Бытовая техника подорожает?

Бытовая техника подорожает? | Программы | ОТР

Из-за нормативов Минприроды по переработке. Когда ожидать роста цен и на сколько?

2020-03-04T12:56:00+03:00
Бытовая техника подорожает?
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Антон Гуськов
представитель Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники
Андрей Фролов
сопредседатель Союза экологических организаций г. Москвы

Иван Князев: Кто собирался покупать холодильник или стиральную машину, лучше не откладывать – бытовая техника может подорожать, если правительство заставит производителей перерабатывать отходы по-новому.

Тамара Шорникова: Что предлагает Министерство природы? Производители должны утилизировать всю тару и упаковку и платить экологический сбор. При этом сами перерабатывать свои отходы они больше не смогут.

Теперь давайте посмотрим, к чему это может привести, покажем сейчас графику. После введения утилизационного сбора с расширенной ответственностью бюджет получит около 136 миллиардов рублей в год вместо запланированных на этот год, например, неполных 3 миллиардов. Еще раз: 3 миллиарда сейчас и 136, это такой прогноз. Естественно, очевидно, выгода для государства есть.

Мы при этом, скорее всего, останемся в минусе: производители уже пугают, техника подорожает – стиральные машины на 18%, больше чем на 10% вырастут цены на холодильники, микроволновки, кондиционеры и водонагреватели, это в рознице. Оптовые цены на шины, например, вырастут на 4–7%, такие прогнозы.

Иван Князев: За исключением шин мне все из того, что ты перечислила, нужно купить в ближайшее время.

Да, будем спрашивать у экспертов, действительно насколько цены вырастут. Сейчас у нас Андрей Фролов на связи...

Тамара Шорникова: ...сопредседатель Союза экологических общественных организаций города Москвы. Здравствуйте, Андрей Николаевич.

Иван Князев: Здравствуйте, Андрей Николаевич.

Андрей Фролов: Да, добрый день.

Иван Князев: Ну смотрите, Тамара сказала, что производители пугают. Я бы назвал это по-другому – они вчистую просто манипулируют и угрожают нам, спекулируют на этом. Вот как вы считаете?

Андрей Фролов: Ну вы знаете, спекулируют, к сожалению, не производители, а наше государство, потому что у нас принята программа «Экология», на нее запланировано за 5 лет 700 миллиардов рублей, а денег нет, вот, а выполнять ее надо. Соответственно, дана команда искать. Вот Минприроды, которое отвечает за то, чтобы эта программа была выполнена, нашла, что вот эти 130 миллиардов, которые в год будут собираться якобы экологического сбора пойдут на эту программу.

Естественно, что производителям и так далее это совершенно не нужно, потому что реально они как не делали ничего, не перерабатывали, так и дальше ничего перерабатывать не будут. Но, с другой стороны, программа «Экология», которая на самом деле на 90% посвящена просто переработке мусора и к экологии никакого отношения не имеет, она вот будет профинансирована.

Тамара Шорникова: С другой стороны, вот я читала тоже в отчетах и пояснительных записках Минприроды, что, мол, на эти деньги как раз будем строить те же мусоросжигательные, перерабатывающие заводы.

Андрей Фролов: Мусоросжигательный завод с точки зрения экологии – это гораздо больший вред, чем просто свалки, потому что то, что там происходит, так скажем... Во всем мире от него стараются уйти, в Европе вообще эти мусоросжигательные заводы новые запрещено строить. Если где-то оно и строится, то там рядом стоят очистные сооружения, которые и по стоимости, и по объему строительства в 2 раза больше самого мусоросжигательного завода.

Иван Князев: А какие тогда заводы нужны?

Андрей Фролов: По переработке, вот переработка – это другой вопрос. Но переработка, скажем, бытовой техники переработка не рентабельна, потому что для того чтобы перерабатывать те же холодильники, стиральные машины, компьютеры, очень много ручного труда.

