Чеснок против вакцины

Чеснок против вакцины | Программы | ОТР

Смертельно опасные советы: чем и от чего люди лечатся «по интернету»?

2020-12-07T15:36:00+03:00
Чеснок против вакцины
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Михаил Каган
ведущий научный редактор vrachu.ru, заслуженный врач РФ
Андрей Пылев
главный онколог «Европейской клиники», кандидат медицинских наук

Иван Князев: Ложка соды на стакан воды поможет от рака, травяной сбор, сушеные грибы и даже препараты для лошадей...

Тамара Шорникова: Вань, ты... Нужно плашку сейчас вешать, что «Не повторять в здравом уме».

Иван Князев: Не слушать, не слушать. В общем, от всех зараз, от всех болезней у русского человека всегда найдется свой народный рецепт в обход врачей.

Тамара Шорникова: А, собственно, зачем далеко ходить? Вот мы решили провести небольшой опрос среди телезрителей. «Как и чем вы лечитесь?» – спросили наши корреспонденты у жителей Новосибирска, Тюмени и Краснодара. Давайте послушаем народные рецепты, а после с экспертами обсудим, какие из них ни в коем случае повторять не нужно.

ОПРОС

Иван Князев: Ну, не все такие. С одной стороны, это и понятно, уважаемые друзья, потому что лекарства у нас безумно дорогие, к врачу на прием не попасть, а когда речь идет о здоровье, о собственной жизни, тут уж задумаешься, все средства хороши. Но лишь бы не было хуже. К чему могут привести такие вот истории с самолечением, будем разбираться с экспертами.

Тамара Шорникова: Первым на связь выходит Андрей Пылев, врач-онколог. Вы нам, дорогие телезрители, тоже звоните, рассказывайте, как лечитесь вы. Есть хороший шанс наконец-то разобраться со специалистом прямо сейчас, что из этого может помочь или как минимум не навредит, а что действительно опасно и не стоит.

Иван Князев: Здравствуйте, Андрей Львович.

Тамара Шорникова: Алло?

Андрей Пылев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Андрей Львович, расскажите...

Андрей Пылев: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Ну, у вас особенно первая должность врач-онколог, настолько все серьезно, что кажется, ну какая здесь народная медицина. Вы встречаете пациентов, которые тем не менее приходят и говорят: «А можно как-то вот травами?» Или сами пытаются что-то, или отказываются даже от терапии?

Андрей Пылев: К сожалению, да, за более чем 20 лет я, наверное, уже сталкивался со всеми самыми парадоксальными зачастую методами народной медицины, к которым люди пытаются прибегать. И наверное, я бы не был столь скептически настроен, если бы хоть одна ситуация привела к чему-то более-менее хорошему. К сожалению, я могу сказать, что вся так называемая альтернативная, народная, назовите ее как угодно, медицина не работает. Лечение онкологических заболеваний – это понятная и регламентированная история, собственно, лечение должен назначать, контролировать только врач-онколог, никаких иных путей, к сожалению...

Тамара Шорникова: Андрей Львович, вы упомянули такой большой, солидный стаж, 20-летняя практика. За это время интерес к народной медицине скорее вырос или снизился? Наши пациенты стали больше врачам доверять или меньше? Есть какая-то пауза, давайте попробуем отстроить нашу связь. Пока то, что пишут нам телезрители.

Иван Князев: Ну вот из Ленинградской области SMS: «Водка, сало, чеснок», – вот такой рецепт на все случаи жизни. Из Ивановской области: «Я лечусь анальгином, аспирином, парацетамолом по старой доброй бюджетной традиции». Из Волгоградской: «Завариваю траву, чабрец, мяту перечную, от кашля».

Тамара Шорникова: Да. Вот это уже такие ковидные последствия, что называется, в нашем чате пишут: «Купили облучатель (видимо, лампа такая) домой, включаем после похода в магазин». Также в чате нам пишут: «При серьезных заболеваниях ни в коем случае не самолечение, опасно», – полностью поддерживаем такое мнение.

