Что будет с ценами на колбасу?

Что будет с ценами на колбасу? | Программы | ОТР

За месяц закупочные цены на мясо выросли на 30%

2020-08-07T14:15:00+03:00
Что будет с ценами на колбасу?
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Юрий Ковалев
генеральный директор Национального союза свиноводов России
Анатолий Косинский
генеральный директор АО «Обнинский колбасный завод»

Константин Чуриков: Сейчас речь пойдет не просто о продукте, а о нашей пищевой скрепе, о национальном символе перемен, кстати говоря, – о колбасе. Вот новости из колбасного цеха сегодня тревожные.

Тамара Шорникова: На российском мясном рынке конфликт между поставщиками сырья и переработчиками. Крупные производители колбас уже месяц как отмечают ничем не аргументированный рост стоимости на свинину и мясо птицу. И рост этот за месяц составляет 30%.

Константин Чуриков: Производители колбасных изделий говорят, что не понимают, почему поставщики так задрали цены на свинину и курятину, и рано или поздно им, наверное, придется либо договариваться, либо повышать цены на конечный продукт.

Тамара Шорникова: Что будет с колбасой? Попробуем сейчас разобраться.

Константин Чуриков: Да. И с качеством мясных изделий тоже надо разобраться. Так что вы нам звоните, рассказывайте. А то сосиска, говорят, уже не та пошла, а докторская не лечит, а калечит. Кстати, и рецепт Тамара приготовила настоящей докторской колбасы.

Тамара Шорникова: Сравним его с тем, по которому сейчас готовят. Посмотрим, сколько там мяса.

Константин Чуриков: А у нас сейчас на связи Анатолий Косинский, генеральный директор АО «Обнинский колбасный завод». Анатолий Аскольдович, здравствуйте.

Анатолий Косинский: Здравствуйте. Здравствуйте, Тамара и Константин.

Константин Чуриков: Анатолий Аскольдович, когда мы увидели, как раз со слов мясопереработчиков, заявление о том, что до 32% за месяц взлетела эта закупочная цена сырья, мы удивились. А что случилось-то? Это с чем связано? Вот ваша версия. Как вы думаете?

Анатолий Косинский: Ну, немного не так это все вы поняли. Смотря что с чем сравнивать. Рост цены, конечно, есть, но не 32%. Если в среднем взять и кусок свинины, и полутушу, и другие части, то в среднем получилось 15–20% – так в июле выросли цены по сравнению с первой половиной года. Но никакого конфликта нет. Это нормальный процесс. Все в жизни иногда дорожает.

Вы понимаете, тут есть два сценария. Первый сценарий: это сезонный спрос, и цена понизится к концу лета. Никаких последствий она не принесет для потребителя, конечно, но отнимет часть прибыли у мясопереработчиков. Второй сценарий: в связи с увеличением экспорта (а это желаемый для нашей страны процесс) цена выйдет на новый, более высокий уровень. И вот тогда нам всем придется воспринимать более дорогие цены на свинину, возможно, на птицу и на колбасные изделия и полуфабрикаты. По времени – я так думаю, возможно, где-то к Новому году, не раньше, но тем не менее встревоженность вот эту разделяю.

Тамара Шорникова: А новые цены – это какие? Чтобы сразу подготовить кошелек.

Константин Чуриков: Ну, в среднем. Я не знаю, можно ли усреднить колбасную продукцию.

Анатолий Косинский: Можно усреднить. Ну, опять же, по первому сценарию цены не поднимаются, а по второму – они растут. Думаю, что рост может составить 5–7%.

Константин Чуриков: Просто за один месяц все равно это много. Я думаю, что пока не все это заметили, может быть, из наших зрителей. А может быть, и заметили. Сейчас нам расскажут.

Тамара, у тебя был рецепт. Можно мы сейчас с вами поговорим? Вот это частый вопрос. Уже на портале пишут про качество современной колбасы: «Вот в советское время было…» – вспоминают Сталина, те самые времена, те самые требования и те самые ГОСТы.