В Европе, скажем, они решают эту проблему очень просто: в Европу привозятся из Африки, скажем, из той же Нигерии или из Кении разные бананы и так далее, обратно суда идут пустые. Так вот они загружают эти суда контейнерами со старой бытовой техникой, оформляют это как благотворительную помощь африканским народам и весь этот хлам отправляют туда, а там уже нигерийцы вручную пытаются из этого сделать то, что можно. То есть в принципе там есть и ценные металлы, и просто металлы, и даже золото, если компьютеры. Но при этом переработка, конечно, ведется там крайне диким способом, в общем, так же, как и в Китае.

Иван Князев: Да никак она там не ведется, там дети ходят по свалкам, у них целая страна превращается в свалку, дети ходят и разбирают холодильники, пытаются сдать металлолом.

Андрей Фролов: Вот это вот такая... Но китайцы, скажем, проще делали: вот плата компьютерная притаскивается, они просто их берут и сжигают. При этом там, естественно, куча диоксидов получается. Когда на них начали ругаться, что у них там загазованность дикая, они придумали еще хуже способ – взяли и стали все это поливать серной кислотой: серная кислота пластик съедает, а металл остается, вот такие способы переработки. А Европа решила, что лучше от этого просто отделываться тем, что просто вывозить это за пределы. У нас, естественно, никто тоже перерабатывать не будет, потому что переработка будет не рентабельна по большому счету.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам большое. Андрей Фролов, сопредседатель Союза экологических общественных организаций города Москвы, был с нами на связи.

Есть телефонный звонок, подсказывают нам, да?

Зритель: Да.

Тамара Шорникова: Галина, Саратовская область. Слушаем вас.

Зритель: Да.

Иван Князев: Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте. Вот вы меня извините, пожалуйста, мне 54 года, мы все возвращаемся в древний век опять, холодильники подорожают, все подорожает. Ну как людям жить? И так люди... Вот у нас выживают, у нас моногород, у нас работы нет. Вы что? Это вообще дикий ужас, согласитесь со мной.

Тамара Шорникова: Понятно, Галина, да, поддерживаем ваши переживания.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо, Галина.

Тамара Шорникова: Итак, поговорим с новым экспертом: Антон Гуськов, представитель ассоциации СКО «Электроника и утилизация». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Антон.

Антон Гуськов: Здравствуйте.

Иван Князев: Скажите, пожалуйста, Антон Геннадьевич, а почему вот мы как обычные люди должны все эти инициативы, с другой стороны претензии производителей исправлять как покупатели? Почему все это перекладывается на нас в ценниках?

Антон Гуськов: Ну, мне кажется, что это вопрос не столько к производителям, сколько к ответственным министерствам, которые предлагают данные идеи.

Иван Князев: Ну а почему министерства? Не министерства же цены повышают, цены повышают производители.

Антон Гуськов: Нет, цены повышают, безусловно, действия министерства. То есть есть такое понятие, как себестоимость продукции, на нее влияет очень много разных факторов, в том числе на нее влияет налоговая нагрузка. Если вводится новый налог, то цены повышает, простите, министерство, потому что оно создает новую строчку в себестоимости продукции.

Иван Князев: То есть производители об экологии думать не хотят, они не хотят уменьшить свою прибыль и думать об экологии?

Антон Гуськов: Производители об экологии думать хотят, именно поэтому существуют такие проекты, как наш, мы занимаемся сбором и переработкой абсолютно без помощи государства. Мало того, сегодня государство хочет просто запретить такие проекты.

Вот я вижу кадры сзади, которые идут, съемка с одного из заводов, который является нашим партнером. Мы занимаемся сбором, переработкой и утилизацией техники, чтобы в итоге эти материалы вовлекались во вторичный оборот. Сегодня можно в крупнейших городах пока, но мы понемножку расширяем эту географию, в частности в Москве, в других больших городах потребители уже сегодня могут пойти и абсолютно безвозмездно, то есть без каких-то обременений (что-то купить или еще что-то) просто принести старую технику в магазины «М.Видео» и «Эльдорадо» и сдать ее. Потом эта техника попадет вот на такой завод, она будет переработана, и материалы, которые из нее получены, пойдут во вторичный оборот, сегодня это возможно.

