Бросай курить или обанкротишься

Бросай курить или обанкротишься | Программы | ОТР

Минфин предлагает в следующем году повысить акциз на сигареты на 20%

2020-09-16T13:49:00+03:00
Бросай курить или обанкротишься
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Константин Ордов
руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве РФ
Олег Барвин
руководитель департамента по работе с государственными органами «БАТ Россия»

Иван Князев: Ну что, господа курильщики, накурим вместе на государственный бюджет? Минфин предложил компенсировать рост расходов, связанный с пандемией COVID-19, за счет увеличения акцизов на табачную продукцию сразу на 20% вместо планируемых 4%. Аналитики объяснили, что при таком резком росте акцизов сигареты подорожают не менее чем на 20 рублей за пачку. В этом году средняя стоимость пачки сигарет составляет 120 рублей, ну а в следующем, соответственно, будет 140.

Тамара Шорникова: Производители табака уверены, что столь резкий рост розничных цен за пачку усилит разрыв между легальной и нелегальной продукцией. Покупатели, чьи доходы, в отличие от акцизов, не растут, а только снижаются из-за пандемии, станут приобретать более дешевые и контрафактные, контрабандные табачные изделия.

Иван Князев: Почему за наш счет пополняют бюджет, вот в чем вопрос. Придется ли теперь бросать курить, узнаем у экспертов. Ну а вы, друзья, расскажите свое мнение об этой инициативе.

Тамара Шорникова: Давно пора, Вань.

Иван Князев: Да.

Олег Барвин у нас сейчас на связи, руководитель Департамента по работе с государственными органами «Бритиш Американ Тобакко Россия». Здравствуйте, Олег.

Олег Барвин: Добрый день.

Иван Князев: Что нас ждет после всего этого? Вот мы уже сказали, что сигареты подорожают на 20 рублей, – только ли на 20?

Олег Барвин: Ну вы знаете, я начну с того, что уже сейчас каждая 6-я пачка сигарет, которая продается в России, является нелегальной. Происходит это потому, что уже сейчас акцизная нагрузка на сигареты очень высокая, и потребитель просто вынужден искать более дешевые предложения. Предложение, которое сейчас сделал Минфин о повышении акциза еще на 20%, как вы сказали, будет означать, что средняя пачка в следующем году будет стоить уже 140 рублей. В абсолютных цифрах это будет самое большое повышение акциза за всю историю современного табачного регулирования в России.

И мы понимаем, что государство пытается найти дополнительные источники бюджетного финансирования для поддержки экономики в такое непростое время, но мы считаем, что, к сожалению, эта норма просто не будет работать. Потому что, как вы верно отметили, доходы потребителя не увеличиваются, экономисты считают, что реально располагаемый доход уменьшился, и нет никаких оснований полагать, что потребитель сможет позволить себе продолжать покупать сигареты по такой высокой цене.

Иван Князев: Олег, подождите, а что значит «норма не будет работать»? Ну введут ее в действие и все, и будет работать.

Олег Барвин: Она, к сожалению, не даст тех дополнительных доходов, на которые Минфин рассчитывает...

Иван Князев: А-а-а, в этом плане.

Олег Барвин: ...в виде допдоходов бюджета.

Я хочу обратить внимание на то, что уже сейчас доля нелегального рынка около 15%, основным источником нелегальных сигарет в России являются поставки из соседней Белоруссии, с которой у нас границы, как вы знаете, открыты. Так вот, обратите внимание, что в Белоруссии акцизы на сигареты поднимаются всего лишь на 10%, то есть меньше, чем в России. Уже сейчас есть большой разрыв в ценах между сигаретами из Белоруссии, которые можно купить за 50 рублей на нелегальном рынке, и российскими сигаретами.

