Бюджет повышенных соцобязательств. Расходы на социальные нужды увеличат почти вдвое

Бюджет повышенных соцобязательств. Расходы на социальные нужды увеличат почти вдвое | Программы | ОТР

На что пойдут средства из казны и хватит ли их?

2020-09-23T21:30:00+03:00
Бюджет повышенных соцобязательств. Расходы на социальные нужды увеличат почти вдвое
Должны ли дети работать и с какого возраста лучше приобщаться к труду
Пострадавшие от реагентов: дети, животные, машины, обувь
Истории российских туалетов: как старики и дети вынуждены ходить за сотни метров к холодной яме
ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?
Лечить зубы станет дороже
НДФЛ предложили платить самостоятельно
Крым столкнулся с катастрофической нехваткой воды. В Евпатории отключили горячую воду до конца декабря
Регионы. Что нового? Хабаровск, Воронеж, Тюмень
Зарплаты россиян. Нам грустно. Рецепт китайского чуда. Прививки от ковида. Цены с пробегом. «ЖКХ по-нашему». Кто лучший руководитель
Росстат представил свежие данные по зарплатам – всё лучше, чем мы думали
Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук НИУ ВШЭ
Михаил Беляев
эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук

Александр Денисов: Первая тема у нас – «Бюджет повышенных соцобязательств», так его можно с полным правом аттестовать после сегодняшнего выступления Владимира Путина перед сенаторами. Это был такой своеобразный конспект 3-летнего проекта с разделами: социальный блок о повышающихся выплатах, налоговый об изменениях в сборах, медицинский с мерами улучшения здравоохранения. Начнем с социального, что предусмотрены одни из главных целей.

Владимир Путин: Уже в текущем году общий размер материнского капитала увеличен до 616 тысяч 617 рублей. Право на 466 тысяч 617 рублей семья получает уже при рождении первого ребенка, как вы знаете. И что также важно, материнский капитал будет ежегодно индексироваться. Для семей с низкими доходами, со сложной материальной ситуацией у нас предусмотрены ежемесячные выплаты на детей. В общей сложности эти меры поддержки охватывают 4 миллиона 850 тысяч детей до 7 лет включительно. Выплаты на ребенка от рождения до 3 лет составляет 1 прожиточный минимум для детей в конкретном регионе, в среднем это 5,5 тысяч рублей.

Анастасия Сорокина: При этом президент напомнил, времена непростые, повышенные расходы должны, что называется, биться с доходами, и призвал парламентариев не отмахиваться от требований Министерства финансов, в частности держать минимальный госдолг. Владимир Путин отметил и особую роль налогов в стимулировании экономики, в том числе за счет введения прогрессивной шкалы.

Владимир Путин: При этом налоговая нагрузка на сверхдоходы, прежде всего в сырьевых отраслях, напротив, возросла. Собственно говоря, мы постепенно это делаем, это и приводит, в том числе и это приводит к структурным изменениям в экономике. Я считаю, это оправданный, назревший шаг к повышению эффективности и справедливости отечественной фискальной системы.

Уважаемые коллеги, еще одно решение в сфере налоговой политики, которое я считаю справедливым и нравственно обоснованным: с 1 января сумма дохода граждан, превышающая 5 миллионов рублей в год, этими гражданами будет уплачиваться повышенный налог на доходы физических лиц в размере 15%. Это даст дополнительно порядка 60 миллиардов рублей в бюджет.

Александр Денисов: Ну вот о бюджете, о соцобязательствах мы и поговорим с нашим первым собеседником – это Сергей Смирнов, доктор экономических наук Высшей школы экономики. Сергей Николаевич, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Сергей Смирнов: Доброго вечера всем, коллеги!

Александр Денисов: Сергей Николаевич, можем мы обратить внимание на риторику? Мне кажется, необычное, что-то в этом свежее есть, Владимир Путин начал свое выступление, назвал нас с вами соавторами, соучастниками новой Конституции.

