Было личное – стало публичное. Как защитить свою приватность в Сети?

Было личное – стало публичное. Как защитить свою приватность в Сети? | Программы | ОТР

Или это сегодня уже невозможно? Узнаем у экспертов

2020-11-12T21:40:00+03:00
Было личное – стало публичное. Как защитить свою приватность в Сети?
Реальная стоимость iPhone. Целевой набор в вузы. Удалёнка. МФО по новым правилам. Чаты – зло? Реальные зарплаты. Автомобиль – роскошь? Карантинные меры. ЖКХ по-нашему
Реальная стоимость: iPhone. На какие уловки идёт яблочный бренд, чтобы завысить цену телефона
Выйти из чата?
«Никогда не соглашайтесь на продление долга»
Закон об удалёнке
Бюджетных мест в вузах для целевого набора станет больше
Мусоропроводы морально устарели?
Чаты преткновения
Карантин не для всех?
Какой автомобиль - уже роскошь?
Гости
Роман Ромачев
генеральный директор агентства «Р-Техно»
Артур Хачуян
специалист по анализу данных, основатель Tazeros Global Systems

Денис Чижов: Вот мы потихоньку добрались до «Темы дня», с вами программа «ОТРажение», Дарья Шулик...

Дарья Шулик: ...и Денис Чижов.

Денис Чижов: Вообще на этой неделе вот всю информационную повестку одним простым видеороликом сделал один человек, футболист Артем Дзюба. Ну, наверняка вы уже это посмотрели, его личная весьма пикантная хроника каким-то образом стала настоящим народным достоянием. Но это далеко не первый раз, когда личные фотографии, видео или переписка каких-то знаменитостей утекают из личных телефонов. Жертвами хакеров становились в разное время также певица Наташа Королева, бывший кандидат в президенты Ксения Собчак, голливудская актриса Скарлетт Йоханссон и многие-многие другие.

Дарья Шулик: Ну кстати, жертвами утечки данных становятся не только известные люди. К примеру, в мае всю страну облетела история тульской медсестры. Пациент без разрешения выложил в соцсеть ее фотографии, на них она проводит осмотр в прозрачном защитном костюме, надетом на нижнее белье. Несмотря на уважительную причину, работать в одежде чрезвычайно тяжело и жарко, девушка получила большое количество гневных отзывов и замечание от Минздрава. Впрочем, неожиданная популярность сыграла ей на пользу: уже через месяц она получила от местного телеканала предложение вести прогноз погоды, а затем стала лицом бренда спортивной одежды.

Денис Чижов: Ну, эта история такая со счастливым концом, но мы знаем много историй, когда ни к чему хорошему это не приводило. Как защитить себя от кражи личных данных, фотографий, видео из телефона, с компьютера домашнего? Об этом хотим поговорить в ближайшие полчаса.

К нам присоединяется Артур Хачуян, специалист по анализу данных, основатель Tazeros Global Systems. И наших телезрителей мы просим писать: вы страдали от хакеров? Ваши фотографии оказывались где-то в социальных сетях? И может быть, у вас вымогали какие-то деньги? Пишите и звоните.

Артур, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Артур.

Артур Хачуян: Здравствуйте.

Денис Чижов: У меня первый вопрос. Например, Дзюба, да, история, у него же никто ни денег не просил, ничего. Это вообще что? Это хулиганы единичные этим занимаются, или это какая-то индустрия прямо работает?

Артур Хачуян: Слушайте, давайте как бы, если уж касаться темы футболиста, то все-таки это была не утечка персональных данных в том или ином виде, у него же никто не крал эти видеозаписи. Он отправил их в личной переписке некой девушке, которая их потом, собственно, опубликовала в открытый доступ. Это юридически все-таки считается нарушением права на частную жизнь, а не кражей подобной информации. Вот если бы его телефон взломали без, собственно, его разрешения, тогда бы, наверное, это была кража.

Дарья Шулик: Артур, ну давайте уже Дзюбу оставим в покое...

Денис Чижов: Ага.

Дарья Шулик: Ему и так досталось за эту неделю.

Артур, скажите, пожалуйста, а насколько вообще мы сейчас стали, если можно так сказать, уязвимы благодаря современным гаджетам? Действительно ли можно вот так вот все фотографии, данные легко забрать и делать с ними все что угодно?

Артур Хачуян: Смотрите, конечно, хотелось бы как специалисту по информационной безопасности сказать, что да, есть волшебная кнопка, которая защитит все, что у нас есть. К сожалению, в современном мире с такой скоростью развиваются технологии по доступу к чужим данным, что, к сожалению, самый лучший совет – это все-таки держать себя в каких-то рамках определенных, не публиковать информацию в открытый доступ, не пересылать случайным людям паспорта и всевозможную чувствительную информацию, вот как-то так.

Денис Чижов: Но вот вы сейчас говорите «не пересылать каким-то незнакомым людям, которые могут опубликовать», это одна история. А если я, например, не знаю, жене отправил, это между нами переписка, и просто там из WhatsApp, из сообщений, из Telegram могут это сообщение как-то, эти фотографии вытащить недоброжелатели при желании?

Артур Хачуян: Ну, конкретно WhatsApp обладает такой функцией, как сквозное шифрование, даже сама компания WhatsApp не видит тех сообщений, что вы пишете. Но естественно, кто-то может подобрать пароль вашего собеседника или ваш, тогда эти данные, собственно, похитят.

Смотрите, есть три категории людей, которые могут получить доступ к вашей какой-то информации. Первая – это корпорации, которые являются владельцами Instagram, Facebook, любого мессенджера, которым вы пользуетесь. Это государство, которое тем или иным образом может иметь доступ к каналам распространения информации или, собственно, к каким-то конечным устройствам. И злоумышленники, хакеры и все плохие ребята, которые, собственно, нарушат закон.

Среди этих трех категорий больше всего мы боимся, естественно, людей, которые могут похитить нашу информацию, злоумышленников, но по факту на самом деле бо́льшую все-таки опасность несут в себе компании, которые являются владельцами подобных ресурсов, потому что они бесконтрольно могут эту информацию использовать.

Денис Чижов: Артур, я все-таки хочу на первый свой вопрос получить ответ – это индустрия целая, это какие-то команды огромные, офисы сидят хакеров, или это просто единичное хулиганство, как правило? Насколько велико?

Артур Хачуян: Чаще всего это единичное хулиганство, направленное на каких-то там знаменитостей, политиков и так далее. Нас с вами, простых людей, это может коснуться, например, в таком обывательском кейсе. Скажем, есть какая-нибудь крупная компания, крупный банк. Из-за какой-то определенной технической ошибки или из-за действий злоумышленника взяли базу этого банка, слили в Сеть, а мы с вами потом получаем сообщения якобы от службы безопасности банка.

Денис Чижов: Но это происходит очень часто, чуть ли не каждый день, вот эти звонки, рассылка...

Артур Хачуян: К сожалению, в современных крупных проектах, особенно в государственных, информационной безопасности уделяют все меньше и меньше времени, поэтому чаще всего сотрудник приклеивает пароль на стикере на монитор, и, соответственно, потом это все можно будет украсть.

Дарья Шулик: Вот, вы замечательную тему затронули заклеивания мониторов и всех вот этих вот глазков, которые на нас смотрят с компьютера. А скажите, на самом деле вот насколько, сидя перед компьютером, можно чувствовать себя спокойно, если этот глазок действительно не заклеен? И может ли кто-то подсматривать за нами через наш же компьютер вот через это око?

Артур Хачуян: Ну, чисто теоретически, конечно, если вы словите какой-то вирус, да, злоумышленник может получить доступ к вашей камере. Но это крайне трудно сделать...

Дарья Шулик: Ну то есть целенаправленно нельзя влезть к кому-то?

Артур Хачуян: Особенно трудно это сделать, не включив маленький зеленый идентификатор, маленькую зеленую лампочку. Поэтому это могут сделать целенаправленные ребята, которым заплатят за доступ именно к вашему компьютеру, но это крайне редкая история.

Дарья Шулик: Ну то есть как профилактика надо все-таки заклеивать это или нет?

Артур Хачуян: Ну я не знаю, я не заклеиваю. Все это, конечно, зависит от человека и от того контента, который он держит на своем компьютере. Если вы на своем компьютере обсуждаете какие-то нехорошие вещи или держите интимные видео и фотографии, то, конечно, вам стоит опасаться подобных вещей. У меня подобного контента на компьютере нет, поэтому, собственно, и проблем нет.

Дарья Шулик: Артур, ну вот сейчас мы все встречаемся посредством наших компьютеров через Zoom, всевозможные конференции, и все-таки, как многие себе представляют, в нашем компьютере в этот момент находится несколько людей. Вот потом, когда конференция эта заканчивается, будет ли у них возможность какую-то информацию оттуда забрать или нет? Потому что такое пишут нам в чат.

Артур Хачуян: Ну естественно, как минимум компания, которая обеспечивает подобные телемосты, имеет доступ к этим прямым эфирам, и Zoom, и, например, Skype, по которому мы с вами сейчас разговариваем. Вопрос просто в том, что вряд ли они смогут монетизировать эти видеозаписи, ну и, собственно, извлечь из них какую-то выгоду. Но чисто теоретически в эпоху массового, вот как только началась пандемия, все массово, особенно образование, начали переводить на Zoom-трансляции, злоумышленниками было найдено там огромное количество уязвимостей, и порнографию включали школьникам во время открытых уроков, и, собственно, крали чьи-то закрытые трансляции, много было таких вещей.

Денис Чижов: Давайте примем звонок из Белгорода (я думал, из Белграда нам дозвонились), из Белгорода Лариса дозвонилась. Лариса, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Денис Чижов: Вы становились жертвой хакеров?

Зритель: Я не становилась. Мне просто хотелось бы сказать... Уже можно говорить?

Денис Чижов: Да, вы в эфире.

Дарья Шулик: Да-да, слушаем вас.

Зритель: В эфире, да?

Просто вот жизнь сейчас современных молодых людей не напоминает нормальную жизнь. Публикуют фотографии, фотографии притом в неприличном виде, голые, раздетые и так далее, и так далее. А они думают о том, что им дальше придется жить, когда их дети увидят все эти картины неприглядные? Это просто вот вызывает шок будущего, вот будущее – шок, потому что прекрасные люди не должны так жить. Ведь поколение должно связываться чем-то порядочным, из поколения в поколение должны передаваться устои семьи.

А современные люди, ускоряя вот эти темпы перемен, просто не понимают. И потом как они будут порывать с тем прошлым, которое у них было в молодости, где они выставляли свои гадкие фотографии, всякие неприличные, недостойные, голые, ну, извините, с голыми попами?

Дарья Шулик: В общем, в молодости нужно думать, что выкладываешь, чтобы потом в старости не было мучительно больно и стыдно.

Денис Чижов: Да, спасибо, Лариса.

Артур Хачуян: Помните, раньше говорили «Береги честь смолоду», а сейчас говорят, что нужно беречь свой цифровой след смолоду.

Дарья Шулик: Точно.

Артур, подскажите, пожалуйста, есть вот такое мнение, есть несколько сообщений у нас в SMS-чатах, что вот эти пресловутые старые кнопочные телефоны – это лучшая защита от того, чтобы не забирали ненужную личную информацию у человека, а вот эти современные модные гаджеты наоборот.

Артур Хачуян: Ну смотрите, опять же, помните, у нас были три категории, корпорации, хакеры и государство?

Дарья Шулик: Ага.

Артур Хачуян: Смотря от кого вы, собственно, прячетесь. Если вы, например, прячетесь от государства, то кнопочный телефон, наоборот, позволит по операторам мобильной связи только лучше, собственно, прослушивать ваш телефон, в этом случае лучше использовать VPN, какие-то защищенные сервисы для звонков. Если вы хотите скрыться от корпорации, которая, собственно, может потенциально прослушивать ваш звонок, лучше опять же использовать просто какой-то защищенный мессенджер типа Signal, Matrix, Element, что-то такое.

