Цены растут, как на дрожжах

Цены растут, как на дрожжах | Программы | ОТР

Что подорожало и как долго это сможет выдержать экономика?

2020-10-30T22:23:00+03:00
Цены растут, как на дрожжах
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Деньги на свалку
Что нового? Южно-Сахалинск, Бийск, Санкт-Петербург
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Гости
Олег Сухарев
доктор экономических наук, профессор, Институт экономики РАН
Дмитрий Орехов
управляющий директор рейтингового агентства «Национальные Кредитные Рейтинги»

Иван Князев: Ну а мы начинаем. Федеральная антимонопольная служба проводит проверку необоснованного роста цен на сахар. В Росстате отчитались о 4%-м удорожании только за эту неделю, а примерно такой же рост был и неделей ранее. Эксперты вообще предрекают подорожание некоторых продуктов к концу года на 40%. Больше всего цены вырастут на рыбу, хлеб и алкогольные напитки.

Дарья Шулик: В качестве одной из причин специалисты называют то, что россияне начали закупать продукты впрок, 20% опрошенных уже, по их словам, затариваются товарами первой необходимости, 12% сообщили, что начали закупать и другие категории товаров на случай закрытия непродовольственных магазинов.

Иван Князев: Что подорожало и на сколько в вашем регионе? Расскажите нам прямо сейчас, друзья, пишите и звоните. Ну а мы спросим у экспертов, почему так происходит.

Дарья Шулик: Наш первый эксперт – Олег Сухарев, доктор экономических наук, профессор Института экономики РАН. Олег Сергеевич, здравствуйте.

Олег Сухарев: Добрый вечер.

Иван Князев: Олег Сергеевич, вот знаете, мы уже не первый раз обсуждаем вот эту тему, когда у нас цены растут в стране, вообще они это делают постоянно. Но знаете вот, что интересно? У нас когда урожай, цены растут, у нас когда неурожай, цены растут. В этот раз вроде бы никто не отчитывался, что у нас где-то был какой-то неурожай. Почему сейчас, особенно на сахар? Со свеклой вроде все в порядке в стране было, в сельском хозяйстве.

Олег Сухарев: Ну, вообще причин по большому счету всегда две. Первая – это если растут издержки, вторая – если растет спрос на этот товар конкретный. Это две ходовые причины, они могут присутствовать совместно и совместно толкать цену вверх. Конечно, возможна и третья причина, как вариант это недобросовестное поведение производителей, оптовых торговцев, это уже, конечно, предмет расследования ФАС, и вы анонсировали эту темку в своем обзоре первоначальном.

Но в нынешней ситуации действительно отмечается какой-то нездоровый повышенный спрос и, вероятно, действуют причины, еще связанные с ростом издержек. О ней не принято говорить, она такая неявная, но, в общем, общая кризисная ситуация в стране, конечно, провоцирует издержки, в том числе и по ходовым товарам. А, как известно, продовольственная инфляция всегда выше, выше объявленных цифр, там 3,8%, 4%, 3,6%, продовольственная ну примерно 5–7% по разным номенклатурным группам за разные временны́е интервалы, но она повыше, причем в 2 раза в среднем, и это, конечно, представляет проблему для населения. Но выяснить, какой из факторов здесь был главным, понимаете, так вот ситуационно, по месячному подорожанию, на ходу не представляется возможным, поэтому, скорее всего, действовало и то и другое.

Дарья Шулик: Олег Сергеевич, тема такая весьма, очень актуальная, у нас в SMS-чате очень много сообщений, много звонков. Давайте послушаем нашего первого дозвонившегося, это Сергей из Белгорода. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер вашей студии. Всегда с удовольствием смотрю вашу передачу, и в принципе очень сложно до вас дозвониться.

Иван Князев: Ну, теперь есть шанс. Рассказывайте, что с ценами там.

Дарья Шулик: Говорите.

Зритель: Да. Я хотел сказать по поводу того, что вот захожу каждый день практически в магазин, каждый вечер, и каждый вечер цены всегда разные, абсолютно разные цены.

Дарья Шулик: То есть за ночь растут? Ну например, вот конкретные приведите какие-то категории товаров, на которые вечером заходите одна цена, а к утру уже другая.

Зритель: Привожу пример. Сахар, это первый продукт, яйца...

Иван Князев: Ну сколько сахар у вас?

