Цены ушли в отрыв

Гости
София Гунина
член Общественной палаты Удмуртии, директор республиканской организации «Союз потребителей»
Алексей Богомолов
председатель правления Межрегиональной общественной организации «Русконтроль» (г. Самара)

Иван Князев: Стабильно, а вот стабильности в следующем моменте нет – за ценами не угнаться. Рост стоимости базовых продуктов почти в 3 раза обогнал потребительскую инфляцию. Мясо, курица, рыба, молоко, хлеб и дальше по списку: стоимость 24 продуктов, определенных правительством как социально значимые, в марте выросла в среднем на 15% в годовом выражении.

Тамара Шорникова: Да, при этом официальная инфляция 5,7%. Сильнее всего подорожал картофель, на 58%, это в 10 раз превышает инфляцию. Далее по динамике роста цен следуют морковь, сахар, куриные яйца, гречневая крупа, подсолнечное масло, курица, мука, рис и яблоки.

Иван Князев: Что у вас с ценами в вашем регионе? Часто мы спрашиваем вас об этом, уважаемые телезрители, но тем не менее, коль цены растут, продолжим и дальше наблюдать за этим. Что подорожало сильнее всего? От чего, например, вы уже сейчас отказались? Звоните-пишите нам.

Тамара Шорникова: Подключаем к разговору экспертов. Алексей Богомолов, председатель правления Международной общественной организации «Русконтроль».

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Олегович.

Алексей Богомолов: Добрый день, коллеги.

Иван Князев: Ну, мне кажется, уже как-то оскомину набило спрашивать о причинах, почему у нас все дорожает, но тем не менее давайте еще раз попытаемся в этом разобраться. Почему, когда мы говорим, что будет регулирование государственное, цены все равно так или иначе растут? Почему еще тогда?

Алексей Богомолов: Ну, на самом деле очень много факторов, которые вызывают как раз рост цен у нас. Один из них, конечно, является, это COVID, уже все прекрасно, я думаю, все привыкли даже к этому. Исходя из того, что, значит, у нас был, скажем так, такой момент во времени, когда все мы были ограничены в движениях, к сожалению, все запасались продуктами, в результате чего спрос здесь у нас немножко превысил предложение...

Иван Князев: Ну, это уже, мне кажется, дела минувших дней, Алексей Олегович, уже Новый год прошел, уже все перестали запасаться впрок, тем не менее рост продолжается.

Алексей Богомолов: Но тем не менее на остаточных явлениях у нас это все дело так и происходит. Здесь что касается, значит, по Самарскому региону, мы делали срез, значит, относительно повышения цен, которые в данном регионе у нас действуют. Здесь у нас действительно повысились цены на гречку, на сахар, на масло. Если масло мы здесь можем как-то регулировать, да, исходя из той политики, которая у нас сейчас ведется государством, что касается именно хлебобулочных изделий, также был рост цен, который здесь мы наблюдали. Но у нас руководство региона, значит, заключило даже несколько соглашений с производителями относительно ограничения роста цен по конкретным показателям в продукции.

Тамара Шорникова: Вы знаете, я думаю, помнят многие речь президента, когда он говорил о ценах и, в частности, удивился, понятно, да, тоже с оговорками, что есть иностранные комплектующие и так далее. Но вот, например, сильное удивление у него вызвало подорожание хлеба, за последние 6 лет рекордный урожай получили в 2020-м, хлеб растет в цене, макароны в цене растут, что это такое, с какой стати, спрашивал президент. Вот так же говоря о большом списке продуктов социально значимых, где действительно обусловлен рост цен понятными причинами, подорожание импортных комплектующих и сырья какого-то, а где просто выгоднее продавать за рубеж и, соответственно, не хочется продавать по низким ценам внутри страны? Вы бы какие сюда еще продукты определили?

Алексей Богомолов: Ну, что касается, значит, реализации за рубеж и нереализации внутри страны, здесь как бы очень тяжело на самом деле сейчас какие-то выводы относительно этого делать. Единственное, что могу сказать по этому поводу, да, это что касается той продукции, которая производится непосредственно внутри региона. Безусловно, я считаю, на нее цены расти именно таким образом не должны. То есть если мы говорим о продукции, которая доставляется в регион посредством автомобильного транспорта, грузового либо еще какого-либо, наземного, наводного транспорта, здесь да, можно говорить о каких-то увеличениях цены посредством как раз логистики. Но если мы говорим о той продукции, которая производится внутри региона, здесь, я считаю, конечно, рост, такой рост недопустим.

