Бужаниново: «печальный, но ожидаемый исход»?

Гости
Юрий Жданов
президент Всероссийской полицейской ассоциации, генерал-лейтенант, заслуженный юрист России
Ренат Каримов
председатель Центрального комитета Профсоюза трудящихся-мигрантов
Алексей Петропольский
предприниматель, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса

Константин Чуриков: Начнем с ситуации в подмосковном поселке Бужаниново, где, как вы знаете, сегодня закрыли общежитие для мигрантов. Такое решение принял глава области Андрей Воробьев. Тех, кто там жил, – а это рабочие местного завода по производству пластиковых окон – спешно вывезли на автобусах.

Случилось это после стихийного схода жителей поселка. Люди собрались накануне вечером рядом с общежитием после убийства пенсионерки, которое, по данным следствия, совершили двое граждан Таджикистана. Их задержали.

И вот что сейчас происходит в подмосковном поселке Бужаниново, нам расскажет наш корреспондент Алексей Дашенко, он с нами на прямой связи. Алексей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Добрый вечер, Алексей.

Алексей Дашенко: Да, здравствуй, Костя.

Константин Чуриков: Алексей, какая ситуация сейчас? Вот я помню, днем было твое прямое включение, ты говорил, что там, в общем, остаются еще рабочие. Сейчас мы уже знаем, что они, в общем, перевезены. Куда они перевезены? Где они теперь находятся? Вот эти мигранты, которые в этом общежитии жили.

Алексей Дашенко: Ну, мигрантов на самом деле перевезли на некую закрытую территорию. Нам адрес точный не сказали – ну, видимо, чтобы просто не поехали и не проверили.

Константин Чуриков: Ну понятно.

Алексей Дашенко: Сейчас заканчивается как раз собрание, которое так ждали жители. Я думаю, вам сейчас видно.

Оксана Галькевич: Да.

Алексей Дашенко: Вот за моей спиной еще человек тридцать-сорок стоит. Собрание закончилось, но люди не расходятся. Кстати, и начиналось оно, в общем, не без приключений, потому что жители села хотели, чтобы собрание прошло около общежития, где жили мигранты. Хотя им предложили более комфортные условия, в спортзале школы, но тем не менее люди собрались около общежития и не хотели отсюда уходить до той поры, пока глава района лично не поехал в общежитие, открыл его, провел людей, показал, что оно пустое, мигрантов там нет, даже разобраны все кровати, то есть просто пустые комнаты. И вот только после этого часть жителей пришли сюда. А многие, кстати, и просто разошлись по домам, когда поняли, что проблема решена.

Здесь же глава заявил, что мигрантов они действительно больше не увидят в селе, потому что они все на некой закрытой территории, там пропускная система, возить на работу их будут теперь только на автобусах. И по селу они ходить не будут, так как продукты им тоже будут привозить на эту территорию. В общем, вот такая судьба будет у мигрантов – будут жить в некой резервации.

Константин Чуриков: Алексей, а еще была информация, в частности Newsru ее распространял, что предполагаемые убийцы, во всяком случае подозреваемые, вообще к этому общежитию отношения не имеют, якобы они просто строили частный дом в СНТ, в общем-то, там и жили.

Алексей Дашенко: Да. Ну, эту информацию нам тоже подтвердили прямо здесь. Я общался с комендантом общежития, и он сразу сказал, что людей этих они не знают и к тем, кто жил в общежитии, они отношения не имеют. Но, знаете, мы общались и с жителями, которые очень много жаловались на мигрантов, ведь вели они себя здесь, в селе, ничуть не лучше тех, которые совершили преступление.

Константин Чуриков: Так?

Алексей Дашенко: Были даже случаи, когда просто ходили и приставили к несовершеннолетним девочкам. Ну, просто про это, видимо, не говорилось, но люди-то ведь наверняка жаловались на эту ситуацию. И здесь, в селе, говорят, что вот это было, к сожалению, таким печальным, но ожидаемым исходом.

Оксана Галькевич: Алексей, вот вы говорите, что наверняка люди на это жаловались. Полиция наверняка тоже сегодня была на этом сходе, присутствовала. Они в курсе были, так скажем, напряженности некой с одной стороны местных жителей? Действительно, у них есть какие-то заявления, обращения местных жителей? Или это все такие словесные, так скажем, спекуляции?