Иван Князев: Облучатель, говоришь? Ты, наверное, не помнишь те времена, была такая люстра Чижевского, тоже дома вешали от всех зараз, от всех болезней, подумывал купить.

Тамара Шорникова: Я помню только, знаешь, вот это вот, которой...

Иван Князев: ...воду заряжали?

Тамара Шорникова: Вань... Так, давай послушаем специалиста.

Иван Князев: Андрей Пылев у нас на связи.

Тамара Шорникова: Андрей Львович? Да, сейчас слышите нас?

Андрей Пылев: Да, слышу вас.

Тамара Шорникова: Повторю вопрос. За вашу солидную 20-летнюю практику, как вам кажется, доверие к врачам выросло у россиян или наоборот?

Андрей Пылев: Вы знаете, альтернативный путь – это не всегда вопрос недоверия к доктору, это скорее невозможность получить нормальную, качественную медицину, раз, и желание пойти по какому-то более простому пути, два.

Тамара Шорникова: Ага.

Андрей Пылев: Я думаю, что вот такой аргумент, как именно недоверие к врачам, вообще не приводит к желанию идти по нетрадиционному пути. Конечно, люди боятся, особенно если речь идет об онкологических заболеваниях, нормально, полноценно лечиться, потому что у всех есть вот эти какие-то страшные истории в голове про последствия лечения, про последствия химиотерапии, про тяжелые операции. Но зачастую эти страхи надуманы, и в то же время я уверенно могу сказать, что это действительно единственный путь.

Иван Князев: А все-таки люди по простому пути хотят идти или за последнюю соломинку хватаются?

Андрей Пылев: Да и так, собственно, и так. Но когда люди хватаются за последнюю соломинку, они, как правило, собственно, все-таки обращаются к врачу. Очень часто пациенты сами затягивают обращение к доктору, причем даже не то что регионы или сельские какие-то местности, а в больших городах зачастую мы сталкиваемся с пациентами с запущенными стадиями заболевания, которые в течение нескольких лет, особенно с раком молочной железы. Например, в курсе, что идет речь об онкологическом заболевании, опухоль растет, опухоль разваливается, но пациентки до последнего не обращаются к врачу, потому что страшно, потому что боятся, что обычное лечение только ухудшит качество жизни или, знаете, как страус головой в песок, закрыть глаза на проблему. Конечно, это очень часто приводит к печальным последствиям, потому что мы все знаем, чем раньше поставлен диагноз, тем больше вариантов у врача помочь больному.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем звонок от телезрителя. К нам дозвонилась Людмила из Архангельской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Вот как раз выступает онколог, и я хочу поделиться своим опытом. Самое главное – это не терять дух и подумать, что выбираться из этой болезни ты будешь... своих родных, не паниковать. Когда я более-менее почувствовала, что от меня этот страх ушел... К чему я прежде всего пришла? Я пришла к раздельному питанию 6-разовому, не больше стакана 6 раз в день. Исключены были сахар, соль, мясо, ну яички, орешки, фрукты, которые я вообще почти никогда не ела, а овощи вот я даже до сих пор не ем. Это было в 2003 году, грудь удалили.

Иван Князев: А чем же вы питаетесь тогда?

Зритель: А?

Иван Князев: Чем же вы питаетесь тогда? Все исключили.

Зритель: Кашки у меня были, кашки были, картошечка у меня была тоже всегда в меню. Я все кроме сахара, соли и ... употребляла, каши и прочее. Пила я, конечно, очень много трав, я очень много трав пила, я пила их просто как-то чисто интуитивно: вот вычитаю где-то в народной медицине рецепты, допустим, для печени попью травку, потом для поджелудочной...

Тамара Шорникова: Ну понятно. Людмила, скажите, но это ведь все вместе с обычной терапией, правильно? Если вы говорите, что была операция.

