Чем лечить будем?

Гости
Владимир Круглый
член Совета Федерации РФ, заслуженный врач России

Петр Кузнецов: Этот час мы снова уже, можно сказать, по традиции на этой неделе начинаем с визита Михаила Мишустина. В этот раз он пообещал в срочном порядке выделить средства на оснащение новой клиники в Иркутске, на это требуется, как выяснилось, 525 миллионов рублей. Деньги поступят в данном случае из резервного фонда правительства. Сегодня премьер посетил многопрофильный лечебный комплекс.

Ксения Сакурова: Там, в этом комплексе, обслуживаются сотрудники авиационного предприятия, но не только, жители нескольких районов тоже его посещают. Главврач больницы рассказал премьеру о планах расширения медпомощи детям и будущим мамам, а губернатор сообщил о завершении строительных работ 25 ноября. По словам премьер-министра, для региона это долгожданный проект, но торопиться все-таки не стоит.

Михаил Мишустин, представитель правительства РФ: Ну, здесь уже, наверное, торопиться не надо, потому что это больничное учреждение, здесь ни пылинки не должно остаться. Очень здорово, что около 65 тысяч человек, которые вокруг проживают, смогут пользоваться медицинскими услугами этого учреждения.

Ксения Сакурова: Конечно, пользоваться медицинскими услугами учреждений должны люди во всех регионах.

Эту тему мы будем обсуждать сегодня с гостем нашей студии. У нас на связи Владимир Круглый, член Совета Федерации, заслуженный врач России. Владимир Игоревич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Владимир Круглый: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Вы знаете, вот мне попалась информация о том, что перед началом пандемии Счетная палата провела проверку всей системы российского здравоохранения. И там такие были обескураживающие цифры о том, что якобы у нас 40% медицинских учреждений без центрального отопления, в 30% отсутствует водопровод, что там с медоборудованием, вообще непонятно. Ну вот пандемия обратила, заставила обратить внимание на многие проблемы. Сейчас что-то изменилось?

Владимир Круглый: Ну, можно я сначала прокомментирую то, что было в Иркутске? Мы сейчас посмотрели сюжет. Знаете, я очень хорошо знаю врачей в Иркутской области, так получилось исторически, там замечательная, уникальная команда детских хирургов, которые еще, наверное, более чем 5 лет назад была готова к работе на роботе da Vinci у детей, такого опыта нет в нашей стране нигде, ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге, ни в каких других городах. Поэтому я думаю, что вот это решение премьер-министра о выделении средств, для того чтобы как можно быстрее ввести этот комплекс, очень правильное. И самое главное, что там есть подготовленные кадры детских врачей, вот это, мне кажется, самое важное. Потому что очень часто приобретается в регионах дорогостоящее, современное, инновационное оборудование, а использовать его или некому, или… Ну, чаще всего некому или не хватает средств на его обслуживание, что тоже очень важно.

Ксения Сакурова: То есть в данном случае как раз наконец эти люди получат в свои руки тот самый инструмент, который им необходим, с которым они умеют действительно обращаться?

Владимир Круглый: Ну, я не уверен, что там будет речь идти о роботе da Vinci, но очень хотелось бы, чтобы вот врачи именно в Иркутске получили бы это оборудование. У нас, еще раз повторюсь, нигде в стране робот da Vinci не применяется у детей, в детской хирургии, а там уникальные врачи, уникальный врач Юрий Андреевич Козлов, это, наверное, один из ведущих детских хирургов нашей страны, который очень известен за рубежом и входит, наверное, в топ-20, может быть, детских хирургов в мире.

Ксения Сакурова: Владимир Игоревич, ну а все-таки в целом у нас сейчас как обстоят дела с этой системой? Как обстоят дела с оснащением больниц? Вот вы говорите, что у нас есть замечательные кадры, которые готовы работать на суперсовременном оборудовании, но оборудования такого пока нет.