Я просто хочу дополнить по поводу ответа на вопрос. К сожалению, современное поколение, – а я на самом деле к нему еще не отношусь, потому что я родился в Советском Союзе, пусть и три дня там прожил, – к сожалению, люди, это вот на самом деле самая страшная ошибка, что люди не понимают, что то, что находится в открытом доступе, действительно находится в открытом доступе и никогда не будет оттуда удалено.

Дарья Шулик: То есть все, что ты единожды выложил в Сеть, на веки вечные там и останется?

Артур Хачуян: Да.

Денис Чижов: Артур, а есть же, по-моему, такая услуга, как зачистка цифрового следа, что-то такое, когда тебя под ноль удаляют. Или нет, все равно где-то остается, на каких-то серверах?

Артур Хачуян: Такое есть, но наша юридическая практика имеет так называемый закон о забвении, несколько пунктов 152-го ФЗ «О персональных данных», которые позволят вам удалить ссылки на нежелательные материалы из поисковых систем, но не с самих ресурсов. Это так называемый эффект Стрейзанд или, например, эффект Сечина, когда был суд, например, Игоря Сечина против «РБК», для того чтобы удалить расследование. Расследование было удалено, но его скопировало такое количество людей, то же самое примерно было с Барбарой Стрейзанд лет 10 назад. К сожалению, наш закон о персональных данных не совсем корректно обрабатывает подобные вещи.

Дарья Шулик: Артур, вы чуть ранее сказали, что кнопочные телефоны позволяют легче прослушивать человека. А вот насколько правда вот эта информация, очень часто в Сети видишь всевозможные статьи, такие советы, что если вы хотите узнать, прослушивается ли ваш телефон или нет, наберите вот такую-то комбинацию цифр и сразу узнаете, следит за вами кто-то или нет. Правда это или нет? И возможно ли это проверить?

Артур Хачуян: Нет, это все неправда, потому что у нас на законодательном уровне уже несколько лет есть так называемый «пакет Яровой», вы наверняка о нем слышали...

Дарья Шулик: Да.

Денис Чижов: Ага.

Артур Хачуян: Все аудиозаписи разговоров хранятся последние 6 месяцев как минимум, так что для этого даже не нужно говорить, не знаю, «Путин, бомба, революция» по телефону, для того чтобы некий алгоритм начал его записывать. Нет, все телефонные разговоры записываются, это делается в целях государственной безопасности, поэтому если вы не хотите, чтобы ваш звонок записывался, просто позвоните через WhatsApp.

Денис Чижов: Ага. Спасибо большое. Артур Хачуян был с нами на связи.

Дарья Шулик: Спасибо.

Денис Чижов: Телезрители нам продолжают, значит, писать. Скептики из Ленинградской области: «Не надо никому давать свои личные данные, телефон», – ну и вообще лучше закрыться где-нибудь далеко-далеко. И вот еще интересное сообщение из Мурманской области: «Пока не заклеила глазок ноутбука, – ты даже спрашивала, – раздавались щелчки, как будто фотоаппарат», – ну вот, видимо, заклеила когда, уже все решилось.

Дарья Шулик: Щелчки пропали сразу.

Денис Чижов: Давайте узнаем обстановку со щелчками и утечкой личных данных еще в одном регионе, это Волгоградская область.

Дарья Шулик: Волгоградская область.

Денис Чижов: Алексей нам дозвонился. Здравствуйте, Алексей.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Ну, у меня такая вот ситуация. Друзья есть, вот один... Как бы вот я считаю, что болезнь вот это вот фотографировать всякие интимные части тела или видео, считаю, это как алкоголизм, постепенно начинается и пошло, или наркомания. Вот у меня один друг, вот он в мессенджере WhatsApp одну часть тела подруге переслал, она ему другую, и вот так вот продолжалась у них переписка, вот он хвастался, показывал. Другой еще был случай, когда еще даже не было сотовых, на камеру снимал, то есть пошел... И потом на кассете на видеомагнитофоне показывал свои вот эти... Ну как бы я против этого, ну...