Иван Князев: Ну, это то, что пишет нам наш телезритель из Свердловской области: «Нет предела жадности человеческой», – когда мы говорим о производителях?

Алексей Богомолов: Безусловно, безусловно. Конечно, у нас предприниматели работают, как правило, себе на карман, не все думают, значит, о какой-то социальной нагрузке, а, к сожалению, работают именно в предпринимательской среде, когда основная задача – это получить большую прибыль.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Михаила из Челябинска, телезритель дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Алло, добрый день.

Тамара Шорникова: Да, Михаил, слушаем вас.

Зритель: Ну вот такой момент по поводу повышения цен я могу сказать. Вот даже вот я занимаюсь перевозками, якобы наемный водитель, да, газ подорожал... Вот у нас до этого, где-то месяц назад, было 18 рублей за литр газа, сейчас получается 26. Ну а в среднем цена, допустим, АИ-92-го 42–44. Вот и считайте. Поэтому все дорожает.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Алексей Олегович, вряд ли, наверное, государство может ограничить цены, скажем, хотя бы на тот же полный перечень, 24 продукта социально значимых. Какие механизмы для регулирования цен есть помимо их жесткой фиксации?

Алексей Богомолов: Нет, безусловно, конечно, ограничить полностью рост цен мы не можем, так как это действие обусловлено множеством факторов и большинство из этих факторов не зависят ни от нас, ни от нашей внутренней политики, здесь все-таки нужно также смотреть на мировую ситуацию, то, что происходит у нас на рынке, на мировом рынке. Что касается, значит, сдержки роста цен, сдерживания роста цен, я, конечно, думаю, что здесь необходимо правительству каким-то образом софинансировать, да. Если мы видим, что у нас критической массы достигает, значит, цена, здесь необходимо уже применять какие-то меры финансирования того или иного производства, для того чтобы, конечно, сбить цену.

Тамара Шорникова: Софинансирование в каком виде? Субсидии производителям? Субсидии ретейлерам, я не знаю, чтобы они удерживали цены? Закупочные торговые интервенции какие-то, закупать в хранилища, потом продавать, чтобы как-то регулировать? Что можно сделать?

Алексей Богомолов: Я думаю, здесь необходимо проводить софинансирование как с производителями, так и с ретейлерами, которые данную продукцию, значит, производят. Здесь в комплексе в любом случае нужно действовать.

Тамара Шорникова: Вот только что телезритель нам рассказал о том, что дорогой бензин, дорогой газ, и сегодняшняя же новость, государство продумывает механизмы ограничения экспорта бензина. Сработает ли эта мера? И что еще нужно ограничить или наоборот, чтобы все-таки удержать ситуацию под контролем?

Алексей Богомолов: Я думаю, что цена на бензин в любом случае будет влиять. То есть если мы ограничим рост цен на бензин, здесь именно для нашей сферы, о которой мы с вами сегодня говорим, здесь мы можем говорить о том, что рост именно цен на продукты действительно замедлится. Но, к сожалению, это не единственный фактор, который сказывается на росте цен, поэтому здесь в любом случае, как вот я повторюсь уже, необходимо действовать в комплексе. То есть если мы проводим, значит, какие-то мероприятия, которые бы каким-то образом сдерживали цены на бензин, тем самым мы сокращаем, значит, цену на логистику, в какой-то мере на производственные затраты относительно производства того или иного продукта, если это связано, допустим, с сельским хозяйством, то здесь необходимо в любом случае работать как с производителями, как вот мы с вами уже говорили, так и, абсолютно верно, и с ретейлерами крупными, которые данную продукцию реализуют.

Тамара Шорникова: А коротко, может быть, у вас есть ваш собственный, персональный рецепт, как убедить все-таки производителей крупных в том, что для них внутренний рынок должен быть приоритетным? Очень долго мы были, кажется, наоборот, за увеличение экспорта, это считалось хорошим качественным показателем, мы увеличили поставки того-сего; сейчас выясняется, что настолько поддерживали в этом направлении, что внутренний рынок многих уже вообще не заботит, и они часто говорят, мол, ну как вот, зачем им здесь дешево продавать, там вот сейчас пшеница та же вторая нефть. Как убедить-то, что главный рынок должен быть здесь, они должны об этом заботиться? Что можно сделать?

Алексей Богомолов: Ну, здесь, я считаю, нужно взывать к здравому смыслу в первую очередь, потому что мы все должны понимать, что мы с вами живем в одной стране и, как правило, должны...

Тамара Шорникова: А более практичные действия есть в кармане у государства?

