Чем кормят в школе?

Чем кормят в школе? | Программы | ОТР

Качество и безопасность школьного питания обсуждаем с экспертами

2021-01-25T15:29:00+03:00
Чем кормят в школе?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Роман Орловский
заместитель председателя Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет»
Владимир Чернигов
президент Института отраслевого питания

Петр Кузнецов: Ну, у нас время обеда, поэтому о нем и поговорим. Медики не подтвердили, по последним данным, массовое отравление в петербургской гимназии. Ранее за помощью обратились три ученика, родители сразу же пожаловались на плохое самочувствие их, повышенную температуру и рвоту после обеда. Признаков отравления ни у кого не выявлено, дети находятся под медицинским наблюдением, сообщили в местной администрации.

Ольга Арсланова: А вот в двух школах Красноармейска отравление все-таки подтверждено, и там растет сейчас число пострадавших, их уже 145. Большинство в удовлетворительном, правда, состоянии, но, по предыдущим данным, у отравившихся обнаружен норовирус. Эпидемиологическое расследование вспышки сейчас продолжается.

Вот такие новости регулярно приходят из разных городов, отравление школьным питанием. Довольны ли вы тем, как кормят вашего ребенка? Позвоните и расскажите, нужно ли вам такое питание вообще, были ли проблемы, сколько вы за это платите и довольно ли сам ребенок тем, как его кормят. Мы поговорим и о безопасности школьного питания, и о его качестве.

Петр Кузнецов: Владимир Черников, президент Института отраслевого питания, нам поможет. Владимир Валерьевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Владимир Чернигов: Здравствуйте, коллеги.

Петр Кузнецов: Расскажите, пожалуйста, как сейчас происходит переход на то самое бесплатное горячее питание в школах, на который было отведено 3 года.

Владимир Чернигов: На самом деле питание началось уже 1 сентября 2020 года.

Петр Кузнецов: Ага.

Владимир Чернигов: Три года было отведено на период подготовки всех необходимых сопутствующих мероприятий, потому что старт этому процессу был дан практически, ровно год назад, когда президент объявил о введении бесплатного питания в начальной школе.

Но дело не в этом. Вот сейчас прозвучала фраза про отравление, вызванное норовирусом. Мне кажется, что таким вот нехитрым способом, исходя из симптоматики, которая очень схожа у отравления и норовируса, родители считают, что причиной того, что произошло, является плохая работа, собственно, на пищеблоке. А вирусная природа имеет совершенно другие источники, собственно, о чем в том же Красногорске было установлено и заявлено на встрече родителей с главой города, с главным санитарным врачом по Красноармейску, даже с председателем городского совета депутатов.

Я хотел обратить внимание только на одно: каждый раз возникающие случаи вызывают массу родительского, понятно, возмущения и озабоченности, публикаций, торопливых, подчеркну, и исходя просто из бытового понимания, что, если есть признаки, которые обычно сопутствуют отравлению, это отравление. Давайте дадим возможность специалистам установить причины и не будем сразу огульно...

Петр Кузнецов: Да. Владимир Валерьевич, мы даже не этот случай сейчас обсуждаем, но вы же не можете отрицать, что жалобы есть и без отравлений, слава богу, вообще из разных регионов, из разных школ, от разных родителей из разных классов на вообще качество школьного питания?

Владимир Чернигов: Вот, а это второй вопрос, который гораздо для меня кажется более важным, потому что обсуждать абсолютную безопасность питания во всех его проявлениях, как в качестве, так и в гигиене, мы, наверное, не должны, то должно быть ровно так. А вот остается ли чистая тарелка после приема пищи, вот эту задачу, я думаю, сейчас решает вся страна. И горячая линия, которую открыл Общероссийский народный фронт, Роспотребнадзор, Министерство просвещения, на эти горячие линии поступают обращения как, скажем, положительные, их около половины, судя по информации, так и, собственно, то, что вы сказали, неудовлетворение детей пищей. Считаю, что, в общем-то, надо ставить систему от обратной точки отсчета: сначала чистая тарелка, а потом мы рассуждаем обо всех остальных аспектах. Эта работа сейчас ведется...

