Человек и ледокол

Человек и ледокол | Программы | ОТР

Арктический флот России пополнился судном «Виктор Черномырдин»

2020-11-03T20:58:00+03:00
Человек и ледокол
Константин Северинов: В России сейчас в относительных цифрах ежедневно умирает такой же процент инфицированных людей, как весной
Новые санкции: удар под крылья?
Льготная ипотека на дома для молодёжи. Что это за программа?
Должны ли дети работать и с какого возраста лучше приобщаться к труду
Пострадавшие от реагентов: дети, животные, машины, обувь
Истории российских туалетов: как старики и дети вынуждены ходить за сотни метров к холодной яме
ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?
Лечить зубы станет дороже
НДФЛ предложили платить самостоятельно
Крым столкнулся с катастрофической нехваткой воды. В Евпатории отключили горячую воду до конца декабря
Гости
Алексей Рахманов
президент Объединенной судостроительной корпорации

Александр Денисов: Арктический флот России, и этот флот расширяется. Две недели назад премьер Мишустин принимал в Мурманске ледокол «Арктика», сегодня в присутствии президента в Петербурге торжественно подняли флаг на новом ледоколе «Виктор Черномырдин». Церемония была приурочена ко дню памяти Виктора Степановича, который точно был, как говорится, человеком и пароходом. Ну вот видим эти кадры, поднимают флаг в Санкт-Петербурге. Ну вот скоро ляжет на курс, отправится на Севморпуть ледокол, вот президент открывает торжественное мероприятие. Поговорим о ледоколе, о перспективах наших в Арктике, о Севморпути, кто нас пытается спихнуть оттуда, с Алексеем Рахмановым.

Анастасия Сорокина: Да, с генеральным директором «Объединенной судостроительной корпорации» Алексеем Львовичем Рахмановым. Здравствуйте.

Алексей Рахманов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Алексей Львович, сразу хочется спросить про сегодняшнее важное событие, про торжественную церемонию. Была она, долго ждали этого момента, она откладывалась. Что за судьба у этого ледокола?

Александр Денисов: Алексей Львович, вы даже вот как-то, чувствуется, сразу приосанились так торжественно, кажется, захотелось встать вам. Все-таки это...

Анастасия Сорокина: ...событие.

Алексей Рахманов: Нет, ну правда, событие, ребят, событие действительно долгожданное, поскольку строился ледокол долго, строился ледокол мучительно. В этой связи, наверное, весьма символично, что он носит имя Виктора Степановича, потому что он как настоящий кризисный менеджер тоже смог преодолеть... Мы же помним, при каких условиях Виктор Степанович заступил на пост премьер-министра, сколько пришлось переделать, передумать, по сути, в общем, своей, наверное, всей жизнью доказать о том, что мы способны на большее по сравнению с тем, в каком состоянии была страна в то время.

Я не буду, наверное, сейчас уже, поскольку сегодня праздник, наверное, не нужно говорить про те многие печали, которые были у нас, когда мы его строили, когда мы его проектировали. Сегодня важен факт: на судне завершено строительство, оно уже готово выходить и работать в суровых ледовых условиях. Я абсолютно убежден в том, что оно не подведет нашего главного заказчика, который будет обеспечивать проводки ледоколов в портовых зонах, ну и на трассах в перспективе Северного морского пути, имею в виду, собственно, те, которые находятся ближе к континенту.

Это все-таки несмотря на то, что самый мощный дизель-электрический ледокол, он не столь мощный, сколь ядерные ледоколы, которые сегодня уже упоминали, действительно, линейный ледокол должен иметь мощность, позволяющую проводить во льдах толщиной более 2,5 метров с коммерческой скоростью караваны судов. Но тем не менее у него есть свой четкий, понятно очерченный функционал, с которым, я абсолютно уверен, он справится.

Анастасия Сорокина: Вот сейчас настоящий какой-то парад вот таких грандиозных событий. Был недавно сдан атомный ледокол «Арктика», теперь вот самый мощный в мире дизель-электрический ледокол. У нас действительно сейчас есть вот такая потребность в самых-самых ледоколах, таких проектах?

Алексей Рахманов: Ну конечно. Все, что мы видим на сегодняшний день, весьма поступательный и существенный рост грузоперевозок по Северному морскому пути, на сегодняшний день не только в западном направлении, что было относительно несложно, поскольку Гольфстрим, подогревающий основные судоходные пути, в этом смысле не требует сверхтяжелых ледокол, но и, самое главное, в восточном направлении. Это Китай, Япония, Юго-Восточная Азия, где действительно есть ряд участков, которые требуют достаточно серьезных, мощных ледоколов прежде всего для обеспечения возможностей торговли нашими природными ископаемыми. Речь идет о сжиженном природном газе, о нефти, которые могут теперь гораздо быстрее через Северный морской путь доставляться к нашим ключевым заказчикам, которые находятся в Юго-Восточной Азии.

