер, эксперт Совета при Президенте России по правам человека в сфере защиты права граждан на жилище. Спасибо, что были с нами.

Не уходите, расскажем вам, что вас ожидает в вечернем выпуске программы «Отражение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски