Час Земли: 60 минут без света, чтобы привлечь внимание к проблемам экологии

Час Земли: 60 минут без света, чтобы привлечь внимание к проблемам экологии | Программа: ОТРажение | ОТР

Поможет ли это воспитать ответственное отношение к потреблению электроэнергии

2021-03-26T15:43:00+03:00
Час Земли: 60 минут без света, чтобы привлечь внимание к проблемам экологии
ТЕМА ДНЯ: Путин. Послание. Главное
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Гости
Алексей Хохлов
руководитель направления «Электроэнергетика» Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО
Александр Закондырин
исполняющий обязанности председателя общественного совета при Минприроды РФ, лидер общественного экологического движения «Альянс Зеленых»

Петр Кузнецов: Мы продолжаем. Завтра Час Земли, это самая массовая акция в мире: миллионы людей выключают свет и электроприборы, сидят при свечах 60 минут. А основная-то цель не сэкономить вовсе, а на самом деле привлечь просто внимание к проблемам этой самой экологии.

Оксана Галькевич: Даже не романтика, нет, а вот экология.

Петр Кузнецов: Вот: выключил – привлек внимание.

Оксана Галькевич: Ну и еще одна цель – воспитать в итоге ответственного потребителя.

Петр Кузнецов: Это тоже.

Оксана Галькевич: В России каждый год к Часу Земли подключается все больше и больше таких потребителей, и это важно, ведь довольно долго электроэнергия в нашей стране была неким таким широким достоянием народа, поэтому люди, надо честно сказать, не очень привыкли ее экономить.

Петр Кузнецов: Не привыкли выключать свет, каждый раз выходя из комнаты, не привыкли ставить энергосберегающие лампочки и так далее.

Что с объемами энергопотребления по итогам пандемийного года? Они сократились почти на 2,5%, это данные Минэнерго. Может быть, уже учимся? Хотя пандемия, да...

Оксана Галькевич: Сейчас... Ну, мы посмотрим, друзья. Кстати, хотелось бы спросить: вот вы участвуете в этой акции Час Земли, выключаете ли вы свет в назначенное время? Напишите нам об этом.

Петр Кузнецов: Или без акции уже научились выключать?

Оксана Галькевич: Да. Сейчас в среднем по стране стоимость киловатта составляет 3,4 рубля. Самые низкие тарифы, как известно, в Сибири, в Иркутской области, а также в Хакасии и на Кавказе, а еще в Красноярском крае и Новосибирской области. А самые высокие – в Москве и Московской области (вот так вам, москвичи), там более 5 рублей за киловатт, а еще в Якутии, Магадане и на Чукотке.

Петр Кузнецов: И все равно ведь москвичи неполностью загружают стиральную машинку, могут носки бросить и включить стирать.

Оксана Галькевич: Ну не знаю, я только ночью по ночному тарифу, Петр, я не знаю.

Петр Кузнецов: Ты не москвич, ненастоящий.

Оксана Галькевич: Ха-ха-ха. В прошлом году...

Петр Кузнецов: В прошлом году оптовые цены на электроэнергию уже достигли максимума за 5 лет, в европейской части России и на Урале они подскочили почти на 3,5%, в Сибири больше чем на 0,5%. В этом году опт может прибавить еще 5,6%, а в Сибири дойти и до 13%.

Оксана Галькевич: Вот такие данные. Ну, хотелось бы еще больше информации получить с вашей помощью, уважаемые зрители. Расскажите нам, вот запускаем мы такой опрос до конца этой получасовки, вы экономите электроэнергию? Насколько серьезно вы относитесь к этому вопросу? Ваши ответы «да» или «нет» присылайте на короткий номер нашего SMS-портал, и мы подведем итоги, когда будем заканчивать тему.

Петр Кузнецов: Сильно ли получается сэкономить, еще один вопрос.

Оксана Галькевич: Интересно.

Петр Кузнецов: Александр Закондырин, исполняющий обязанности председателя Общественного совета при Минприроды, лидер общественного экологического движения «Альянс Зеленых», с нами на связи сейчас. Здравствуйте, Александр.