Так вот этот разрыв в ценах лишь увеличится, поэтому государство не получит того дохода от повышения акциза, на который оно рассчитывает, так как рынок легальный рухнет, подпольные продажи увеличатся до 30%, и акцизные сборы с этого уменьшенного легального рынка просто не то что не увеличатся, они даже уменьшатся. Наши расчеты показывали, что, если бы акциз повысился на более умеренные 8–10%, это дало бы действительно прирост налоговых сборов. А в таком случае, как сейчас, это будет лишь падение сборов и удар по карману потребителя.

Иван Князев: Давайте сначала на секундочку... Во-первых, мы все говорим, сколько это денег принесет в бюджет. У нас вот есть цифры: в стране в нашей, в России, 33 миллиона курильщиков, сейчас покажем вам эту графику, а акцизный сбор в 2020 году, планируют, рассчитывают на это в Минфине, составит 600 миллиардов рублей, это какая-то очень большая сумма получается у нас.

А момент такой: а что значит, они не заберут? Это ведь вопрос эффективности работы контролирующих органов. Будут пресекать нелегальных перевозчиков через границу, продавцов и так далее.

Олег Барвин: Вы знаете, к сожалению, мы видим, что эти меры просто не будут работать, потому что легко сказать «пресекать перевозчиков и нелегальную торговлю». Но напомню вам, что с той же Белоруссией у нас открытые границы, то есть у нас нет пунктов контроля, где перевозчики могли бы осуществляться. У нас законодательно не установлена минимальная норма, которую можно перевозить, минимальную норму сигарет, которую можно перевозить с собой при пересечении российско-белорусской границы. То есть можно ввозить фуры сигарет и говорить при этом, что ты везешь их для личного потребления, это не будет являться нарушением закона.

Иван Князев: О как.

Олег Барвин: И мы видим, что введена электронная маркировка сигарет, но по-прежнему мы видим, что проблема, к сожалению, не решается, а с увеличением ценовой разницы между легальными и нелегальными сигаретами соблазн покупать нелегальные сигареты будет только увеличиваться. Поэтому, к сожалению, когда разница в ценах на пачку сигарет будет 50 рублей и 140 рублей, ни один инструмент контроля не позволит сократить этот нелегальный рынок.

Тамара Шорникова: Мы так уверенно за всех курильщиков говорим, а давайте выясним, не знаю, правда, курильщик или нет наш телезритель следующий, но попробуем выяснить. Сергей, здравствуйте. (Оставайтесь, пожалуйста, на связи, Олег.)

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Что вы думаете по этому поводу?

Зритель: Вот правильно сказал предыдущий человек, что все будет подпольно, вот, и ваш рынок рухнет, так же как рынок и алкоголя предыдущий, вот.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Люди перешли на самогон, здесь люди перейдут на табак и безакцизные сигареты. Вы знаете, самый простой прямой пример, возьмите Таганрог. Приезжаю, здесь в Тольятти пачка сигарет 60 рублей, а там без акцизов 40, вот.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Ну да, выбор очевиден. Сергей, а вы сами курите?

Зритель: Пятьдесят лет из шестидесяти двух.

Тамара Шорникова: Ого.

Иван Князев: Бросать, я так понимаю, не планируете?

Зритель: Нет.

Иван Князев: Без вариантов?

Зритель: Нет, не брошу, потому что, вы понимаете, это... Ну жизнь так заставляет, вот, не покуришь – стресс не снимешь, вот.

Тамара Шорникова: Ну это же миф, ну...

Иван Князев: Ну... Понятно, это ваш выбор.

Тамара Шорникова: Ладно. Скажите, вы будете больше тратить в итоге на сигареты или будете какие-то обходные пути, может быть, сейчас уже их ищете?

Зритель: Конечно, обходные! И так же с вашей «серой» зарплатой, и так же с налоговой, потому что в каждом законе есть лазейки так, как вы пишете, вот. Государство и чиновники, которые делают эти законы, они не думают о последствиях, а пусть подумают сначала, во что это выходит простому, рабочему человеку.

Тамара Шорникова: О народе наконец, да?

Иван Князев: Спасибо вам, Сергей.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Ну, вот так может получиться, на «серую» зарплату будем покупать «серые» сигареты.

Еще один телезритель у нас на связи.