Дарья Шулик: На сколько, да, вырос?

Зритель: Ну вот, к примеру, процента на 2–3% постоянно вырастает, каждый день.

Дарья Шулик: Ежедневный такой прирост неплохой.

Зритель: Да-да-да.

Дарья Шулик: Так, еще, еще на что?

Зритель: Ну, мясная продукция тоже, вот.

Иван Князев: А рыба, как с рыбой у вас?

Зритель: С рыбой у нас пока что...

Иван Князев: До Белгорода доплывает хоть что-то?

Зритель: Да, что-то доплывает, да-да-да, но таких особо резких скачков по рыбе нет, скажем так.

Иван Князев: Ну понятно. Да, Сергей, спасибо, спасибо вам, поняли.

Дарья Шулик: Спасибо, Сергей.

Иван Князев: Ну тут, Даша, понимаешь, такой интересный момент, что люди даже теряются назвать какие-то конкретные продукты. Вот из Калининградской области пишут, что «подорожало все», вот так вот просто.

Дарья Шулик: Ну а вот Тамбовская область конкретно говорит: «Сахар был 31, а стал 43».

Иван Князев: Волгоградская, телезритель пишет: «Мука стоит 1 килограмм 75 рублей, сахар 65, гречка 100 вообще».

Дарья Шулик: Ничего себе.

Олег Сергеевич, ну вот смотрите, ситуация совсем такая нерадостная, видите, каждый день... Что ни день, то +2% в Белгороде. А в целом антимонопольщики как-то могут повлиять на эту ситуацию? Помочь нам они могут?

Олег Сухарев: Ну, механизм влияния непростой, законодательство наше непростое и небыстрое. Повлиять, конечно, можно, если выявлено недобросовестное повышение цены выше определенного процента, то есть законодательно установлен процент, на который цена может превышать обоснованные затраты, в принципе ФАС оперирует такими понятиями. Но вы понимаете, работа самой ФАС процедурна, и установление этих всех вещей по разным производителям, по разным поставщикам, по разным торговым сетям – это процесс длительный, и поэтому реакция эта... Причем не все же ФАС может решить административно, оно вынуждено на производителя заводить дело соответствующее, обращаться в суд даже и так далее.

Иван Князев: Олег Сергеевич, но есть же, например, понимаете, есть же механизмы. У нас торговые сети в принципе всем известные, и понять, где у них что-то подорожало... Конечно же, мы не будем брать какие-то маленькие магазинчики, но там-то посмотреть можно.

Олег Сухарев: Ну, вы знаете, всегда существует соблазн. Вы наблюдаете же всегда, если вот происходит какой-то форс-мажор, какое-то бедствие, вот сколько таких случаев было, и таксисты тут же, например, взвинчивали цену за поездку, тут же. И даже люди вот по горячей линии обращались, что вот как это так, даже с места этой форс-мажорной ситуации, катастрофы не помогали вывозить людей. Были приняты определенные меры, внушение, и таксисты вроде изменили психологию, стали более толерантно относиться.

То есть у торговцев всегда есть соблазн выжать из ситуации максимально для себя, поэтому, конечно, есть необъективное повышение цены, хотят урвать норму прибыли и воспользоваться ситуацией, безусловно, и такие вещи являются предметом рассмотрения. Но в принципе существует и объективный механизм повышательной динамики цен, о котором я сказал впереди.

Иван Князев: Ну понятно, в общем, особо на антимонопольщиков надеяться не стоит.

Дарья Шулик: Вань, знаешь, а вот сказать, что антимонопольщики не успевают, – а надо смотреть нашу программу, мы-то в курсе, где, в каком регионе что творится.

Иван Князев: Да, наши телезрители всегда нам все рассказывают.

Дарья Шулик: Да, наши телезрители все рассказывают.

Иван Князев: Можно спокойно отсюда данные брать.

Дарья Шулик: А у нас звонок есть еще один. Александр, Нижегородская область. Здравствуйте, Александр.

Иван Князев: Александр, слушаем вас.

Зритель: Алло?

Дарья Шулик: Слушаем вас, да-да.

Зритель: Да. Вот смотрите, Нижегородская область, «Пятерочка», «Десяточка», «Копеечка», что там еще, сейчас у нас эти крупные магазины. С пенсии я беру икорки 219 рублей баночка маленькая...