Александр Закондырин: Добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Александр Закондырин: Добрый день.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, давайте вот сейчас все-таки об этой акции. Практический смысл? Итак, вот мы выключаем на 60 минут свет. Что это дает? Дальше я через год его так же выключу, присоединюсь к этой акции, ну потому что просто это модно, я поставлю хештег #часземли, выложу в Instagram фоточку, где горит свеча, допустим, а дальше так же и продолжу распоряжаться своими энергоресурсами, как я и распоряжался. Это как должно сработать?

Александр Закондырин: Все-таки мы привлекаем внимание, вы с этого начали, это, конечно, не вопрос отключить электричество на час и сэкономить только этот час, а дальше заниматься всем максимально энергонеэффективными, как говорится, технологиями, не заниматься энергосбережением. Конечно, это в первую очередь привлечение внимания, и акция во многом как бы про публичную составляющую, для того чтобы люди могли про это задуматься. Вы сказали, что действительно это сейчас модно, поэтому многие люди воспринимают это как некий такой перформанс, как говорят, как некую акцию. Действительно, это привлечение внимания в первую очередь.

Оксана Галькевич: Ну, очень веселые у нас зрители, Саратовская область пишет: «У нас и без акции свет очень часто отключают».

Петр Кузнецов: Мы ждали таких сообщений, да.

Оксана Галькевич: Но скажите, вот за тот час на самом деле, если он проходит, акция уже не первый год, ведь посчитано, наверное, давно, сколько удается, так скажем, сэкономить этой энергии и помочь планете. Есть какие-то данные?

Александр Закондырин: У меня нет данных сейчас под рукой, я не могу вам сказать точно, как говорится, цифру, что в России, что в мире. Еще раз подчеркиваю, что вопрос привлечения внимания к вообще энергоэффективности использования ресурсов, рациональному использованию ресурсов, в том числе..., а не просто вот этого часа.

Оксана Галькевич: Ага. По вашим наблюдениям... Вот нам пишут зрители, что электроэнергия должна быть либо очень дешевой, то есть максимально доступной, либо вообще бесплатной, потому что достояние народа, как мы сказали в начале. По вашим наблюдениям, где люди более ответственно, так скажем, относятся к вопросам экономии, там, где электроэнергия чего-то стоит, либо где она действительно предельно дешева?

Петр Кузнецов: Близка к нулю.

Оксана Галькевич: Да.

Александр Закондырин: Ну, можно сказать энергетикам, что они должны перестать зарабатывать деньги, как говорится, и перестать кормить свои семьи, я думаю, что это малореально. Конечно, любой продукт, любая продукция стоит определенных денег, есть себестоимость ее производства, есть расходы, связанные и с генерацией, и с ее транспортировкой до конкретного потребителя. Поэтому говорить о том, что она ничего не должна стоить, – это совершенно странно.

Петр Кузнецов: Ну, хотя бы потому, что электроэнергия все-таки невозобновляемый ресурс, очень много требуется для выработки, постоянных затрат производственных мощностей и так далее.

Александр Закондырин: Разные виды энергии, как говорится, это не только с добычей природных ресурсов, это и возобновляемые источники, сила ветра, гидроэлектроэнергетика, у нас это все очень развито в мире, в России гидроэнергетика имеет большой баланс, у нас много гидроэлектростанций. У нас есть в том числе уже проекты и по возобновляемым источникам энергии так называемым, по солнечной энергии, по ветрогенерации. Может быть, это меньше, чем в других странах, но тем не менее. Поэтому, конечно, это должно определенных всегда каких-то денег стоить и, конечно, человек должен задумываться, как он тратит эти ресурсы. Если это ничего стоить не будет, то и задумываться никто не будет.

Оксана Галькевич: Александр, вы как представитель общественного экологического движения, наверное, согласитесь с тем, что экология в последние несколько лет в фокусе внимания такого общественного. Но здесь ведь тоже есть разные аспекты. С одной стороны, есть экология, важные вопросы, когда мы говорим о загрязнении окружающей среды, какие-то аварии, они привлекают внимание, здесь все понятно. С другой стороны, тоже экология, но энергоресурсосбережение. Вот какой из этих экологических аспектов, по-вашему, наиболее понимаем в обществе сейчас?