Тамара Шорникова: Сначала эсэмэска короткая, Владимирская область: «Неужели в колбасе есть мясо?» В той, что действительно у нас в стародавние времена выпускалась, мясо было. Давайте покажем, действительно, рецепт, графику.

Рецепт докторской колбасы 36-го года. Что там было? Во-первых, говядина, высший сорт, без жил – 250 грамм. Свинина полужирная, лопатка – 750. Дальше – вода, соль поваренная, цельное коровье молоко (25 миллилитров), сахар, яйцо, мускатный орех, кардамон, перец.

И давайте теперь сравним это с тем рецептом, по которому докторскую выпускают у нас. Ну, как минимум – тот рецепт, который нужно соблюдать по техническим условиям. Что у нас там? 30% – птичье мясо.

Константин Чуриков: Прилетела птичка. Раньше ее не было, правильно? Только яйцо было от птички.

Тамара Шорникова: Смотрите. Вместо первой категории, без жил и без всего этого, говядины и свинины – субстанция из субпродуктов, так называемая мясная эмульсия, тоже 25%. Еще 25% – соевый белок. 6–8% – крахмал и мука. Дальше – вкусовые добавки, всяческие Е.

Константин Чуриков: Но зато можно водорослями закусить. Гуаровая камедь, фосфатные химические соединения…

Анатолий Аскольдович, понятно, что мысль пищевая идет вперед, понятно. Но в целом возродить тот исконный рецепт можно? И почему этого не делают?

Анатолий Косинский: Уважаемые журналисты, вы пользуетесь запрещенными приемами. Вы берете гостовский состав 36-го года и сравниваете с тэушным составом наших современных лет.

Во-первых, ТУ имеет право разработать и внедрить любое предприятие. Но если взять российский ГОСТ, который действует сейчас, то вот эти цифры – 250 грамм говядины, 750 грамм свинины и так далее по списку – все в нашем российском ГОСТе утверждено. И большинство производителей, когда выпускают докторскую, пользуются именно российским утвержденным ГОСТом. А для любителей дешевых колбас выпускается докторская колбаса по техническим условиям.

Тут уж, извините, гостовская колбаса – дорогая. И в ней, безусловно, есть мясо. И очень много таких людей, как я. Я всю свою жизнь положил на то, чтобы колбаса была качественной. Но есть и колбасы по техническим условиям, и они значительно дешевле. На рынке должно быть представлено все. Вот такой ответ вас устроит?

Константин Чуриков: Более чем.

Тамара Шорникова: Да. Есть SMS от наших телезрителей. Не пишут, за сколько покупают колбасу. Но что пишут? «Современная колбаса из такого мяса, что подойдет любому вегетарианцу». «Почему в СССР колбаса была без субстанций и без того самого?» – памятуя прошлое, говорят об этом. И спрашивают: «Почему раньше такая качественная колбаса была доступна абсолютно всем?» А сейчас нам часто говорят: «Что вы хотите? Если качественно, то дорого».

Вот за счет чего удавалось сдерживать цены в прошлом, не убирая качество? Почему это невозможно сейчас?

Анатолий Косинский: Я знаю ответ на этот вопрос. Ну, во-первых, колбаса раньше была доступна не всем. Я был студентом, и каждый раз, когда я ехал на каникулы, я везде из Москвы целую сумку мясопродуктов. Они свободно продавались в Москве, но в российских городах практически без блата не купишь. Поэтому этот ваш тезис разрушается на раз.

Второе. Действительно, если хотите качественный продукт иметь у себя на столе, пожалуйста, ну платите несколько больше, чем за то, что продается в магазине по дешевой цене. Это истина, которую опровергнуть никак нельзя. Цена и качество – это два друга, которые друг без друга не могут, два брата-близнеца. Чем выше качество, тем выше цена.

Третье. В Советском Союзе, конечно, субсидировалось и производство мяса, в общем-то, субсидировалась и его переработка, поэтому были фиксированные цены. 2,20 стоил докторская колбаса, а 2,90 – любительская. И сколько мы себя помним в детстве, и цены были именно такие, вплоть до 90-го года. Вспомните, пожалуйста. Спросите у своих бабушек и дедушек – они вам это подтвердят. Государство субсидировало выращивание мяса и производство мясопродуктов.

Константин Чуриков: Даже у бабушки могу не спрашивать, я 80-го года рождения. Анатолий Аскольдович, вот что было? Раз мы сталинские времена вспомнили, когда появилась и эта колбаса, и многие другие. За несоблюдение ГОСТа что тогда делали, если кто-то его не соблюдает, что-то не то выпускает?

Анатолий Косинский: Вы меня хотите спросить: что делали в сталинские времена?

Константин Чуриков: Да.

Анатолий Косинский: Боюсь, я этого не знаю, не помню. Но из истории, из литературы мы прекрасно знаем, что делали в сталинские времена с теми, кто что-то нарушает. Наказывали жестко административными методами. Но эту страницу наша история перевернула. Сейчас и государство, и участники рынка регулируются другими правилами.

Вы посмотрите, появляются магазины правильного питания. Очень яркий пример – магазин «Вкусвилл». Посмотрите – цены действительно дороже, но продукты выше уровнем, выше качеством. И нет там никакого, как вы в начале передачи сказали, растительного наполнения и вот этих пищевых добавок Е.

Тамара Шорникова: Анатолий Аскольдович…

Анатолий Косинский: Это же предлагают? И это хорошо. Давайте брать с этого пример и это тоже будем замечать.

Тамара Шорникова: Подскажите. Сейчас все-таки времена тяжелые. Если кто-то где-то вдруг захотел сэкономить, то что ждет производителя за отход от какой-то рецептуры, от ГОСТа? Какие штрафные санкции предусмотрены? Кто это вообще проверяет?

Анатолий Косинский: Это Роспотребнадзор проверяет. И проверяет это Россельхознадзор. И если установлено нарушение производителя… А в связи с тем, что в стране введена государственная информационная система «Меркурий», и в связи с тем, что контроль имеет периодический характер, вы знаете, действительно наказания очень жесткие.

Ваши представления о том, что все расхлябано, все не получается и плохо все работают, они несколько устарели. На пятилетку вы точно отстаете. Посмотрите внимательно, насколько строже сейчас все стало. И это видно по полкам магазинов. Вот посмотрите, как за десять последних лет возрос уровень торговли. Мы прямо это видим. Другой уровень, другой магазин перед нами. Вот представьте, что и производитель тоже вышел на этот уровень. Это примерно то же самое. Мы все идем на уровень выше. И слава богу.

Константин Чуриков: Спасибо. Давайте еще послушаем… Рано «спасибо» сказал. Давайте еще послушаем Тамару из Твери. Тамара, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну а вы что скажете?

Зритель: Я хочу сказать, что я хожу всегда с увеличителем и читаю. Значит, беру колбасу докторскую «Черкизовская». Все-таки такое предприятие знаменитое. Но написано: мясо курицы механической обвалки, шкурка свиная… И пошло, и пошло, и поехало! Мяса что-то не видать. Ну? Посмотрел, говорю: «Кушайте сами», – и положила эту колбасу. Докторская самая диетическая в советские времена была. Сейчас вообще невозможно колбасу есть, там мясом даже не пахнет. Ну? Куриная шкурка, свиная. Так все написано.

Константин Чуриков: Медики говорят, что, кстати, куриная шкурка не очень полезна.

Анатолий Аскольдович, мы понимаем, что есть разные ценовые сегменты, есть, как говорится, разная целевая аудитория у того или иного продукта. Вот мы начали нашу программу с того, что, правда, колбаса – это как бы наше все, это наша скрепа. Можно как-то производителям, я не знаю, провести какие-то исследования дополнительные и поднять качество продукции? Раз мы, как вы сказали, ушли на самом деле вперед, то уйти вперед и в этом смысле, чтобы нам не жаловались зрители.