Алексей Дашенко: Ну, полиция, разумеется… Мне так показалось, что полиция, разумеется, была в курсе. Потому что когда мы подходили, они нам отвечали: «Извините, без комментариев. Делайте запросы». Ну, вы сами знаете, как непросто у них получить интервью. Но лично мне показалось, что они были в курсе.

Оксана Галькевич: Алексей, а вот сейчас люди еще остаются по-прежнему у вас за спиной, там сход продолжается. Почему не расходятся? Если они во всем убедились, что никого там нет, что они продолжают там сейчас обсуждать?

Алексей Дашенко: Здесь на самом деле приехал не только глава района, но были и представители других властных структур. И вот если глава района совершенно точно уехал буквально минут пятнадцать назад, я видел, то кто-то остался здесь. Просто люди (видимо, уже столько накипело) продолжают изливать душу, задавать какие-то другие вопросы, ведь все-таки мигранты – это наверняка не единственная проблема в Бужаниново, скажем так.

К нам тоже подходила сейчас какая-то женщина, буквально перед прямым включением, просто не успели с ней пообщаться. Она как раз хотела рассказать, что, действительно, много проблем в селе, и надо решать их глобально. Ну, просто не успели выяснить, что она имела в виду.

Константин Чуриков: Алексей, а сколько вообще в этом селе жителей? И заметили ли вы, что, скажем так, особенно много полиции, может быть, силы еще какие-то дополнительные стянуты?

Алексей Дашенко: Ну, это обычный средний провинциальный городок, жителей здесь немного. А вот полиции сегодня было действительно достаточно. Причем были люди и в полном обмундировании, скажем так. Потому что вчера на сходке жители просто заявляли: «Если вы не закроете общежитие, мы его сожжем». То есть довольно такие серьезные заявления. И поэтому, скорее всего, полиция сегодня была готова, что народные волнения продолжатся.

Но еще вчера глава поселения просто вышел к жителям и сказал: «Завтра мы эту проблему решим, поэтому, пожалуйста, не устраивайте тут никакого самосуда, никакой битвы, ничего здесь не нужно, иначе просто пострадает еще больше людей. Давайте решим этот вопрос мирно». Действительно, сегодня около общежития вообще никого не было, начиная с утра. То есть мигранты совершенно спокойно выходили, собирались, уезжали. Людей здесь не было.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо, Алексей.

Константин Чуриков: Алексей Дашенко сегодня весь день в подмосковном Бужаниново, где случилась эта трагедия – мигранты, двое мигрантов убили и изнасиловали, изнасиловали и убили пенсионерку. Спасибо.

Ну, сейчас я прочту сразу несколько эсэмэсок. Мне кажется, важно сейчас прочитать эсэмэску из Кемерова: «Подонков хватает везде, и не только среди мигрантов».

А теперь мы приглашаем к участию в этом разговоре наших гостей. У нас в студии Ренат Каримов, председатель Профсоюза трудящихся мигрантов. Добрый вечер.

Ренат Каримов: Здравствуйте, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ренат Исмагилович.

Константин Чуриков: И Алексей Петропольский, руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «Опоры России». Алексей Игоревич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Алексей Игоревич.

Алексей Петропольский: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Ну, мы начнем конкретно с этой сегодняшней криминальной ситуации, тревожной, криминальной ситуации, а потом уже будем говорить о трудовой миграции.

Давайте начнем все-таки с того, что произошло. Ренат Исмагилович, ваш комментарий.

Ренат Каримов: Ну, мне нечего добавить, кроме того, что вы сказали. Мне кажется, что сейчас должны работать следственные органы, полиция, органы дознания, они должны все это выяснить. К сожалению, преступления такого рода происходят не только где-то за рубежом, но и в Российской Федерации. Печально, что участвуют в этом деле… что подозреваются иностранные граждане, трудовые мигранты.

Я хотел бы сказать, что не следует проецировать вот эту ситуацию на миллионную, на многомиллионную армию иностранных работников, которые работают добросовестно в Российской Федерации. Может быть, посмотреть, почему в этом поселке, в этом селе Бужаниново работают иностранные граждане в то время, когда в Сергиевом Посаде, я посмотрел, 5 100 человек стоят на учете на бирже труда.

Константин Чуриков: Да.

Ренат Каримов: Может быть, местные жители могли бы сами производить эти окна.