Тамара Шорникова: Юрий, здравствуйте. Юрий подумал: «Да что, пойду лучше курну сигаретку»?

Итак, Олег, знаете, что хочется спросить? Мы вот все время говорим, что вынужденно, значит, перестанем покупать сигареты, ну кто это делает сейчас, вынужден будет пойти производитель на такие меры. А может быть, просто вы будете поменьше зарабатывать, понимая, что можете лишиться большой части рынка? Как-то более акцизы на себя примете?

Олег Барвин: Ну вы знаете, здесь вопрос даже не в заработках. Я могу сказать, что, когда мы видим такое высокое повышение акциза, отрасль вынужденно берет на себя значительную часть этого акцизного повышения. Поэтому, безусловно, это будет происходить. Но мы видим, что уже сейчас потребитель находится на той грани, когда даже повышение на несколько рублей является критичным. И к сожалению, как я уже говорил, реально располагаемые доходы населения не только не выросли, они снизились в силу кризисных ситуаций в экономике.

Поэтому я бы вернулся к тому, что достичь той цели, которой хочет достичь государство, а именно получить дополнительные акцизные сборы, можно и без таких радикальных мер, для этого нужно просто, во-первых, увеличить акциз на более сбалансированный показатель, если это будет 8 или 10%, это позволит получить дополнительно десятки миллиардов рублей.

Иван Князев: Ну ладно, Олег, давайте не будем за государство считать. У вас как у табакопроизводителя хочу спросить – ассортимент упадет?

Олег Барвин: Ассортимент может упасть, и мы вынуждены будем делать так, чтобы наши сигареты оставались на том же уровне качества, мы не сможем, в отличие от нелегальных производителей, экономить на качестве продукции, так как вся наша продукция соответствует техническим стандартам и всем международным требованиям. Что нас беспокоит в данной ситуации, это то, что будет покупаться на подпольном и нелегальном рынке, что будет потребителю предлагаться из-под прилавка.

Иван Князев: Спасибо. Олег Барвин, руководитель Департамента по работе с государственными органами «Бритиш Американ Тобакко Россия».

Тамара Шорникова: Елена, Воронеж с нами на связи сейчас. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Елена.

Зритель: Я что хочу сказать? Я курильщик, я курю много лет, больше 40 лет. Я, конечно, курить не брошу. Это беда нас, пенсионеров, то, что у нас половина пенсии фактически при мизерных ее размерах уходит на сигареты. Если государство беспокоится о нашем здоровье, ну что ж, мы просто раньше сдохнем, нам не надо будет платить пенсию. Это геноцид старшего пожилого поколения.

Что касается молодежи, молодежь меньше курит, чем наше поколение, молодежь потребляет наркотики тотально. Поэтому выпустили таких джинов сейчас из бутылки, что бороться с нами, с курильщиками... Уж дайте нам дожить спокойно на наши мизерные пенсии с безумно и сейчас дорогими сигаретами, а мы как курили, так и будем курить, просто мы станем еще меньше есть, вот и все.

Иван Князев: Ох, Елена, как-то вы все грустно говорите, прямо как Высоцкий: «Нам жить на две затяжки осталось». Ну... Спасибо вам, все равно спасибо за ваше мнение.

«Подпольно не подпольно, а курить будут все меньше и меньше», – это мнение из Пермского края от нашего телезрителя. – Это вообще должно подкрепляться другими мерами, не надо искать других причин». Из Владимирской области: «Как-то грустно получается, без вредных привычек и жизнь не жизнь вовсе».

Тамара Шорникова: Сейчас узнаем, что там в экономике нашей произойдет не произойдет от повышения акциза. Константин Ордов, руководитель Департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве России. Здравствуйте, Константин Васильевич.

Константин Ордов: Добрый день.

Тамара Шорникова: Ну вот предыдущий эксперт сказал нам, что фокус не удастся, то есть...

Иван Князев: ...600 миллиардов недополучит, не получит бюджет. Как вы считаете?