Владимир Круглый: Вы знаете, вот вопрос оснащения оборудованием вообще медицинских учреждений в стране очень сложный. В основном это ответственность регионов, а регионы у нас разные, бюджеты разные. И второй источник средств для приобретения оборудования современного, особенно тяжелого оборудования, – это, безусловно, участие в различных программах. Ну, я могу напомнить, что в 2011–2012-х гг. у нас проводилась масштабная такая модернизация здравоохранения, были выделены по тем деньгам беспрецедентные средства. И вот в те годы, я тогда работал главным врачом детской больницы, действительно у нас здравоохранение в стране, во всей стране преобразилось. Где-то более успешно, где-то менее, но лечебные учреждения у нас преобразились. Были сделаны капитальные ремонты во многих учреждениях, было закуплено очень много оборудования. Конечно, время идет, теперь уже время, большинство этих аппаратов, этого оборудования уже менять необходимо, поскольку срок их работы в основном где-то возле 10 лет.

Но тем не менее второй источник, который я хотел сказать, – это участие в программах. Сейчас происходит у нас, как известно, масштабная модернизация, это национальный проект «Здравоохранение», где есть подпроект «Оборудование», можно закупать для онкологических учреждений, для учреждений, которые борются с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Это все решают сами регионы, и это, конечно, высвобождает большое количество средств на то, чтобы из региональных бюджетов закупать оборудование для других лечебных учреждений, для центральных районных больниц, для ФАПов и так далее, хотя там есть свои программы…

Петр Кузнецов: Владимир Игоревич, простите, вот участие в этих программах…

Владимир Круглый: …хочу сказать…

Петр Кузнецов: Что-что?

Владимир Круглый: Я хочу сказать, что система оснащения учреждений медицинским оборудованием существует, она работает.

Петр Кузнецов: Ну вот я как раз об этой системе и хотел чуть подробнее поговорить. Правильно ли мы понимаем, что сейчас все равно много больниц, как их назвать, стоят еще в очереди на получение нужного оборудования? Заявляют о необходимости, о том, что им нужны те или иные устройства, но вот им что говорят? – «Подождите, мы знаем о вашей проблеме, деньги еще не дошли». Приоритеты как расставляются в этих заявках? Это же больницы подают заявки, давайте разберемся, что нужно такое-то оборудование, аппарат МРТ, плюс еще там две помпы и, наверное, какое-то обоснование, объяснение, почему именно нужны эти аппараты. Дальше что происходит?

Владимир Круглый: Ну, во-первых, я хочу сказать, что всегда будет потребность в лечебных учреждениях в дополнительном оборудовании, это процесс бесконечный. Это же как бы не какая-то застывшая константа, всегда нужно, появляется новое оборудование и так далее, оно бывает необходимо, старое выходит из строя. Я еще раз повторюсь, есть две системы снабжения лечебных учреждений, если они в регионах находятся, медицинским оборудованием: это бюджет региона, который разный, есть там богатые регионы, Максим, Татарстан, скажем, и другие всем нам известные…

Петр Кузнецов: Ну да, которые прежде всего смотрят на значимость больницы.

Владимир Круглый: Да, как и дотационные регионы. Поэтому не всегда, скажем так мягко, есть средства на закупку какого-то оборудования тяжелого. Второй момент – это федеральные государственные программы, в частности это вот национальный проект, который был у нас, уже несколько лет действует, там все расписано по годам, и сами регионы определяют, какое оборудование для каких учреждений и когда будет закупаться. Все в программе четко расписано, необходимо подать соответствующую документацию, заявки. Поскольку тяжелое оборудование, это же не просто так его установить. Например, если это МРТ, то нужно специальное помещение, нужен специальный проект для него, который бы прошел экспертизу, и так далее. Тяжелое оборудование распределяется, закупается вернее, в основном через федеральные государственные программы.

Петр Кузнецов: Ага. Владимир Игоревич, простите, а вот это оборудование…

Владимир Круглый: Да-да.

Петр Кузнецов: …отечественного производства? Насколько это наше?

Владимир Круглый: Самое разное.

Петр Кузнецов: Импортозамещение в этой области не мешает нам?

Владимир Круглый: Если оборудование есть отечественное качественное и можно его закупить, они имеют, отечественные производители я имею в виду, некие преимущества в соответствии с законодательством. Если такого оборудования нет или, скажем, оно локализовано, то они могут также участвовать в тендерах, в аукционах на закупку. Все производится, закупки производятся в соответствии с 44-м федеральным законом, и тут никаких проблем на самом деле особых нет.

Ксения Сакурова: Владимир Игоревич, а вот давайте вернемся в Иркутск. Вот эти 525 миллионов рублей, просто чтобы мы понимали, – сколько, например, томограф может стоить? Вот на что хватит этих денег? Для нас, ну нам кажется, что это много, – этого правда достаточно?

