Чем кормят в школах?

Гости
Владимир Чернигов
президент Института отраслевого питания
Александр Бражко
координатор федерального проекта «За честные продукты»

Тамара Шорникова: Обеды холодные, продукты хранят неправильно, некоторые просроченные. Роспотребнадзор проверил школьное питание в России. Нарушения выявили у 70% поставщиков и столовых. Проверки прошли по всей стране после нескольких случаев отравления школьников в разных городах.

Иван Князев: Давайте посмотрим, уважаемые телезрители, всего у нас в стране 5600 поставщиков школьного питания, нарушения обнаружены почти у 4000, а это получается 24000 школ, куда эти поставщики, где есть нарушения, поставляют еду для наших детей. Какие нарушения зафиксированы, тоже давайте сейчас посмотрим: документация, маркировка продуктов, ну это как бы Бог бы с ним. Беспокоит, что не выполняются условия и сроки хранения, а также транспортировка продуктов, то есть фактически не понятно, как везут, где хранят, просрочка вот опять же.

Тамара Шорникова: Действительно ли все так плохо, насколько серьезные нарушения и почему они допускаются, даже уточнила бы регулярно допускаются, несмотря на штрафы? Как ваших детей кормят в школе, позвоните, расскажите нам. А мы будем вопросы обсуждать с экспертами эти же. Владимир Чернигов, президент Института отраслевого питания.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Владимир Валерьевич, собственно, первый вопрос. Прошлая проверка Роспотребнадзора была месяц назад, также большое количество нарушений, внушительная сумма штрафов и т.д. Спустя месяц те же люди с теми же ошибками. Почему так происходит? Маленькие штрафы, невысокая ответственность?

Владимир Чернигов: Буквально на прошлой неделе, в четверг и в пятницу прошел всероссийский семинар-совещание, который проводило Министерство просвещения Российской Федерации, пригласив на него всех представителей регионов в ранге заместителей министра, субъекта, кто курирует образование и отвечает за вопросы питания школьников. На повестке стояли именно эти вопросы: как обеспечить, прежде всего, безопасность и качество питания. Собственно, в рамках семинара и был сделан тот доклад, на который вы сегодня ссылаетесь.

Я считаю, что принятое практически год назад решение Президента о принятии Федерального закона и выделении огромных средств запустило очень многие спящие процессы, которые очень многие годы, десятилетия практически, не находили разрешения. Поэтому на сегодняшний день я, тем не менее, считаю, что динамика изменений положительная, внимание, которое возросло, и участившиеся случаи выявления таких ситуаций просто подтверждают, что на этой площадке много что делать, и делать это можно только совместно. Ни одному Министерству просвещения, ни одному отдельно Роспотребнадзору не справиться в одиночку с таким объемом задач.

Иван Князев: А какие это спящие процессы?

Владимир Чернигов: Давайте обопремся на конкретно озвученные цифры, то есть поставщики. Поставщики услуг или поставщики продуктов? Это же важный вопрос, потому что если школа кормит сама, мне трудно предположить, чтобы директор имел возможность. физическую возможность оценить лабораторно качество поставляемой продукции. Конечно, срок годности и хранение на пищеблоке – это прямая ответственность того, кто кормит. То есть, есть решение и для этих вещей, когда продукты завозятся только на один день готовки, и при любом контроле там не может и не должно оставаться продуктов с предыдущей поставки. Но это уже тонкости, которые применяются на отлаженных системах. Таких систем в стране немного.

А вопрос, каким образом организован процесс при поставке услуги, то есть когда на конкурс выносится организация питания школьников, а вопросы поставки и, соответственно, сбыта продуктов оставляются на совести оператора питания, – это вопрос очень большой и очень комплексный.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонный звонок. Ирина, Пермский край. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня дети учатся в школе, и нас очень-очень кормят ужасно. Один ребенок у меня даже пришел домой и с отравлением.

Тамара Шорникова: Ирина, «ужасно» расшифруйте?

Зритель: Очень плохо кормят.