Сергей Смирнов: Ну как сказать, все-таки соучастником тут было, наверное, правительство в первую очередь...

Александр Денисов: Да-да.

Сергей Смирнов: Потому что, честно говоря, какие-то новеллы в выступлении президента, их там на самом деле не было, это просто перевод вот тех самых апрельских, мартовских и прочих инициатив более поздних в практическое русло, да? Потому что сейчас действительно разрабатывается бюджет, который будет принят в том числе на очередную трехлетку. Меня тем не менее несколько удивило... Нет, все абсолютно правильно и «замечательно»… То есть принципиальные какие сдвиги? – то, что семья начинает пользоваться материнским капиталом уже при рождении первого ребенка. Это действительно сущностное изменение...

Александр Денисов: Четыреста тридцать тысяч, по-моему?

Сергей Смирнов: Но понятно, на второго ребенка, да, она получит 150 тысяч. Но в целом... Да, и обещанная индексация каждый год. Правда, индексация будет, насколько я понимаю, на уровне инфляции, на будущий год, то, что Путин сказал, 3,7%, я тут посчитал, это приблизительно на уровне инфляции, это не индексация пенсий неработающим пенсионерам.

По поводу того, что называется – и, на мой взгляд, ошибочно – налогом на доходы физлиц, прогрессивная шкала. Ведь на самом деле у тех средств, которые будут созданы, 60 и даже было уточнено в его выступлении, 62 миллиарда рублей, было четко сказано, что эти деньги пойдут на лечение детей с редкими, орфанными заболеваниями. Тогда, извините меня, это не налог на доходы физических лиц, это целевой сбор с высокодоходных наших граждан на формирование вот этого фонда, да как ни назови, да? Потому что в принципе НДФЛ не предусматривает целевого какого-то использования, он поступает в региональные, местные бюджеты, и эти статьи как бы идут на выполнение социальных обязательств, других обязательств региональных и местных бюджетов.

Александр Денисов: Сергей Николаевич...

Сергей Смирнов: Поэтому это все что угодно, но это не НДФЛ, прошу понять меня правильно.

Александр Денисов: Да, Сергей Николаевич, вернемся к этому еще, к налогам. Вот возвращаясь к риторике, что Владимир Путин, безусловно, это тоже интересно прозвучало, отметил, что население должно увидеть, бюджет должен отразить ожидания населения. И вот буквально на прошлой неделе, тоже вот когда речь зашла о бюджете, Мишустин говорит: понимаете, это бюджет не о цифрах, а о людях. Вот тоже есть такая своеобразная перекличка. Можем ли мы прежде всего, чтобы сказать, что это о людях, должны быть цифры впечатляющие. Вот вы увидели впечатляющие цифры в сегодняшнем выступлении, вот в перечислении социальных мер?

Сергей Смирнов: Ну вы знаете, впечатляющих цифр там, безусловно, нет, потому что экономика такая. Там есть цифры, которые... Ну вот есть такая поговорка, что все хорошо, что в дом, а не из дома, и те самые, по-моему, 5,5 тысяч, которые пойдут детям от 3 до 7 в малообеспеченные семьи, для них это действительно важно, и это действительно в дом, это дополнительные какие-то расходы на питание, на обувь для детей, возможно, на какие-то медицинские услуги, платные образовательные услуги и так далее, это все замечательно. Большая это сумма или маленькая? Это приблизительно 60% прожиточного минимума ребенка. И чем меньше у нас будет бедных, наверное, вслед за ростом экономики, тем больше можно увеличивать вот эти пособия действительно бедным и нуждающимся. Поэтому я бы не сказал, что там какие-то революционные суммы прозвучали, но то, что это ориентировано на семьи, на демографию, на семьи с детьми, это нельзя не отметить.