Владимир Круглый: Ну, на самом деле там не указано, для чего это нужно…

Ксения Сакурова: Ну вот на оборудование, на оборудование в целом.

Владимир Круглый: Да. На самом деле это по нынешним ценам не такие большие деньги для лечебного учреждения третьего уровня. То есть есть же разные уровни оказания медицинской помощи. Если это учреждение областное и там будет закупаться именно тяжелое оборудование, компьютерные томографы… Да там тоже большой разброс цен в зависимости от того, какого уровня этот компьютерный томограф либо магнитно-резонансный томограф, очень большая градация. Там, скажем, если говорить о магнитно-резонансном томографе, сколько Тесла, 1,5 Тесла, 2 Тесла, 3 Тесла иногда сейчас закупают, и разница может быть очень большая.

И если мы посмотрим, то вот эти 500 с чем-то миллионов уже не будут казаться так много. Или там будет ангиограф, допустим, закупаться, или еще какой-то, лапароскопическое оборудование для производства малоинвазивных операций. Если мы говорили о роботе da Vinci, то он стоит более 2 миллионов долларов, соответственно, это более 140 миллионов только один вот этот робот da Vinci, это очень большие деньги.

Петр Кузнецов: Ну вот наши телезрители жалуются один за другим: «В Великом Новгороде сделать МРТ бесплатно невозможно, о чем вы говорите?» Еще одно сообщение: «Сделать УЗИ бесплатно тоже проблемно, все только платно. Где забота о простом народе?»

Владимир Круглый: Я могу объяснить эту ситуацию. Если в каком-то лечебном учреждении нет своего компьютерного томографа или магнитно-резонансного томографа, то такое учреждение обязано заключить договор с тем учреждением, где оно есть, независимо от формы собственности. Просто люди не совсем понимают, что они не могут сделать бесплатно по своему желанию, но могут сделать такое исследование бесплатно по назначению врача…

Петр Кузнецов: …в другой где-то клинике, верно, Владимир Игоревич?

Владимир Круглый: В другой клинике, да.

Петр Кузнецов: Вот. И смотрите, получается такая вот ситуация, как из другой SMS: «С онкологией с Химок отправляют в Балашиху – это кошмар, там очереди со всех городов. Почему нельзя у себя лечить? Больному со слабостью так таскаться, да еще и с пересадками».

Владимир Круглый: Ну, мне трудно комментировать конкретный этот пример. Есть маршрутизация, сейчас организуются в соответствии, кстати, с федеральным проектом борьбы с онкологическими заболеваниями так называемые центры амбулаторной помощи онкологической, ЦАОПы, и вот эта ситуация, конечно, должна меняться. Мне сложно комментировать вот эту конкретную ситуацию.

Ксения Сакурова: Владимир Игоревич, но в целом подводя итоги, без поддержки федерального центра, без федеральных денег сейчас регионы вообще в состоянии обеспечивать свою медицину нужным и современным оборудованием? Или у нас вся надежда только, как всегда, на центр?

Владимир Круглый: Это зависит от региона, от бюджета региона. Конечно, в большинстве регионов это крайне сложно. Вот взять регионы, например, я представляю Орловскую область, большинство рядом лежащих наших областей, Брянская, Курская, Липецкая, очень сложно приобретать современное дорогостоящее тяжелое оборудование за счет региональных бюджетов. Это представляет определенные сложности, безусловно.

Ксения Сакурова: Спасибо большое. Владимир Круглый был с нами на связи, член Совета Федерации, заслуженный врач России. Видимо, другие регионы теперь тоже будут ждать в гости Михаила Мишустина.

Петр Кузнецов: Ну да. А пока остается вот что, несколько сообщений еще. Старый Оскол: «Белгородская область – регион богатый, но хорошее обследование и лечение платно, а бесплатно на тебя даже не посмотрят, не то чтобы лечить». «В нашем городе даже платно большая очередь, – это Челябинская область, не указан город. – Бесплатно надо больше года ждать». Да, вот не всегда то, что говорят наши эксперты, находит прямое отражение в жизни, на это и существуют ваши SMS-сообщения и реальные истории.

Мы продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Могут ли регионы справляться без помощи центра с модернизацией в здравоохранении?