Тамара Шорникова: Холодное, невкусное?

Зритель: Холодное, невкусное, попадаются волосы. Вот старший ребенок у меня даже порой ходит, он даже не питается. Ему накрывают, он тут же обратно относит, он не кушает.

Иван Князев: А можно вопрос. Ирина, вот вы говорите такие серьезные нарушения: попадаются волосы. Это уже вопрос прямо проверок. Это на уровне слухов или действительно вы конкретно с этим сталкивались и ваш ребенок сталкивался? Потому что вопрос вкусно - не вкусно – это все-таки такой особый вопрос, школьники иногда привередничают.

Зритель: Нет, у меня дети... Я не сказала бы. У меня как многодетная семья, не может у меня ребенок, что... Но он приходит: «Невкусно, – говорит, – кормят».

Владимир Чернигов: Ирина, когда в последний раз была в школе сама?

Зритель: Я частенько хожу в школу.

Иван Князев: То есть вы сами пробовали, да?

Зритель: Нет, нас туда в столовую не пускают, я хожу за детьми в школу.

Владимир Чернигов: То есть в столовой в школе вы давно не были, я правильно понимаю?

Зритель: Ну да, они там не пускают в столовую. Сейчас как эпидемия вот эта, они не пускают никуда нас.

Иван Князев: Ирина, а еду привозят вам, я прошу прощения, еду привозят в школу или там на месте уже готовят?

Зритель: Нет, они прямо там готовят.

Владимир Чернигов: То есть школа занимается обеспечением питания сама, да?

Зритель: Да.

Владимир Чернигов: Я удивлен только одним, что законное желание родителей, тем более, если многодетная семья, просто присутствовать при приеме пищи, не в саму кухню попасть, а в зал приема пищи, и посмотреть, что же там происходит, не находит поддержки. Я буду очень сильно дважды удивлен, если вы это сделали, например, письменно: «Хотела бы посетить прием пищи моим ребенком», и вам бы на это отказали. Может быть так надо попробовать, Ир?

Иван Князев: Да, спасибо вам за этот совет. Кстати, много пишут о том, что действительно продукты некачественные, еда невкусная. Вот Хабаровский край пишет, что «даже воруют продукты, стараются уволить молодых поваров». Обвинения такие приходят. Из Белгородской области: «Внучки называют школьную пищу помоями, дословно: пресно, невкусно». Старый Оскол написал, оттуда телезритель.

Владимир Валерьевич, вот какой вопрос. Может быть, это из-за дешевизны продуктов, которыми кормят наших детей? Поставщики стараются сэкономить на всем или нет?

Владимир Чернигов: Давайте исходить из простого. Экономику не отменить, динамику цен на продукты сегодня, начиная с конца прошлого года, обсуждает вся страна, и нужно действительно обладать незаурядным мастерством, чтобы в те средства, которые выделяются сегодня и из бюджетов, и родителями, которые оплачивают питание детей старших возрастов из собственных средств, чтобы в эти деньги уложиться. Потому что всем кажется, что там манна небесная, а, на самом деле, там очень высокие риски и очень невысокая доходность на одной порции. Потому что дать за пресловутые 60 рублей двухразовое питание или полноценный горячий завтрак, который и вкусен, и полезен, и еще и оставляет какие-то незначительные средства в доход оператору – это большая работа и очень серьезная ответственность.

Поэтому я бы здесь не заступился за отрасль, хотя она достойна того, чтобы за нее заступиться, а сказал, что очень сильное давление на все происходящее оказывает устойчивое сложившееся негативное мнение, которое зачастую и во многом опирается на конкретные и неприятные ситуации.

Тамара Шорникова: Да, Владимир Валерьевич...

Владимир Чернигов: Но я повторюсь, что если вот так, как Ирина, не ходить в школу спокойно, последовательно, не уделять внимание, то у нас все суждения будут: «Мои внучки сказали, мои дети не любят...» То есть, я бы на откуп детей вопрос состояния и качества реального не оставлял. Совсем двумя словами.