Ольга Арсланова: Давайте... Ну, сначала все-таки безопасность, да, а потом так, чтобы было вкусно.

Владимир Чернигов: Безопасность не обсуждается, это, что называется, по умолчанию и то, что не может быть иначе.

Петр Кузнецов: Ну то есть, скажем так, грубо говоря, существующие нормы Роспотребнадзора вкуса не обещают?

Владимир Чернигов: Смотрите...

Петр Кузнецов: Они обещают правильное и полезное.

Владимир Чернигов: Ну вот задача вкуса сегодня – это задача регионов и тех, кто кормит, сама ли это школа или оператор питания. Роспотребнадзор говорит о том, что должно быть в тарелке у ребенка. Как из этого приготовить вкусную еду – это серьезная отраслевая задача, это серьезный вызов тем, кто кормит детей.

Ольга Арсланова: Ага.

Значит, расскажите нам подробнее, для того чтобы родители понимали, мы тоже как родители понимали, что происходит, кто отвечает за разные цепочки всей этой истории. Кто отвечает за безопасность, если эта пища доставляется, например? Кто отвечает за безопасность, если пища готовится в школе? Кто отвечает за качество? И вот к кому по всем этим пунктам можно обратиться, если что-то пошло не так, особенно в массовом порядке, как вот в этих историях?

Владимир Чернигов: Органом, который на государственном уровне отвечает за вопросы безопасности и качества питания в образовании, является Роспотребнадзор в его территориальных подразделениях. То есть те события, которые вы упомянули в начале, понятно, да, что стали сразу на самом пристальном контроле, внимании у Роспотребнадзора.

А вот относительно вопроса, кто отвечает, – организатор питания. Если школа кормит сама, если повара в штате школы, то непосредственная ответственность за все процессы, происходящие на кухне и в обеденном зале, лежит на ней. Если пищу доставляют не доставляют, это вопрос модели. Если организатор питания – это не школа, а тот, кто по конкурсу выиграл, понятно, да, право обеспечивать питание детей, то, соответственно, все вопросы адресуются к нему, в том числе и по качеству продуктов, которые используются в питании.

Петр Кузнецов: Вопрос, есть ли этот конкурс на самом деле, потому что мы понимаем, что есть те организаторы школьного питания, с кем директор предпочитает работать уже много лет. Наверное, этот вопрос тоже нужно решать, я не знаю, открытый тендер выставлять.

Владимир Чернигов: Ну, давайте скажем так: те, с кем работает длительное время, – это не всегда плохая история, потому что есть понимание и есть рабочее взаимодействие. Если нет удовлетворенности у детей прежде всего и если нет удовлетворенности у заказчика, тот, кто проводит конкурс, школа ли это или муниципалитет, то тогда действительно вопросы смены подрядчика ну просто актуальны и необходимы. Конкурс всегда проходит по требованиям 44-го закона, и, соответственно, условия к нему жестко контролирует антимонопольный комитет, то есть о каких-либо там незаконных действиях, договоренностях и так далее, я считаю, речь вести не следует.

Ольга Арсланова: Слушайте, а там так же, как и очень часто в других у нас конкурсах, побеждает тот, кто дешевле может предоставить услугу?

Владимир Чернигов: Вот это очень, очень распространенное заблуждение. Дело в том, что правильно составленная конкурсная документация по сути дела исключает вопрос снижения необоснованного цены, потому что все понимают, что у качественных продуктов есть справедливая цена, даже при оптовой закупке она не может быть вполовину либо на 70% ниже. Поэтому здесь вопрос не только к тому, кто непосредственно проводит конкурсную процедуру, но и насколько грамотно составлено исходное требование к тому, как кормить детей, потому что именно они выставляются на конкурс.

Петр Кузнецов: У родителей есть возможность контролировать и принимать участие в создании меню?