Иван Князев: Более реалистичные, можно так сказать, ха-ха.

Тамара Шорникова: Что-то действенное, да.

Алексей Богомолов: Я не знаю, здесь нужно задавать вопросы, конечно, уже профильным министерствам, которые работают в этом, Федеральной антимонопольной службе, Министерству предпринимательства. Я наверняка знаю, что есть действенные меры, которые могли бы сократить реализацию нашей продукции за рубеж и наладить более правильно и более четко построить ценообразование внутри страны.

Иван Князев: Ну и как минимум, как вы сказали, руководителям на местах, губернаторам можно договариваться все-таки и с торговыми сетями, и с производителями...

Алексей Богомолов: Конечно.

Иван Князев: ...как это делается, например, в некоторых регионах, в вашем в частности, как вы сказали. Спасибо, спасибо вам большое. Алексей Богомолов, председатель правления Межрегиональной общественной организации «Русконтроль».

Я просто пока сейчас параллельно собирал цены по разным регионам, вот давайте пробежимся. Удмуртия: «В «Магните» гречка, рис, подсолнечное масло, яйцо – все под 100 рублей и выше. Только водка не дорожает», – пишет телезритель. Самарская область: «Яйца 100 рублей за десяток, 110 рублей детское питание «Агуша». Так, «Коровка» конфеты, Татарстан, были 119 рублей, стали 220. «Беру все по акциям в Московской области», – подпись «пенсионер». Из Ленинградской области: «Цены растут из-за наценки в 200–300% сетевых магазинов», – это вот к вопросу, кому взывать к совести. Северная Осетия, цены: курица 200, картофель 50, яйца 90–100, яблоки 100.

Тамара Шорникова: Да. Теперь послушаем телезрителя, Новгородская область, Алексей. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Я вам хочу сказать...

Тамара Шорникова: Алексей, слушаем.

Зритель: Да, я слушаю.

Иван Князев: Говорите в телефон, выключите телевизор, чтобы задержки не было.

Зритель: Я говорю, но меня не слышат.

Иван Князев: Ладно, хорошо, Алексей, пока попытайтесь там связь наладить, возьмем Светлану из Свердловской области тем временем, послушаем.

Тамара Шорникова: Светлана?

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Да, я слушаю.

Тамара Шорникова: Слушаем вас, мы вас слушаем. Что у вас с ценами?

Зритель: Ну вот с ценами, как я сказала уже, с рыбой у нас дело плохо, вот. И еще, конечно, я бы сказала, что колбасы, сыры, абсолютно никаких, как говорится, невозможно, все абсолютно невкусно. Я, например, их вообще не беру. Хорошо у нас, конечно, я бы сказала, с мясом, пусть дорого, но можно сделать что-то не искусственное, как бы я сказала, вот. Яйца у нас тоже 100, гречка у нас под 100... В общем, дешевле 100, можно сказать, ничего нет абсолютно.

Тамара Шорникова: Вы знаете, мы сейчас будем статистику приводить такого рода, в чем себе отказывают россияне из-за роста цен. Вот у вас что в списке, от чего отказались не из-за качества именно, а потому, что дорого?

Зритель: Ну, в основном от рыбы я отказалась. Вообще, собственно, и смотреть на нее страшно на прилавках. То, что там даже есть всякие там, это кошмар, один вид и то уже поражает этой рыбы, не то что там купить ее. Это рыба. Ну яйца там, конечно, не отказываю... В основном, честно сказать, я беру мясо, вот, из которого можно слепить пельмени и прочее. На мои 11 тысяч легче купить мясо, чем колбасу, которая через 3 дня потухнет. Сыр точно так же: не успеешь купить в обертке, а он уже через 3 дня заплесневел, вот такая проблемка.

Тамара Шорникова: Да, спасибо, Светлана. Мясо, конечно, дорогое, но точно полезнее, чем колбаса, это прямо бесспорно.

Иван Князев: Ну, спасибо, спасибо вам большое.

Вот давайте еще посмотрим, от чего, да, отказались, ну какие траты сократили. Россияне сократили вообще, в принципе траты на еду: в феврале покупки яблок упали на 60%, расходы на морковь, апельсины, капусту и хлебобулочные изделия сократились более чем на 40%, картофеля на треть, муки на 13%. Еще экономим на мясе. Траты на говядину сократились на четверть и на 13% на свинину.

Тамара Шорникова: Да, это исследование экспертов, экономистов. Сейчас давайте народное исследование проведем в рамках нашего эфира. «Экономите на продуктах?» – узнавали корреспонденты в Чебоксарах, Владивостоке и Екатеринбурге. Вот что отвечали люди.