Анатолий Косинский: Ну смотрите. Женщина, которая сейчас говорила, она говорила, она говорит: «Я взяла докторскую «По-черкизовки» или докторскую «Черкизовскую». Не надо брать докторскую «Черкизовскую», нужно брать докторскую – ГОСТ.

Константин Чуриков: Это касается любых колбас? Просто ГОСТ?

Анатолий Косинский: ГОСТ. По техническим условиям, действительно, там будут разные пищевые добавки, заменители мяса, шкурка куриная, я не знаю, вместо говядины и так далее. Но если вы обратите внимание на цену, то Черкизовский мясокомбинат предлагает наименьшие цены. Это производитель, который работает в низком ценовом сегменте. Но есть и другие производители очень достойного качества. Пожалуйста! Они не закрываются, они тоже лежат где-то рядом. Обратите внимание на них. Но заплатить придется подороже. Это закон жизни.

Константин Чуриков: Анатолий Аскольдович, а что еще такого оригинального могут класть в колбасу, о чем мы даже не подозревали? Потому что про шкурки куриные я не знал. Я подумал: может быть, клюв туда перемалывают и кладут, я не знаю, рога, копыта?

Тамара Шорникова: Для улучшения цвета, вкуса.

Анатолий Косинский: Господи, журналисты, ну когда же вы успокоитесь-то? Все подозреваете в каких-то подвохах. Хочу вам сказать: пожалуйста, научитесь замечать добросовестных производителей, особенно тех, которые работают в высоком ценовом сегменте, делают качественную, но, к сожалению, дорогую продукцию. За ними будущее, это точно. И время это расставит. Жаль, что это время идет и течет по данному руслу очень медленно. Я вот все жду, жду, жду, когда это все закончится, когда закончится предложение этого суррогатного товара, но вот никак, чувствую, не дождусь!

Еще раз вам говорю: я произвожу продукцию именно дорогую, именно высокого качества, именно в высоком ценовом сегменте. И за это ценю жизнь. Спасибо.

Константин Чуриков: Анатолий Аскольдович, с вами интересно. Давайте, как закончится пандемия коронавируса, от Обнинска до Москвы не очень далеко, может быть, вы найдете время и к нам приедете в студию, потому что видно, что вы за дело болеете. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: С товаром желательно.

Константин Чуриков: Да. Спасибо.

Анатолий Косинский: Спасибо. До свидания.

Константин Чуриков: До свидания.

Тамара Шорникова: Анатолий Косинский, генеральный директор Обнинского колбасного завода, комментировал непростой вопрос.

Давайте послушаем телезрителей теперь. Из Волгоградской области Сергей, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Что скажете по поводу колбасы? Какая она в Волгоградской области?

Зритель: У нас тоже колбасы много, которая вообще никакая, если так можно сказать.

Константин Чуриков: Сергей, вы видите, производители не все одинаковые. Вот наш предыдущий эксперт, директор предприятия, очень и очень болеет за свое дело, понимаете, за качество продукции.

Тамара Шорникова: Может быть, вы не на тех полках смотрите, как говорят производители? Может быть, надо присмотреться к какому-нибудь другому сегменту? Может быть, подороже найти?

Зритель: Я не беру дешевую колбасу, я выбираю. Хожу, чтобы получше, подороже взять. Но в наших магазинах такая колбаса, что… Пенсионер же не возьмет за 500, за 600, за 700 рублей колбасу вареную, он купит кусочек мяса. Ну тоже пенсионерам хочется хорошей колбаски, но они не могут себе этого позволить.

Тамара Шорникова: Бесспорно. И последний вопрос: а что конкретно не устраивает в ней? На вкус она странная? Что-то попадается?

Константин Чуриков: На вид страшная?

Зритель: Даже невозможно… Если вот так сказать, то ее даже пожарить с яйцами нельзя. На сковородке она вспухает, как будто там какой-то пенопласт водяной.

Константин Чуриков: А перевести на четверочку, на троечку поставить, снизить подогрев?

Зритель: Любительскую колбасу раньше можно было сырую есть. Ее нельзя даже вареную есть.

Тамара Шорникова: Понятно.

