Черноморские курорты перегрелись

Гости
Арсений Аредов
эксперт в сфере развития туризма в России, путешественник
Алексей Волков
вице-президент Общенационального союза индустрии гостеприимства

Ольга Арсланова: Еще не вечер, а точнее – не сезон, а Юг России уже под завязку. «Курорты Черного моря переполнены из-за наплыва туристов», – об этом сообщили в Ростуризме.

Иван Князев: И такой загруженности в Краснодарском крае и в Крыму еще не было. Причина, по сути, одна – безальтернативность, больше лететь-то особо некуда. Ну а если и есть куда, то дорого. Кстати, и в России-то не особо дешево. Не получается дешево. Об этом уже заявил и губернатор Краснодарского края.

Кроме того, аэропорты Сочи и Крыма начали испытывать трудности с приемом самолетов – для них просто не хватает слотов.

Ольга Арсланова: Казалось бы, живи и радуйся, зарабатывай, это золотое время для отрасли. Но, как говорится, есть нюанс: не исключено, что эта случайная удача больше не повторится, многие россияне разочаруются в отдыхе на Родине. Многие уже об этом пишут в соцсетях – о том, что не поедут во второй раз ни в Крым, ни в Сочи. Ну и государственной поддержки туризму явно не хватило.

Что даст нам этот лихой курортный сезон? Давайте обсуждать прямо сейчас. А если вы на Черном море отдыхаете и вдруг нас смотрите – позвоните и расскажите, как вы проводите время, что вокруг вас.

Иван Князев: Да, звоните и пишите нам в прямой эфир.

Ну а мы прямо сейчас перенесемся в Сочи, там работает… точнее, отдыхает наша коллега Тамара Шорникова, ведущая программы «ОТРажение». Мы ее немножко побеспокоим, для того чтобы узнать, какая ситуация на курорте.

Тамара, здравствуй. Слышишь нас?

Тамара Шорникова: Алло. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, Тамара. Мы пытаемся понять, завидовать нам тебе или сочувствовать. Расскажи.

Тамара Шорникова: Привет, Ваня. Привет, Оля.

50 на 50 – я скажу так. Сейчас нахожусь в Имеретинской долине – это курорт недалеко от Сочинского аэропорта, 8 километров от Адлера. Здесь действительно много туристов уже сейчас. Но не могу разделить мнение остальных по поводу того, что Русский Юг трещит по швам, потому что… Вот сняла такой субъективный репортаж сегодня в поддержку выступления. Кадры, возможно, вы сейчас видите. И кажется, что пляж заполнен.

Но я была здесь же, например, в сентябре 2020-го, и вот тогда действительно яблоку негде было упасть. Сейчас, может быть, не скажешь по видео, но это еще комфортно. Есть где расположиться, нет больших очередей в столовых и кафе.

Но я думаю, что не все еще доехали, конечно, потому что лето на Юге только начинается, температура буквально недавно перевалила за 25 выше нуля, а до этого были дожди, море все еще холодное. И я думаю, что все еще… ну, многие, может быть, только собираются поехать. Об этом говорят и брони на отели.

Когда я искала жилье для себя (надо сказать, что бронировала я в день вылета, не за полгода), столкнулась вот с чем: в недорогом сегменте выбрать есть из чего пока еще, а вот, например, четыре звезды и пять – там, несмотря на цены, все раскуплено. В одном из отелей (я просмотрела просто уже из любопытства) до ноября все забронировано. При этом, что в среднем там ночь обходится в 20 тысяч и до бесконечности. Я видела и полмиллиона за неделю. Самые недорогие номера видела – 4 тысячи в сутки без питания. Очень простой номер, недалеко от моря. К слову, этот же номер в сентябре можно было забронировать за 1,5–2 тысячи.

То есть, конечно же, цены на жилье подскочили. Ну, как и на многое, потому что… Если едешь с семьей, конечно же, нужно быть готовым к тому, что выложить придется кругленькую сумму. Цены в хороших ресторанах выше московских. Салат от 700 рублей. Полкило местных мидий – местных! – 1 200. Крохотная порция барабульки – 250 рублей.