Александр Денисов: Алексей Львович, наверное, самая большая похвала, какая может быть, – это, скажем прямо, ругань западной прессы, вот как реагируют на нашу работу в Арктике, называют нас... Вот на прошлой неделе буквально читал, просто вот попадались на глаза в зарубежной прессе, называют Россию полярной державой, Севморпуть уже прозвали арктическим Шелковым путем. То есть вот так они реагируют, так оценили по достоинству наш арктический флот. Можно ли нас спихнуть, учитывая, что у нас уже такая флотилия ледоколов, как-то вот вытеснить, вытолкать локтями из этого региона?

Алексей Рахманов: Ну, давайте мы загадывать немножко не будем, поскольку работа по выпихиванию России из Северного морского пути и из Арктики вообще никогда не прекращалась. Вы знаете, я являюсь членом Арктического экономического совета, и когда мы первый раз приехали на встречу вместе с моим коллегой Евгением Николаевичем Амбросовым, у меня был такой, так сказать, диссонанс в восприятии того, каким образом видят Россию наши коллеги по Арктическому совету. Ну то есть России на картах Арктического совета не было вообще: там была Гренландия, там была Америка, там были, значит, Канада, более мелкие страны, но России не было вообще, вот просто... На самом деле лучшей иллюстрацией, для того чтобы показать, как к нам относятся в отношении Арктики, и придумать нельзя.

В общем, это требует и политической деятельности, и работы в нашем Арктическом экономическом совете, ну и, самое главное, демонстрации нашего присутствия. Вот все то, что происходит на сегодняшний день со сдачей ледоколов, а это огромная работа не только нашей корпорации, не только наших партнеров, компании «Росатом» и большинства предприятий, с помощью которых мы просто поднимаем тот пласт работ, который по разным причинам был заброшен в 1990-е гг. Ведь это же мы поднимаем целую отрасль тяжелого машиностроения, которая позволяет строить такого рода исполины. И причем это только, как говорится, первые ласточки, на следующий год будет сдан ледокол «Сибирь», за ним идет «Урал», после этого заложены еще два ледокола атомных. Тем самым мы, в общем, делаем все необходимое, для того чтобы коммерческие скорости на Северном морском пути были, и вот тогда попробуй-ка нас оттуда спихнуть.

Александр Денисов: Но мы единственная такая держава, обладающая флотом ледоколов?

Алексей Рахманов: Крупнейшая.

Александр Денисов: Крупнейшая.

Алексей Рахманов: Конечно, есть ледокольный флот и у Финляндии, но давайте, в общем, не будем забывать, что первый ледокол для Российской Федерации был построен в Англии, потом очень много строили ледоколов в Финляндии, те же, кстати, которые работают до сих пор на сегодняшний день на Северном морском пути. Ну и со строительством ледокола «Ленин» мы заявили о своих претензиях на возможность в том числе атомного ледоколостроения, то, что на сегодняшний день, собственно говоря, материализуется в новых проектах ледоколов ЛК-60 и более крупного ЛК-120, которые, будем надеяться, будут построены на дальневосточной верфи «Звезда».

Александр Денисов: Да. Алексей Львович, еще вопрос. Вот мы с вами говорили, что нас на карте даже и не рисовали Арктики западные державы. Но мы ведь этот регион, говоря по-русски, не зажимаем. Вот на форуме «Россия зовет!» президенту Путину столько вопросов задавали про Арктику, то есть бизнес туда смотрит, уже такое ощущение, что деньги крутятся там не в Лондоне и не в Нью-Йорке, а все там. В Вероне Игорь Иванович Сечин представлял проект «Восток Ойл», тоже приглашал инвесторов, говорит, что сейчас там низкие издержки (из-за глобального потепления), можно добывать, хорошие месторождения. То есть приглашаем, пожалуйста, welcome.

Алексей Рахманов: Ну как раз наоборот, ведь ключевой задачей работы на Северном морском пути не является застолбить за нами какие-то эксклюзивные права на этот маршрут, а как раз наоборот, открыть его для транзита. И первые-то ласточки уже тоже пролетели, если можно так выразиться: компания Maersk сделала пробные проводки контейнеровозов, и они, в общем, убедились в том, что при получении коммерческой скорости движения действительно это эффективный маршрут для работы вот на этих контейнерных линиях.

Более того, мы прекрасно понимаем, что невозможно, так сказать, Арктику сделать эксклюзивно принадлежащей той или иной стране. Конечно, есть такие попытки нас запереть в углу Гренландии, каким-то образом, так сказать, не пускать в западном направлении, но мне кажется, что совершенно очевидно, что при всей безусловной, конечно, защите интересов Российской Федерации и наших прав на арктический шельф мы Арктику видим как территорию сотрудничества.

Тем более что мы много раз говорили о том, что море и Мировой океан – это такая субстанция, в которой границы начертить невозможно ни с точки зрения экологии, ни с точки зрения экономики, ни с точки зрения вреда, который может появиться как бы ниоткуда, хотя на самом деле это все будут рукотворные течения, за которые, так сказать, люди должны нести ответственность, в том числе каждая из стран, которая живет вокруг Северного ледовитого океана.