Зритель: Ну, у меня, собственно, была операция, да-да. Но у меня вторая онкология была, слава богу, с божьей помощью. Но еще что? Я пользовалась все годы и до сих пор пользуюсь, и после операции – это глина. Я, значит, почитала очень много про глинотерапию и вот постоянно делала компрессы из глины. Если только где-то, значит, заболит что-то у меня, я туда уже сразу, недели две лежу, не поднимаюсь и делаю вот эти глиняные компрессы.

Тамара Шорникова: Ясно.

Людмила, еще один вопрос (простите, что прерываем, времени не очень много): скажите, а вы, например, различные те же травы обсуждали со своим врачом? Вот я хочу, например... ?

Зритель: Никогда я ничего ни с кем не обсуждала.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Я просто вот почему-то верю своей интуиции очень, я просто вот чисто интуитивно все делала.

Тамара Шорникова: Поняли вас, Людмила.

Иван Князев: Понятно. Дай бог, чтобы не подвела вас интуиция.

Андрей Львович, профессиональное мнение выскажите по этому поводу.

Тамара Шорникова: Вот это все – это почему бы и нет, скорее какое-то психологическое успокоение, или какие-то вот эффекты все-таки, способствовать могут в общем-то выздоровлению?

Андрей Пылев: Ну, здесь ключевой фактор того, что пациентка пролечена, она прооперирована, она находится в ремиссии. Все вот эти вот действия, которые она совершает, она совершает, будучи здоровой, поэтому... Но по большому счету во всем перечисленном нет абсолютно никакого смысла с точки зрения медицины.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Андрей Пылев: Люди, наоборот, зачастую вредят себе, отказываясь от каких-то вещей, сажая себя или своих больных родственников на какие-то абсолютно жесткие, абсолютно неоправданные и неразумные диеты, исключая сахар, потому что сахар якобы кормит рак... Смысла в этом нет никакого.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Спасибо. Андрей Пылев, врач-онколог, главный врач «Европейской клиники», был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Да. Вот что пишут телезрители, Приморский край: «Лекарства, особенно бездушно назначенные, несут тоже вред. Надоело, сменила поликлинику», – главное, чтобы не совсем ушла из нее. «Еще перед каждой...» – господи, тут заговоры люди советуют, нет, это читать не будем.

Иван Князев: Из Тамбовской области: «Ем сырой лук», – просто и понятно. Из Архангельской: «Врачи сами себе не верят, потому пьют и курят», – вот такое мнение.

Тамара Шорникова: Ну и варенье, настойку из сосновых шишек рекомендует телезритель из Саратовской области.

Еще одного эксперта подключим к нашему разговору – Михаил Каган, ведущий научный редактор сервиса vrachu.ru, заслуженный врач Российской Федерации. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Михаил Юдович.

Михаил Каган: Здравствуйте.

Иван Князев: Михаил Юдович, смотрите, у нас тут, если верить данным опроса, то россияне-то даже от коронавируса прививаться не хотят, вообще причем не хотят, большинство говорит, что не будет, хотя, казалось бы, уже напугали всех донельзя.

Тамара Шорникова: Как заставить использовать медикаменты, препараты для лечения и профилактики заболеваний? Как побудить?

Михаил Каган: Ну, я считаю, что просто в такой ситуации понятно, что надо верить врачам, другого пути здесь нет, иначе вы отказываетесь от современных знаний, от достижений современной медицины. И так проблем очень много с этой коронавирусной инфекцией, и вот та надежда, которая сейчас вспыхнула, она реальна, это, конечно, вакцина.

Это ведь причем, надо сказать, повезло, потому что не от всех вирусов можно вакцину быстро создать. Мы, например, знаем, что нет вакцины от гепатита С, нет вакцины от герпеса, нет вакцины от ВИЧ до сих пор, хотя многие годы пытаются ее создать. А здесь научная проблема решена, в практическом плане уже вакцины готовы, они, в общем-то, доказывают свою эффективность и безопасность.