Ольга Арсланова: Ой-ой-ой!

Тамара Шорникова: Ну конечно, есть альтернатива. Недавно я сама обедала в столовой. Обед – 210 рублей. Рис, тефтели, салат «Витаминный». То есть можно. Но очень мало мест с полным пансионом. Соответственно, если это семья, то даже 200 рублей нужно умножать на трехразовое питание, на три приема пищи и на всех членов семьи. Это все равно будет дорого. Плюс сопутствующие траты. Лежак, зонтик на пляже – 500 рублей на человека. Тоже умножаем. Плюс экскурсии. Плюс прокат велосипедов, байдарок. Ну, все, что делает наш отдых запоминающимся, все тоже сделает его очень и очень дорогим.

Вот еще такое небольшое наблюдение. Как мне кажется, изменились разговоры. Сегодня и вчера слышала несколько отрывков буквально и от местных, и от туристов. По телефону туристы рассказывали об отмене рейсов как раз в аэропорту. Жаловались рядом с ресепшеном в отеле. Видно, что туристы только заехали и жалуются уже друг другу на плохую уборку, на недочеты в номерах и, что важно, на усталость и равнодушие персонала. Кажется, что поток туристов большой, жалоб много, и на них уже не реагируют или не реагируют так оперативно, как бы хотелось. В прошлом году таких разговоров не помню, по крайней мере чтобы с такой частотой они встречались вокруг.

А проходя мимо рядом с местными сладостями (пахлава, чурчхела, сыр и так далее), слышала, как один владелец павильона рассказывает другому, что в долгах как в шелках. То есть видно, что не от хорошей жизни цены выросли. Но – выросли. Это факт абсолютный.

Иван Князев: Тамара, спасибо.

Ольга Арсланова: По поводу коронавируса все-таки хочется узнать. Столько людей! Я так понимаю, ПЦР-тесты ни у кого не берут, можно въехать совершенно спокойно, да? Маски… Ну какие маски на Юге? Не страшно?

Тамара Шорникова: Маски, естественно… Сейчас, кстати, идут разговоры о том… Вот я читала сегодня тоже новость, что депутаты предлагают вводить ПЦР-тесты по прилету в Сочинский аэропорт, вернее, справку об отсутствии требовать у туристов. Но пока, конечно, ничего такого нет. Маски носят только официанты, кассиры, сотрудники отелей. Все туристы без масок. Я вчера была единственный человеком в маске в очереди в магазине. И при этом, в отличие от прошлого года, никто и не спрашивает. То есть как будто бы… Есть вот такая расслабленность, несмотря на не очень хорошие цифры по стране.

В прошлом году было строже, а сейчас ни в кафе, ни в магазинах никто не просит их надеть. Всех обслуживают абсолютно нормально. Видно, что регулярно обрабатывают столы и лежаки, но вот маски не носят. Температуру никто не измеряет, хотя приборы для изменения температуры лежат у входа в каждом кафе, например.

Иван Князев: История со столовыми понравилась. Их много там таких, Тамара?

Тамара Шорникова: Да, немало, немало. То есть поровну. Элитный и массовый общепит – все в наличии. Пока и места есть, и блюда. Я с вами разговариваю, все со мной хорошо.

Иван Князев: Хорошо, спасибо.

Ольга Арсланова: Тамара, наши зрители желают тебе хорошего отдыха и все-таки побыстрее возвращаться.

Тамара Шорникова: Увидимся в эфире.

Иван Князев: Тамара Шорникова. Да, увидимся уже в прямом эфире здесь, в студии. Тамара Шорникова, ведущая программы «ОТРажение», была с нами на связи по телефону из Сочи.

Ольга Арсланова: Пишет зритель наш: «Соседи приехали и сказали, что больше ни за что! Качество и цена не соответствуют, дорого, много людей, на экскурсии не протолкнуться. Буду ждать Турцию в следующем году».

Поговорим о том, к чему приведет этот сезон, станет ли российский внутренний туризм популярнее или, наоборот, многие разочаруются, с нашим следующем экспертом.