Анастасия Сорокина: Сергей Николаевич, там прозвучала фраза, что у нас повышенные обязательства, бюджет у нас дефицитный. Где они будут находить резервы, что будут урезать?

Сергей Смирнов: Ну вы знаете, есть же Фонд национального благосостояния некоторым образом, и достаточно почитать положение об этом фонде, там индексация пенсий и так далее, он не всегда расходуется в строгом, в четком, от А до Я, соответствии с положением о нем. Но тем не менее резервы есть, накоплены, тут против высказывания премьера и президента, как говорится, не пойдешь, все абсолютно правильно, и это, в общем-то, нас будет страховать в ближайшее время, потому что вы сами видите, что происходит. Прозвучало, что у нас нефтяные доходы теперь как бы...

Александр Денисов: ...не самые основные при наполнении, да.

Сергей Смирнов: Да, что другие, как говорится, не нефтегазовые доходы формируют наш бюджет. Ну, дай бог так и дальше. Другое дело, что, на мой взгляд, следовало об этом задуматься где-то в середине нулевых при высоких ценах на нефть, мне кажется, что тогда момент был в определенной мере упущен.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, еще интересный сюжет. Ведь у социальной политики государства и свои противники, ну скажем так, обнаружились. Вот когда речь пошла о повышении налогового бремени на некоторые отрасли, о повышении НДФЛ для богатых...

Сергей Смирнов: ...НДПИ, да.

Александр Денисов: Да-да-да, сразу же послышались выступления. Вот Герман Греф говорит, что налоги повышать, это было нашим конкурентным преимуществом, это точно не следовало; Кудрин, например, посоветовал на приватизацию подналечь. Чем объясняете такое вот отношение в штыки к социальной политике?

Сергей Смирнов: Вы знаете, я бы не назвал это «в штыки» на самом деле, потому что и в словах Грефа, и в словах Кудрина есть, в общем-то, не то что зерно истины, а просто одна из возможных истин. Потому что в принципе, да, низкие цены, низкая, кстати, стоимость рабочей силы, которая закладывается в нашу экспортную продукцию, это действительно конкурентное преимущество, и против этого никуда, слова, как говорится, не скажешь.

Повышать налоги, мне кажется, что здесь вот тот вариант, который принят с тем же самым «НДФЛ», и то, что принято, кстати, сегодня, по-моему, Путин об этом не говорил, о налогообложении доходов по вкладам, превышающим 1 миллион рублей... У нас, вы знаете, несмотря на пандемию объем вкладов населения в финансово-кредитных учреждениях возрос по сравнению с тем же самым прошлым годом, и поэтому это тоже один из источников пополнения бюджета.

А что касается налога на добычу полезных ископаемых, то мне кажется, что все-таки опять же одним из запевов сегодняшнего выступления было напоминание многим, которые забыли, что у нас все-таки социальное государство. А что есть социальное государство? Это не только расходы, это некий консолидат общества, я имею в виду в социально-экономической сфере, отбросим политические сюжеты и так далее. Но в социально-экономической сфере, собственно говоря, это и есть социальное государство, и поэтому нельзя так, чтобы выигрывал какой-то слой в тяжелой ситуации и проигрывали все остальные. Поэтому тут правильно, по-моему, был вопрос поставлен.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, зритель у нас.

Анастасия Сорокина: Поговорим со зрительницей, Татьяна из Московской области. Здравствуйте. Татьяна?

Зритель: Да?

Анастасия Сорокина: Добрый вечер, мы вас слушаем.

Зритель: Я хочу вот обратиться к ведущим и вот к этим...

Александр Денисов: Да, к нашим экспертам.

Зритель: К эксперту. Почему это такая пенсия очень низкая, это самое, ну индексация?

Александр Денисов: А вы работающий пенсионер или нет? Вы работающий пенсионер?

Зритель: Нет-нет, я не работающий, я на тяжелой работе работала, дояркой в совхозе...

Александр Денисов: Ага. Какая пенсия у вас, Татьяна?