Анастасия Сорокина: Дадим, Алексей Львович, возможность зрителям высказаться. Как раз звонок из Петербурга, дозвонился Владимир. Здравствуйте.

Александр Денисов: Да. Владимир, сразу раскроем карты, сварщик, как раз работали, делали этот ледокол. Владимир, этот ледокол делали или нет, мы правильно поняли?

Зритель: Здравствуйте.

Да-да-да, я участвовал в строительстве этого ледокола, «Виктора Степановича Черномырдина», так сказать. Но меня вот удивило, как сказать, изначально, что довольно странная конструкция, подруливающие устройства там и подвесные эти колонки винто-рулевые, он без... руля, кстати, дизельный пароход этот, вот.

И еще я, как сказать, я участвовал уже в строительстве этих судов и кораблей довольно давно, «Петра Великого» строил, еще на стапели спускал его. Знаю, в общем, случай у нас такой был, что один атомный ледокол ушел, бутылка на нем не разбилась, три раза кидали, был такой позор, но благополучно ходит, хотя вот моряки, конечно, суеверные на этот счет.

Александр Денисов: А в этот-то раз бутылку били или нет?

Анастасия Сорокина: Все получилось?

Александр Денисов: Владимир, вы видели?

Зритель: Да тут все били, да, но не я, там это, мама корабля, все. Так что да.

Александр Денисов: Все получилось. Владимир, спасибо вам большое за такой ледокол, работу проделали серьезную. Спасибо, что позвонили, хорошие эмоции, зарядили нас.

Анастасия Сорокина: Ну вот говорят, что действительно, кстати, у ледокола какая-то удивительная конструкция, несмотря на весь его размах чуть ли не один человек им может управлять. Действительно что-то новое было разработано?

Алексей Рахманов: Ну, это общий курс на автоматизацию управления судами гражданскими вообще, ну и, кстати, военными тоже. Как раз с увеличением доли автоматизации, это позволяет, во-первых, уменьшить экипаж, что непосредственно влияет на операционные затраты, ну и самое главное, конечно, это возможность управлять ледоколом с нескольких точек. То есть даже в рубке с точки зрения выполнения техработ, мы как привыкли, стоит впереди смотрящий, держится за штурвал и, соответственно, ведет пароход в нужную точку. С учетом опять же функционала, который может выполнять этот ледокол, и аварийно-спасательные работы, и транспортные работы, и, соответственно, так сказать, функцию оказания помощи терпящим бедствие, там достаточно большое количество кают выделено как раз для тех, кто может быть с экспедиции либо быть спасенными на борту ледокола. Все это опять же требует универсальности.

Вот мы видим сейчас на кадрах тот самый разнесенный пульт, которым можно управлять и, соответственно, глядя на нос, и глядя на корму, и, соответственно, управлять с боков этого ледокола. Он в этом смысле абсолютно универсальный, универсальный такой арктический вездеход. Ну и дальше это, конечно, возможности, для того чтобы нести любой груз, который необходим для снабжения наших операций, которые в том числе будут проводиться на Карском море. Я абсолютно убежден, ключевые нефтяные компании, которые на сегодняшний день разрабатывают месторождения, оценят его по достоинству.

Александр Денисов: Алексей Львович, вот Ленинградская область внимательно нас смотрит, ну понятно, там строили, вопрос пришел: «А как с портовой инфраструктурой в Арктике?» Действительно, и президент, по-моему, отмечал, что отстаем мы от запланированного. Расскажите, что намерены сделать, где и в каком состоянии у нас сейчас эта инфраструктура.

Алексей Рахманов: Ну, это немножко не по нашей кафедре, мы как судостроители готовы здесь показать несколько идей, с помощью которых формирование инфраструктуры в Арктике было бы гораздо более эффективным и быстрым. Но при этом, насколько я знаю, на сегодняшний день подготовлена государственная программа обустройства арктических ключевых маршрутов транспортных, это обсуждалось на совещании председателя правительства в Мурманске 2 недели назад, на котором все ключевые решения были приняты.

Мы со своей стороны лишь подчеркиваем, что наши технологические решения, включая плавучую атомную электростанцию и вот эти ледоколы, которые будут работать на проводке коммерческих судов, создают как раз остов вот этих вот инфраструктурных элементов, которые, будучи собраны воедино, позволят быть уверенными, что и спасение пострадавших, и оказание медицинской помощи, и даже развитие определенного рода инфраструктурных объектов возможно с использованием судостроительных технологий. И в ближайшее время мы продемонстрируем несколько таких решений, уже опробованных на пилотных проектах.

Александр Денисов: Спасибо большое, Алексей Львович. Приходите к нам, ну как, пока виртуально, может быть, и в студию, расскажете про развитие инфраструктуры. Очень интересно, спасибо за такую беседу познавательную.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Алексей Рахманов, генеральный директор «Объединенной судостроительной корпорации».

Идем дальше.

Александр Денисов: Пошли.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)