Владимир Чернигов: Вы знаете, мы с этим сталкивались многократно, и я хотел сказать, что зачастую реагировать, особенно на печальные ситуации наподобие тех, о которых вы упомянули, родители, как правило, готовы, и готовы ярко. А вот системно и последовательно проявлять внимание, разбираться в том, что же происходит в школьной столовой, и помогать, вот здесь желание ниже. Способ простой: по договоренности с родительским комитетом школы и управляющим советом надо просто по алгоритму получить возможность прийти не на пищеблок, а хотя бы в обеденный зал. Мы советуем брать бесконтактные термометры...

Ольга Арсланова: Ага. Но мы так понимаем, что такие проверки просто, судя по нашему SMS-порталу, очень редко бывают, крайне редко приходят и проверяют так, как вы говорите.

Владимир Чернигов: Подождите, так это вопрос ведь к родителям тех детей, которые в школе учатся. То есть если есть небольшая инициативная группа, которая по договоренности и по установленному порядку, все-таки сейчас эпидемиологическая ситуация, ну и школа не проходной двор, чтобы вот заходить любому желающему... Повторюсь, я не говорю про санитарную книжку и собственно кухню, просто в обеденный зал и, например, с бесконтактным термометром, который температуру накрытия пищи может проверить. То есть давайте начнем с простого и что не надо обсуждать, температура абсолютное значение имеет, это не по мнению кого-то, это вот, по прибору.

Так вот, наша практика и примеры в Ярославской области, конкретно в Ярославле такая была ситуация, просто регулярное, спокойное появление родителей во время приема пищи уже существенно поднимает уровень питания, потому что отношение самих работников меняется. А у нас больше желания контролировать, ну и, как говорится, с таким негативным, обвинительным уклоном. Я считаю, что надо саму перегрузку отношения прежде всего делать.

Ольга Арсланова: Ага. Спасибо.

Петр Кузнецов: Владимир Валерьевич, давайте послушаем наших телезрителей вместе. У нас на связи Надежда, Московская область. Здравствуйте, Надежда.

Ольга Арсланова: Добрый день. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Я сама работала в столовой. У нас, это, не готовили, нам привозили готовое питание из другой школы, там готовили. И я хочу вам сказать: питание отвратительное, и за этим надо следить. Суп – одна вода. Котлеты, извините меня, если я брала что-то там взять, это, ну когда дети не доедают, даже не едят ни кошки, ни собаки. Что это за котлеты такие? Так что за этим надо следить, следить и еще раз следить.

Ольга Арсланова: Надежда, а что за поставщик у вас был, интереса ради?

Зритель: А?

Ольга Арсланова: Что за поставщик был?

Зритель: Ну, я сейчас не помню, даже и не знаю. Просто у нас школа другая готовила, а нам привозили готовое питание, и мы его разогревали на кухне.

Ольга Арсланова: Другая школа, да, понятно. Спасибо вам.

Ну знаете, Владимир Валерьевич, диковата вот эта история, когда детей кормят какими-то продуктами, откуда-то привезенными, их нужно разогревать. Может быть, это, конечно, дешевле и в целом безопасно, но, согласитесь, как-то не очень качественно, судя по всему.

Владимир Чернигов: А позвольте я вас верну в благословенное советское время, и вот то, о чем сказала ваша зритель Надежда, это называлось школьно-базовая столовая, на которой готовили для других школ, у которых не всегда были помещения, подходящие для полного цикла приготовления пищи. То есть были комбинаты школьного питания, были школьно-базовые столовые, и только в небольшом количестве школ были столовые полного цикла, где можно весь технологический процесс с соблюдением всех требований производить. Поэтому...

Ольга Арсланова: Но все-таки требования к безопасности школьного питания в советское время были очень высокие.

Владимир Чернигов: Подождите, ваша визави сказала не о безопасности, она сказала именно об органолептике, то есть жидкая..., ну то есть нарушение технологий приготовления, понимаете?

Петр Кузнецов: Она говорила об отсутствии контроля.