А что касается мигрантов – ну, если мы считаем, что они нужны… А Правительство Российской Федерации говорит, что 2 миллиона не хватает мигрантов в строительстве. В селе они говорят: «Вот у нас некому посадить, а сейчас некому убрать урожай». Вчера сказал заместитель Собянина о том, что 200 тысяч не хватает в Москве.

Оксана Галькевич: Каждый день говорят.

Ренат Каримов: Это, с одной стороны, приятно слышать, что труд востребован, у мигрантов важная какая-то роль. Но, с другой стороны, мы говорим о мигрантах все время в негативном контексте. Понимаете? Вот 4 миллиона мигрантов, и нет какого-то устойчивого хорошего резюме, реноме такого, понимаете, что они работают, что их вклад значителен, что без них, к сожалению, пока Российская Федерация не может обойтись. Ну да, есть неизжитые какие-то факты, человечество несовершенно.

Оксана Галькевич: Ренат Исмагилович, вы знаете, я вас хотела спросить, так как вы давно занимаетесь этой работой, этим вопросом. По моим ощущениям (возможно, я не права), все-таки надо сказать, что несмотря на ту трагедию, с которой мы сегодня начали, таких ситуаций становится меньше в последнее время. Ведь был какой-то период, когда ну практически день за днем, очень часто появлялись подобные истории, напряженные – в начале нулевых, в середине.

Ренат Каримов: А это все уже зависит от средств массовой информации. К сожалению, мы, гражданское общество, мы лишены возможности объективной информации. Действительно ли больше стало вот таких драк? Удобно к какому-то случаю сказать: «О, дерутся!» И будут говорить.

Константин Чуриков: Кстати, а драк-то, судя по сообщениям как раз в СМИ, стало больше, между прочим.

Оксана Галькевич: Кстати.

Константин Чуриков: Алексей Игоревич, сейчас вам дадим слово. У нас просто на связи как раз полицейский.

Юрий Жданов, президент Всероссийской полицейской ассоциации, генерал-лейтенант. Юрий Николаевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Юрий Жданов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот вопрос первый. Давайте сейчас начнем с той конкретной ситуации, которая произошла в Бужаниново. Вот нам корреспондент сказал, что местные жители утверждают, что они и ранее обращались в органы правопорядка, жаловались на разные – ну как сказать? – приставания, видимо, попытки изнасилования, но действий никаких не было. Вот почему не реагировали правоохранители, власти не реагировали?

Юрий Жданов: Ну, я не могу сказать, что не реагировали, потому что у полиции есть функция не только гласной, но и негласной работы. И я думаю, что все выводы, которые связаны с этим случаем и вокруг него, уже сделаны. Это дело находится на контроле у руководства Министерства внутренних дел. И думаю, что виновные, безусловно, понесут соответствующее наказание.

Более того, сейчас волна этих преступлений, к сожалению, все-таки идет вверх.

Константин Чуриков: Так?

Юрий Жданов: И очень важно здесь не наломать дров. С одной стороны, мы нуждаемся в мигрантах. С другой стороны, излишние репрессии здесь тоже не нужны. И каждый случай в этом плане должен находить адекватную реакцию, а реальные виновные должны быть привлечены к ответственности.

Оксана Галькевич: Юрий Николаевич, скажите, а как в принципе полиция, как полицейский должен действовать, если поступает сигнал от местных жителей, ну я не знаю: «Нам страшно. Наши дети ходят в школу, какие-то разговоры с ними пытаются заводить»? Пусть они даже и не пишут никаких заявлений, но полиция постоянно какие-то тревоги и сигналы получает.

Что вообще правоохранительные органы могут в этой ситуации сделать? Мне просто хочется понять, понимаете? Полиция начинает действовать, когда уже, не дай бог, чтобы произошло? Или есть какие-то инструменты и обязанности у правоохранительных органов, чтобы действовать еще на этом этапе?

Юрий Жданов: Я думаю, что каждый этот случай, особенно в наше время, сейчас, находится под пристальным вниманием и руководства территориальных органов, и министерства, и ведется гласная и негласная работа с мигрантами. И если нет моментального адекватного реагирования, особенно если это оформлено не устным звонком, а соответствующей жалобой, то это нарушение деятельности полиции. И каждый полицейский понимает, что он сам может быть предметом и объектом ответственности за нерадивость, за некачественную работу. Никто не заинтересован в укрывательстве таких преступлений.