Зритель: У меня пенсия 11 500.

Александр Денисов: Одиннадцать пятьсот.

Зритель: Вот уже 4 года, это, за 4 года только вот с 9 тысяч, за 4 года, вот уже 5 будет в марте мне, через полгода, и все на 11 этих сижу.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо. Сергей Николаевич?

Сергей Смирнов: Ну, на самом деле я не очень понимаю… Если неработающий пенсионер, то с 1 января последние 2 года индексируется пенсия, то есть 11 500 не может она быть зафиксированной.

Я поясню, в какой ситуации пенсия может быть зафиксирована. Значит, я так подозреваю, что часть пенсии у нашей уважаемой телезрительницы, где-то там, я не знаю, 8 тысяч рублей, 9 тысяч, у доярок, к сожалению, несмотря на их тяжелый труд, в том числе и в Московской области, была низкая заработная плата в тот же советский период и дальше. Соответственно, эти 9 тысяч каждый год индексируются, и в будущем году с 1 января 6,3%, но при этом у нее пенсия ниже прожиточного минимума.

И вот тогда до прожиточного минимума ей начисляется заработная плата, в Московской области, по-моему, из регионального бюджета, и поэтому она практически не растет. Вот, я думаю, в этом причина на самом деле. К сожалению, у нас очень много пенсий, которые не доходят до прожиточного минимума, увы и ах. Но подозревать кого-то в том, что неправильно считают, я бы не стал, возможны отдельные только технические ошибки.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо.

Александр Денисов: Сергей Смирнов у нас был на связи, доктор экономических наук Высшей школы экономики.

Анастасия Сорокина: Поговорим с Михаилом Беляевым, экспертом Российского института стратегических исследований, кандидатом экономических наук. Михаил Кимович, добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте, Михаил Кимович.

Михаил Беляев: Здравствуйте, добрый вечер.

Александр Денисов: Михаил Кимович, вот мы уже про риторику поговорили с Сергеем Николаевичем, вот еще я хотел что упомянуть, тоже вот меня что зацепило. Владимир Путин упомянул «нравственно обоснованное решение» про повышение налогового бремени для некоторых отраслей, в том числе для богатых. Что бы еще такого «нравственно обоснованного» нам можно было бы развить для улучшения социальных программ?

Михаил Беляев: Ну вы знаете, я хочу обратить внимание то, что Владимир Владимирович, в общем-то... Мы сейчас говорили о такой как бы перераспределительной модели, то есть откуда-то берется, из Фонда национального благосостояния, или урезаются какие-то статьи бюджета, и они перераспределяются бедным семьям, которые, в общем-то, в этом нуждаются, это все совершенно правильно.

Но все дело в том, что вот мы не можем заниматься постоянно перераспределительной моделью, нам надо заниматься подъемом экономики, чтобы вот тот пирог, который мы делим и между богатыми, и между бедными, и всеми слоями населения, чтобы этот пирог возрастал, и вот тогда каждому достанется более серьезный кусок пирога. Причем его можно будет делить уже в будущем так, что бедным будет доставаться в процентном отношении, я имею в виду в абсолютном богатые все равно будут получать больше, это ясно, но в процентном отношении у бедных будет их доход расти быстрее, будут расти быстрее и пенсии, и помощь семьям с детьми, и так далее, вот в чем вся проблема.

И тут я вот обратил бы внимание вот на какое слово, которое прозвучало у Владимира Владимировича Путина. Это не просто, вот он даже, я сейчас посмотрю в бумажку, что должна быть не просто вот такая вот помощь денежная, финансовая, а та помощь, которая сможет изменить жизнь людей, то есть изменить, естественно, в лучшую сторону, то есть он тоже говорит о качественном сдвиге в жизни людей. Но это возможно только в том случае, когда мы действительно серьезно будем думать о повышении или заработков. Кстати, он о заработках говорил, что очень серьезно его беспокоит вот это вот наличие безработицы, то, что, конечно, помощь бедным – это хорошо, но самое главное – это же создавать рабочие места, чтобы люди шли и работали, получали достойную заработную плату, и тогда... Ну, мы это, в общем, много раз обсуждали, это совершенно ясный вопрос, но у Путина это вот действительно прозвучало в его сегодняшнем выступлении.