Иван Князев: Алексей Волков у нас на связи, на прямой связи со студией, вице-президент Общенационального союза индустрии гостеприимства. Здравствуйте, Алексей.

Ольга Арсланова: Алексей, здравствуйте.

Алексей Волков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вообще выпал действительно золотой шанс нашей туристической отрасли. Коронавирус, решения властей, разные векторы, тем не менее закрыты границы, больше отдыхать негде, безальтернативность. В итоге – возможность заработать. Как вам кажется, сможет ли наша туристическая отрасль этим воспользоваться и приумножить этот успех? И увидели ли вы во всем этом какую-то реакцию государства? Не знаю, правильная программа по развитию туризма, подкрепление этого успеха со стороны государства.

Алексей Волков: Спасибо большое за вопрос. На самом деле сегодня беспрецедентное время для развития внутреннего туризма. Такого раньше никогда не было. Действительно, внимание государство сегодня тоже беспрецедентное. Национальный проект «Туризм и индустрия гостеприимства» мы ожидаем уже в этом году. Разрабатываются программы по возврату, кешбэк, если вы слышали о них. Уже третий этап прошел, надеемся на четвертый. Молодежные, студенческие, детские программы по кешбэку. И много всего того, что мотивирует туристов путешествовать и дает обратную мотивацию.

Но то, что сегодня местами курорты Краснодарского края и Крыма подорожали на 80% и более к 2019 году, то, что сегодня в связи с заполняемостью курортов Анапы мы просто не можем говорить ни о каком сервисе и гостеприимстве, конечно, блеснуть чем-то особенным не удастся. Аэропорты перегружены.

Я согласен с Тамарой, что гораздо менее сознательные граждане сейчас практически все без масок. Заболеваемость в Крыму значительно увеличивается. Закрывается Москва, Санкт-Петербург пытается ограничивать работу ресторанов и других сфер. Отменяются мероприятия в Московской области, в Москве и так далее. В целом это сейчас будет по всей стране. Поэтому точно нет. Этот сезон будет скорее по количеству большим, если не будет локдауна. Но, с точки зрения сервиса и гостеприимства, не удастся сделать из этого каких-то правильных выводов.

Иван Князев: Алексей, понимаете, какой тут момент? Как бы хуже-то не вышло. Просто хочется понять, вообще инфраструктура не обрушится из-за такого резкого счастья, когда столько туристов привалило. Ну, с одной стороны, местные уже начинают закипать. Мы уже видели по телевизору, в Интернете есть видео, когда до драк, до ругани доходит. Ну и все остальное. Фактически даже многие местные жители говорят: «Туристы просто вытопчут наш Сочи, наши другие курорты». И тут, грубо говоря, обратная сторона медали. Как считаете?

Алексей Волков: Инфраструктура на грани работает: аэропортовая, транспортная, музейная, ресторанная, пляжная. Сегодня благодаря таким нагрузкам стало понятно, что нужно модернизировать аэропорты Геленджика и других регионов. Сегодня стало понятно, что нужно создавать большее количество объектов размещения. Сегодня в разработке, в скоротечной разработке закон о гостевых домах, который призван легализовать «серый» рынок средств размещения.

Сельский туризм. Десять лет этот законопроект лежал в Государственной Думе, а тут буквально за месяц его сейчас уже в третьем чтении провели в Государственной Думе, на последней сессии фактически проголосовали.

Ольга Арсланова: Алексей, вы знаете, как говорится, «мне бы такой ум, как у русского после». А почему это все, как вы говорите, становится понятно, когда сезон уже начался и когда уже столкнулись с проблемами и туристы, и представители отрасли?

Алексей Волков: Надо отметить, что все знали, что сезон будет колоссальным, количество туристов будет большим и в Краснодарском крае, и в Крыму. Чартерные перевозки еще прошлого года показали, что прирост будет и в Калининградской области, и в Хакасии, и на Алтае, и в Башкирии, и так далее. Но при этом никаких быстрых решений не было.

Другое дело, что мотивировать к поездкам сейчас граждан и увеличивать количество поездок в таких условиях невозможно. Нам с вами еще очень везет, что нет въездного туризма. А представьте себе, если бы сейчас были открыты границы в Россию, и у нас были бы еще, например, иностранцы – ну, например, миллионов пять за последние три-четыре месяца. Это бы была уже, конечно, катастрофа.