Александр Закондырин: Ну смотрите, внимание руководства страны действительно приковано к экологическим проблемам, это, наверное, произошло со второй половины 2010-х гг. У нас в 2017 году был очередной Год экологии в России, и после этого действительно переоценены те программы, которые ранее реализовывались. Если раньше экология была какой-то побочной составляющей, сейчас это действительно один из приоритетов развития нашей страны. Есть профильный национальный проект «Экология», и много уделяется внимания руководством страны, для того чтобы изменить те экологические проблемы, которые есть. Конечно, вещи скандальные, связанные с авариями, с нефтеразливами и так далее, с точки зрения информационного пространства привлекают внимание, это вызывает определенную реакцию в обществе. Понятно, что будь это связано с отходами производства и потребления, с мусорными свалками, будь это связано с вырубкой лесов, будь это связано с загрязнением водных объектов, это всегда будет привлекать внимание.

Но при этом всем, если говорить глобально, смотреть в будущее, то, конечно, изменение ментальности, восприятия окружающей среды, в которой мы живем, – это приоритет, так развивается весь мир. Это в первую очередь всегда связано с тем, что, когда решены базовые бытовые потребности человека, решены вопросы социально-экономического развития, мы понимаем, чем он питается, где будут учиться его дети, где он будет жить, что будет со здравоохранением, эта вся вещь первоочередная. А потом возникает вопрос уже именно о восприятии окружающей среды и необходимости ее сохранения.

Петр Кузнецов: Александр, а можно вот конкретно, сейчас человек как должен распоряжаться электричеством, энергоресурсами, чтобы не наносить вреда окружающей среде? Вот поведенческие моменты помимо того, чтобы стараться выключать свет, когда ты выходишь из комнаты, даже если ты скоро туда вернешься.

Александр Закондырин: Сейчас огромное количество энергосберегающих технологий есть, в том числе «умные» дома, которые позволяют серьезным образом сэкономить электроэнергию в целом в балансе. Понятно, что это все-таки история будущего нашего, это не сегодняшнего дня, как говорится, но это начинает внедряться, например, в рамках московской программы реновации Правительство Москвы активно начало этим заниматься, специально даже выпускает «зеленые» облигации город, для того чтобы повысить эффективность этой работы, поэтому... В бытовом смысле понятно, что это такие простые правила: выключать свет...

Петр Кузнецов: В бытовом региональном смысле, да, где «умные» дома еще...

Александр Закондырин: ...выключать электроприборы, которые вам излишни, которые вам не нужны, ну и так далее, ну то есть это достаточно много вещей. Если смотреть в будущее, конечно, это будет автоматизировано, это будут технологические решения; я думаю, через какое-то количество времени мы все будем жить в «умных» домах, которые будут автоматически все регулировать. Это... XXI века.

Петр Кузнецов: Понятно, да.

Оксана Галькевич: Александр, у нас звонки есть несколько в очереди.

Петр Кузнецов: Как раз Москва, да?

Оксана Галькевич: Да. Надежда.

Петр Кузнецов: Родина «умных» домов. Пожалуйста, Надежда. Надежда?

Зритель: А, да, извините, пожалуйста, я задумалась, вас слушая.

Петр Кузнецов: Да, это вы.

Зритель: Да-да-да, спасибо большое.

Пожалуйста, объясните, как можно экономить? Мы, жильцы, экономим, а почему «Мосэнерго» не экономит эту энергию? Постоянно фонари включены на улицах, вот солнышко светит ярко и фонари светят – кого освещают они, что, какие улицы освещают? Разве можно так делать? Это каждый день получается по часу точно фонари говорят. Это не только в нашем районе, это по всей Москве такое творится, я сколько раз замечала. Была на «Бауманской», там та же самая картина, вы понимаете? Так нельзя относиться к этому.

Оксана Галькевич: Как интересно, интересно.