Константин Ордов: Я думаю, он был заинтересован в таком ответе. А мы с вами как простые обыватели, конечно, должны взвесить все «за» и «против». Но статистика упрямая вещь, и если мы посмотрим предыдущие периоды, то от повышения акцизов, и достаточно такого существенного повышения, общие сборы увеличивались. И, понимая специфику ровно тех звонящих, которые вам сейчас объяснили, что они все равно не откажутся от курения, курение, вот этот акциз на табак не имеет такой эластичности. Его по сути, наверное, как ни увеличивай, потребление табака резко не сократится.

Но динамика будет, естественно, иметь среднесрочный, долгосрочный характер скорее отрицательный, но это и укладывается, в общем-то, в принятые прежде нами меры по борьбе с табакокурением, за здоровый образ жизни, когда мы ограничивали и точки продажи, правильно, когда мы с вами все-таки понимали, что отказ от табака – это наша осознанная государственная политика. И в том числе в части экономии средств здравоохранения, потому что табак, насколько мы понимаем и знаем, вызывает и хронические заболевания, и мы практически можем посчитать, в какие дополнительные расходы обществу лечение вот этих хронических заболеваний ежегодно выливается.

Иван Князев: Но вот все-таки есть у меня подозрение, что не только о здоровье сейчас думают в Минфине, сколько больше о доходах. А я так все равно хочу понять, те, кто авторы этой инициативы, они понимают, что это сопутствующих проблем кучу повлечет за собой? Что будет нелегальный рынок, люди будут покупать, то, что будут через границы возить? Одну проблему вроде решили, другую получили.

Константин Ордов: Ну, вы смотрите, мне кажется, здесь опять тоже лучше посмотреть на наш опыт, например, борьбы с поддельной водкой. То есть мы помним, насколько эта паленая, если можно так назвать, водка была распространена, популярна, и даже минимальные цены на водку особо не решали эту проблему до тех пор, пока не стали бороться с производителями подпольными, пока не стали бороться с поставками из соседних стран подобного рода продукта.

Так что опыт на самом деле положительный, и мы на сегодняшний день с вами констатируем существенное снижение нелегальной водки. Но, естественно, ее потребление тоже снизилось, а общие доходы акцизные выросли. Так что здесь, мне кажется, не так все однозначно, и в каком-то краткосрочном периоде, вполне вероятно, пока наша система, не знаю, полицейские, следователи, таможенники приспособятся к новым «серым» схемам поставки табака, после этого это так же уйдет в небытие, при желании конечно. Сегодня мы видим, что каждая пачка имеет акцизный знак, поэтому отследить происхождение несложно.

Важно только, единственное, мне кажется, мы вот как только говорим, что это как некая противоковидная мера, мы теряем главный и базовый смысл, в общем-то, акциза как такового и повышения его как некой долгосрочной стратегии государственной в области здравоохранения. Потому что, конечно, говорить о том, что 20%-е... И кстати, надо сказать, что сейчас мы ожидаем в том числе рост сбора акциза от нагреваемого табака, вот эти наши молодые «паровозы», «дымоходы» ходячие...

Иван Князев: Ну да, да, понятно.

Константин Ордов: И там существенный прирост. А те, конечно, 100–150 миллиардов, которые мы планируем в следующем году дособрать сверх, в общем-то, этого года, например, это при наличии дефицита бюджета еще тоже пока рано подводить итоги, там, скорее всего, от 1,5 триллионов до 5–7 триллионов, которые потрачены, израсходованы вследствие вот этих экономических проблем, связанных с COVID, то, конечно, 100 миллиардов и 1,5 триллиона – это не решение проблемы никаким образом. Так что тут, мне кажется, все-таки корень надо искать в другом, не противоковидные меры.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: А сбережение населения. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, Константин Васильевич.

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
После 40 лет вообще опасно бросать. Будут курить махорку и фальсификат, как уже пьют дезинфекторы. Повышения цен на алкоголь и табак нужно приравнять к геноциду пожилых людей, а правительство в международный трибунал.