Дарья Шулик: А куда-то дальше, чем вот между этими двумя людьми, пошли эти кадры, как с Дзюбой, или нет?

Зритель: Нет-нет, такого не было, конечно. Но вот то, что люди... Я считаю, что нельзя вообще снимать, конечно, потому что можно потерять и тот же самый фотоаппарат, можно потерять телефон, кто-нибудь найдет, так же выложит в Сеть, в «Одноклассники» или куда-то там еще. То есть я это понимаю, я как бы против, и само вот это, конечно, нельзя снимать, все-таки интимная жизнь – это интимная жизнь.

Денис Чижов: Да, какие интересные у Алексея знакомые, друг другу пересылают.

Зритель: А другой вот друг, я вам расскажу, были вот еще цифровые фотоаппараты, тоже вот он поехал куда-то, заснимет, потом даже без ведома девушек он это делал, потом, ну все-таки молодые, он хвастался. Вот такие вот похождения, и такие случаи были.

Дарья Шулик: Интересные знакомые у вас, Алексей.

Денис Чижов: Спасибо большое. Захотелось в Волгоградскую область почему-то прокатиться.

Дарья Шулик: У нас есть еще один звонок, Раиса из Саратова. Раиса, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Вы знаете, что хочу сказать? Хочу высказать свое возмущение тем, что вот это интимное видео, да, наш россиянин выложила во время передачи «60 минут», причем с фотографиями. Ну зачем тиражировать интимные вещи, которые совершенно случайно кто-то слил, явно чтобы досадить человеку? И все это растиражировали. По «Первому каналу» Собчак тоже эту тему начала, собрала, значит, целый форум, обсуждали-рассуждали...

Денис Чижов: Раиса, есть рецепт, есть рецепт: вот вы сейчас смотрите Общественное телевидение России, здесь такого никогда не будет ни в коем случае.

Продолжаем обсуждать тему утечки личных данных, фотографий, видео. К нам присоединяется Роман Владимирович Ромачев, генеральный директор агентства «Р-Техно».

Роман Ромачев: Добрый вечер.

Денис Чижов: Здравствуйте, Роман Владимирович.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Роман Владимирович.

Роман Владимирович, ну проблема-то такая давнишняя на самом деле. Неужели ее нельзя никак как-то урегулировать? У нас же вроде и на законодательном уровне все законы приняты, как наказывать людей, которые поступают не очень хорошо с личными персональными данными. А в чем проблема? Они не работают, или тяжело поймать этих людей, до суда довести? Почему вот такие ситуации складываются постоянно?

Роман Ромачев: Проблема в том, что законы принимали достаточно быстро, где-то в 2005–2006-х гг., когда на каждом переулке продавали диски с базами данных ГИБДД и прочих органов. Тогда депутаты испугались, что они смогут все-все-все узнать, и они быстренько приняли этот закон. К сожалению, этот закон абсолютно никак не работает. Если раньше государство выступало со стороны защитника персональных данных, то есть оно гарантировало, что оно будет защищать и проверять исполнение закона, то в последнее время государство становится, такая парадигма, источником риска.

Поэтому, поскольку сам риск от государства исходит, государство в принципе не может исполнять свои обязательства в плане сохранности персональных данных и гарантировать то, что в случае утечки эти персональные данные будут как-то, утечки, расследоваться и виновные будут наказаны. Вы посмотрите судебную практику: к сожалению, за последние годы, да и вообще пока действует закон, не было ни одного судебного прецедента, который довел бы до уголовного дела, до реальной посадки, до реального наказания. К сожалению, в сутки совершаются сотни, если не тысячи утечек, мы о них многие не знаем, узнают об единицах, и, к сожалению, до сих пор никто не наказан.

