• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Борис Соколинский: Что увидел слесарь при проверке газового оборудования, знает только слесарь. Нет системного подхода

Борис Соколинский: Что увидел слесарь при проверке газового оборудования, знает только слесарь. Нет системного подхода

Гости
Борис Соколинский
начальник центра диагностики газопроводов ООО «Промгазэнергосервис»

Тамара Шорникова: Ну а сейчас серьезная тема. Мы начинаем обсуждать нашу тему дня. Две недели – две трагедии. Причина обеих – взрыв бытового газа. В Магнитогорске он унес жизни 39 человек, пять погибли под завали многоэтажного дома в ростовских Шахтах.

Виталий Млечин: Ну и по всей России сотрудники газовых компаний сейчас проводят внеплановые проверки оборудования в квартирах – что неудивительно, пожалуй, после этого. Например, в Троицке на 10 домов зарегистрировали почти 30 утечек.

Тамара Шорникова: Город находится в той же Челябинской области, что и Магнитогорск. Как раз после трагедии там губернатор поручил газовикам устроить внеплановые проверки. Накануне некоторые жильцы троицких домов рассказали инспекторам, что перед Новым годом их плиты уже осматривали специалисты газовой компании, и тогда претензий не было. Сейчас у проверки совсем другие результаты.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Специалисты, которые организовывают эти проверки, говорят, что одно из самых распространенных нарушений – это заклеенные окошки вентиляции в квартирах. Некоторые жители Троицка делают это зимой, чтобы дома было теплее. Для таких помещений утечка газа становится еще более опасной.

Тамара Шорникова: Продолжаются внеплановые проверки газового оборудования и в многоэтажных домах Челябинска. В первую очередь инспекторы выясняют, в каком состоянии находятся плиты, духовки и трубы, а также проверяют, есть ли у хозяев договор на обслуживание. Если нет – предлагают заключить. Без него проводить плановую диагностику и осмотр в квартирах невозможно. Специалисты напомнили жильцам и о мерах безопасности.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Ну и по всей Челябинской области инспекторам предстоит обойти порядка 15 тысяч частных домов и свыше 700 тысяч квартир.

Тамара Шорникова: По действующему законодательству осмотр газового оборудования должен проводиться раз в полгода. Мы решили узнать у наших зрителей, как часто к ним приходили с такой проверкой. Всю неделю мы читали SMS, которые вы нам присылали, и вот наши «Реальные цифры».

Виталий Млечин: Итак, ровно в половине присланных нам сообщений вы написали, что проверки газа или не проводятся, или же проводятся крайне редко, раз в несколько лет. Вот типичное сообщение из поселка городского типа Максатиха (это в Тверской области), вот что нам пишут: «Не проверяли газовое оборудование с 80-х годов прошлого века», – так на секундочку.

Тамара Шорникова: Многие сообщают, что на бумаге, возможно, в ряде регионов проверка и проводится, но фактически в дома граждан никто не приходит. Вот SMS из Саратовской области: «В течение 10 лет заключаем договоры на техобслуживание газового оборудования, ни одного раза никто не пришел. Последняя оплата – 1 800 рублей. За что платим – непонятно. Да еще службу обходчиков сократили, поэтому ходить в принципе некому».

Виталий Млечин: Ну, даже те люди, к которым приходят газовщики, жалуются, что визит с проверкой обходится очень дорого. Например, в Нижнем Новгороде годовой договор стоит 3 000 рублей – так нам пишут наши зрители. В Ставрополе и того больше – 3 200. А в Новосибирске чуть поменьше – 2 750. Дороже всего обслуживание в Якутии – уже 4 500 рублей, причем газовщиков с обходами жители так и не дождались, даже заплатив эти деньги. Хотя в ряде регионов проверки все-таки проводят, и проводят бесплатно.

Но вот что важнее всего? Потраченные деньги не гарантируют безопасности. Очередное подтверждение из Челябинской области, город Миасс нам пишет: «Газовые плиты в доме массово не проверяли с 2010 года. Чтобы проверить, надо заключить договор с газовщиками и заплатить 450 рублей». Ну, казалось бы, не самая большая сумма, но тем не менее. «Заключили единичный договор по дому, и от такой проверки толку нет. Заплатят единицы, а взорвемся все вместе».

Тамара Шорникова: Чаще всего, по нашим данным, газовые службы обходят с осмотрами квартиры один раз в год – об этом нам написали 42% авторов сообщений. А вот методы проверки часто вызывают вопросы. Вот сообщение из Архангельска: «Проверяют газ, каждый год берут деньги, хотя у них газоанализатор – только мыло». Вот такие странные подручные средства.

Виталий Млечин: Ну, они устаревшие немножко, об этом мы обязательно тоже поговорим чуть-чуть позже. Нередко случается так в Краснодарском крае: «Пять лет не проверяли оборудование, с трудом добились проверки. Пришли, посмотрели, обругали, взяли деньги и благополучно ушли».