Иван Князев: Красненькой?

Зритель: Да, красненькой-красненькой, и коньячку только четверочку.

Дарья Шулик: Ох, хорошо, вкусно рассказываете вы так.

Иван Князев: Это вы неплохо так. И хватает? Просто вы так говорите, с пенсии.

Зритель: Нет, ну пенсия... Пенсию 200 долларов принесли, «Единая Россия» за 45 лет принесла пенсию 200 долларов... Меня слышно?

Дарья Шулик: Да-да-да, мы слушаем вас.

Иван Князев: Да, я просто пытаюсь понять, вы иронизируете либо нет.

Зритель: Нет, мы очень сильно радуемся, она была 219 рублей 50 граммов красной икры.

Иван Князев: Понятно.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо за ваш звонок, Александр.

У нас есть еще один дозвонившийся, это Ирина из Москвы. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Я хотела сказать, что у меня собака, которую я кормлю натуральной едой, то есть варю кашу и мясо, гречку покупаю постоянно. До первой волны пандемии гречка стоила 26 рублей, сейчас она стоит 58, точно такая же упаковка и тот же производитель, она выросла ровно в 2 раза.

Иван Князев: Ладно, да, понятно, спасибо большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Князев: Ну это еще так, гречка, более-менее по-божески стоит. Вот из Иркутской области нам пишут, что гречка уже 90 с лишним рублей. Сахар опять же в Иркутске подорожал с 61 рубля до 71, вот такие вот...

Дарья Шулик: А в Псковской области жалуются, что сыр купить не могут, потому что уж очень, больно он дорогой стал.

Иван Князев: Подмосковье: «Сахар килограмм весной был 20 рублей, сейчас 44 рубля».

Олег Сухарев: А вы еще затроньте лекарства...

Иван Князев: А, ну мы сегодня в дневном блоке поднимали эту тему.

Дарья Шулик: Лекарства – это вообще больная тема.

Олег Сухарев: Вы затроньте лекарства, отдельных купить нельзя, я Галавит не могу купить для себя, сбои в его учете, и оптовики не отпускают, ни в одной аптеке невозможно купить Галавит, например.

Иван Князев: Да, Олег Сергеевич, у нас тоже сегодня было много SMS, какие лекарства у нас сейчас пропали, подробно мы эту тему обсуждали.

Если к ценам на обычные продукты вернуться, у нас к концу года мы что получим, какой рост? Потому что тут уже некоторые эксперты говорят, что до 40% такой общий рост.

Олег Сухарев: Нет, ну вы знаете, в планах и в оценках инфляцию удержать в пределах заявленного, то есть в пределах 4%, максимум 4,5–5%. Но это ту инфляцию, которую они считают так, как они считают, продовольственную умножайте на 2 в среднем, потому что продовольственных товаров тоже же много, мы называем сейчас 3–4 штуки, да, по ним может быть повышение и выше 7–8%, может быть и 12%, и 15%. Но в среднем продовольственная будет в районе 7–8%. Но по отдельным, конечно, она будет выше 10%, всегда такой примерно расклад.

Но та инфляция, на которую ориентируются, 3,8%, 4,5%, она, конечно, не соответствует той инфляции, которая бьет по конкретному карману наших людей, особенно пенсионеров. И те победные реляции, которые я сейчас вот слышу, что на 3% чуть ли не реальная заработная плата возросла, на 2% реальные пенсии, ну вы понимаете, они вызывают удивление, как это все считается, как это все оценивается. Потому что, действительно, зарплаты не успевают за вот этой вот продовольственной инфляцией для слабозащищенных слоев, для пенсионеров это однозначно, как минимум.

И эта проблема сохраняется, и она будет сохраняться по итогам года, потому что предпринимаемые меры по компенсации кризиса, на мой взгляд, несоразмерны угрозе кризиса. На мой взгляд, они должны быть глубже и в части поддержки совокупного спроса, и реальных располагаемых доходов населения, причем и ресурсы для этого есть. Но почему существует боязнь применить эти меры, это разговор для вашей отдельной передачи, мне кажется.

Иван Князев: Понятно. Спасибо вам.

Дарья Шулик: Спасибо, Олег Сергеевич. Это был Олег Сухарев, доктор экономических наук, профессор Института экономики РАН.

У нас есть еще один звонок, Дмитрий, Липецкая область.