На мой взгляд, нужно всем чуть-чуть набраться терпения. И этот конкретный случай, и подобные, безусловно, получат свою юридическую и уголовно-правовую оценку.

Оксана Галькевич: Юрий Николаевич, негласная работа – это что? Я не знаю, участковый или представитель правоохранительных органов приходит в это общежитие: «Так, собирайтесь в такое-то время, у нас будет беседа»? Или отдельно с этими людьми встречается, с иностранными рабочими, что-то им разъясняет? Негласная работа – это что? Я хочу понять. Я тоже как бы гражданин. У нас у всех есть дети. Я хочу понять, как работает наша полиция.

Юрий Жданов: Это оперативно-розыскная деятельность, которая связана с ситуацией массового скопления мигрантов, где есть соответствующие источники получения информации. К сожалению, в ряде случаев мы все-таки «бьем по хвостам», но тем не менее эта работа ведется соответствующими подразделениями МВД, никак не участковыми, а теми, кто занимается уголовным розыском, кто занимается оперативной работой. И здесь просто это не один миг и не один день.

Вот то конкретное общежитие является уже не первый день предметом пристального внимания. Предотвратить этот случай не удалось. Да, это наша вина, это беда. Но найти виновного и привлечь к ответственности, разобраться с коллегами, которые пытаются мыслить так же, как преступник, – за этим, я думаю, будущее. И этого недолго ждать.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое. Юрий Жданов, президент Всероссийской полицейской ассоциации, генерал-лейтенант, в нашем эфире.

Понятно, все на эмоциях. Алексей Игоревич, мы вас специально не спрашивали, потому что… Ну что сказать? Вот скажите, пожалуйста, прежде чем мы перейдем уже к трудовой части вопроса, действительно ли у нас сейчас такая нехватка мигрантов?

Алексей Петропольский: Действительно, есть нехватка.

Оксана Галькевич: Нехватка рабочих рук? Или нехватка мигрантов? Это вообще вопросы разные или это одно и то же?

Алексей Петропольский: Ну, по сути, рабочих рук-то хватает, но за эти деньги, которые предлагает на сегодняшний момент рынок, работать никто не хочет. И фактически это очень большая системная проблема. Вот сейчас как-то все набросились на то, что есть вот это общежитие, есть вот это убийство. Но я вам могу сказать, что убийства происходят каждый день, происходят и изнасилования каждый день – и в Московской области, и в Москве, и в целом по регионам. Если брать эти общежития, то их только по Подмосковью тысячи! И все они, как говорят, под пристальным вниманием правоохранительных органов, которые их и опекают.

Я не раз как юрист пытался разобраться с дачными поселками, в которых вырастают подобные общежития, в которых живут от 500, а иногда и несколько тысяч человек, в индивидуальном жилом доме. Там все сделано, как в бараке. По сути, естественно, построить такое и сдать в эксплуатацию без действия властей практически невозможно. И жители, естественно, пишут жалобы. И я вам могу сказать, что внутри этих общежитий очень часто происходит бытовое насилие и очень часто происходят даже убийства. И никто в СМИ эти вопросы не поднимает.

Константин Чуриков: Это такое государство в государстве, да?

Алексей Петропольский: Конечно. Это огромный бизнес, поскольку крупные застройщики, крупные компании, которые нанимают в рамках аутстаффинга большое количество мигрантов, им нужно их где-то размещать. Платятся миллионы рублей. Такие «гостиницы» «отбиваются» за считаные годы. За один-два года можно «отбить» действительно хорошую постройку.

Оксана Галькевич: Ого! Ничего себе!

Алексей Петропольский: Да.

Оксана Галькевич: Понимаете, когда вы говорите «один-два года», то это говорит о том, какие деньжищи там крутятся.

Алексей Петропольский: Огромные деньжищи. Ну, представьте, если там живет 500 человек, каждый из них от 150 до 200 рублей платит. И платит за них, как правило, компания. Перемножьте элементарно – и вы поймете, что это выгоднее, чем пятизвездочный отель в центре Москвы.

Константин Чуриков: О том, что выгодно и что не выгодно, о трудовых ресурсах, о трудовых мигрантах и о наших российских безработных – через несколько минут. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)