Ольга Арсланова: То есть вы хотите сказать, что в советское время тоже было невкусно, точно так же как и сейчас, ничего не изменилось? Это не успокаивает как-то.

Владимир Чернигов: Я хочу сказать, что модель организации, готовят ли на месте или откуда-то доставляют, не влияет линейно на то, что оказывается в тарелке. Про безопасность я уже сказал. Мел кушать безопасно, но это не очень полезно с точки зрения безопасности, поэтому всех беспокоит, чтобы было вкусно, полезно, безопасно по определению. Вот к модели организации и к остальным вопросам, я здесь, извините, просто как эксперт не могу это линейно отнести.

Петр Кузнецов: Все-таки о контроле. Здесь сообщение пришло из Мурманской области, пишет наша телезрительница: «У меня знакомая работает в школьной столовой, она все продукты носит с работы, и никакого контроля. Это золотое дно, сейчас и дочь устроила». Кто же должен осуществлять этот контроль?

Владимир Чернигов: Контроль теперь должен быть за воровством?

Петр Кузнецов: Видимо, судя по всему...

Владимир Чернигов: Наверное, руководитель производства, который в данном случае в этом учреждении. Это либо оператор, либо это сама школа.

Петр Кузнецов: И до этого было проведено исследование, ходили по школам, и выяснилось, что в некоторых школах до 80% питания отправлялось, я не знаю, как теперь уж, в мусорку или куда-то домой к поварам.

Владимир Чернигов: Ну, если до 80% готовой пищи, то, скорее всего, оно шло в отходы пищевые. Их обычно поставляют на какие-нибудь предприятия, где утилизация происходит, откормочные и так далее.

Дело, наверное, именно в том, о чем вы пытаетесь сказать, а я вам пытаюсь ответить, видимо, неуклюже: критерий качества школьного питания с точки зрения его вкуса и интереса к нему – это все-таки чистая тарелка и пустые бачки с отходами. Я считаю, что это краеугольный и абсолютный критерий того, что дети съели ту пищу, которую им дали. Она, безусловно, да, и всегда должна быть безопасной именно как пища, приготовленная с требованиями к питанию детей, то есть мы не обсуждаем вопросы иных допущений, вирусные и прочие истории, норовирус, ротавирусы, к сожалению, случаются, повторюсь, путаются часто с пищевыми отравлениями. Здесь жесткая позиция, никакие риски безопасности питания недопустимы.

И дальше начинается, да, воровство, к сожалению, эта проблема не изжита, то, о чем сказал ваш слушатель из Мурманска. Вопрос качества собственно приготовления, то, о чем сказала другая женщина, которая выступала, – этим всем должен заниматься тот, кто организует питание. И вот здесь у меня один вопрос: а это директор школы? Он способен за всем этим уследить, помимо образовательного процесса? На мой взгляд, это немалая задача, которая требует еще и специальных знаний.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш комментарий. С нами на связи был Владимир Чернигов, президент Института отраслевого питания.

Вот что пишут наши зрители: «Детей кормят плохо», «В Иркутской области из водопровода идет грязная холодная вода, эта же вода идет на приготовление пищи и для питья в школе, где учится 800 детей, и в детский садик тоже идет эта вода». Замечают зрители из Москвы о том, что никаких бесплатных обедов в Москве нет: «Внук первоклассник, платим ежемесячно 3 500». В Москве есть один бесплатный прием пищи, например завтрак; вот завтрак бесплатный, а обед, да, придется платить.

Петр Кузнецов: Да. Вот здесь вот: «Пишу вам из Томилино Люберецкого района. Почему у нас в гимназии дорогие обеды, 125 рублей и полдник 60 рублей? Везде в Московской области дешевле, а у нас дорого, и это нужно тысячу на неделю». И сообщение из Костромской области: «В школе кормят ужасно, бывают даже каша, бутерброды с колбасой. Роспотребнадзор за качеством меньше всего следит. Если бы проводились проверки почаще, то увидели бы, сколько еды идет в отходы, тогда было бы все понятно».