Иван Князев: Да, продолжаем собирать картину по стране. Из Липецка сейчас узнаем, что с ценами. Дмитрий, слушаем вас.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Вот я хочу сказать, что у нас цены как-то стали меняться очень часто...

Дарья Шулик: На какие конкретно, на что обращаете внимание, что чаще всего покупаете? Из-за чего особо переживаете?

Зритель: Ну вот, например, у нас есть сеть такая «Магнит», ну вы знаете, да...

Дарья Шулик: Ага.

Зритель: Там бывает, что даже с утра, допустим, одна цена, а вечером уже другая.

Дарья Шулик: Ну конкретные можете продукты, которые вы, например, часто покупаете и видите, что, действительно, вечером пришли по одной цене взяли, а утром в Липецке уже другие цены?

Зритель: Ну например, йогурт, допустим, один за 35, а потом уже вечером 40 с лишним.

Иван Князев: Ага.

Дарья Шулик: Ага.

Зритель: Поэтому, так что цены очень часто сейчас стали меняться в бо́льшую сторону, поэтому...

Иван Князев: Дмитрий, отказались уже от каких-то продуктов вот из-за таких цен? Что перестали покупать?

Зритель: Ну, дорогие, например колбасу копченую и так далее.

Иван Князев: Все уже, да?

Зритель: Да.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Дмитрий.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Князев: Ярославская область теперь у нас на связи, Анастасия дозвонилась. Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Как с ценами у вас?

Зритель: У нас с ценами... Вот мы живем в Ярославской области, мы живем в поселке в Переславском районе, у нас в магазине бананы стоят 100 рублей, уж не говоря о мясе, чтобы... Вот у нас многодетная семья, а фрукты покупаем каждый день, а зарплата... У меня муж получает, грубо говоря, 10 тысяч, и я получаю 10 тысяч, многодетная семья. И фрукты покупаем, бананы... Уж а помидоры, огурцы, там цены несусветные.

Иван Князев: Анастасия, расскажите, а где мясо покупаете? Просто вы говорите, что в сельской местности, – в магазинах?

Зритель: Мясо в магазинах. Ну в магазинах 400 рублей, в «Пятерочках» и «Магнитах» подешевле, но...

Иван Князев: Я просто почему спросил? Коль вы говорите, что вы в сельской местности, может, знаете там у каких-нибудь местных фермеров...

Дарья Шулик: Рынки, в конце концов.

Иван Князев: Да, на рынках фермерских, может быть, там было бы подешевле?

Зритель: На рынках вообще цены бешеные, 400 рублей, 500 рублей.

Иван Князев: Еще хуже.

Дарья Шулик: То есть еще дороже, чем в сетевых магазинах?

Зритель: Да, потому что, ну как, как будто бы свое мясо, это все еще дороже. И потом на вывоз в деревню это еще... Вообще невозможно купить.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Анастасия, за эту информацию.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Князев: Из Ростовской области человек спрашивает: «Как выживать? Сахар подорожал на 100%, стоит 60 рублей. В некоторых магазинах вес вместо килограмма уже 800 граммов. Крупы свыше 100 рублей стоят, дешевых нет. Молочка туда же подорожала».

Дарья Шулик: Москва жалуется на рыбу, что рыба в Москве дороже мяса почему-то.

Иван Князев: Ну это факт, это уже, да, во многих регионах. Из Тамбовской области SMS: «Сахар был 31 рубль, стал 43 рубля».

Еще одного эксперта подключаем к разговору: у нас на связи Дмитрий Орехов, управляющий директор агентства «Национальные кредитные рейтинги». Здравствуйте, Дмитрий Владимирович.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Дмитрий Орехов: Коллеги, добрый вечер.

Иван Князев: Дмитрий Владимирович, вот знаете, мы тут говорили про инфляцию, что вроде как у нас, с одной стороны, инфляция небольшая, а стоимость продуктов опережает этот рост. Почему, вот хотелось бы узнать?

Дмитрий Орехов: Вы знаете, факторов, конечно же, несколько, которые влияют на нашу инфляцию. Как известно всем, официальная инфляция не такая значительная, порядка 4–5%, но все мы ходим в магазины, все мы прекрасно видим, что происходит у нас с ценниками, и та инфляция, которая отражается на расходах, на нашем кошельке, она, конечно же, значительно больше. Ну, в среднем я бы назначил цифру порядка 10–15%, то, что мы уже видим, ощущаем. По разным группам товаров, естественно, она разная, где-то, может быть, чуть больше, где-то чуть меньше, но значительно больше официальных цифр, которые обозначаются в наших официальных источниках.