Тамара Шорникова: Да, безусловно, нужно добиваться родительской проверки, родительского контроля, доступа в столовую. Но сейчас дети многие просто с гаджетами же все, снимают на телефон и тут уже не открестишься от того, что было заснято на видео, эти ролики мы видели, многие из разных регионов. У меня вопрос: да, сложно в такие деньги уложиться, но если предприятия работают в этой сфере, значит они выбрали такой путь и такое дело, соответственно, нужно в этом развиваться и не пенять на то, что, мол, невыгодно. Ну, не занимайся тогда этим.

Владимир Чернигов: Полностью согласен.

Тамара Шорникова: Кто-то контролирует именно качество продуктов, условно, мясо только такой категории, несмотря на 60 рублей, макароны только такие и т.д.? Кто этим занимается, как это проверяют?

Владимир Чернигов: Вы знаете, это очень хороший вопрос и постановка именно в разрезе, что когда заявлены – они сформулированы и закреплены нормативно, требования к тому, из чего можно, а из чего нельзя готовить ребенку завтраки, обеды, усиленные полдники и т.д., то вот следующего шага, региональные, подчеркну, власти, которые и формируют конкурсную документацию и финансирование этого самого питания, не совершают. А именно, в каждом регионе есть своя стоимость базовой продовольственной корзины. Базовая корзина – она, по сути, вся в школьной тарелке, то есть, это основные продукты питания, их доступность, то есть наличие одних, других и стоимость одна, другая.

Так вот до тех пор, пока финансирование конкретной тарелки в регионе не будет жестко связана со стоимость качественных продуктов в этом конкретном регионе, начальная максимальная цена контракта не будет увязана именно с этими стоимостями, которые все знают. Все же происходит из-за чего? Люди ходят в магазины и реально сколько стоят качественные продукты знают. Как только они пытаются это переложить на то, что оказывается в тарелке у ребенка и сравнить стоимость, возникает вопрос, который до сих пор в стране без ответа: как на эти деньги можно честно и достойно кормить?

Два варианта: либо это достаточно крупные объемы, которые получают оптовую премию, но тогда у нас возникает вопрос, как же так мы ограничиваем конкуренцию. Я считаю, что питание детей как раз та сфера, в которой надо вводить разумные ограничения конкуренции в интересах детей. То есть разобравшись с экономикой, нужно дать нормальные законы и экономической деятельности и ее регулирования, чтобы это было реально, посильно и, в конце концов, убрать все те вопросы, о которых так громко говорит страна последнее время.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Владимир Чернигов, президент Института отраслевого питания был с нами на связи. Послушаем телезрителя.

Тамара Шорникова: Анна, Самарская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, дорогие ведущие, Ваня и Тамара.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Зритель: Алло, вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да, говорите.

Зритель: Вы начали свою передачу с того, что в школах участились отравления детей. Но отравления – это не от того, вкусная пища или невкусная, а от того, как соблюдаются санитарные нормы. Вот у нас ведь разрушили всю санитарную систему в стране, санитарных станций как таковых сейчас нет, санэпидстанций. У нас в городе тоже была такая станция, был в ней школьный отдел, был в ней промышленный отдел. И вот работники школьного отдела почти каждый день были в школах и наблюдали, как кормят детей, как хранятся продукты. А последние годы моей работы в школе я вообще не видела санитарной службы в школе, абсолютно никого нет. Это все на совести поваров, только на их совести.

И еще хочу сказать. Раньше были комбинаты школьного питания. Почему-то их тоже закрыли. В нашем городе тоже был такой комбинат. И все питание передали в кафе. А в кафе продукты намного дороже и идут с наценкой. И питание в школах сразу стало хуже.

Вот вам, пожалуйста. Нет комбинатов школьного питания, нет надлежащего санитарного контроля, отсюда вот пожалуйста. Мои дети, у меня их двое, никогда не питались в школьной столовой, никак я не могла их заставить.

Тамара Шорникова: Да, Анна, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам, Анна, за ваши наблюдения и за ваше мнение.