И тут репутационные потери сегодня, что турист не вернется в следующем году из-за цены, из-за грязных пляжей, из-за загорания стоя. Конечно, очень большой риск, что как только границы откроются, в России будет значительный отток туристов.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей. Юлия на связи.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Иван Князев: Здравствуйте, Юлия.

Зритель: Ой, здравствуйте, здравствуйте, добрый вечер.

Иван Князев: Московская область? Я правильно понимаю?

Зритель: Да-да, Московская область, город Клин. Хотела бы просто на данный момент сравнить курорты – ну как сказать? – нашего Юга и, так сказать, Юга заграничного. Алло. Меня слышно?

Ольга Арсланова: Да.

Иван Князев: Слушаем.

Зритель: Смотрите. Ну, в том году, поскольку все было закрыто, пришлось ехать на курорты нашего Краснодарского края, то есть это был город Сочи. Ну, оставляло желать лучшего, конечно. Очереди столовых. У нас был завтрак включен в гостинице. Отель «Сочи Парк», если не ошибаюсь, у нас был. В этом году мы, во что бы то ни стало, хотели уехать все-таки заграницу, потому что того отдыха нам хватило. Больше ни ногой на наше побережье! К сожалению, так у нас получилось.

И буквально 10 июня мы вернулись из Туниса. То есть мы побывали в Тунисе, мы вернулись из Туниса. Учитывая то, что на восемь ночей и девять дней гораздо дешевле у нас ушло – двое взрослых и один ребенок. Отель у нас был четыре звезды, у нас было все включено.

Иван Князев: И сколько, если не секрет?

Зритель: Ну, если не секрет, то это было 113 тысяч.

Ольга Арсланова: На семью, правильно?

Зритель: На семью, да, из троих человек. Лежаки бесплатно. Еда бесплатно, естественно. Обслуживание бесплатно. Трансфер, естественно, бесплатно. Вот она, разница.

Ольга Арсланова: Спасибо вам, Юлия, спасибо за рассказ.

Иван Князев: Спасибо.

Ольга Арсланова: Алексей, вот смотрите, многим россиянам есть с чем сравнить. Даже самые бюджетные курорты Турции во многом лучше нашего Юга. На эти курорты летают многие россияне. Мы понимаем, что российские чиновники летают на курорты классом как минимум одним, а то и десятью повыше. Почему? Они не видят, что ли, эту разницу между нашими условиями и условиями там, где они привыкли отдыхать? Почему не занимаются на уровне госпрограммы нашим российским туризмом? Ведь всем же очевидно, что недотягиваем по многим параметрам. А хочется, чтобы было хорошо, хотим действительно конкурировать – и не только в цене, но и в качестве.

Алексей Волков: Объективно нужно сказать, что еще два года назад о внутреннем туризме практически никто не говорил. Два года спустя, в том числе благодаря коронавирусу, сегодня разрабатываются госпрограммы, сегодня есть Стратегия развития туризма, сегодня огромное количество региональных программ поддержки туризма, развития инфраструктуры, привлечения инвесторов и так далее.

Иван Князев: Алексей, Алексей…

Алексей Волков: Ситуация сложная, связанная с отсутствием конкуренции. Строительство в Турции, например, в той же Анталии 550 отелей, в отличие от 45, например, Сочинского побережья, создало конкуренцию, при которой сегодня они готовы отдавать номер за 3–5 тысячи рублей.

Ольга Арсланова: Алексей, я прошу прощения, что перебиваю. Но развитием туризма, в том числе и конкуренции, в Турции занималось государство, там была целая госпрограмма по развитию туризма. Да, ей потребовалось какое-то время, но получилось. И вот результат. У нас, такое ощущение, этим и не начинали заниматься.

Алексей Волков: Стартуем в этом году, в 2020 году.