Дарья Шулик: Дмитрий Владимирович, ну вот смотрите, россияне сейчас начали скупать товары из-за боязни того, что вообще магазины могут закрыться. Действительно ли возможна такая ситуация? Люди, может быть, правильно сейчас поступают, поэтому и спрос такой огромный, сметают все, что могут, потому что боятся, что магазины не будут работать?

Дмитрий Орехов: Вы знаете, интересная, да, информация, потому что действительно, если вы помните первое закрытие наших магазинов, которое произошло в марте – апреле этого года, естественно, были огромные очереди в магазинах, люди пытались скупить все, что только можно, но, конечно же, в первую очередь товары первой необходимости: гречку, крупы и так далее. Сейчас наблюдается похожая ситуация, люди начинают паниковать. Но судя по тому, как происходило первое закрытие наших магазинов нашей страны в целом, я бы сказал, что, скорее всего, это панические настроения, которые под собой не имеют какой-то основы реальной.

Иван Князев: Ну, паниковать лишний раз не стоит.

Дмитрий Орехов: Товары у нас находятся...

Иван Князев: Дмитрий Владимирович, мы просто тут вот ради интереса посмотрели некоторую аналитику по поводу ковидных запасов россиян, не знаю, сейчас посмотрим мы эту графику. Вот что скупают люди на черный день: крупы, макароны, сахар, на который сейчас цены поползли вверх, соль, консервы, мука и так далее. Мне просто вот еще знаете, что интересно, а в эту же копилку почему лезут непродовольственные товары?

Дмитрий Орехов: Непродовольственные товары в большей степени лезут в эту копилку, поскольку люди какими-то хотят способами захеджироваться, немного предусмотреть на будущее ситуацию. Если преобладают панические, как я уже говорил, настроения, то люди пытаются предвосхитить будущее кризисное явление, и в том числе в эту корзину первой необходимости у некоторых семей, домохозяйств могут попасть какие-то товары непродовольственные. Естественно, выбор каждой семьи индивидуален.

Дарья Шулик: Дмитрий Владимирович, давайте послушаем телезрителей. К нам дозвонился Евгений из Московской области. Евгений, здравствуйте.

Иван Князев: К сожалению, сорвался звонок.

Дарья Шулик: К сожалению, сорвался звонок, да.

Иван Князев: Пока почитаем SMS для полноты картины. Подмосковье: «Два килограмма акционной муки – 29 рублей весной (вот такие цены были), сейчас 39. Качественная 79 рублей за 2 килограмма». Ленинградская область: «Дорожает все каждый день. Неделю назад сахар был 43 рубля, сейчас 47, молоко было 57, сейчас 64 рубля», – и так по всем продуктам, пишет телезритель.

Дарья Шулик: Сахар в Калининградской области был 35, стал 58.

Иван Князев: Ага.

Дарья Шулик: Дмитрий Владимирович, ну смотрите, какая ситуация интересная получается. С одной стороны, доходы у населения у нас, к сожалению, не растут, падают, цены на продовольствие, наоборот, в обратную сторону, соответственно растут. А как правильно вести себя магазинам? Я имею в виду, не получится ли ситуация, они станут заложниками того, что цены растут, покупательская способность падает, и в итоге эти товары просто через какое-то время все, вот этот спрос большой пройдет, они перестанут покупаться, я имею в виду какие-то акции в магазинах? Готовы ли они в нынешней ситуации вот таким образом поступать, или в принципе ожидать этого не стоит?

Дмитрий Орехов: Вы знаете, вот исходя из моей информации, исходя из наших данных, как раз в основном сейчас товары по акциям являются приоритетными для магазинов с точки зрения спроса, поскольку люди всегда, это было и раньше, до кризисной ситуации текущей, особенно в сегодняшний момент, ориентируются преимущественно на акционные вот эти вот все товары, поскольку это однозначно для людей является сигналом, что стоит обратить на него внимание, ну и, скорее всего, купить. И в этой ситуации в нашей, которая непростая для всех потребителей, для всех производителей, а также магазинов розничной торговли, конечно же, все больше и больше пользуются вот эти вот акции спросом. Я по себе могу сказать, что, конечно же, когда ты заходишь в магазин, то это привлекает внимание, и я думаю, что в дальнейшем они будут пользоваться еще большей популярностью.