Еще один эксперт у нас на связи. Александр Бражко, координатор федерального проекта «За честные продукты». Здравствуйте, Александр Анатольевич.

Александр Бражко: Коллеги, добрый день.

Иван Князев: Остается, понимаете, вопрос, как бороться с такими нарушениями. Телезритель только что предлагал усилить санитарный контроль, говорилось много о том, что, может быть, еще больше штрафовать. Вот ваше мнение?

Александр Бражко: Коллеги, давайте, наверное, с самого начала эту всю процедуру с вами рассмотрим. Президент принял решение, и огромные финансовые ресурсы пришли в школы. Это деньги целевые, предназначенные непосредственно для семьи, то есть, для конкретного ребенка. 60-70 рублей, в зависимости от региона, сейчас выделяется исключительно на продукты питания для конкретного ученика. Фактически, стоимость завтрака по стране, в зависимости от региона, для всех бюджетов составляет порядка 200-250 рублей за один завтрак. Еще раз, я здесь не ошибся. 200-250 рублей – это суммарные расходы бюджетов всех уровней.

Понятно, что для того, чтобы проконтролировать, у нас с вами 41000 школ, необходимо, чтобы появилась 41000 рестораторов. Поэтому изменения, которые были внесены в закон образования, они предусматривали, что мы уходим от столовой в сторону ресторана, школьного ресторана. И действительно именно для этого создается эта система. То есть, ребенок в каждой школе должен иметь возможность выбора, выбора блюд на завтрак, на обед или, например, на второй завтрак, и он должен оплачивать исключительно только за те блюда, которые он съел.

Теперь те миллиарды рублей, которые пришли в эту систему, привлекли разных лиц, в том числе лиц с пониженной социальной ответственностью. Вы знаете, когда система без контроля, будет всегда бардак. И если в бесконтрольную систему еще и деньги вкладывать, то мы с вами позитива никакого не увидим. Поэтому что нужно делать родителям на сегодняшний день. Понятно, что никаких заявлений с просьбой пусть в столовую родителям писать абсолютно не нужно.

Поймите, на нас с вами распространяется закон «О защите прав потребителей», поэтому мы не должны отказывать школам, и мы должны оформлять в письменном виде именно договор по оказанию услуг питания. А далее, как в любом кафе, как в любом ресторане действует именно право, наше право: «Потребитель всегда прав». И мы должны проголосовать кошельком, а наши дети не должны брать те блюда, которые для них невкусные или, например...

Иван Князев: Ну, они голодные просто тогда останутся, потому что других нет в школах сейчас.

Александр Бражко: Коллеги, значит, дети не останутся голодными. Знаете как. Я слышал уже такие примеры, что «давайте кормить гудромном». Есть у нас так называемое техническое пальмовое масло, которое в магазинах не продается, но очень с ним «любит» баловаться социальная сфера. Они же тоже говорят: «Чем-то же их нужно накормить». Поэтому что такое 80 рублей на сегодняшний день на завтрак? Это салат, обязательно горячее мясное или рыбное блюдо и плюс фрукты.

Иван Князев: Александр Анатольевич, я просто, понимаете, у нас тут немного времени остается, чтобы зафиналить наш разговор, вы предлагаете просто обращаться родителям в суд, вот если коротко, и отстаивать там свои права?

Александр Бражко: Нет, ни в коем случае. Поймите, это не та сумма покупки, получается субсидия целевая там 2-3 тысячи рублей, всего на ребенка в месяц. И единицы родителей пойдут отстаивать свои права.

Иван Князев: Что тогда?

Александр Бражко: Я предлагаю все-таки в добровольном порядке подписать договор, предлагаю третьей стороной в этот договор включить руководителя субъекта, губернатора, потому что только в этом случае, на мой взгляд, у нас уйдут так называемые макарошки и сосиски.

Иван Князев: Спасибо. Александр Бражко, координатор федерального проекта «За честные продукты» был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Скоро увидимся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему штрафы не помогают исправить ситуацию с некачественным школьным питанием