Иван Князев: Вот интересно, Алексей… И Ольга спросила, и вы до этого сказали. Да, хорошо, программы какие-то есть, и сейчас уникальный шанс. А давайте немножко на год, на два вперед заглянем. Неизвестно, что еще будет с коронавирусом. Неизвестно, что будет с открытием границ. Что предметно можно сделать, чтобы сейчас наши курорты воспользовались этим шансом? Не условно, что есть какая-то программа поддержки, а что именно?

Алексей Волков: Сейчас уже практически ничего в этом сезоне – в связи с тем, что загрузка 90–100%, практически все продано, вне зависимости от стоимости и состояния инфраструктуры. Это касается не только Краснодарского края, но и порядка 25 регионов Российской Федерации, где сегодня уже все заполнено практически полностью.

Что касается тех мероприятий, которые быстро будут что-то менять. Например, это грантовая поддержка Ростуризма, которая сейчас уже в виде грантов выдается участникам бизнеса. И они будут сейчас создавать объекты, малые средства размещения: кемпинги, глэмпинги, небольшие модульные отели и так далее. Порядка 470 предпринимателей получили такую поддержку. Такая программа будет каждый год. И мы надеемся, что она будет чаще.

А что касается национального проекта, то в него включены огромные миллиардные вложения, которые через десять лет… точно не обещают, что через год или два, а через десять лет, пусть они и не сделают из нас Турцию, но сделают нас конкурентоспособными.

Ольга Арсланова: Хорошо, подождем десять лет. Спасибо вам. Алексей Волков.

Иван Князев: Спасибо, Алексей. Алексей Волков, вице-президент Общенационального союза индустрии гостеприимства, был с нами на связи.

Еще один звонок у нас, сейчас на очереди Калининград, Юлия дозвонилась. Юлия, здравствуйте. Еще один курортный город, между прочим.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. У нас все говорят про Черное море. А у нас есть и Балтийское море. Как говорят сейчас у нас – Русская Балтика.

Ольга Арсланова: Юлия?

Иван Князев: Слушаем, слушаем вас, Юлия.

Зритель: К нам в этом году очень много приехало туристов – бум. В мае все гостиницы, все было занято. Хотя май у нас был и прохладный, но наше министерство по туризму очень хорошо подготовилось. Вы знаете, мало того что… Ну, купаться нельзя было, холодно, но туристов развлекали. Очень много у нас в области исторических мест. И вот сейчас мы видим, как много к нам приехало. Автобусы ездят, вы знаете, везде их возят, развлекают. Я, конечно, местный житель и не знаю, сколько стоит гостиница. Но мы ждем, что к нам будут ехать туристы. Наши туристические фирмы очень стараются! Спасибо.

Иван Князев: А на пляже-то места хватает, Юлия? Еще один вопрос. В Зеленоградске, Светлогорске.

Зритель: Вы знаете, вот прошлая неделя и эта неделя… Завтра у нас будет до 30 градусов тепла. Я ездила, знаете, на море. Ну, я в Калининграде живу, и тут быстро. В общем, у нас пустили дополнительные электрички. Мы в Калининграде садимся…

Иван Князев: Ну да, «Ласточки» ходят. Буквально 20 минут – и ты на море уже.

Зритель: Я хочу сказать, что в понедельник ездила. Народу много, но всем пока хватает места, всем хватает места, нет обиженных.

Иван Князев: Вот сейчас как раз наши режиссеры оперативно показали нам калининградские пляжи, там достаточно свободно. Между прочим, в Янтарном…

Ольга Арсланова: Белый песок, красиво.

Иван Князев: Да, белый песок. А в Янтарном, между прочим, Голубой флаг уже который год подряд пляж получает. По-моему, один из немногих в нашей стране.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш звонок.

А сейчас с нами на связи эксперт в сфере развития туризма в России, путешественник Арсений Аредов. Арсений, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Арсений.

Арсений Аредов: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Посмотрели мы на пляжи под Калининградом. Посмотрели на пляжи на Черном море. Вопрос: а почему так мало направлений выбирают россияне традиционно? Мы понимаем, что Юг перегружен, потому что туда отправились все те, кто привык отдыхать в Турции. Но, может быть, люди не знают о том, что в России есть еще куда поехать? А может быть, и знают, но не могут этого сделать, потому что: а) инфраструктура не развита; b) очень дорого; с) опять же повторюсь, государство не занимается всерьез ни развитием, ни продвижением курортов разных городов России?