Дарья Шулик: Ну, Дмитрий Владимирович, я не просто так вам задала этот вопрос, у нас просто из Ульяновской области пришло сообщение от пенсионера о том, что даже по акциям не могут себе позволить купить продукты наши пенсионеры.

Иван Князев: То есть скоро и акции будут не востребованы, просто будем ходить, смотреть на эти ценники красные, а купить-то все равно ничего не сможем.

Дарья Шулик: Давайте послушаем телезрителей. Владимир, Свердловская область, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ну, что я могу вам сказать? Гречка была 59, стала 89. Растительное масло можно было за 56, сейчас 99,90 – это как?

Иван Князев: Да, это, конечно, такое достаточно сильное... А когда в последний раз 56 у вас было?

Зритель: Да как, 2 недели назад я ходил в магазин, приобретал. Я почему и говорю, что из того, что как бы прямо на слуху.

Иван Князев: Понятно, спасибо.

Зритель: Вот я почему и говорю... И еще есть другие, конечно, вопросы, но раз у вас такая ограниченная эта, я просто и говорю, что все маленько подорожало. Ну блин, как жить народу, вот самое-то что интересное.

Иван Князев: Самый главный вопрос. Спасибо вам.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Князев: Из Тверской области SMS: «Рыбная консервация, подорожание в среднем на 20%, молоко 15–20%, макароны 10%, сахар 20%, масло 30%. Работаю в торговле», – видимо, человек со знанием дела пишет. Из Оренбурга: «Мало того, что дорожают, цены растут, так еще уменьшают расфасовку, вместо килограмма 800–900 граммов». Ну еще вот из Челябинской области телезритель пишет: «Цены повышаются каждый месяц на 80–90 процентов», – ну, может быть, конечно, несколько завышено, но все-таки.

Дмитрий Владимирович, хотим понять, в конечном итоге что мы получим к началу следующего года? Какой нас сюрприз-то ждет? Ваш прогноз?

Дмитрий Орехов: Тоже есть такое прямо ощущение, что многие производители, а также магазины розничной торговли, соревнуются за кошелек покупателя, который, к сожалению, всем нам известно, за последнее время сильно просел. И в этой ситуации я полагаю, мы прогнозируем до конца года, конечно же, какой-то определенный рост цен, и в целом, наверное, к Новому году по некоторым позициям можно ожидать рост цен на 20–30%, где-то даже, может быть, на 40%. Но в среднем я ожидаю порядка 10–15% общее подорожание цен к Новому году, где-то так.

Иван Князев: А после, а после, по весне что нас ждет?

Дмитрий Орехов: После, по весне я ожидаю...

Иван Князев: Помимо вакцинации от COVID.

Дмитрий Орехов: ...что темпы роста будут снижены по ценам, потому что действительно не может выдержать экономика постоянного повышения, причем значительного, цен. Есть инфляционные ожидания, понятно, они все равно сохранятся, скорее всего, инфляция внесет дополнительный вклад в повышение дальнейшее, но так продолжаться не может бесконечно. Естественно, люди вынуждены экономить, вынуждены переходить на более низкие ценовые сегменты в выборе своем товаров, а от каких-то товаров, как мы уже слышали, покупатели даже отказываются, в общем.

Дарья Шулик: Спасибо, Дмитрий Владимирович. Это был Дмитрий Орехов, управляющий директор агентства «Национальные кредитные рейтинги».

Иван Князев: Ну вот буквально две SMS в завершение. Из Липецкой области: «Сахар 46 рублей». Из Тамбовской области: «Был 21, сейчас 48. Гречка, правда, пока 67». Ну, это в принципе неплохо по сравнению с другими регионами. Знаешь, Даша, я подумал, хоть паниковать-то не стоит, но иногда все-таки можно что-нибудь впрок запасти.

Дарья Шулик: Но прислушиваться надо к тому, что происходит, да.

Иван Князев: Да. Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Придётся, наверно, как в НЭП, закрыть и всех раскулачить иначе голод наступит. Глобального рынка больше нет. Сабатаж новых кулаков грозит разрушением страны.