Тамара Шорникова: И лишь в 7% случаев проверяют добросовестно. «У нас в Аксае Ростовской области проверки горгаза проводят два раза в год, – пишут оттуда жители. – Предварительно звонят и спрашивают, когда удобнее прийти». Свердловская область: «У нас проверяют каждый год. И не подключат газ, пока не проверят весь дом. Были без газа две недели, пока не нашли всех собственников».

Виталий Млечин: Тоже не самое приятное, с одной стороны, без газа сидеть.

Тамара Шорникова: Зато надежно и спокойно.

Виталий Млечин: С другой стороны, да, поспокойнее. Чаще всего наши зрители жалуются на отсутствие газового контроля – авторы сообщений из Пермского и Краснодарского краев, а также из Московской области. Наиболее добросовестные газовщики, по результатам нашего опроса, работают в Самарской области, Татарстане и Башкирии.

Тамара Шорникова: Ну, вот такие цифры. Есть уже, разумеется, после инцидентов, после ЧП различные инициативы, как обезопасить все-таки наши дома, как сделать так, чтобы подобные трагедии не повторялись. Вот Минстрой предлагает (не в первый раз, впрочем) оборудовать все газовые плиты устройствами, предотвращающими скопление несгоревшего газа. Ну, на это, конечно, нужны большие деньги. В стране сетевым или сжиженным газом оснащено 67% жилого фонда. Всего, по данным последнего ежегодника Росстата, в России насчитывается примерно 66 миллионов квартир, и 44 миллиона из них газифицированы.

Вот вместе с экспертом и с вами обсудим, как обезопасить наши дома. Представим нашего гостя в студии. У нас в гостях – Борис Владимирович Соколинский, начальник Центра диагностики газопроводов ООО «Промгазэнергосервис». Здравствуйте.

Борис Соколинский: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Борис Владимирович, здравствуйте. Давайте, прежде чем зададим вам первый вопрос, еще раз напомним, что, как всегда в этой студии, мы ждем ваших звонков, ваших SMS-сообщений. Пожалуйста, не стесняйтесь, звоните. Тема очень важная. Давайте побеседуем.

Тамара Шорникова: Да, расскажите, как часто у вас проверяют ваше газовое оборудование, устраивает ли вас качество проверок.

Виталий Млечин: Борис Владимирович, вот из того, что мы рассказали сейчас, мой глаз зацепился за одну очень важную вещь. Вот сейчас, естественно, после двух взрывов подряд, погибли люди, ужасная трагедия, естественно, пошла одна проверка за другой, внеплановые. И сразу начали массово находить какие-то нарушения. А до этого в те же дома приходили – и нарушений не находили. Вот как так? Что произошло за это короткое время?

Тамара Шорникова: И Шахты, и Магнитогорск проверяли достаточно недавно.

Борис Соколинский: Да. К сожалению, к большому сожалению моему, чтобы стала налаживаться работа, к сожалению, должны происходить трагедии, мы дожидаемся, пока произойдет трагедия. Это очень неправильно. Скорее всего, даже эти трагедии забудутся. И не дай бог, конечно, такие взрывы будут повторяться. И я боюсь, что все вернется на круги своя. Поэтому сейчас, именно в это время нужно максимум усилий приложить, чтобы снизить риски возникновения таких ситуаций.

Тамара Шорникова: А в чем причина? То есть проверки проводятся, закрыв глаза? Проверяющие не заходят в квартиры и не смотрят оборудование? Почему?

Борис Соколинский: Причин много. Могу сказать, в частности я как раз до Нового года походил вместе со слесарями (это еще не было взрывов) по квартирам. Главная проблема, которую я бы… ну, с точки зрения организации, которая выполняет техническое обслуживание, – крайне сложно попасть в квартиру. Почему? Ну, сейчас, конечно, гораздо легче, сейчас жители относятся по-другому. Вот несколько примеров…

Тамара Шорникова: Сейчас – последние пару лет или вот после трагедий?

Борис Соколинский: Нет, после трагедий, да. Буквально два месяца назад ситуация была прямо противоположной. То есть мы приходим… Надо сказать, что в половине квартир этого дома, где мы были, уже техническое обслуживание было проведено, и мы делали так называемый дообход. Стоят две бабушки. Естественно, мы проходим по квартирам – нет людей. «Можно попасть в квартиру к вам?» Ответ был такой: «Вы знаете, тут к нам ходят, буквально были три дня назад. И вообще нас достали. Опять с газом что-то ходят, что-то предлагают. И вы знаете, идите…» Мы говорим: «Мы – как раз организация, которая вас обслуживает. Вот смотрите – удостоверения. Хотите – мы участкового позовем. Только пустите нас, пожалуйста». – «Не нужен мне никакой участковый, я вас не пущу».

Тамара Шорникова: То есть репутацию портят какие-то мошенники, которые под видом газовых служб…

Борис Соколинский: Репутацию портят, да, репутацию. Это первое. Ну, это так в Подмосковье. Не знаю, как в других. Второе… И точно в Москве.

Второе. Я гляжу – на первом этаже есть люди. Мы звоним – никто не открывает. Прямо в окошко стучим: «Газовая служба пришла. Можно войти?» Выходит мужчина и говорит: «А что вы хотите? Вы знаете, я пущу только Мособлгаз». А сейчас, как вы знаете, все-таки не только газораспределительные организации проводят техническое обслуживание, могут и другие специализированные организации проводить. И сейчас их много, и заключены договора. И здесь проблема, мне кажется, должна… Это информационная проблема.

