Ценности молодых

Гости
Мария Медведева
кризисный клинический психолог
Елена Омельченко
директор Центра молодежных исследований НИУ ВШЭ (г. Санкт-Петербург)

Петр Кузнецов: «Деньги – это все-таки главное».

Ольга Арсланова: Когда их нет.

Петр Кузнецов: И так считает наша молодежь. Это показал опрос ВЦИОМ. Респондентам этого опроса предлагалось назвать не больше трех вариантов. То есть задавался вопрос: «Жизненные ценности?» – и три варианта. И вот какие ответы мы получили.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим на них внимательнее. Все-таки все потеряно или нет в случае российской молодежи?

Итак, материальный достаток на первое место поставили, друзья, 60% опрошенных молодых людей. Следующий по популярности ответ – это все-таки хороший эмоциональный климат в семье. Правда, его выбрали уже существенно меньше молодых.

Петр Кузнецов: Но какой разрыв!

Ольга Арсланова: 29%.

Петр Кузнецов: Тут как раз два материальных благополучия. Точнее – наоборот.

Ольга Арсланова: Далее в списке жизненных ценностей идут: забота о своем здоровье, наличие свободного времени и квартиры, а также общение с друзьями.

А вот самые непопулярные ответы, давайте их покажем, сейчас они появятся на экране. Это рождение ребенка – всего 5% к этому стремятся из молодых. Наличие диплома – образование не ценится. И, видимо, как считают опрошенные, необязательно наличие образования ведет к материальному достатку. Получение высшего образования мало ценится. Наличие постоянного партнера – тоже. И контроль за питанием важным приоритетом назвали все-таки 3% опрошенных.

Петр Кузнецов: Ну, логично. Нет постоянного партнера – нет, наверное, и ребенка. Так?

Ольга Арсланова: И питание так себе.

Петр Кузнецов: И без диплома особо ничего не получится.

Ольга Арсланова: Как можно объяснить эти цифры? Давайте вместе разбираться. Мы к молодежи обращаемся в первую очередь, вас хочется услышать: вы из этих пунктов что считаете главным лично для себя? Позвоните в прямой эфир.

Петр Кузнецов: Родители молодых, тоже высказывайтесь. Как ваш ребенок расставляет эти приоритеты?

Елена Омельченко с нами сейчас на связи, директор Центра молодежных исследований Высшей школы экономики, доктор социологических наук. Здравствуйте, Елена.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Елена Омельченко: Добрый день, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Может быть, вы как-то скорректируете? У меня такое ощущение, что просто большинство этих молодых людей еще где-то в низу пирамиды потребностей, и они еще ничего не заработали, поэтому для них, конечно, сейчас это главное – по крайней мере, иметь какой-то доход.

Елена Омельченко: Ну давайте будем честными и не оценивать эти цифры с точки зрения… ну, что ли, с высоты: «Какая молодежь стала! Что происходит с молодыми?» Мы сами, наверное, в этой ситуации нынешней, когда пандемия приводит к серьезному экономическому кризису, наверняка тоже очень задумываемся о материальной составляющей жизни. Я расцениваю это как вполне нормальную и естественную реакцию молодежи на ситуацию.

Кроме того, ориентация на материальное благополучие связана и с завершением образования, и с получением хорошей работы, и так далее. Все это сейчас, в принципе, находится в состоянии такой неопределенности. Поэтому я думаю, то, что это оказалось на первом месте – это неслучайно.

Интересным мне показалось скорее даже другое – в частности, ориентация на хороший эмоциональный климат в семье. Я думаю, что последние данные других исследований показывают, что в ситуации пандемии, причем по всему миру, увеличилась доля семейного насилия, ссор и всякого рода сложностей, потому что молодежи пришлось переживать этот период вместе с родителями. Отношения стали как бы более близкими, но при этом и более сложными. Наверное, никогда в такой степени семья не оказывалась так близко. Поэтому хорошие эмоциональные отношения, хороший семейный климат на втором месте – мне кажется, это более интересная цифра, чем первая.

Ну и наконец, третье место – здоровье. Это понятно. Это тоже ощущение небезопасности, ощущение определенных рисков, с которыми сопряжена сегодняшняя жизнь молодежи. И это, на мой взгляд, позитивно и хорошо. Это говорит о том, что такого как бы пофигистского отношения к здоровью, к ощущению опасности нет. На первых порах пандемии было очень много так называемых диссидентов, которые не верили в серьезность и опасность этой ситуации.

И наверное, в конце я хотела бы сказать следующее: все опросы дают нам лишь такую среднюю температуру по больнице, но молодежь, как и все россияне, очень неоднородная. И хорошо было бы посмотреть, что за этими цифрами стоит.