Еще один звонок из Тульской области, Тамара оттуда. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Добрый день, здравствуйте! Вы меня слышите?

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Вот. Я хочу тоже сказать о питании детей. Мой внук учится в 24-й школе города Тулы. Он подросток, 7 класс, ему хочется постоянно кушать, вы знаете, подростки только холодильник дома открывают. А он мне и говорит: «Бабушка, мы почему-то до 4 класса были детьми, а теперь мы не дети, у нас ничего нет». У них по семь уроков, он говорит: «Так иногда хочется кушать». Ну почему для старших что-то не открыть? Я не знаю, может быть, это именно в этой школе, но меня очень это волнует.

Ольга Арсланова: То есть за деньги тоже нельзя пообедать?

Зритель: Да, нет ничего.

Ольга Арсланова: Не готовят для старшеклассников.

Зритель: Хоть какие-нибудь напитки, выпечка какая-нибудь, еще что-нибудь, как бы было это хорошо!

Петр Кузнецов: А как, он с собой носит, да, из дома или вообще... ?

Зритель: Ну вот то яблочко сунем, то это, что там... Ну вот, понимаете, а он подросток, вечно хочет кушать, он у нас большой.

Ольга Арсланова: Растущий организм.

Петр Кузнецов: Видите, даже за деньги...

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам большое.

Петр Кузнецов: Это ситуация из тульской школы.

«Знаете ли вы, чем кормят вашего ребенка в вашей школе?» – опрос на улицах различных городов родителей.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Вот что пишут зрители наши.

Петр Кузнецов: Да...

Ольга Арсланова: Подмосковье: «Мой ребенок учится в 3 классе в Лобне. Бесплатный завтрак, за обед платим, и он тоже все время голодный. В целом ест хорошо, но часто жалуется на то, что каша слишком сладкая», – хотя бы есть ее.

Петр Кузнецов: «Надо вернуть хотя бы для детского питания ГОСТ советского образца», – предложение из Коми. SMS из Приморского края: «Питание в школе должно быть качественное, без добавок всяких, в том числе глюконата натрия, ведь нужна здоровая нация. Почему нет жесткого контроля за всякими вредными добавками?» И еще одно сообщение от телезрителя из Москвы: «Мой ребенок учится в 3 классе в Лобне. Бесплатный завтрак, а за обед мы платим. Он тоже все время голодный, в целом есть хорошо, но часто жалуется на большое количество сахара в каше».

Ольга Арсланова: У нас на связи наши зрители. Звоните, рассказывайте, как кормят вашего ребенка. Николай из Московской области с нами, здравствуйте.

Зритель: Алло, добрый день.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Ну, хотел сказать по вот этой по вашей теме, «Чем кормят в школе», вы меня слышите, да?

Ольга Арсланова: Да-да, слушаем.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: У меня такое ощущение, что у нас как бы многие дети просто как привереды. Потому что, по большому счету, вот у меня дочка в 11 классе учится, она как бы приходит, ну периодически питается, и обращает внимание, как у более младших, что ли, питание происходит.

Ольга Арсланова: Ага, ага.

Зритель: У них в принципе очень много остается, потому что просто дети не хотят кушать.

Ольга Арсланова: То есть им нравится все с ярко выраженным вкусом, испорченный вкус фастфудом, что-то такое?

Зритель: Да-да-да. Может быть так, что младшему ребенку, например, не нравится, а старшему нравится... Алло?

Ольга Арсланова: Да, понятно. А что, кстати, дают? Что ваши дети едят там?

Зритель: Ну как, и запеканки, и котлеты, и сырники, вполне нормально, то есть нормальная еда.

Петр Кузнецов: А скажите, вот нам пишут: «В школу так просто не зайти, как же проверять родителям?» – у вас допуск есть какой-то, существует? У вас есть возможность проверить, попробовать, не знаю, в начале учебного года родителям устраивать в столовой показательную... ?

Зритель: Ну, конкретно так, например, что именно пойти проверить, как бы не было такой цели, но мне никто как бы не запретит. Алло?