Константин Чуриков: Да, спасибо, Сергей. Мы вечером попробуем.

Тут наш зритель Константин спрашивает: «Почему колбаса дорогая? Почему сосиски дорогие? Почему дороже мяса?» Вот зрителю Константину просто могу рассказать. Сегодня почитал, вообще как сделать самому сосиски. Там не просто говядина, вот это все нарезать… Долго рассказывать не буду. Второй период измельчения, шесть минут обработка на куттере (что это такое – я даже не знаю), значит, специальными шприцами это все набить. Потом жарить, охлаждать при такой температуре, при сякой. Температура внутри каждой сосиски должна быть не выше 68 градусов. Там черт голову сломит! Поэтому так дорого.

Тамара Шорникова: Непростая процедура, да?

Константин Чуриков: Сейчас послушаем нашего следующего эксперта – это Юрий Ковалев, генеральный директор Союза свиноводов. Здравствуйте, Юрий Иванович.

Юрий Ковалев: Да, добрый день, коллеги.

Константин Чуриков: Все обеспокоены, ну, многие, скажем так, что растут цены на мясо, стоимость мяса, стоимость свинины, которая потом к переработчикам поступает. Что происходит?

Юрий Ковалев: Ну, прежде всего необходимо сказать, что сегодняшний информационный повод по поводу того, что растут цены, в частности на свинину, сразу скажу, не имеет никакого отношения к розничным ценам, а значит – и к потребителю. У вас написан вопрос: «Колбаса подорожает?» Нет, ни о каком подорожании колбасы речь не идет. И предыдущий директор мясокомбината это подтвердил.

Необходимо сказать о главных макротенденциях, которые сегодня проходят вообще на рынке, на отечественном рынке свинины и мяса в целом. За последние десять лет, допустим, у нас наблюдается стремительный рост отечественного производства. В прошлом году, на рубеже 2018 и 2019 годов, мы впервые за тридцатилетнюю историю за счет роста собственного производства вышли на стопроцентную самообеспеченность по мясу свинины, и прирост при этом продолжается. За первые полгода – плюс 11%.

На самом деле у нас уже пересыщение рынка свинины. Это констатируют все эксперты. И все последние пять лет оптовые цены на свинину снижаются. У нас сегодня оптовые цены на свинину самые низкие за последние пять лет. Но, действительно, каждое лето это происходит, потому что свинина – это абсолютно сезонный продукт. Так называемый шашлычный сезон. Каждое лето происходит рост оптовых цен. Если посмотреть на каждый год, то это всегда одна и та же ситуация: на рубеже июля и августа происходит резкий рост спроса. И как минимум на три-четыре недели взлетает оптовая цена, которая, еще раз говорю, не имеет никакого отношения к розничной, потому что это биржевая цена. Покупатели выходят на биржу, покупают – у них повышается спрос.

Этот год – особенный. И этот год особенный прежде всего тем, что вот сейчас у нас, слава богу, очень хорошая погода, и почти 10 миллионов наших жителей, которые обычно в этот период уезжали за рубеж, они остались в России. Соответственно, спрос достаточно резко повысился. Буквально на три недели цена поднялась.

Но я еще раз говорю: за первые семь месяцев этого года средняя оптовая цена на 8,5% ниже, чем средняя цена за тот же период 2019 года. А в 2018 году было еще больше. Поэтому здесь нет никакого секрета. Через две недели упадет температура, люди вернутся из отпусков – и цена оптовая просто рухнет вниз. Вот и все. Вот и все объяснение, если коротко.

Тамара Шорникова: Юрий Иванович, мы как-то так привыкли (может быть, просто разъясните этот момент), что в тот же сезон, например, когда много покупают, те же овощи, например, становятся дешевле. И эта логика обычному покупателю понятно. Ну, кажется, что покупок много, вы и так заработаете. Зачем что-то удорожать? Зачем навариваться дважды? – хочется спросить.

Юрий Ковалев: Я еще раз говорю, что оптовые цены формируются на электронных биржах.

Тамара Шорникова: Механически, да?