Петр Кузнецов: Ну да, опять же среди кого и где опрашивали, в какой ситуации – просто заставали того или иного молодого человека или нет. Тем не менее этот ТОП-3, который мы сейчас обозначили и по полочкам все с вашей помощью разложили: деньги, климат в семье и здоровье. Если пытаться сравнить с подобным ТОП-3 предыдущих поколений, то разве не так выглядел этот рейтинг у предыдущих?

Елена Омельченко: Я думаю – нет. Я думаю, что, может быть, материальное благополучие если не на первом месте, то где-то в первой тройке было всегда. Это естественно, это нормально, это хорошо. А, например, близость семейная и значимость хороших отношений с родителями, или здоровье – это, пожалуй, такие более свежие, более новые…

Ольга Арсланова: Елена Леонидовна, а знаете, что смущает? А где среди этих важных пунктов и приоритетов самореализация профессиональная? Ведь материальный достаток не всегда связан с этой штукой. А такое ощущение, что про нее подзабыли.

Елена Омельченко: Ну, трудно судить. Я не знаю, как проводился опрос, какие там были альтернативы, какие были выборки.

Ольга Арсланова: Ну давайте поговорим, может быть, о ваших ребятах из Высшей школы экономики, которых вы видите. Для них это важно?

Елена Омельченко: Ой, конечно! Вы знаете, на самом деле самореализация, достижение жизненного успеха или самореализация как помощь, забота – сейчас это очень актуально, модно. И действительно, молодежь очень ориентирована не на карьеру даже, а скорее на самореализацию.

В частности, один из последних наш проектов посвящен изучению молодых предпринимателей Санкт-Петербурга, которые попали в серьезную ситуацию в связи с кризисом. Тем не менее они не теряют бодрости духа и подчас отдают скорее приоритет самореализации, достижению каких-то профессиональных высот в ущерб материальному благополучию, готовы терпеть какие-то временные… Ну, до определенной степени, понятно, потому что семьи у многих. Тем не менее самореализация, свой жизненный проект, решение какого-то профессионального значимого выбора, пути – это для них значимо.

Точно так же и для наших студентов мотивации обучения очень высоки. И студенты готовы на какие-то временные, может быть, сложности, в частности связанные с онлайн-образованием. Это нелегко и для преподавателей, и для студентов, но тем не менее, судя по нашим исследованиям, желание учиться, достигать высот не снизилось.

Ольга Арсланова: Вы нас успокоили. Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо.

Ольга Арсланова: Елена Омельченко, директор Центра молодежных исследований Высшей школы экономики, доктор социологических наук, была с нами.

Петр Кузнецов: Звонки телезрителей наших давайте послушаем.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Кто вы? Откуда вы?

Ольга Арсланова: Как вас зовут? Откуда вы?

Зритель: Здравствуйте. Я Ирина из Москвы. Пять лет назад мой старший сын заканчивал школу. В приоритете у всего класса, естественно, было получение образования. Вот когда они уже пришли в одиннадцатый класс, у них всех разговоры были, конечно, нацелены на то, кто в какой вуз пойдет. И весь класс, кстати, успешно сдал экзамены ЕГЭ, все поступили в лучшие вузы. Весь класс учится в МФТИ, в МГУ, в Физтехе – в общем, во многих лучших вузах. Ну, это был математический класс. Естественно, все выбрали математическое направление. Вот сейчас пятый курс уже заканчивают, многие получили дипломы бакалавра уже, перешли в магистратуру и продолжают успешно образование. У нас это было в приоритете.

А сейчас младший перешел в десятый класс, и у них я тоже вижу, конечно, что образование стоит на первом месте. Сейчас же они могут выбирать направление уже по классам. Вот уже в десятом классе многие… У них был медицинский класс, некоторые уже передумали к десятому классу, выбрали другие направления, но многие остались в медицинском классе. Я могу сказать, что молодежь очень ориентируется на образование.

Петр Кузнецов: Слушайте, амбициознее вашего поколения?

Зритель: Я думаю – да.

Петр Кузнецов: Давайте признаем это.

Зритель: У них больше целей, больше стремлений. Вот сейчас они, кстати, все онлайн-платформы используют для обучения, насколько я вижу по моим детям.

Ольга Арсланова: Здорово!

Зритель: И занятия по Skype также. Английский у меня сейчас старший усиленно изучает. У него появилось больше свободного времени уже. Конечно, технический вуз, и иностранные языки немного были упущены, но уже к пятому курсу он, кстати, использует все свое свободное время для изучения иностранных языков. Младший, кстати, тоже. Младший еще берет онлайн-уроки игры на гитаре. Так что интересы у них…

Петр Кузнецов: Шикарно! Такой блистательный старт. Дальше будет только еще лучше. Спасибо вам большое.

Ольга Арсланова: Это потому, что, видимо, Ирина тоже хорошо постаралась.

Петр Кузнецов: Не без помощи, конечно, родителей.