Поэтому это просто большая глупость, все вот эти вот антипрививочные настроения... Они возникли не только сейчас, есть большое количество людей, которые почему-то вакцины игнорируют. Это, так сказать, очень большая глупость, с моей точки зрения. И надо понимать, что все-таки коронавирусная инфекция новая очень опасна.

Иван Князев: А может, правы все-таки люди, говорят, что иммунитет крепкий и достаточно?

Михаил Каган: Но ведь заранее это невозможно узнать. Конечно, мы понимаем, что есть определенные факторы риска, есть люди, которые этих факторов риска не имеют, у них больше шансов переболеть легко. Тем не менее есть какие-то индивидуальные особенности, которые мы пока не знаем, и даже молодой и здоровый человек, спортсмен может заболеть тяжело и даже умереть, и тому сейчас уже примеров сколько угодно. Я думаю, что каждый человек сейчас знает подобные печальные случаи.

Мне кажется, уже одно это должно агитировать за то, чтобы обращаться к врачам, обращаться к официальной медицине, быть сторонником вакцин. И в нынешней ситуации совсем уже глупо как бы, когда мы уже видим много печальных событий, видим, насколько опасна эта инфекция, как-то идти по какому-то другому пути своему индивидуальному, игнорируя все достижения человечества, как-то это, на мой взгляд, очень неправильно. Тем более мы ведь понимаем, какие силы и средства и интеллектуальные, и финансовые брошены на борьбу с этой коронавирусной инфекцией, на то, чтобы сделать вакцину, сделать препараты и так далее.

Тамара Шорникова: Михаил Юдович, вот нам пишут, что, когда ты покупаешь какие-то таблетки в магазине, там вот такая вот портянка вместе с таблетками...

Иван Князев: ...побочных эффектов.

Тамара Шорникова: Да, где написаны побочные эффекты возможные, риски какие-то, те, кому нельзя использовать эти препараты. Что касается вакцины, какие здесь риски есть? Все-таки знаешь и менее страшно.

Михаил Каган: Зависит, конечно, от варианта вакцина. То есть вакцины все-таки сделаны на разных платформах, у каждой могут быть свои побочные действия. В целом надо сказать, что вакцины достаточно безопасны, они в среднем безопаснее, чем препараты, меньше побочных действий, реже с ними возникают какие-то печальные моменты.

У той вакцины, которая сейчас начнет применяться, могут быть какие? Может быть острая лихорадка, потому что там все-таки вектор аденовирусный, который является живым и может вызывать иммунную реакцию на себя тоже, поэтому может быть какое-то недомогание временное. Могут быть какие-то болевые ощущения в том месте, где делается прививка. Конечно, бывают иногда и аллергические реакции, но это все очень нечасто, в целом все-таки вакцины надо воспринимать как безопасные средства, достаточно безопасные.

Здесь понятно, что это все делается не от хорошей жизни, понимаете. Вакцина ведь вообще придумана человечеством не потому, что просто скучно, а потому, что те инфекции, от которых они профилактируют, просто ужасно опасны, плюсы и минусы здесь несопоставимы. Поэтому легко критиковать вакцины, когда мы забываем о том, что они сделаны против инфекций. Давайте все-таки сначала осознаем всю опасность инфекции, а потом уже будем как-то критически относиться к вакцинам.

Тамара Шорникова: Давайте вместе телефонный звонок послушаем.

Иван Князев: Юлия из Ростова на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас. Чем вы лечитесь обычно?

Зритель: Я хочу сказать, что касается онкологии, гинекологии и других очень серьезных заболеваний, здесь только врачи, только лечение медикаментами, это обязательно, даже, я считаю, это не обсуждается. Но я считаю и проверила уже неоднократно на своем здоровье, здоровье родных, что касается простудных заболеваний, детям можно вполне лечиться народными средствами.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Тот же мед, шиповник, чаи, малина, то есть прекрасно помогают. Дышать над картошкой, как ни странно, конечно, не над кипятком, но такой терпимой предельной температурой, то есть прекрасно помогает. Даже элементарно просто промывать нос солевым раствором, а не капать там определенными какими-то каплями, это уже не лекарство, но это помогает, прекрасно себя чувствуешь, выздоравливаешь точно так же, как и с лекарствами.