Петр Кузнецов: Иными словами, учите нас экономить, а сами-то?

Оксана Галькевич: Да, а сами-то. Пример какой показывают нам организации, крупные предприятия? Кто у нас, Александр, основной, так скажем, «расходователь» неправильный этих ресурсов, люди или юридические лица?

Александр Закондырин: Нет, конечно, промышленные предприятия в первую очередь.

Оксана Галькевич: Ай-яй-яй.

Александр Закондырин: Если смотреть в балансе, если говорить о серьезной энергоэффективности, конечно, работа промышленных предприятий: это работа служб городского транспорта, это вопрос, связанный с теплоэнергетикой. Ну вот есть большое количество проблем в энергетике, связанных, например, с потерями электроэнергии...

Петр Кузнецов: ...с накоплением долгов... Вон, я смотрю, недоплачивают в энергетике 300 миллиардов рублей, как правило, это те самые юридические лица. А кто в итоге платит за такие потери ежегодно? Вряд ли промышленность.

Александр Закондырин: Ну смотрите, понятно, что все эти потери считаются в тарифе, они заложены в тариф, то есть они платятся в том числе и юридическими лицами в рамках тарифа, он другой, нежели у физических лиц.

Петр Кузнецов: Ага. Брянск.

Оксана Галькевич: Еще один звонок.

Александр Закондырин: То есть... к физическим лицам имеет отношение.

Оксана Галькевич: Еще один звонок, Брянск, Альберт у нас на связи. Альберт, здравствуйте.

Зритель: Да-да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Вы меня слышите?

Оксана Галькевич: Слышим, говорите.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Вот скажите мне, вот я, допустим, экономлю электроэнергию, но вот этот вот на час выключение света везде, по всему миру, она же приведет только к бо́льшим потерям, потому что электроэнергию невозможно просто в банку куда-то собрать, она будет выработана и потеряна, потому что не будет использоваться ни освещение, ничего. Я считаю, что это только вред. А потом, вот эти все вырабатывающие мощности, их же нужно как-то будет остановить, приостановить, это же какие там могут быть последствия?

Петр Кузнецов: Да, Альберт, спасибо. Та самая, если не ошибаюсь, называется «проблема запертых мощностей», когда ГЭС до последнего, например, держит воду, не сбрасывает просто потому, что некуда девать энергию, в результате сбрасывает во время паводка эту воду, вот была такая история в Восточной Сибири.

Александр Закондырин: Да, есть такая проблема. Но еще раз подчеркиваю, отвечая на вопрос уважаемого зрителя из Брянска, задача акции – привлечь внимание, а не конкретно сэкономить какую-то энергию за этот час. То есть когда вы говорите, сколько энергии будет за этот час сэкономлено в мире или в нашей стране, это не принципиальный вопрос совершенно. Мы привлекаем просто внимание всего человечества, что есть проблема неэффективности использования природных ресурсов, в том числе энергии, и нам надо просто более рационально и бережно к этому относиться. Задача – привлечь внимание, а не задача сэкономить за этот час какую-то электроэнергию.

Оксана Галькевич: Нет, ну мы привлекаем внимание ведь какими-то акциями тоже с целью чего-то, зачем-то, а не просто так привлечь внимание ради внимания. Ради чего?

Александр Закондырин: Ну, внимание не ради внимания, а для того, чтобы человек задумался и рациональнее в своей бытовой жизни использовал электроприборы, чтобы меньше тратил электроэнергии, подумал, что нужно делать, что не нужно делать, ну вот вопрос в этом.

А если говорить в целом про развитие страны или крупнейших стран, которые потребляют электроэнергию, это внедрение энергоэффективных технологий. Это не вопрос отключить на час свет или освещение просто, как говорится, или вот фонари, о которых говорила уважаемая слушательница, что сейчас светло и горят фонари, в некоторых местах они не горят. Не в этом вопрос, понимаете, это большая программа с точки зрения повышения модернизации промышленности, ее экологизации, повышения эффективности использования ресурсов. Ну понимаете, например, у нас есть ряд производств, которые очень энергозатратные, там должны быть приняты меры, для того чтобы...