И он еще намекал, кстати, на адресную помощь, и тут я обращаюсь к своему любимому специалисту по строительству социалистического общества Владимиру Ильичу Ленину, который говорил, что социализм – это прежде всего учет и контроль. Вот мы говорим о том, что надо помогать бедным, надо помогать таким, но у нас же все это не учтено, мы не знаем, кому помогать, сколько помогать, кто действительно нуждается в этой помощи, кто не нуждается. Я подозреваю, что там есть серьезный, так сказать, контингент людей, которые даже вот, ну я просто знаю такие факты, что они специально уволились с работы, понятно, что у нас еще конвертная зарплата не везде исчезла… То есть они совершенно преспокойненько продолжают себе работать, получая зарплату в конверте, может быть, чуть меньше, а остальное они добирают на бирже труда и с помощью всяких остальных этих самых дотаций со стороны бюджета, у нас же народ в этом плане очень такой шустрый мозгами.

Анастасия Сорокина: Михаил Кимович, меры поддержки сейчас могут быть только финансовые, или есть еще какие-то способы поддержать, которые могут оказаться эффективными?

Александр Денисов: Какие-то инструменты?

Михаил Беляев: Вы знаете, о натуральных, конечно, можно было бы говорить. Ну, где-то вводятся, мы знаем даже страны, и не самые бедные, в том числе и Соединенные Штаты, где есть натуральная помощь, продуктами, пакетом продуктов. Но я не знаю, в нашей стране это самый лучший способ или не самый лучший способ. Есть у нас, между прочим, и достаточно сильное волонтерское движение, которое сейчас, и, кстати, президент об этом тоже говорил, волонтерское движение, которое тоже занимается вот таким перераспределением продуктовым.

Есть понятие, когда, вот сейчас, правда, все никак это с места не сдвигается, чтобы те продукты, у которых истекает срок хранения в магазинах, чтобы они тоже в натуральном виде шли на помощь бедным, то есть они еще не истекли, они вполне себе еще такие нормальные продукты для потребления, но их можно давать в виде такой вот распределительной натуральной помощи. Ну и так далее, и так далее, собственно.

Но конечно, финансовая помощь, на мой взгляд, наиболее эффективна, то есть если люди ответственно к этому относятся. Опять-таки если, вот получая вот эту финансовую помощь, это действительно идет на укрепление семьи, на укрепление ее потребления, на благосостояние детей и так далее, а не на какие-то другие там, не на компенсацию вот этого акциза на сигареты и табак, который собираются повысить.

Александр Денисов: Михаил Кимович, а нефинансовые инструменты, ну точнее инструменты не такого прямого действия, а вот, например, нулевые налоги, для тех же самозанятых возврат налогов или зачет?

Михаил Беляев: Это же те же деньги.

Александр Денисов: Ну, те же деньги в иной форме, да-да-да.

Михаил Беляев: Это те же деньги, только в другой форме. То есть, понимаете, когда вы для меня как для экономиста профессионального говорите про неденежные формы, то я уже подразумеваю действительно, реально неденежные, а вы в данном случае приводите денежные, тот же пейзаж, только вид с горы.

Александр Денисов: Но стимулирующие все-таки к активности определенной, да-да.