Ольга Арсланова: Скажем прямо.

Зритель: Ну конечно, родители в первую очередь должны ориентировать. И также путешествия. Мы вместе проводим время, всегда охотно путешествуем.

Петр Кузнецов: Кругозор.

Зритель: Сейчас каникулы ждем.

Ольга Арсланова: Спасибо. Хорошо вам попутешествовать, когда это будет возможно.

Давайте Рязань послушаем, Ольга на связи. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Меня зовут Ольга, я из Рязани. Я совершенно согласна с предыдущим выступающим. У меня взрослая дочь, ей скоро будет 23 года. Вообще-то, у нее приоритет – это образование. Она получила достойное высшее образование, сейчас занимается дополнительно изучением языка.

А вот рождение детей – это все в сторону. И я с ней совершенно согласна, потому что в наше сложное время как бы выжить самим. И образование как раз для этого и надо – для того, чтобы удержаться на работе, в конце концов, получить эту работу.

Ольга Арсланова: То есть социальный лифт при помощи образования можно получить, получается так?

Зритель: Я считаю, что это какой-то плюс, чтобы выжить в наше время. А дети заботятся о других. Тем более сейчас столько больных детей! Нет, наверное, это не в наше время.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: «В материальном неблагополучном обществе деньги приобретают ценность не только для молодежи, но и для всех», – считает Кабардино-Балкария. То есть считают, что это не очень хороший симптом.

Давайте поговорим с кризисным клиническим психологом. Прямо сейчас с нами на связи Мария Медведева. Здравствуйте.

Мария, вопрос вот какой. А с какими проблемами в первую очередь к вам обращаются молодые? Чего им не хватает в жизни?

Мария Медведева: Ну, на самом деле молодые-то как раз редко обращаются к кризисному психологу. Это немножечко уже более поздняя история – после 30 лет. До 33 лет мы сталкиваемся с кризисом самоопределения, когда вроде бы до этого мы уже выбрали себе какие-то ориентиры, но в этот момент мы начинаем сомневаться. И это очень хороший момент для того, чтобы все переосмыслить и, в общем-то, выбрать какой-то новый путь, ну или удостовериться, что мы идем правильной дорогой.

Поэтому в данном случае мы все-таки относим до 33 лет людей совсем молодых, и они обращаются именно с кризисом самоопределения. Это, в общем-то, тоже про самовыражение, про идею самовыражения, про любимое дело, про свободу выбора. И здесь очень интересный момент, как это перекликается, например, с материальными ценностями, которые есть у молодых людей. Сейчас очень часто материальные ценности ставятся именно во главу угла, потому что они являются инструментом для того, чтобы можно было развивать себя дальше. И именно в этом смысле, в этом пересечении бывает очень много интересных моментов.

Ольга Арсланова: То есть проблема в том, чтобы вообще заработать? Или проблема объединить интересное дело, неплохой заработок, возможность самореализации?

Петр Кузнецов: Потому что на самом деле… Я вспоминаю, когда мы в этой студии обсуждали миллениалов, мы пришли к выводу, что на самом деле вовсе не размер зарплаты важен, даже карьерные амбиции не такие высокие, если сравнивать с предыдущими поколениями, а важен в этом случае комфортный график, чтобы работать постольку-поскольку. Самое главное, чтобы можно было в этот день отдохнуть, куда-то уехать, чтобы никто не дергал, чтобы не десять неотвеченных звонков и так далее.

Мария Медведева: Вы знаете, это очень интересно, потому что получается, что те люди, о которых мы говорим, они в момент формирования своих ценностей… А ценности у нас начинают формироваться, когда мы приходим в школу. В общем-то, это первый такой выход в большой свет, где нам начинают рассказывать вообще о том, что и как устроено в этом мире. Так вот, у тех людей, которых мы сейчас относим к молодым, у них этот момент совпал с тем, что, в общем-то, как раз был кризис ценностей в нашей стране. То есть мы уже отходили от тех ценностей, которые были раньше, но родители и учителя продолжали их транслировать своим детям. Тем не менее дети чуть-чуть взрослели и видели, что окружающий мир транслирует им совсем другие ценности. И в данном случае был такой внутренний конфликт.

В общем-то, конечно же, кто-то из людей принял для себя решение, что деньги и материальное благополучие – это важно. Но за это тоже нельзя винить, потому что деньги – это прежде всего стабильность, комфорт, уверенность в себе и возможность дальше выбирать то, что тебе нравится в жизни. И вы очень правильно сказали про то, что важен не размер зарплаты, а условия. И это именно тоже про комфорт. Поэтому такой очень многогранный, скажем так, аспект в ценностных ориентациях.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Мария Медведева была с нами на связи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
ВЦИОМ узнал, что современная российская молодёжь считает главным в жизни