ОПРОС

Тамара Шорникова: На чем вы экономите, если экономите? И что у вас подорожало? А может, подешевело? Собираем информацию по регионам, помогите нам, позвоните, напишите, расскажите.

Иван Князев: Еще один эксперт у нас на связи, София Гунина, член Общественной палаты Удмуртии, директор республиканской организации «Союз потребителей». Здравствуйте, София Александровна.

София Александровна, ну мы видим, что люди уже потихоньку перестают покупать те продукты, которые раньше им были доступны. Так мы так скоро дойдем до того, что просто народ перестанет в магазины ходить, и тем же магазинам, скорее всего, ничего другого не останется, как либо не продавать эту продукцию, либо цены снижать. Мы вообще близки уже к такому моменту, к такому рубежу?

София Гунина: Да, хороший вопрос, конечно, что касается ретейла. За последний год-полтора, я думаю, что прибыль их просто возросла в разы, и это связано с тем бумом, который был в самом начале в прошлом году в апреле – мае, когда жители скупали, ну был такой момент, в условиях неопределенности просто скупали в огромных количествах ту же туалетную бумагу, гречневую крупу и так далее, и, конечно, были огромные прибыли у ретейлеров. Сейчас та история, про которую мы сегодня говорим, она действительно, наверное, близка к истине, имеет место быть, ретейлу нет возможности дальше уже, мы видим и слышим по всей стране, что у людей нет возможности покупать уже даже самое необходимое, обычное, ту же социальную корзину. У меня я вижу статистику, что морковь и картофель, сахарный песок, это базовые ежедневные продукты, куриные яйца подорожали от 30 до 50% и выше, до 60% даже картофель, – это, конечно, никуда не годится. Ретейл, наверное, имеет смысл снижать его маржу в такой ситуации, но здесь это такое поле, где нужно договариваться...

Иван Князев: София Александровна, а вот такой момент: а маржа у торговых сетей – она бесконечная может быть? Она вообще как-то ограничена, нет, наценка?

София Гунина: Регулируется. У нас есть такой надзорный орган, ФАС, который контролирует и регулирует эти моменты. Действительно, если будут жалобы, то мы можем, каждый из нас с вами, потребители, покупатели могут обратиться в ФАС с заявлением о том, что наценка, скажем, достаточно высокая.

Иван Князев: Нет, ну а чисто вот если законодательно на это посмотреть? Хорошо, я купил сахар по 20 рублей, я торговая сеть, и захочу, поставлю по 120, такое может быть? Это законодательно как-то ограничено или нет у нас?

София Гунина: Да, безусловно, это также контролирует ФАС, контролирует...

Иван Князев: Ой, что-то звук пропал.

Тамара Шорникова: Да, сейчас восстановим связь, пока послушаем, пообщаемся с телезрителями. Вениамин, Санкт-Петербург. Вениамин, слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем.

Зритель: Вы знаете...

Тамара Шорникова: Да, Вениамин, тоже выключите, пожалуйста, телевизор, поговорите с нами по телефону.

Зритель: Здравствуйте. Выключил.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: Вы понимаете, на сегодняшний день мы обсуждаем последствия... Алло?

Тамара Шорникова: Да, говорите.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Вот. К сожалению, не рассматриваются реальные производственные цепочки. И до тех пор, пока от вас мы не сможем услышать справедливую оценку такой ситуации... Мировая цена на нефть растет, внутренние цены на бензин растут; мировая цена на нефть падает, цена на бензин в стране растет. Как так может быть? И самый такой интересный момент: в городе Санкт-Петербурге на сегодняшний день цена на корюшку превысила цену на красную рыбу, форель и семгу.

Тамара Шорникова: И на нефть, наверное, да, уже скоро, обогнала уже, да?

Зритель: Ну, то, что цены на бензин растут без остановки...

Иван Князев: Спасибо вам, Вениамин, спасибо.

Зритель: Вот хотелось бы все-таки от вас услышать, почему происходит рост цен на нефть.

Тамара Шорникова: Вениамин, пытаемся сами разобраться, ходим в те же магазины, что и вы, видим те же цены, что и вы, недосчитываемся в своей авоське разных продуктов в разное время...

Иван Князев: И пытаемся разобраться как раз-таки в причинах.