Тамара Шорникова: То есть нет доверия?

Борис Соколинский: С одной стороны, нет доверия. С другой стороны, управляющие организации…

Тамара Шорникова: …не сообщают, кто конкретно обслуживает конкретный дом.

Борис Соколинский: Не сообщают. То есть жильцы просто не знают, кто придет, и не понимают, насколько важно пустить к себе слесаря, чтобы он провел эти работы.

Виталий Млечин: Вы знаете, мы обсуждаем эту тему уже в течение недели на самом деле, потому что она очень важная. Ее важность, в общем, сложно переоценить. И наши зрители, которые нам звонят и пишут SMS, они разделились на два лагеря. Вот один лагерь говорит о том, что не дозовешься и не приходят проверять, а второй лагерь (они примерно равны) говорит, что приходят, но при этом ничего не смотрят, в лучшем случае мыльной пеной что-то помажут, заберут деньги и уйдут. И получается, что, с одной стороны, не пускают, а с другой стороны, даже если пускают, то очень часто остаются недовольны тем качеством вот этого обслуживания, которое происходит. Что же делать?

Борис Соколинский: Что же делать? Да, здесь целый комплекс проблем, на мой взгляд. Ну, можно сказать, что, допустим, вот одна из проблем – у нас большой дефицит слесарей, которые проводят техническое обслуживание.

Тамара Шорникова: А сколько в среднем на одного специалиста проверяющего приходится домов?

Борис Соколинский: Ой, мне так сложно сказать, поскольку дома…

Тамара Шорникова: Ну, хотя бы в нашем Московском регионе.

Борис Соколинский: Ну, я могу сказать так: один специалист может обслужить в день 20 квартир, допустим. И из этого прикинуть, сколько нужно специалистов. Но тем не менее специалистов дефицит.

Виталий Млечин: Я прошу прощения. То есть это получается 20 квартир?

Борис Соколинский: Да.

Виталий Млечин: Если девятиэтажный дом, в одном подъезде, скажем, 30 квартир, и еще четыре подъезда в доме. То есть, получается, на то, чтобы весь дом обойти, специалисту надо всю неделю потратить?

Борис Соколинский: Да.

Виталий Млечин: А в действительности даже в Москве на один дом все-таки один день отводится.

Борис Соколинский: Значит, здесь, во-первых, могут быть разные подходы. На самом деле их два обычно применяют организации, которые проводят техническое обслуживание. Слесарь может прийти на дом и ходить по нему, пока он все не пройдет. Это один способ. Второй способ – приезжает бригада, так называемый бригадный метод, и сразу четыре слесаря за один день, вот они пошли, а потом еще пришли. Это может приехать машина, могут выйти люди еще с рациями. И жители, взглянув в окно, увидят, что все серьезно. Да? Это второй способ. Но они не всегда возможны, не всегда применимы. Конечно, второй способ лучше, да. Вот для меня понятно, для жильцов так гораздо лучше.

Но мне кажется, что здесь есть недоработки и со стороны организаций, которые проводят техническое обслуживание. Во-первых, нужно дать возможность жильцам записываться на время, когда к ним придет мастер.

Виталий Млечин: И в субботу хотя бы еще это делать. Вот тоже очень часто об этом просят.

Борис Соколинский: В принципе, можно в субботу, да. То есть надо подумать о людях тоже. И это должно быть не как-то так: я позвонил, а там трубку… там занято постоянно. Понимаете? То есть он должен позвонить, сразу должен дозвониться и сразу должен записаться на время. То есть вот это очень важно.

И понятно, что попадаемость в квартиры высокая намного снизит риски вот таких ситуаций, просто даже если туда попадет специалист.

Тамара Шорникова: Сообщение из Астрахани, вот как раз кто не может дождаться этой проверки. Астрахань: «Живем в доме 33 года, проверок не было ни разу». Как это вообще возможно? Ну, вряд ли все эти 33 года не заставали дома владельца квартиры.

Борис Соколинский: Да. К сожалению, есть недобросовестные организации, да (и я готов про это говорить), которые не просто…

Тамара Шорникова: Куда в таких случаях звонить и что требовать?

Виталий Млечин: Да. Как понять, что за организация? И как до нее достучаться?

Борис Соколинский: В первую очередь, каждый жилец должен знать, какая организация проводит у него техническое обслуживание, просто знать. Он должен знать, что обязательно раз в год к нему должны прийти. И должно быть объявление – это два. Если вдруг к нему не пришли, он должен обязательно позвонить в управляющую компанию и определить… То есть ему в управляющей компании должны сказать, кто проводит техническое обслуживание. И уже действовать. Если вдруг управляющая компания не может сказать, то тогда надо уже в более высокие инстанции обращаться – в жилищную инспекцию и так далее.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем звонки, звонят нам телезрители. Сейчас у нас Валерий из Ярославской области. Здравствуйте. Слушаем вас.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Валерий. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Вот уже на протяжении нескольких дней у вас ведется по этому событию – взрыв газа. И все присутствующие, ну, такую, честно говоря, лабуду говорят, просто даже…

Тамара Шорникова: Что конкретно вас не устраивает, Валерий? Вас не устраивают цифры, ответы какие-то? В чем ваша основная претензия?