Поэтому вопрос, наверное, с Роскомнадзору, который обязан проводить расследование, который обязан нас ограждать от всевозможного нежелательного контента, в том числе и Telegram, с которым он расписался в своей недееспособности. Поэтому государство не только не выполняет свои обязательства по охране персональных данных, но и выступает в качестве источника утечки, источника, так сказать, разглашения наших данных. Достаточно вспомнить последние действия мэра Москвы с QR-кодами, с регистрацией. Это все приводит к тому, что рано или поздно все эти данные о нас, о нашем передвижении будут так или иначе в открытом доступе, в условно открытом, только для всех.

Денис Чижов: Роман Владимирович, вот ваш коллега Артур Хачуян нам перечислил три схемы, как могут утечь личные данные. Я повторю для наших телезрителей, это, значит, корпорация, какая-то компания, кому мы предоставили, государство и какие-то единичные хакеры. На ваш взгляд, какой канал самый опасный? С каким нужно быть аккуратнее всего? Потому что мы видим, что утечки происходят и из корпораций, и от государства в том числе.

Роман Ромачев: Да, я об этом как раз только что сказал. Вот смотрите, я в принципе отчасти согласен, но мы с вами выступаем в роли наблюдателей, мы не можем никак повлиять. Даже вот мы сейчас с вами разговариваем, а наши переговоры слушают, во-первых, производители смартфонов, слушают производители операционной системы, слушают производители программы, через которую я общаюсь, слушают провайдер...

Денис Чижов: Вы не поверите, еще нас смотрят в прямом эфире очень много людей по телевизору.

Дарья Шулик: Вся страна нас слушает.

Роман Ромачев: В прямом эфире, и еще есть такая госпожа Яровая, которая тоже нас слушает, слушают еще спецслужбы... Поэтому мы не можем контролировать и знать, где будет совершена утечка, к сожалению, и в этом проблема опять же закона о персональных данных. То есть мы свои персональные данные везде, где можно, уже оставили, и бояться о том, что они рано или поздно будут оглашены, – ну кому какая разница, например, что у меня номер паспорта 4501? Это никому не интересно, это...

Денис Чижов: Подождите, а кредит на вас оформят, разве нет, вот эти кредитные мошенники?

Роман Ромачев: Да, вот проблема в том, что, понимаете, на кухне у нас тоже лежат ножи, то есть достаточно опасны, они могут выступать в качестве орудий преступления, то же самое с персональными данными. Если персональные данные выступают в качестве, так сказать, орудия преступления, например, вспомним похищение сына Касперского. Его похитили из-за того, что он в социальной сети выложил свою геолокацию, то есть преступники отслеживали его, персональные данные о сыне Касперского стали доступны преступникам, они его похитили. То есть если персональные данные либо незаконная слежка является, так сказать, источником преступления, тогда необходимо уже ужесточать само преступление и ужесточать ответственность. К сожалению, сейчас мы боремся не с тем, с чем надо.

Дарья Шулик: Роман Владимирович, давайте послушаем наших телезрителей. У нас есть Татьяна из Ленинградской области. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Ну я вообще-то в принципе прослушала Романа, я с ним полностью согласна. Но я хочу сказать чуть-чуть про другое. Вы знаете, вот мне 60 лет, я пенсионерка, и я считаю, что личное есть личное, и не надо лезть... Вот все там мужчины, ой, что он там натворил, это наделал, – не надо ни осуждать, ни говорить, ничего. Зачем?

Вот у вас передача «Было личное...» – оно и есть личное, оно не должно быть, публичным становиться. Да, мы даем данные свои везде, вот ездили в отпуск, у нас даже в гостинице наши данные брали. Нет, это все равно от людей добросовестных зависит, чтобы дальше это не шло в ход, я вот так считаю. Не знаю, со мной согласятся, нет, но я считаю, что это вот кому мы даем данные, не должно куда-то идти в сторону.

Денис Чижов: Спасибо большое.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо, Татьяна, за ваше мнение.

Роман Владимирович, вот чуть ранее вы сказали о том, что, к сожалению, до суда дела не доходят об этих людях, которые занимаются хищением. А в чем, собственно говоря, проблема? Хакеры есть, которые могут взламывать все это, находить, а найти их, получается, нет хакеров в противовес? Почему так происходит?