Если вводится 100%-й норматив и невозможность самостоятельной переработки, то просто собираются деньги в бюджет, а отходы как появлялись, так и будут появляться и захламлять свалки вокруг наших городов, а иногда и в городах.

Иван Князев: Ну подождите, там все-таки говорится о том, что будут какие-то компании, правда, будет их перечень определенный, их будет немного, но они все-таки будут заниматься переработкой.

Антон Гуськов: Вы концепцию читали?

Иван Князев: Конечно.

Антон Гуськов: Какие компании, простите? Там ни слова о компаниях, там есть возможность единственная реализовать свою ответственность – уплатить сбор экологический в бюджет, все, 100%. Никаких компаний там не будет.

Все эти годы... Вот откуда свалки у нас вокруг? Кто должен был этим заниматься? Производители? Может быть, должно было этим заниматься государство, которое все эти годы ничего не делало, поэтому теперь люди задыхаются от свалок вокруг городов, а свалки все растут и растут? Дали возможность несколько лет назад производителям самим утилизировать, вот, собственно, поэтому мы и работаем. А сегодня возникла идея почему-то от этого отказаться, потому что нужно собирать деньги в бюджет. Но деньги в бюджете не решают проблем экологии, мы видим, сколько...

Тамара Шорникова: Но, может быть, потому, что производители до сих пор до 15% всего отправляют самостоятельно на переработку, а все остальное непонятно куда отправляется?

Иван Князев: Да куда, понятно куда, на свалку отправляется.

Антон Гуськов: А можно подумать о том, сколько, если мы говорим про технику сейчас, я сейчас не говорю про все категории товаров.

Тамара Шорникова: Да.

Антон Гуськов: Как вы думаете, какое количество техники после приобретения выходит из обращения? 100%? Новый телевизор когда купили, вы его завтра... ?

Иван Князев: Со временем, со временем да, 100%.

Антон Гуськов: «Со временем» – это время очень растянутое, потому что в нашей стране, вот только что человек из Саратова звонил...

Иван Князев: Ну это смотря какой телевизор, вот, может, у вас он, конечно, дорогой, у вас он устареет через 50 лет, обычные телевизоры 5–10 лет, все, их уже больше не останется.

Антон Гуськов: ...я думаю, он со мной согласится, люди холодильники используют по 20, 30, 40 лет. Люди используют в нашей стране технику очень долго, по 20–30 лет используют холодильники.

Иван Князев: Ну не потому, что она хорошая, а потому, что денег на новую нет.

Антон Гуськов: В том числе и потому, что денег нет на новую, безусловно. И поэтому эластичный спрос, который сегодня все меньше и меньше, эластичность спроса уменьшать введением нового налога никак не поможет ни людям, ни экологии. А единственная помощь экологии – это переработка, согласитесь.

Иван Князев: Цены насколько вырастут, скажите, пожалуйста?

Тамара Шорникова: Ваш прогноз?

Антон Гуськов: Ну, если ввести 100%-й вот такой норматив, то, по нашим оценкам, стоимость стиральной машины, среднерыночная стоимость, розничная стоимость может увеличиться до 18%.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Понятно.

Антон Гуськов: Стоимость масляного обогревателя до 22%, достаточно существенно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Понятно, спасибо, хорошо.

Тамара Шорникова: Антон Гуськов, представитель ассоциации СКО «Электроника и утилизация». «Вся техника одноразовая, никому не нужная, скоро копейки будет стоить, все магазины в убытке», – мол, сомневается Краснодарский край, что так уж сильно подорожает, покупать просто никто не будет.

Иван Князев: Ну вполне себе возможно, но цены точно будут расти.

Тамара Шорникова: Да.

Следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Из-за нормативов Минприроды по переработке. Когда ожидать роста цен и на сколько?