Арсений Аредов: Ну давайте разберемся. Всегда, когда говорят, что люди в России едут в одни и те же места, то надо как бы разобраться. Люди хотят поехать в отпуск. В отпуске они привыкли традиционно ничего не делать, лежать на пляжах, на шезлонгах (платных или бесплатных) и ничего не делать, купаться в чистом море и загорать под светлым солнцем.

Но Россия не такая страна, где большое количество пляжей. Мы не курортная страна в принципе. У нас, если посчитать, длина пляжей в Краснодарском крае и в Крыму будет в десятки раз меньше, чем береговая линия… простите, чем длина пляжей в той же Турции. Про береговую линию я даже не говорю. Она там будет в раз сто длиннее с учетом того, что в Турции четыре моря, и все они теплые. А у нас есть Краснодарский край, есть Крым, есть еще пара мест в России, куда можно поехать на море, но это буквально по пальцам пересчитать.

Поэтому люди хотят, конечно, поехать погреться. Мы живем на севере. Естественно, едут в Краснодарский край. А там уже мест нет.

Иван Князев: А Каспий? Про Каспий мы что-то не вспоминаем. Честно говоря, мне даже лично было бы интересно поехать, я не знаю, в Дагестан тот же.

Ольга Арсланова: В Дагестан, да. Там красиво.

Арсений Аредов: Дагестан хорош, с точки зрения туризма. В принципе, наверное, это вообще кладезь, но про море разговора нет. Каспийское море не очень предназначено для купания: оно не очень чистое, там не очень чистые берега, там очень много портов, там добывается нефть. И как бы вопрос про купание – ну это совсем чуть-чуть. Там есть некоторые поселки, где местные купаются, туда можно поехать. Но там тоже все, в общем-то, загружено.

Ольга Арсланова: Арсений, а есть же совершенно уникальные места в нашей стране: Алтай, Камчатка. Но поехать туда – это оставить целое состояние. Получается, что отдохнуть где-то далеко в Юго-Восточной Азии выходит намного дешевле, чем посмотреть свою страну. Ну почему нельзя, я не знаю, субсидировать перелеты внутри страны, сделать инфраструктуру более доступной, жилье, перемещение?

Арсений Аредов: Вы знаете, это глобальный вопрос. Меня часто спрашивают о нем, и я говорю: знаете, это такой риторический вопрос, на который, мне кажется, никто никогда не ответит. Почему? У нас много в стране вопросов, на которые мы не можем дать ответа. Но я все-таки советую жить и думать в парадигме, что мы не должны быть дешевле. Почему отпуск в России должен быть дешевле, чем где-то за границей? Все-таки уже давно, а сейчас тем более, я считаю, что отдых в России – это такая элитная история.

Ну смотрите, про уникальные места. Например, Камчатка. Вот сейчас на 10–12 дней съездить на Камчатку вчетвером, например, семьей (два взрослых, два ребенка), все включено, проживание, активности, еда и так далее – это, как ни странно, где-то миллион рублей.

Иван Князев: Ну, это очень…

Ольга Арсланова: Миллион рублей?!

Арсений Аредов: Да. Это жить в нормальных местах, в нормальных гостиницах.

Ольга Арсланова: Арсений, я все никак не могу понять. Вы считаете, что это адекватно, да?

Арсений Аредов: Ну, это Камчатка. В Камчатке ничего не предназначено для туризма. Там маленький аэропорт (вот коллега мой только что сейчас говорил), там практически нет гостиниц, а хорошие вообще практически отсутствуют. Там туризм развивается последние несколько лет, потому что Камчатка – это про флот и про рыбную добычу.

Иван Князев: Как раз, может, из-за того, что эти активности, как вы говорите, перебраться из одного красивого места в другое, – они дорогие, поэтому такая общая цена получается? Мне кажется, если там наладить какое-нибудь сообщение между достопримечательностями, то ценник сразу снизится.