Зритель: Да, да, да. Говорят: «Вот плиты старые. Вот проверок нет. Вот закрывают окна, вытяжки», – и так далее. Я хочу предложить всем посмотреть «Разрушители легенд», взрыв газа. Вот американская такая программа есть, и там четко и наглядно показано, что бывает от взрыва газа. Кто в СССР жил, те знают, было ли такое в СССР, чтобы от газа рушились дома…

Тамара Шорникова: Валерий, давайте вернемся к нашим дням. Расскажите, какое оборудование у вас стоит – старое или новое? Как часто у вас проверяют оборудование в доме?

Зритель: Я сначала прожил… Вы слышите?

Тамара Шорникова: Да, мы слышим вас хорошо.

Зритель: Значит, сначала прожил, плитке было 30 лет, с восемьдесят какого-то года. Потом решил кто-то для себя расширить бизнес, отключили газ, стали говорить: «Меняйте плиты». Хорошо, сменили плиты. Ничего не меняется. Все, как было, так и остается. Газ тот же. Вроде сейчас, мне кажется, он вообще малокалорийный, так скажем. Раньше…

Тамара Шорникова: Качество газа – это отдельная программа.

Виталий Млечин: Да.

Тамара Шорникова: Как часто вас проверяют, качество вашего оборудования? Как часто к вам приходят из газовой службы?

Зритель: Я за 10 лет один раз видел.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: 30 лет простояла плита – наверняка хорошая, качественная. Но каков реальный срок службы подобного оборудования?

Борис Соколинский: Сейчас принят срок – 10 лет.

Тамара Шорникова: 10 лет?

Борис Соколинский: 10 лет, да. И после 10 лет хорошо бы плиту уже заменить.

Тамара Шорникова: Мы говорили о том, что из почти 65 миллионов квартир у нас 44 миллиона газифицировано, соответственно. Есть ли у вас данные, как много в этих квартирах устаревшего оборудования, плит, которым больше 10 лет точно?

Борис Соколинский: Я думаю, что эта цифра от региона к региону меняется и зависит от благосостояния людей, потому что люди заинтересованы ставить себе новые качественные плиты, конечно. Но по моему опыту, я думаю, в Подмосковье процентов 20–30 старых плит.

Виталий Млечин: А давайте как раз Московскую область послушаем, Ирина нам дозвонилась. Ирина, здравствуйте, вы в эфире. Говорите, пожалуйста. У вас новая плита или старая?

Зритель: Да, добрый вечер.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Зритель: Я получила письмо… Это Мытищи, микрорайон Дружба. Я получила письмо угрожающее о том, что… из общества с ограниченной ответственностью «Сервисгаз» о том, что я обязана в кратчайшие сроки заключить договор с этой организацией на обслуживание газа. Дело в том, что, во-первых, я сейчас не могу его заключить, потому что я после инфаркта. Ну, это неважно. А здесь еще ко всему прочему написано, что «в случае незаключения мы отрежем газ, отключим газ от вашего частного дома». У меня частный сектор. Я хотела спросить: как я должна реагировать на это угрожающее письмо? Мне 75 лет.

Виталий Млечин: А у вас оборудование, которое стоит в доме, оно насколько старое?

Зритель: Оно не совсем старое, лет шесть.

Виталий Млечин: Не старое, да. Спасибо большое. Давайте попробуем ответить на вопрос.

Борис Соколинский: Ну, я считаю, что вообще договор о техническом обслуживании должен быть заключен. Это необязательно какая-то определенная организация, если это частный дом тем более. То есть – есть выбор, можно выбрать организацию. Но договор должен быть.

Виталий Млечин: А если какое-то ООО пишет о том, что отключат газ – это вообще законно?

Борис Соколинский: Нет. Ну конечно нет, конечно нет. В принципе, отключить газ может газораспределительная организация.

Тамара Шорникова: При этом редактор подсказывает, что за кадром наша телезрительница рассказала, что у нее уже заключен договор бессрочный с компанией. Возможно, это конкуренты требуют переоформить документы.

Борис Соколинский: А, тогда – да. То есть просто не реагировать, потому что это просто недобросовестные какие-то… те же самые мошенники.

Тамара Шорникова: То есть эти угрозы следует игнорировать, ничего за ними не последует?

Борис Соколинский: Да. К сожалению, это есть.

Тамара Шорникова: Хорошо. Вернемся к старому оборудованию, сейчас буквально один вопрос, который меня волнует. Были как раз в гостях в момент проверки газовой службы, к нашим знакомым пришли. У них оборудование старое. Пришли работники газовой службы и сказали о том, что: «Ваше оборудование старое, его нужно заменить. Вы, уж пожалуйста, это сделайте». У меня вопрос: кто дальше контролирует выполнение этих рекомендаций? Или это следующая проверка, которая будет через 5–10 лет, сменил ли оборудование владелец или нет?