Петр Кузнецов: Да. Александр, а скажите, а вот эти все энергоэффективные технологии, они нам не выйдут еще дороже, чем ресурсы текущие?

Александр Закондырин: Нет, ну понятно, что это капитальные затраты сейчас, но они нам сэкономят деньги в будущем.

Петр Кузнецов: Ага. Хорошо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Александр Закондырин, исполняющий обязанности председателя Общественного совета при Минприроды Российской Федерации.

Оксана Галькевич: А может быть, свет горит, потому что кому-то выгодно, чтобы он горел? Знаешь, какой-то трафик там?

Петр Кузнецов: «Значит, это кому-нибудь нужно?»

Оксана Галькевич: Вот Калининградская область нам пишет: «Я пытаюсь экономить, а энергосбыт повышает цены, так как теряет от этого прибыль», – это логично? Ну, в некотором смысле да, логично. «В советское время энергия стоила копейки и мысли не было экономить», – это Новгородская область нам пишет. Башкортостан, грустное сообщение из одного слова: «Экономим».

Петр Кузнецов: Ха-ха, «экономим».

Оксана Галькевич: Еще один у нас...

Петр Кузнецов: «А вы экономите?» – сейчас мнения людей на улицах различных российских городов.

ОПРОС

Оксана Галькевич: Вот так.

Петр Кузнецов: И всем людям этим, нам вообще, должна помочь альтернативная энергетика, энергия солнца и ветра, она же дешевая, бесплатная точнее.

Оксана Галькевич: Ну и разумные способы энергосбережения... А вот мы сейчас узнаем, дешевая или нет.

Петр Кузнецов: Бесплатная точнее, а на самом деле нет, ну если по факту, вполне себе имеющая цену все-таки. Давайте об этом поговорим.

Оксана Галькевич: Алексей Хохлов, руководитель направления «Электроэнергетика» Центра энергетики Московской школы управления «Сколково», у нас на связи. Алексей, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Алексей Хохлов: Добрый день, коллеги.

Оксана Галькевич: Вы знаете, нам тут некоторые люди пишут, что «я бы рад экономить, да не могу, потому что замерзну, потому что нужно, чтобы постоянно было освещено», так или иначе. Но расскажите, может быть, о каких-то альтернативных способах сохранения энергии, сбережения? Знаете ли, что посоветовать таким людям, ну и не только им, а всем, широкому кругу?

Алексей Хохлов: Да, спасибо. Ну вот я слушал предыдущую дискуссию, мне кажется, совсем у нас нет в ней акцента, не было на тепло, а у нас все-таки такая северная страна...

Оксана Галькевич: Ага.

Петр Кузнецов: Ага.

Алексей Хохлов: ...и для нас это особо актуально. Хотя на самом деле для южных стран будет ровно та же самая проблема, но с точки зрения кондиционирования воздуха. Электроэнергия, безусловно, очень важный ресурс, ее роль и в мировом, и в нашем российском энергобалансе будет расти, они растет опережающими темпами по отношению к другим видам топлива. Но все-таки тепло для нашей страны, все это понимают, имеет зачастую даже большее значение, здесь спектр решений не только в квартирах, хотя на самом деле и во многих частных домах об этом надо задумываться, насколько хорошее утепление контура, стены, крыши, какие стеклопакеты стоят и так далее, поэтому это тоже, безусловно, очень важный фактор, тем более что по кошельку он бьет гораздо сильнее.

Петр Кузнецов: Я сейчас представил акцию, на час выключаем батареи где-нибудь в январе, в середине января...

Оксана Галькевич: ...на Ямале, где-нибудь в холодном поясе.