Петр Кузнецов: Ага.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам большое.

Петр Кузнецов: Понятно, понятно.

Роман Орловский, заместитель председателя Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет», с нами сейчас на связи. Здравствуйте, Роман Олегович.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Роман Орловский: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: У вас-то, наверное, побольше возможностей попробовать. Что говорит ваш мониторинг? Проводите ли его? Улучшается ли в целом ситуация? Есть ли какие-то провальные регионы или те, кто, наоборот, стал кормить лучше?

Роман Орловский: Ну, регионы, вы знаете, провальных нет таких регионов, есть статистика, которую, собственно, можно запросить и получить. Я предлагаю, знаете как, воспользоваться тем, что сейчас такая ситуация, и хорошо руководителям Министерства образования каждого субъекта проанализировать все школы, подключить к этому родителей, и это на сегодняшний день очень легко и просто сделать за счет интернета. Можно провести голосование и опросить у родителей, довольны ли они питанием в своей школе, и по отзывам вы сразу поймете, в какой школе недовольны и так далее, какие лидеры появятся, и эти лидеры должны принципиально и кормить весь регион и так далее.

А сейчас происходит следующем образом, сейчас компании навязывают, там разный административный ресурс и так далее, то есть не компанию выбирают по принципу, какая хорошая... Вы посмотрите отзывы родителей, никто не похвалил. Я вот слушаю внимательно, я каждый день такую обратную связь получаю, что у нас на питании многие регионы экономят, и страдают от этого прежде всего дети, а это язвы. Ребенок не кушает в школе – что это означает? Язва желудка, это как минимум. То есть я предлагаю в этой отрасли порядок навести, и прежде всего это роль непосредственно Министерства образования.

Петр Кузнецов: Так закон запущен, наверное, он и должен навести порядок за 3 года эти?

Роман Орловский: Ну, за 3 года, ну не знаю, я не считаю, что это порядок, потому что...

Ольга Арсланова: Роман Олегович, а вот давайте разберемся, что сейчас происходит. Действительно, большинство детей, даже в московских школах, где, казалось бы, сами оплачивают обеды, недовольны качеством, говорят, что невкусно кормят. А почему? То есть неужели люди, которые это готовят, не понимают, что это невкусно? То есть вопрос же не в том, что денег мало, достаточно денег, вопрос в каких-то стандартах, вероятно, и эти стандарты крайне низкие.

Роман Орловский: Совершенно верно, коллеги. Стандарты, во-первых, неправильны, дальше... Вот почему, когда меню это согласовывали, не пригласили рестораторов? Есть сейчас онлайн-курсы, возможности всевозможные, есть... Можно такую информацию получить, как из простых продуктов сделать хорошее блюдо. Почему никто не спрашивает у детей, что им нравится, что им не нравится и так далее, провести опрос, дегустацию, открытый какой-то урок по этому? Спросить на родительских собраниях не сдавать деньги на что-то там, на ремонт, а спросить про питание детей, кому нравится, кому не нравится. Здесь должна быть обратная связь.

Мы, знаете как, чиновники у нас, ну, к сожалению, многие, многие нет, кстати, есть очень, я часто и в Москве, и в Петербурге встречаю школы, ну и в других регионах, где руководитель школы интересуется этим вопросом, она сама спускается, смотрит, пробует и так далее. А есть, которые, знаете как, формально к своим обязанностям относятся, они вот: «У нас компания выиграла, все вопросы туда, в пресс-службу этой компании». И я считаю, что это поверхностный подход, который ни к чему не приведет хорошему.

Ольга Арсланова: Ага. Спасибо за ваш комментарий.

Петр Кузнецов: Спасибо. Роман Орловский.

Ольга Арсланова: Обсуждали школьное питание с нашими гостями.

Петр Кузнецов: И еще одно сообщение напоследок из Белгородской области: «А у нас в селе Мандро́во (или Ма́ндрово) Белгородской области в школе кормят отлично».

Мы продолжим через несколько минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)