Борис Соколинский: Смотрите, какая ситуация. Ответственность за газовое оборудование непосредственно, установленное в квартире, несет владелец этого оборудования.

Тамара Шорникова: А как-то можно повлиять на него?

Борис Соколинский: Можно, можно. Ну, во-первых, может быть оборудование, которое уже просто до такой степени…

Тамара Шорникова: А что-то грозит в случае потенциальной опасности?

Борис Соколинский: Конечно. Отключение газа. То есть слесарь, придя и видя, что это оборудование представляет потенциальную опасность, он просто отключит газ.

Тамара Шорникова: А как часто на практике это происходит?

Борис Соколинский: Происходит. На нашей практике, да, это происходит, ну, наверное… Мне очень сложно разложить статистику. Ну, я думаю, что в месяц раз пять-шесть приходят такие сообщения.

Виталий Млечин: А представляет опасность – это что? Это когда просто газ бьет уже откуда-то?

Борис Соколинский: Нет, это может быть по-разному. Даже вплоть до того, если там нет ручек, разукомплектовано, то есть невозможно перекрыть газ в плите быстро. Или может быть утечка, которую слесарь не может устранить. И тогда, да, конечно, он просто отключит газ.

Тамара Шорникова: Еще один телефонный звонок.

Виталий Млечин: Санкт-Петербург, Олег. Здравствуйте, Олег.

Зритель: Добрый день.

Виталий Млечин: Мы слушаем вас. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Да? Значит, у меня претензий к «Ленгазу» при проверке оборудования не было, кроме одного маленького замечания. Проверяли оборудование где-то месяца четыре назад, приезжали. Предъявили удостоверение «Ленгаза». А удостоверение о том, что они прошли обучение на право проверки? Они на меня вытаращили глаза и говорят: «Здрасте! Такого нет». Я не понимаю. Если сравнивать меня с гаишником… Вы же понимаете, о чем речь, да? Вот я предъявил удостоверение конторы, их есть очень много.

Виталий Млечин: Понятно, Олег.

Тамара Шорникова: Понятно. Уровень квалификации вас интересует, подтверждение его?

Зритель: Меня интересует право проверки это человека документом, который у него должен быть. Не то, что он сотрудник. Потому что ООО всяких разных на проверку – как блох на собаке.

Тамара Шорникова: Хорошо, понятно, понятен ваш вопрос. Каков перечень документов должен быть у проверяющего? Как проверить, действительно к вам пришли легально или нет, имеет ли право человек проверять конкретную квартиру или нет?

Борис Соколинский: Да, очень хороший вопрос. Я уже сказал, что, конечно, каждый жилец должен знать, какая компания его обслуживает – это в первую очередь. Человек, который пришел, у него должно быть удостоверение. И в этом удостоверении… Это удостоверение от этой компании. Это стандартный путь. Никаких дополнительных документов, конечно, он не покажет.

Что еще? Конечно, у вас есть полное право позвонить в управляющую компанию или в компанию, которая вас обслуживает, и узнать, вот этот человек, который пришел, фамилия, имя, отчество – это действительно сотрудник этой компании или нет. И организация, которая выполняет техническое обслуживание, должна предупредить управляющую организацию, что в данном доме в такое-то время будет проходить техническое обслуживание. То есть управляющая организация должна быть в курсе.

Виталий Млечин: Вот надо сказать, что опасения людей, которые просят документы предъявить и как-то заранее сообщить, к сожалению, они обоснованы. Например, десятки пенсионеров уральского города Асбест попались на удочку лжегазовиков – они ходили по квартирам, предлагали срочно заменить металлические трубы на резиновые шланги и поставить счетчики газового учета. За это брали немалые деньги – от 5 до 13 тысяч рублей. Среди обманутых – Ирина Викторовна, 75-летняя пенсионерка, приехала с Алтая ухаживать за 91-летним отцом, ветераном войны. Вспоминает, что к ним пришла женщина, представилась официальным сотрудником газовой службы и уговорила установить счетчик.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Ну а потом оказалось, что счетчик нерабочий, постоянно показывает нули. Договор был заключен с фирмой «Уралгазучет». И, как потом объяснили Ирине Викторовне, никакого отношения к горгазу, который обслуживает этот дом, не имеет. Дозвониться до фирмы и вернуть деньги пенсионеры не смогли, а счетчик по закону ставить и не требовалось.

Отличить лжегазовиков от настоящих порой сложно, особенно пожилым людям, – у них есть спецодежда, удостоверения. Поэтому в газовой службе дают такой совет: сразу нужно позвонить по номеру телефона, который указан в квитанции, и уточнить, действительно ли проходит проверка газового оборудования. И вообще, конечно, неплохо было бы ориентироваться в нормативах, чтобы не могли так просто обмануть.

Давайте еще раз напомним относительно счетчиков. Если пришли к вам в квартиру и начинают вас убеждать: «Нет-нет, надо поставить счетчик, надо прямо сейчас это сделать», – на что упирать, как себя вести?