Арсений Аредов: Ну, если он и снизится, но местные-то не заинтересованы в том, чтобы это делать. Они же заинтересованы, чтобы это стоило дорого. Вы же понимаете. Кроме того, Камчатка – это же полуостров. И туда стройматериалы, продукция, туристы, все что угодно, даже машины привозятся либо морем, либо самолетом. Соответственно, все очень дорого. Туда нет дорог, туда нет железных дорог. И количество гостиниц там очень маленькое.

Ну, опять же, как я всегда говорю, не стоит забывать, что у нас в России, а в Камчатке тем более, очень маленький сезон. Там сезон – всего два месяца. А на нашем Черноморском побережье – три с половиной месяца сезон. А если мы вспоминаем Турцию, то там сезон – полгода минимум. Это разница, да?

Ольга Арсланова: Арсений, все-таки меня очень зацепил ваш тезис о том, что отдых в России должен быть дороже, чем за рубежом.

Арсений Аредов: Не должен.

Ольга Арсланова: То есть мы как страна заинтересованы в том, чтобы отвозить свои деньги за рубеж, оставлять их там, а внутри страны, по России пускай богачи только передвигаются?

Арсений Аредов: Нет-нет, он не должен быть, но он такой. Он и был раньше дороже, он и сейчас дороже. Он не должен быть дороже. Конечно, мы все понимаем. Ну, ребята, всегда нужно платить за что-то лучшее – лучше сервис, чище море.

Иван Князев: Арсений, вы сказали, что сезон короткий. Так может, форму отдыха-то поменять? А то мы как-то все про пляжи да про пляжи…

Арсений Аредов: Вот! О том и разговор. У нас страна не про пляжный отдых. У нас очень много видовых точек. Та же Камчатка. Ну понятно, что там Тихий океан, там можно купаться, но там холодный океан. Но что там? Там киты. Там касатки. Там действующие реальные вулканы. Там долины гейзеров. Там серфинг и так далее. И все это, конечно, стоит денег. Если на Камчатку поехать и всем этим заняться, то вот выходит миллион. В принципе, можно просто полететь, сидеть просто на пляже, в гостинице. Конечно, это будет сильно дешевле, естественно.

Когда мы сравниваем туризм в Турции, мы же говорим, что это просто гостиница, трансфер и питание, никакие активности ведь не включены. А я вам говорю с включенными всеми активностями – с утра до вечера.

Поэтому, конечно же, в свете этого у нас развиваются совершенно другие направления, как вы правильно заметили. Это Алтай. Это Камчатка. Это столица русского туризма, как называют второй год подряд, Байкал, зимний и летний. Это Карелия. Это тот же Калининград.

Ну и практика показала, что в последние дни, куда ни посмотри билеты, они все дорогие, потому что люди едут ну просто везде. Это хорошо, наверное. Вот «наверное» неуверенно добавил. Почему хорошо? Потому что это развитие туризма.

Ольга Арсланова: А это хорошо, потому что в следующем году не факт уже, что поедут. Многие разочаруются, судя по тому, что мы видим.

Арсений Аредов: К сожалению, да. К сожалению, да. И люди сейчас… Ну да, публика разделилась на несколько лагерей. Один лагерь говорит: «Мы никуда не поедем, мы подождем открытия границ. Почему мы такие деньги будем тратить?» Вторая группа говорит: «Ой, здорово! Закрыли заграницу – мы хоть Россию посмотрим». Их много.

И действительно, я благодарен пандемии (в хорошем смысле), потому что люди начали изучать Россию. Раньше они были в Париже, где угодно, но не были на Байкале. А оказалось, что Байкал не хуже Парижа – по впечатлениям, по эмоциям. Поэтому в какой-то степени я благодарен пандемии, что мы посмотрели Россию.

Что будет в следующем году? Я не знаю. Но я уверен, что к допандемийной эпохе мы не вернемся. Все равно количество людей, которые путешествуют по России, сейчас станет больше, даже если откроются все границы.

Иван Князев: Спасибо вам. Арсений Аредов, эксперт в сфере развития туризма в России, путешественник, был с нами на связи. О туризме мы говорили.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)