Алексей Хохлов: Сейчас еще можно потерпеть, наверное, вот уже несколько часов можно, хотя смотря где. Ну, знаете, тоже еще один тезис по отношению к вашей предыдущей дискуссии, должна ли быть и может ли быть энергия бесплатной вообще. Присоединюсь к тезису, что, наверное, это неправильно, с одной стороны, конечно, для населения должен быть баланс между способностью за это платить. Но я, например, какое-то время работал, жил в Кувейте, в странах Персидского залива, мы знаем, что там тоже много дешевой нефти. В то время практически бесплатная была стоимость электричества. Знаете, что делали люди? Они улетали, например, на пару недель в отпуск и не выключали кондиционеры у себя дома, для того чтобы, когда они вернутся, дома было прохладно.

Оксана Галькевич: Богато живут, ну что тут скажешь, Алексей? Ничего себе! Ну это как-то прямо даже по нашим меркам, знаете, расточительно: одно дело свет не выключить в соседней комнате, а другое дело на 2 недели кондиционер не отключать.

Алексей Хохлов: Ну, у нас, к сожалению, вынужденно такая же история с точки зрения отопления, здесь уже не роскошь: даже если мы не живем в доме, но туда приезжаем, дачный дом, например, приходится его отапливать, иначе будут проблемы.

Оксана Галькевич: Ну, там не на полную мощность все-таки, а на минимум иногда ставят, такая поддерживающая температура.

Алексей Хохлов: Конечно, конечно.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем наших телезрителей. Лидия из Курска на связи.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Лидия.

Зритель: Добрый день, студия! Я хочу сказать, как я экономлю электроэнергию.

Оксана Галькевич: Ой, расскажите нам.

Зритель: Я посчитала, у меня в квартире 13 лампочек, в люстре 5 и, в общем, во всех остальных местах. Значит, я все эти лампочки заменила на энергосберегающие. Я увидела, это существенная разница, это примерно в 2 раза я стала платить меньше за электроэнергию.

Петр Кузнецов: Только благодаря лампочкам одним, да, замененным?

Зритель: Да. Но у меня мало техники, я не дружу с техникой, поэтому у меня телевизор, я его смотрю, зимой сутками смотрю, потому что я зимой мерзну, не выхожу из дома, и холодильник, вот. Ну и, конечно, утюг, а другой техники нет, я не дружу. Машину стиральную мне некуда ставить. Вот, ладно, это все нормально.

Вот я недовольна оплатой, и все наши жильцы также в доме за ОДН. Значит, размер оплаты за ОДН растет как грибы после дождя, вот. У нас одна лампочка на 4 квартиры, на лестничной площадке, значит, и 5 этажей, это получается 5 лампочек Ильича и одна при входе и при выходе, и за это мы оплачиваем 1 тысячу рублей, это просто ни в какие рамки не умещается. Вот это мы возмущаемся, но результата никакого, говорят: «У вас столько нагорело, общедомовой счетчик».

Оксана Галькевич: Ну вот так.

Зритель: Да, мы недовольны, это неправильно, огромная сумма.

Оксана Галькевич: Да, но тут всегда нужно все считать и смотреть, я помню, как нам рассказывали наши специалисты по ЖКХ.

Алексей, скажите, вы вспомнили вот эту вот нефтеносную богатую страну, в которой вы жили и работали какое-то время. А сейчас вот этот тренд на замещение углеводородного топлива, от которого прямо все страны программы принимают, к 2025 году отказаться, к 2030 году отказаться... Я не спрашиваю о том, как это скажется на нас, потому что мы по-прежнему где-то на этой игле каким-то образом сидим. Может ли «зеленая» энергетика, новые какие-то ресурсы заместить вот эти старые, традиционные виды выработки энергии и получения энергии?

Алексей Хохлов: Ну, это уже происходит, мы только в самом начале этого пути, который мы называем четвертым энергопереходом, человечество постоянно куда-то переходит, сначала от дров к углю, потом от угля к нефти, потом от нефти к газу, потом... Вот сейчас мы видим довольно бурное развитие возобновляемых источников по всему миру. Они все еще, да, играют не самую большую роль в балансе в мировом, но тем не менее растут больше..., там порядка 80% денег в новые мощности по производству электроэнергии вкладываются в солнце и ветер. Этот процесс будет продолжаться и дальше, следующие 10–20 лет. Это не значит, что нефть, газ, другие источники полностью исчезнут из картинки.