Борис Соколинский: Ни в коем случае не идти на поводу – раз. Не только счетчики, но и плиты, и любое газовое оборудование будут предлагать. Ни в коем случае не идти на поводу! Значит, если у вас… Они психологически подкованы, эти люди, и они понимают, что они могут иметь дело с пенсионерами. И поэтому если возникают сомнения, у вас нет просто сил не реагировать – позвоните в управляющую организацию, позвоните в газораспределительную организацию, позвоните в организацию, которая проводит техническое обслуживание. Телефоны у вас должны быть. Ну, в крайнем случае позвоните, я не знаю, 04. Но ни в коем случае не открывайте и не идите на поводу.

Виталий Млечин: Но тут, наверное, надо правильно было бы дать еще один совет – не принимать поспешных решений.

Борис Соколинский: Конечно.

Виталий Млечин: Ведь эти люди всегда упирают на то, что надо немедленно это делать, иначе будут штрафы, иначе еще что-то, иначе вообще не получится, «во всем доме уже установили» и так далее. Нельзя вот в это верить, да?

Борис Соколинский: Нельзя.

Виталий Млечин: И надо откладывать это решение максимально долго, чтобы обдумать его.

Борис Соколинский: Да, чтобы этот иммунитет появился у людей, наверное…

Виталий Млечин: Тренировать.

Борис Соколинский: Да, тренировать. И хорошо, что у нас информационная программа, которая дает возможность… Побольше надо говорить об этом, скажем так.

Тамара Шорникова: Да, и дает возможность высказаться всем. Вот сейчас нам позвонила Алла из Башкирии, давайте узнаем ее историю. Алла, слушаем вас.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Алла. У вас как обстоят дела с газовым оборудованием – новое, старое?

Тамара Шорникова: И как часто проверяют?

Зритель: Здравствуйте, ведущие. Вы знаете, два дня к вам дозванивалась, никак не могла. И вот мне улыбнулась удача. Я буду очень быстро, потому что всем хочется позвонить. Дело в том, что пять лет назад у меня горел газ. То есть у меня запах пошел, я позвонила в горгаз. Мне сказали: «Откройте форточку, перекройте кран». Я говорю: «Дело в том, что у меня в кране огонь уже идет». – «Да? Ну, если усилится запах, потом позвоните еще раз». Три раза я им звонила – они не приехали, проигнорировали все. Я поехала к ним туда. Приезжаю. Они говорят: «Вы что кричите-то? Приедем». Я говорю: «У меня газ из крана пахнет, огонь идет, из контрольного газа, который уже перекрыт». Вы понимаете?

И пока я не сказала, что я дозвонюсь до телевидения, что я в газету местную напишу, тогда они только почесались. И к начальнику, я именно непосредственно с начальником разговаривала. И только потом они устранили. Вы понимаете, газ идет – огонь! Я еще молодая тогда была, пять лет назад это было, сейчас мне 58. Дурочка, я еще зажгла спичку. Вы понимаете, какой бы факел там был? И дом бы взлетел!

Теперь, через пять лет, нас снесли – старые дома, ветхие дома – и заселили нас в новый дом, в совершенно новый дом. Полгода прожив, даже меньше, наверное, месяцев пять, понимаете, у меня перестал газ идти. Я говорю: «Почему у меня газа-то нет?» По соседям прошла – у всех газ. Думаю, может, объявление какое-то? Звоню туда, а они говорят: «Нет, газ у вас есть». Я говорю: «А у меня почему-то нет». – «Ладно, приедем, ждите». Я буду быстренько, потому что у вас время. Приезжают они и говорят: «Да, действительно нет». Мальчик открыл какой-то винтик, где у меня счетчик стоит, попросил у меня спичку, засунул ее туда, куда-то, я не знаю. «Ну все, теперь у вас в порядке, газ будет гореть». Я говорю: «Молодой человек, а почему там спичка-то?» – «Ну, пока. Ну, все нормально. Распишитесь». Вот и все.

А что касается контроля. Вот у нас, честно, слава богу, приходят каждый год, проверяют все, ну, совершенно как положено. Мы платим, да, платим. Вот я не помню, по-моему, 345 или 375 – раз в год. Насчет проверки – да, проверка у нас есть. А вот что касается наплевательского…

Виталий Млечин: Понятно. А когда проверка приходят, что смотрит, каким образом, как долго и как тщательно?

Зритель: Вы знаете, все смотрят, буквально все. Я даже им говорю: «Вы как у жены дома смотрите, настолько молодцы». Вот все буквально до предела! Даже не жалко эти деньги отдать. Даже сказали, что теперь два раза в год будут ходить, правда.

Виталий Млечин: Понятно.

Тамара Шорникова: Понятно.

Зритель: Спасибо вам огромное, что я позвонила.

Виталий Млечин: Спасибо и вам, что позвонили.

Тамара Шорникова: Да, и вам спасибо за вашу историю. Ну, на самом деле тех, кто доволен качеством проверки, не так уж и мало, судя по SMS. Томская область пишет: «За осень 2018 года, – за осень, – приходили аж два раза, проверяют тщательно». Оренбургская область пишет: «Село Новоуральск, у нас газовщик ответственный, проверяет раз в год и на вызовы приезжает. Спасибо ему большое».