Михаил Беляев: Ну конечно, конечно. Понимаете, у нас вот тоже, между прочим, я сейчас вот немножко тут, это самое, чуть-чуть этот градус наших восторгов по поводу социальной помощи постараюсь снизить, и это тоже, кстати, в вашей передаче звучало, что вот эта вот такая сильная помощь и финансовая поддержка демотивирует людей выходить на работу. Я помню, были какие-то звонки то ли из Ростова, то ли из Смоленской области, где, в общем-то, вспомоществование, когда оно равно уже фактически тем заработкам, которые люди могут получить на местах, в общем, у них полная демотивация: зачем идти работать, когда можно и так все получить?

И тут у Путина это тоже прозвучало, когда он сказал, что ни в коем случае заработная плата меньше минимального размера оплаты труда быть не должна. То есть вот зарплата на предприятиях должна быть достаточно высокой, чтобы она мотивировала людей, чтобы, когда будут созданы рабочие места, я уверен, что они будут созданы и в конце концов мы двинемся в развитии, будут открыты рабочие места, чтобы там была такая зарплата, чтобы люди бросили то, что в Америке называется welfare, то есть вот эту социальную помощь, и пошли действительно работать, чтобы там был действительно большой разрыв.

Но это не потому, что от жадности, а потому, что вот действительно тогда те люди, которые смогут пойти работать и получать более серьезные деньги, они выиграют, потому что они будут жить лучше, и они освободят те фонды, которые пойдут действительно тем, кто нуждается, и они тогда будут получать не такие вот... Ну спасибо, хорошо, что такие вот деньги есть, они уже похожи на правильные, эти деньги, тут называлась цифра 5,5 тысяч, для многих семей, а если там 2–3 ребенка, это такое уже серьезное увеличение заработных плат.

Александр Денисов: Михаил Кимович, про другой инструмент хотел вас спросить, социальный контракт, вот его собираются расширять на всю страну. Что скажете как об инструменте еще одном?

Михаил Беляев: Ну видите, социальный контракт, все эти... Есть документы, и есть исполнение. Вот все это хорошо, конечно, все эти социальные контракты, это все хорошо, но мы же понимаем, что у нас принимаются какие-то законы и какое-то регулирование, и от предпенсионерах, да этих примеров целую кучу можно привести. Но когда доходит до реального исполнения, мы понимаем, что тут уже приходится это принимать с такой долей скептицизма и, в общем-то, действительно, с охлажденным градусом.

А так это, конечно, все, на самом деле все эти инструменты очень неплохи, и минимальный размер оплаты труда, и для того чтобы профсоюзы работали, и вот этот вот коллективный договор на работе был, где при помощи профсоюза он бы заключался между работниками и предпринимателями. И кстати, к предпринимателям можно применять определенные меры воздействия, для того чтобы их зарплата не превышала в огромные разы ту зарплату, которую у них получают труженики. Наверное, тут тоже можно было бы подумать, когда вот говорят о том, что заработная плата должна быть выше МРОТ, и причем серьезно выше МРОТ, надо посмотреть, а почему она такая низкая.

Александр Денисов: Михаил Кимович, и заключительный вопрос. Скажите, вот чувствуется, что по-прежнему жизнь нас держит на линии фронта, одни и те же проблемы вынуждены решать прямо сейчас, не завтра бороться с бедностью, со всеми проблемами, со здравоохранением и прочим, а сегодня. Качественный скачок, вот о чем начал президент говорить, чтобы отразились ожидания, – когда они отразятся?

Михаил Беляев: Они отразятся тогда, когда мы наконец будем заниматься своей внутренней экономикой и действительно двинем ее вперед, с тем чтобы она развивалась с фактически нулевых темпов роста, она вот последние годы была 0,8%, что-то типа такого, когда бы мы вышли на эти 2–3%. Но это надо, чтобы этим занимался, это должен быть инвестиционный процесс, то есть деньги шли в экономику и действительно там работали, развивались предприятия, рабочие места и так далее, и так далее. То есть весь этот механизм внутренней экономики должен быть закручен.

Александр Денисов: Спасибо большое, Михаил Кимович.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это был Михаил Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
На что пойдут средства из казны и хватит ли их?