Тамара Шорникова: Да. София Александровна, если говорить вот о наших возможностях в контроле и во влиянии на ситуацию, вот тот же «Союз потребителей» мониторит ли, как, где повысились цены? Может быть, вам приходят сообщения, что в том или ином торговом центре они выросли в несколько раз? Что с этим можно сделать? Вы собираете их, аккумулируете, передаете? Общаетесь ли на эту тему с губернатором, например?

София Гунина: Ага, вопрос понятен. Да, действительно, начиная с периода эпидемии наша организация выходила в ретейл и мониторила рост цен. В Удмуртии заключено соглашение, Минпромторг инициировал это соглашение с ретейлами, с крупными ретейлами, и по этому соглашению рост цен сдерживался. До сих пор это соглашение рабочее, так или иначе рост цен пусть искусственно, не сдерживается. Конечно, так продолжаться не может, что-то еще доступно для людей, но в среднем мы видим, что ценник очень сильно вырос.

А что касается мониторинга, данные обобщены, ну то есть наша организация является той точкой контроля, когда мы также с ретейла собираем информацию и потом на совещании это обсуждаем, то есть насколько где выросло. В Удмуртской Республике, ну, я так же думаю, как и в других регионах, бо́льшая часть коснулась 22 регионов страны, насколько я поняла, такая, скажем, патовая ситуация есть с этими ценами на продукты. Как можно регулировать? – только через госорганы.

Иван Князев: А мне вот интересно, София Александровна... Да, сейчас мы еще поговорим об этом, как можно регулировать. Торговые сети, когда вы с ними общаетесь и задаете вопрос, почему у них такая цена, они какие аргументы приводят? Вот интересно на самом деле.

София Гунина: Закупочная цена выросла. Обычный аргумент, как правило, что закупочная цена выросла.

Иван Князев: И они подкрепляют это документами, да, подкрепляют это накладными?

Тамара Шорникова: Так, снова перерыв в связи со спикером, но нет перерыва в связи с нашими телезрителями. Послушаем Валентину из Тульской области.

Зритель: Здравствуйте.

Вы знаете, вот у нас Тульская область, чернобыльская зона, Новомосковск, Северо-Задонск. Хотелось бы больше овощей, сливочное масло, поправильнее питаться, чтобы дети, молоко было. А по зарплатам сейчас это очень дорого, не всегда возможно купить хорошее, качественное масло сливочное, в то же время растительное масло. Мясо, курятина не очень хорошего качества. Бывает, берешь курицу, окорочка те же самые, свинину, в ней почему-то очень много воды, своеобразный запах, иногда даже бывает запах антибиотиков.

Иван Князев: Ага. Валентина...

Зритель: А здесь у нас экология все-таки не очень и хотелось бы правильно питаться, вот хотя бы чтобы в цену это все входило как-то.

Иван Князев: Валентина, хотим у вас как у обычного человека спросить: как вы думаете, почему цены растут на продукты? Ну вот такое ваше мнение обычное.

Зритель: Мне кажется... Вот вы знаете, как говорят, что у кого есть деньги, тому хочется больше.

Иван Князев: Ага.

Зритель: И я не верю, что прямо все так дорого выращивается. Я понимаю, что это все дорого, это труд, но те, кто работают на поле, те же самые фермеры, у них же, они минимальные, они никто не богатеют, они выживают, а богатеют именно маркеты, да, вот эти гипермаркеты, мы же видим это все, и кто природными ресурсами, все.

Тамара Шорникова: Да, понятно. И еще тогда короткий вопрос, тоже народное мнение – а что делать, как вам кажется? Возможно, ваше решение услышит кто-то.

Зритель: Что делать? Мне кажется, должны все-таки или мы сами за это как-то браться, народный контроль какой-то должен быть, губернаторы все это решают, правительство должно в это вмешаться. Потому что кто-то очень сильно богатеет, кто-то нищает. Вот средний класс, если мы жили, еще как-то что-то откладывали, могли хорошие продукты купить...

Иван Князев: ...то сейчас уже такой возможности нет.

Зритель: ...сейчас у нас зарплата на одном уровне, вы же это понимаете, что у нас зарплаты держатся на одном уровне, они не растут.

Иван Князев: Да, Валентина.

Зритель: А цены растут.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам большое. Вот такое вот мнение, мнение общественности на «Общественном телевидении России» по этой теме. Мы скоро продолжим.

Тамара Шорникова: К которой мы не раз еще вернемся.

Иван Князев: Да. И кстати, поблагодарим Софию Гунину, члена Общественной палаты Удмуртии, директора республиканской организации «Союз потребителей», которая была с нами на связи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как сдержать подорожание базовых продуктов или пора привыкать к новым ценникам?