Тамара Шорникова: Ну, в общем, да, я думаю, что все, что вы перечислили, с детства многие семьи используют.

Иван Князев: Михаил Юдович, вот смотрите, Сахалинская область нам пишет, телезритель: «Лечил COVID горячим молоком с маслом и медом, вдогонку таблеточку аспирина», – ну и помогало же вроде как.

Михаил Каган: Но это ведь не народное средство, это просто питательные продукты, которые полезны в целом. Больным и лихорадящим, конечно, легкое калорийное питание полезно, молоко с медом – это достаточное количество калорий легкоусвояемых. Поэтому если у человека нет аллергии на мед или на молоко, это, конечно, не вредно, теплое молоко не вредно пить при простудных заболеваниях, но это не является лекарством против коронавируса, это не действует никак на коронавирус, это просто питание, я бы сказал. Вот такие вещи, естественно, не надо сравнивать с лечением, это просто не лечение, это просто калорийное, легкоусвояемое питание.

Тамара Шорникова: Что касается все-таки различных трав, вот, например, сообщение из Тюменской области: «Лечимся травами, любые лекарства разрушают печень. К врачам не хожу, не доверяю», – пенсионерка, 70 лет. Наверняка многие, особенно, не знаю, наши регионы с такой сильной...

Иван Князев: ...травяные.

Тамара Шорникова: ...традицией, Алтай тот же и так далее, много рецептов могут рассказать, что там от давления, что от почек, что от печени. В Азии, не знаю, зайдешь в аптеку в традиционную, там же просто не увидишь таблетки, там корешки живые не живые и так далее...

Иван Князев: Змеи...

Тамара Шорникова: Змеи, да, и этой традиции тоже много лет. Как вот вы к этому лечению относитесь?

Михаил Каган: Вот вы правильно сказали, что народная медицина лечит от печени, от почек, от легких, от сердца, а врачи лечат от коронавирусной пневмонии, от пневмококковой пневмонии, от пневмоцистных пневмоний – почувствуйте разницу. Все-таки это не одна болезнь, понимаете. Что значит «лечить от почек»? В почках тысячи болезней, а лечатся одинаково, уже само это должно вызывать сомнение, понимаете? Мы же при коронавирусной инфекции видим, что разные противовирусные средства, которые обладали определенным эффектом при других вирусных инфекциях, пытались приспособить для этой инфекции, а эффекта ведь нет.

Вот я, например, могу сказать, что если мы говорим о каких-то народных средствах, то в Китае, например, при лечении ОРВИ очень распространен корень солодки, считается, что вот он помогает. Но у корня солодки есть такое свойство, он способствует усилению выделения гормона альдостерона, который вызывает задержку натрия и воды в организме. Вот не вредно ли это при новой коронавирусной инфекции, когда возникает пневмония, матовые стекла? Потом задержка воды и натрия повышают артериальное давление, а артериальное давление является фактором риска при коронавирусной инфекции. Понимаете, возникает очень много нюансов.

Какой есть еще большой недостаток у трав? Травы ведь содержат не одно вещество. Вот если мы берем таблетку, мы знаем, в какой дозе и что там содержится. В травах, даже если мы знаем содержание какого-то вещества, которое мы считаем полезным, мы не знаем его дозу, потому что это переменчиво и зависит от состава почвы, на которой произрастала трава, а это нестабильная составляющая, зависит от того, сколько было солнечного излучения, это тоже нестабильная вещь, и очень много других веществ содержится, которые мы не знаем, как было взаимодействовать, во-первых, с теми лекарствами, которые применяются при коронавирусе... Потом не так легко купить травы высокого качества, понимаете? Травы могут иметь экологические загрязнения.