Денис Чижов: Государственных хакеров.

Роман Ромачев: К сожалению, проблема с хакерами – это проблема транснационального взаимодействия. То есть для того, чтобы найти хакера, необходимо взаимодействовать правоохранительным органам России и других стран, например США, а политическая ситуация такова, что для американцев, например, русские хакеры – это бельмо в глазу, то есть они как бы на всякий случай не хотят взаимодействовать с нами по этому вопросу. То же самое с террористами: для одних какие-то компании, организации считаются террористическими, для других не считаются. Поэтому в части киберпреступности аналогичная ситуация, тяжело взаимодействовать для оперативного и быстрого расследования с правоохранительными органами других стран.

Дарья Шулик: Но получается какой-то замкнутый круг. А что делать тогда нам, гражданам обычным, которые не хакеры? Вот у кого-то все-таки украли эти пресловутые личные данные, и что получается, никто не поможет?

Роман Ромачев: Ну, во-первых, необходимо мониторить информацию о себе, то есть информацию о своих объектах недвижимости, периодически проверять, действительно ли ваша квартира сейчас на вас зарегистрирована, действительно ли ваши организации сейчас на вас зарегистрированы. То есть у меня был банальный пример, когда в мою организацию просто-напросто по ошибке налоговой приписали другую женщину, она меняла паспорт, и произошел такой сбой. К сожалению, не все контролируют, не все оперативно отслеживают свои активы. Если бы, например, я это не оценил вовремя, то была бы большая проблема, но у меня все поставлено на мониторинг, поэтому я эту информацию получаю достаточно оперативно.

То есть необходимо, поскольку государство, повторюсь, не может обеспечить безопасность наших персональных данных, то в данной ситуации мы сами в ответе за свои данные. Поэтому спасение утопающих есть дело рук самих утопающих.

Дарья Шулик: То есть если сам не защитишь, никто не защитит.

Денис Чижов: И последний вопрос, если можно, Роман Владимирович, коротко ответьте. Ну хорошо, очень много телезрителей ругаются, говорят, до чего мир докатился, вот эти фотографии делают, но это действительно личное дело каждого. А вот эти вот фотографии, видео, если ты их никому не пересылаешь, то их безопасно хранить на своем телефоне, или лучше не хранить совсем и не записывать такие вещи?

Роман Ромачев: Ну, если мы говорим о каких-то фотографиях и видео, которые могут нанести нам урон, например компрометирующие, обнаженка...

Денис Чижов: Да.

Роман Ромачев: ...то я рекомендую после того, как вы фотографировали, перекинуть их на какое-то хранилище, которое более надежно, чем телефон.

Денис Чижов: А это какое хранилище? На компьютер? – так с компьютера тоже могут украсть.

Роман Ромачев: Да хотя бы на жесткий диск на внешний, на флешку и убрать ее в сейф куда подальше.

Денис Чижов: Ага, без доступа в интернет, понятно.

Роман Ромачев: Без доступа в интернет.

Денис Чижов: Понятно. Спасибо большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Денис Чижов: Роман Ромачев был с нами на связи.

Дарья Шулик: И звонок у нас есть, кстати, один.

Денис Чижов: А, правда.

Дарья Шулик: Еще один звонок, и мы успеваем его принять. Звонок из Смоленска, Константин. Константин, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Вот такое мнение. Я хочу поговорить о культуре общения. Вот мы с женой культурно общаемся, а почему бы так культурно общаться и не делать чего-то плохого в цифровой сети? Почему нет?

Денис Чижов: Интересная мысль.

Дарья Шулик: Как-то завернули хорошо.

Денис Чижов: Давайте мы подумаем, обсудим и, возможно, выберем в качестве «Темы дня» на следующие эфиры. Спасибо большое, Константин из Смоленска.

Дарья Шулик: Спасибо за ваш звонок.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Или это сегодня уже невозможно? Узнаем у экспертов