Юрий Ковалев: Здесь никто не наваривается. Дело в том, что всю первую половину года оптовые цены были очень низкие. И закупщики – мясоперерабатывающие заводы – зарабатывали очень серьезную прибыль. Сейчас они вынуждены, как правильно сказал директор мясокомбината, временно снизить свою прибыль.

И наоборот – первые полгода производители свинины зарабатывали маленькую прибыль. Сейчас у них есть возможность в течение месяца-двух заработать чуть больше. Ну, это обычные бизнес-процессы, которые происходят в оптовом звене. Так же и с зерном происходит: в период уборки зерно падает, а когда зерно продадут, используют, оно поднимается. Но это не отражается немедленно в розничной цене – на булке хлеба или еще что-то. Это бизнес-процесс.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телезрительницу – Ольгу из Череповца. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела рассказать, что у нас в Череповце в магазинах очень большой выбор колбасных изделий, но я беру всегда только нашу череповецкую колбасу, то есть ЧМК, Череповецкого мясокомбината. Она как бы недешевая, но очень и очень вкусная. Мне не нравится колбаса санкт-петербургских производителей, московская. Вот наша колбаса – просто идеальная!

Константин Чуриков: Ольга, а вот такой вопрос философского плана. А как вы думаете, почему в нашей стране колбаса – это что-то большее, чем колбаса? Вот с чем это связано?

Зритель: Ну не знаю даже.

Константин Чуриков: Помните, Андропов говорил: «Можно у людей отобрать свободу, но сначала им надо дать колбасу». Почему все в колбасе измеряем?

Зритель: Ну не знаю. У нас очень вкусная колбаса! В этом, наверное, и измеряется.

Константин Чуриков: По крайней мере, вкусная. Понятно. Спасибо, Ольга. Да, спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо. Не только у вас, а вот Архангельская область тоже хвалится: «Самая вкусная – в Нарьян-Маре». Можно, конечно, съездить на выходных, но далековато.

Константин Чуриков: Юрий Иванович, в сложное время живем, не знаем, что будет дальше с рублем, с нашим бюджетом, кстати. Ну, вы тоже, наверное, видели, слышали, что урезают российский бюджет, какие-то разные тревожные ожидания у финансистов и у экспертов. К каким ценам на мясо нам готовиться в новом сезоне, с осени?

Юрий Ковалев: Я еще раз повторюсь, что все последние пять лет цены на свинину у нас снижаются. И на сегодняшний день у нас цены на свинину в магазине являются одними из самых дешевых в Европе – чего не было долго. Более того, я сказал, что мы практически достигли стопроцентной самообеспеченности и перестали полностью зависеть от импорта. То есть теперь уже, не знаю, изменение курса валют или еще что-то не приводит ни к какому влиянию на цены.

Поэтому я хочу успокоить всех потребителей и сказать, что цены на мясо, в частности на свинину, продолжат снижение. Почему? Потому что у нас в ближайшие три-четыре года ожидается огромный прирост производства, поскольку сделаны огромные миллиардные инвестиции, прирост уже гарантированно будет. Поэтому мы сейчас дожидаемся продолжения системного снижения цен.

А вот эти временные – на неделю, на две, на три – это всего лишь сезонные всплески оптовых цен. Через две-три недели у нас будет огромное снижение цен, это происходит каждый год. Ну, естественно, здесь мы уже это обсуждать не будем, поскольку это уже никому не интересно.

Константин Чуриков: Нет, подождите! Огромное снижение цен? Я как раз включился в этот момент, и наши зрители тоже. Огромное снижение цен – это сколько в процентах?

Юрий Ковалев: От сегодняшнего уровня это еще минус 15–20%. Вот от сегодняшнего уровня, на этой неделе, я так скажу.

Константин Чуриков: Ну что? А жизнь-то налаживается! Спасибо. Юрий Ковалев, генеральный директор Национального союза свиноводов России.

Мы продолжим сейчас, да?

Тамара Шорникова: Есть хорошие новости, оказывается.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
За месяц закупочные цены на мясо выросли на 30%