Вот очень много минусов, это все неконкретно, общо, мы не знаем дозы точной, содержится очень много балластных веществ... Поэтому, конечно, какие-то простые моменты, о которых говорят, что «мы пьем чай с лимоном», эти вещи, конечно, не вредны, в любом случае, если это человека успокаивает, снимает тревогу, которая возникает у таких пациентов, то, конечно, это полезно. Но надо все-таки очень внимательно относиться к каким-то уже экзотическим вещам.

Потому что, например, вот даже тот же самый чеснок, который для здорового человека не вреден, он может быть вреден для больного коронавирусной инфекцией, он ведь раздражает, он усиливает воспалительные реакции в дыхательных путях. Кроме того, он раздражает желудок, а ведь если болезнь утяжеляется, приходится применять, скажем, Дексаметазон, Дексаметазон способен вызывать язвы, а если до этого человек питался чесноком, как бы одно другое усугубляет, понимаете?

Иван Князев: Гастрит получишь 100%.

Михаил Юдович, тут еще нам вот экзотические вопросы задают: а пиявками, пиявками лечиться? Раньше официальная медицина была.

Михаил Каган: Ну вот, вы знаете, тут тогда надо вспоминать не только пиявки, потому что, скажем, мое поколение, когда мы были детьми, нас ведь в детстве лечили такими средствами, как горчичники, банки... Мы поэтому выросли очень мужественными и терпеливыми людьми, потому что эти методы лечения для ребенка были очень мучительными. Родители засекали время: «Вот потерпи еще, потерпи... Какой молодец!» Эти методы были очень популярны, считали, что они помогают, но ведь на самом деле контролируемые исследования доказывали, что пользы от этих мер нет.

Иван Князев: То есть горчичники не помогают?

Михаил Каган: Не помогают. То есть они вызывают раздражение кожи, естественно, они сами температуру никакую теплую не несут, но они вызывают чувство тепла, потому что под воздействием раздражающего действия горчицы расширяются сосуды кожи, прилив крови к коже возникает. Ну как бы вреда от них, видимо, тоже большого нет, хотя вот все, что лечат кипятком, вот паренье ног в горячей воде, это иногда сопровождается несчастными случаями, ну просто термическими ожогами, потому что бывает так, что там кипяток мешают с холодной водой, где-то кто-то кого-то толкнет... То есть это все не всегда безопасно.

Тамара Шорникова: Михаил Юдович, ну и вас хотим спросить тоже: за вашу карьеру как бы вы оценили желание лечиться самостоятельно и какие-то, соответственно, плохие последствия – всего этого у нас сейчас больше или меньше?

Михаил Каган: Я думаю, что все-таки этого стало меньше. Потому что, вы знаете, вот это вот все, вся склонность к самолечению и к народным средствам все-таки идет из глубины веков, это как-то передают бабушки... Это, в общем-то, распространено среди людей, имеющих слабое образование в области биологии и медицины. Образование все-таки с годами улучшается и сами эти науки развиваются, поэтому я думаю, что все-таки этого стало меньше. Я думаю, что в середине XX века это было сплошь и рядом, в том числе и в Советском Союзе, сейчас все-таки приверженцев этого дела, адептов такого «лечения» стало намного меньше, с моей точки зрения.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Михаил Каган, заслуженный врач России, ведущий научный редактор сервиса vrachu.ru.

А ты знаешь, я вот сейчас на пару минут подвис: то есть, получается, все мое детство, когда мне ставили эти банки, когда приклеивали горчичники...

Тамара Шорникова: Страдал зря, да?

Иван Князев: ...все это было напрасно?.. Век живи, век учись, в 40 лет я это узнал.

Тамара Шорникова: Да. Продолжим.

Иван Князев: Ох... Друзья, скоро продолжим.

Тамара Шорникова: Те ли еще открытия нам сулит наша программа.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)