Но знаете, вот вы в начале разговора говорили про Час Земли, зачем он организуется. Наверное, важно, чтобы вот в этой коммуникации, что нам нужно бережно относиться к ресурсам, мы помнили, что и проблема климата здесь тоже присутствует. Порядка 80%, наверное, выбросов парниковых газов в нашей стране ассоциированы со сжиганием нефти и газа, и когда мы экономим, в том числе энергосберегаем электричество, тепло, не только население, но и все остальные участники процесса, фабрики, заводы, муниципалитеты и так далее, то мы, конечно, сокращаем эти выбросы в атмосферу, это тоже безумно важная история, о которой тоже надо помнить.

Оксана Галькевич: Да. Алексей, но, с другой стороны, смотрите, на себя обращает внимание тот факт, что вот таким активным замещением традиционной энергетики на новые технологии, вот эту «зеленую», так скажем, энергетику, занимаются в основном страны с хорошим достатком, потому что это дорого. Во-вторых, еще большой вопрос, насколько доступна утилизация вот этих новых носителей, например, в частности солнечных батарей, это ведь тоже вопрос экологический в том числе.

Алексей Хохлов: Да, безусловно. Ну вот со вторым тезисом, безусловно, надо согласиться: нет, человечество еще не изобрело способа производства энергии в виде электричества, тепла или других источников, которые совсем бы не оказывали влияние на окружающую среду. Конечно, и у солнца, и у ветра, есть много вопросов к тем материалам, из которых изготавливаются эти конструкции, как они потом утилизируются. Но тем не менее все-таки след углеродный и в целом экологический этих видов топлива просто меньше, чем того же угля, например.

С первым тезисом уже согласиться сложнее, потому что за последние 10 лет стоимость оборудования для производства электричества из ветра и солнца упала в 10 раз. И тезис о том, что этим занимаются только богатые страны и только при господдержке, уже не работает. По-моему, в порядка 70 или 80% стран с точки зрения мирового ВВП солнце и ветер уже дешевле, чем новые электростанции, чем любые другие, и это справедливо для таких стран, как Индия, для такой страны, как Китай, который громадными темпами, №1 сейчас и с точки зрения новых вводов, и с точки зрения уже установленной мощности: там солнца и ветра по отдельности в Китае уже больше в гигаваттах, чем вся установленная мощность всех электростанций России. Поэтому это не только игрушка богатых стран, это довольно конкурентоспособная часть электроэнергетики, которая во многих странах выигрывает без всяких субсидий по цене.

Оксана Галькевич: Если можно, последний вопрос коротко: насколько у нас эффективно эта история с «зеленой» энергетикой развивается? Я вот видела отдельные солнечные такие батареи, солнечные станции в Бурятии в прошлом году во время отпуска, но а в остальном в стране?

Алексей Хохлов: Вы знаете, да, мы, может быть, немножко запаздываем, но тем не менее у нас идут эти процессы тоже, они идут и в крупных электростанциях, на оптовом так называемом рынке при господдержке. Сейчас буквально в начале марта был принят закон и подзаконные акты, которые позволят населению устанавливать микроустановки, солнечные панели на крыши, например, и излишки отпускать в сеть. Пока это все еще где-то на грани экономической эффективности по сравнению с тем же газом, с более традиционными источниками, но мы видим, что цены на солнце и ветер падают, все-таки традиционные источники растут, поэтому так называемый сетевой паритет, где они сравняются, когда они сравняются по себестоимости, я думаю, что довольно скоро наступит и в нашей стране.

Петр Кузнецов: Спасибо. Алексей Хохлов, руководитель направления «Электроэнергетика» Центра энергетики Московской школы управления «Сколково».

Оксана Галькевич: Мы еще спрашивали вас, друзья, экономите ли вы электроэнергию, насколько вы внимательно к этому вопросу относитесь: 89% говорят, что да, очень внимательно, считают каждую копейку, и только 11% относятся к этому легко и свободно, не замечают.

Петр Кузнецов: Ага. «Бред, как можно электричество экономить?» – не понимает Москва.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)