Виталий Млечин: Ленинградская область с нами на связи, Татьяна. Здравствуйте, Татьяна, мы слушаем вас. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Вот у меня такая проблема. У нас газ привозной, сжиженный. Мы с мужем недавно поехали менять баллон, потому что… Ну, в смысле – не баллон, а заправлять газом. Приехали на газораспределительную станцию, и нам, в общем, говорят: «У вас просроченный баллон». Хотя у нас баллон до 2023 года. Раньше сроки, как они сказали, были десять лет, а теперь – только пять лет. Вот это правда или нет? У меня такой вопрос. Это правда или нет? Или нас обманули? Мы поехали, сделали поверку…

Виталий Млечин: Да, понятно, сейчас узнаем. Давайте мы попробуем ответить.

Зритель: Подождите! Сделали поверку, которая стоит 860 рублей. Мы пенсионеры, пенсии у нас маленькие, и для нас это деньги. В общем, вот у меня такой вопрос: есть ли такое положение, что сейчас пять лет только служит баллон?

Виталий Млечин: Мы поняли ваш вопрос, дайте нам возможность ответить.

Зритель: Хорошо.

Тамара Шорникова: Да, переадресуем эксперту этот вопрос.

Борис Соколинский: По сроку службы баллона я не могу, к сожалению, сказать. Но в любом случае надо позвонить в организацию, которая обслуживает газопровод и с ними проконсультироваться, чтобы они точно сказали.

Тамара Шорникова: Что касается теперь мер, которые все-таки могут изменить нынешнее положение дел. Потому что, действительно, мы обсуждаем всю неделю. К сожалению, приходилось обсуждать эту тему и раньше. Не дай бог, придется обсуждать еще. Различные инициативы, которые сейчас высказывают ведомства, – инициативы не новые. Те же датчики специальные, которые блокируют, например, газ в случае какого-то ЧП. Инициативу об их установке Минстрой выражал не раз. Но при этом при подсчете денег Правительство отказывалось от внедрения такого оборудования. Насколько сейчас это реально? И кто же все-таки может за это заплатить?

Борис Соколинский: Ну, вообще отвечая на этот вопрос, мне кажется, что я не вижу системного подхода. Я не вижу, к сожалению, системного подхода. Кто-то говорит: «А давайте поставим сигнализатор». Кто-то говорит: «А давайте чаще проводить техническое обслуживание». Кто-то говорит: «А давайте чаще контролировать». Кто-то говорит: «Давайте поднимем информационную кампанию». Да? А системного подхода нет. У нас ведь есть очень серьезные проблемы. Допустим, у нас нет единой базы данных о газифицированных квартирах домов. То есть та информация, которая есть или собирается организациями…

Тамара Шорникова: Но есть же цифры по их количеству. При этом где находятся конкретно эти квартиры – неизвестно?

Борис Соколинский: Нет, ну есть цифры, да. Нет, ну почему? Можно сказать, что дом такой-то газифицирован, в нем столько квартир. А вот какое газовое оборудование там, что? Вот слесарь пошел, провел техническое обслуживание. Что он там увидел – знает только слесарь.

Виталий Млечин: Вот это самое главное. Если выявлено какое-то нарушение, как потом с этой информацией поступают? Она кому вообще на стол ложится? И ложится ли? Или она где-то тонет?

Борис Соколинский: Значит, смотрите. Вот здесь разделены сферы ответственности. Если это внутриквартирное газовое оборудование, то есть все, что от крана на опуске, и само газоиспользующее оборудование, плита, – это сфера ответственности непосредственно жильца, владельца. Все, что до крана на опуске, включая кран, – за это отвечает управляющая компания.

Виталий Млечин: Ну понятно. А если, скажем, ко мне пришли и выяснили, что у меня с плитой какие-то проблемы, мне на это указали и сказали: «Поменяй». Я сказал: «Хорошо, поменяю». Дверь закрылась. А я не хочу и не меняю. Вот кто-то еще узнает о том, что у меня что-то не так с плитой и что мне надо было бы ее поменять?

Тамара Шорникова: Соседи, например.

Борис Соколинский: Ну, тут разные бывают моменты. Если плита действительно представляет опасность, конечно, вам газ отключат. Если там вообще… вот хорошо бы поменять, она, в общем-то, хорошая, но срок службы уже как бы истекает или истек – ну, это ваша ответственность, да. Но через год придет человек, опять посмотрит и сделает соответствующую запись, соответствующие выводы. И вы под роспись эту информацию получите.

Тамара Шорникова: Чтобы эта личная ответственность не стала проблемой для соседей, чтобы они не боялись жить рядом с какой-то неспокойной квартирой, что нужно поменять? Увеличить ответственность обслуживающих или газораспределительных служб? Поднять штрафы для владельцев квартир? Что поможет?

Борис Соколинский: Я думаю, что в данном случае вот тех нормативов, конкретно этой части и того технического обслуживания, которое должно проводиться, достаточно. Если попал слесарь в квартиру, если он действительно квалифицированно провел свою работу, то он оценит. Если действительно представляет прибор опасность и он не простоит еще год, естественно, он отключит. То есть здесь еще как бы квалификация слесаря играет роль.

Виталий Млечин: Понятно. Вот а квалифицированно – это как? Какое оборудование должно быть с собой? Многие наши зрители пишут, что только мыльной пеной промазывают стыки. Этого достаточно? Или еще что-то надо бы делать?

Борис Соколинский: Конечно, конечно. Есть целый перечень работ, которые должен провести слесарь, попав в квартиру. Он в 410-м постановлении Правительства указан, он есть. И там есть… И слесарь выполняет роль не просто непосредственно слесаря, который крутит и устраняет утечки, а он выполняет роль инспектора, он должен проверить на соответствие нормативным документам вот то газовое оборудование, которое он увидел в квартире. Так что если он выполнил свою работу добросовестно, то опасности… если он попал и выполнил свою работу добросовестно, то опасности нет. А вот если он не попал, то тогда – да.

Ну, я, конечно, не беру какие-то криминальные случаи, когда просто открывают газ и забывают про это. Да, такое тоже бывает. И тут уже никакой слесарь и никакая система…

Виталий Млечин: От этого застраховаться невозможно. Давайте посмотрим небольшой сюжет. Наши корреспонденты в разных российских регионах спрашивали у людей на улицах, как часто проверяют газовое оборудование, сколько раз и как тщательно.

ОПРОС

Виталий Млечин: А когда во всем газе газ отключают, как же проверяют?

Борис Соколинский: Вы имеете в виду…

Виталий Млечин: Нет, ну просто одна из зрительниц говорит, что во всем газе… во всем доме отключают газ, а потом проверяют. А как же? Не поймешь, есть ли утечка или нет, если нет газа в трубе.

Борис Соколинский: Нет, это тоже непонятно, потому что, конечно, чтобы провести качественную проверку, в доме должен быть газ. Правда, можно провести опрессовку. Может быть, жительница имеет в виду это. То есть отключили газ, провели опрессовку, а потом газ включат и проверят тоже. Ну, газовые службы, да, иногда такие вещи делают. Просто перепутала, наверное.

Тамара Шорникова: Есть SMS, по которым видно, что люди все равно не очень верят даже в компетентных сотрудников, потому что, мол, забывчивый пожилой человек может перечеркнуть всю работу, просто забыв выключить газ и так далее. И возмущаются, почему не запрещены до сих пор газовые плиты без газконтроля. Много лет выпускаются газовые плиты с газконтролем, но по сей день есть более дешевые, и их покупают, соответственно. Вот все-таки какие-то автоматические системы. Во-первых, есть ли такие системы, которые можно установить на старое оборудование, допустим? Либо это только…

Виталий Млечин: Установить и забыть, чтобы они сами все проверяли.

Тамара Шорникова: Либо действительно поможет какой-то запрет на оборудование без газконтроля?

Борис Соколинский: Я понял. Современное оборудование с газконтролем очень надежное. Оно, конечно, удорожает. Установить его, конечно…

Тамара Шорникова: Оно вмонтировано в новую плиту автоматически, а на старую его не поставишь?

Борис Соколинский: Оно не всегда вмонтировано, к сожалению, в новую плиту. Но я, например, за то, чтобы просто запретить законодательно выпускать плиты без газконтроля конфорок, потому что газконтроль духовки должен быть обязательно, это уже сейчас есть. А газконтроль конфорок – да, это очень эффективное средство. То есть человек – или бабушка, или еще кто-то – открыл все конфорки, а газ не идет. То есть пока не нагреется термопара, специальный датчик, газ не пойдет.

Виталий Млечин: Нам пора подводить итоги. Давайте, наверное, резюмируем следующим образом. Чтобы число трагедий стало меньше, что тут первично – хорошая работа контролирующих органов, качественное оборудование, плиты с газконтролем и так далее, или все-таки личная ответственность людей, жильцов, которые устанавливают себе газовое оборудование? Как вы считаете?

Борис Соколинский: Я считаю, что все вместе. Вот здесь надо подключиться всем и всем наконец понять. Я понимаю, что пострадают жильцы и что, конечно, равнодушным уже оставаться нельзя. Вот я послушал выступающих, и мне очень импонируют те люди, которые говорят: «Да, я звонила. Да, я добивалась. Я добилась».

К сожалению, да, получается… Я понимаю, что это неправильно, что все должны работать на уровне. Но если уж так не получается, обращаюсь непосредственно к жильцам газифицированных квартир: не будьте равнодушны! Чувствуете запах газа – сразу звоните. Он не пройдет. А если пройдет, то это может быть плохо, потому что он пройдет, а потом опять появится, или просто недостаточно одоранта было добавлено в газ. Звоните, добивайтесь своих прав. В конце концов, вы платите за это деньги – значит, вы имеете право, чтобы жить в безопасности, у вас было нормальное газовое оборудование и все было по закону, все как положено.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое. У нас в гостях был начальник Центра диагностики газопроводов ООО «Промгазэнергосервис» Борис Соколинский. Мы говорили о газовом оборудовании и всем, что с этим связано. Вернемся через пару минут, никуда не уходите, пожалуйста.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты