Честный российский чиновник

Честный российский чиновник
Сергей Лесков: Болезненный национализм и антисемитизм развиваются параллельно
Реальные цифры: чего хотят россияне от нового правительства?
Наказы новому Правительству. Европа отказывается от систем распознавания лиц. Московскую антидопинговую лабораторию снова закрыли. Что привлекает иностранных туристов в Россию.
Георгий Остапкович: Просто так зарплата учителей и врачей не поднимется. Нужна политическая воля и увеличение вложений в человеческий капитал
Александр Гезалов: Органы опеки могут помочь только в ситуации, когда социальные службы уже что-то сделали для семьи
Рубрика «Автомобили»: перезапуск. Автоэксперт Андрей Осипов предложил уникальный для телевидения способ задать ему вопросы – с помощью QR-кода
Мирон Тацюн: Государству надо помогать не тем, кто тащит лес в Китай в круглом виде, а тем, кто здесь его перерабатывает
Как сократить разрывы зарплат руководства и персонала в социальной сфере?
Европа отказывается от системы распознавания лиц. А мы?
Иностранцы в России: чем наши города привлекают туристов?
Гости
Георгий Остапкович
директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ

Петр Кузнецов: Внимание, в России найден честный чиновник!

Ольга Арсланова: Кстати о профессиях.

Петр Кузнецов: Точнее, он сам нашелся. Зам. министра транспорта Владимир Токарев пожаловался, что ему предложили взятку в виде $10 тыс. и, как бонус, бутылку водки. Как сообщает Телеграм-канал «База», заявление Токарева, которое он написал в Следственный комитет, вызвало хохот половины министерства.

Ольга Арсланова: Может быть, смеялись над размерами взятки, да, скорее всего?

Петр Кузнецов: Над второй ее частью, наверное. Над этой бутылкой.

Ольга Арсланова: В заявлении зам. министра указывается, вот что он указывает. Взятку ему предлагали прямо перед Новым Годом – 30 декабря. Т. е. можно завуалировать под подарок.

Петр Кузнецов: Этим объясняется присутствие водки, да.

Ольга Арсланова: В тот день он встречался с гендиректором компании, которая занимается сертификацией продукции по ремонту железнодорожного транспорта. Вот оттуда подарки эти и проистекли. Ну, собственно, он и предложил. Кстати, водка была дорогая, ничего смешного. Но это не помогло. И взятку чиновник отверг.

Петр Кузнецов: И все это происходит на фоне предложения Минфина по ограничениям очередным чиновников в тратах. Например, компьютер для работы не должен быть дороже 75 тыс. руб., они посчитали. А заместителям руководителей всяких структурных подразделений вовсе необязательно передвигаться на персональных автомобилях. Можно и на общественном транспорте, на такси. Да и сами эти машины, на которых все-таки кто-то продолжает перемещаться, они должны быть скромнее.

Ольга Арсланова: Вопрос к нашим зрителям. А вы заметили, что чиновники в России стали честнее и скромнее? Позвоните, поделитесь своими впечатлениями. А мы сейчас этот же вопрос зададим нашему эксперту – директору центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики Георгию Остапковичу. Георгий Владимирович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Георгий Остапкович: Да, добрый день, добрый день.

Ольга Арсланова: Такая новость о том, что замминистра отверг взятку, еще и сам дело, по сути, инициировал, была бы довольно странной еще буквально 5-10 лет назад. А сегодня это наша реальность.

Георгий Остапкович: Да. Но, вы знаете, мне непонятно, почему оно странно. У нас как бы признак хорошего тона: если человек чиновник, он обязательно коррупционер или взяточник. На самом деле это давно не так. И причем не так по двум случаям. Во-первых, у нас основное большинство даже тех государственных служащих и чиновников, естественно, это абсолютно добросовестные и порядочные люди. Это во-первых. Во-вторых, у нас есть масса федеральных и региональных министерств и ведомств, где просто не за что давать взятку. Ну, какую взятку вы в Гидромете или в Росстате дадите сотруднику? За то, что он завтра на 5° больше покажет? Понимаете, коррупция, взяточничество – оно есть во всех странах. Но, может быть, у нас оно более интенсивный характер, к сожалению. Но это уже русские традиции. Это с XVIII века у нас такое, даже раньше, продолжается. И для меня удивительным сам факт, что замминистра федерального вышел на, я не знаю, на прокуратуру или на кого. В принципе это возможно было бы уладить, как говорится, и в частном порядке.

Петр Кузнецов: А как?

Георгий Остапкович: Т. е. отказаться. Ну, я не знаю, ну, увидел, подойди к взяткодателю, скажи, что «ты, парень, заканчивай»…

Петр Кузнецов: Т. е. не доводить, ну как…

Ольга Арсланова: Но если не доводить, тогда – а как бороться с коррупцией? Как ее сделать меньше?

Петр Кузнецов: Конечно.

Георгий Остапкович: Да понимаете, дело в том, что доводить с правоохранителями – это неизвестно чем кончится.

Ольга Арсланова: Что вы имеете в виду?

Георгий Остапкович: Какой будет следователь, как он это расценит, какую линию поведения займет сам взяткодатель? Он начнет говорить, что – нет, это он сам у меня выманил. Т. е. первое, что, естественно, надо делать (но это не в качестве совета, потому что я в принципе в такую ситуацию не попадал), – надо решать это на месте.

Петр Кузнецов: Ну, Георгий Владимирович, это мнение эксперта же. Пока получается хороший, мне кажется, показательный такой урок. А скажите пожалуйста, вообще можем ли мы чиновника обвинять в том, в чем мы пытаемся традиционно его обвинить? Разве он виноват в том, что он получает такую зарплату? Разве он виноват, что он не может выполнить это на месте, потому что – ну, в регион деньги не пришли просто…

Ольга Арсланова: И в том, что ему вообще предлагают. Ведь видите как: искушают бизнесмены.

Петр Кузнецов: И это тоже.

Георгий Остапкович: Нет, подождите. Ну, зарплату ту, что он получает, – это никакого отношения к нему не… Зарплата устанавливается чиновникам в зависимости от их ранга и в зависимости от того, федеральный он, муниципальный или же региональный. Поэтому зарплата фиксированная у чиновника. Да, она, конечно, выше, чем у части населения. Но в принципе частный бизнес, и особенно менеджеры частного бизнеса, они получают большую зарплату, чем чиновники.

Ольга Арсланова: Георгий Владимирович, можем ли мы сказать, что сегодня в современной России чиновники стали бояться брать взятки? Они стали бояться антикоррупционных дел, о которых так много сейчас говорится?

Георгий Остапкович: Вы знаете, это прерогатива человека. Один уже боялся брать взятки и как стал чиновником. А другому, как говорится, море по колено. И он будет брать взятку. В конце концов, он считает, что взятка – это, в крайнем случае, все-таки административное наказание. Редко когда бывает уголовное. Если он там, конечно, не миллиарды унес. И думает: «Ну, ладно, уйду». Потом, все зависит от людей. Они хотят оставаться в этой профессии чиновников? А это достаточно сложная профессия. Я еще раз говорю, что у нас вот это как-то – все время мы чиновников ругаем. Но у них действительно сложная работа.

Петр Кузнецов: Так все-таки, начинают бояться или нет?

Георгий Остапкович: Ну хорошо, давайте скажем, что начинают бояться. Конечно, количество коррупционных и взяточных дел сейчас значительно увеличилось, и им придают…

Петр Кузнецов: Вот да, во многом благодаря вот этим громким делам с участием очень громких людей.

Георгий Остапкович: Но громкие дела – они были всегда. Извините, и в СССР там… Но, правда, там расстреливали тогда. Помните, директора магазина «Елисеевского» просто расстреляли. А за что же расстреляли? За полтора, что ли, миллиона долларов всего. А сейчас миллиардами все идет. Т. е., понимаете, уровень коррупции нарастает.

Ольга Арсланова: Все-таки? Все-таки нарастает?

Георгий Остапкович: Нарастает. Но, извините, если взять, Меншиков, помните, у Петра правая рука, если взять опись, что у него изъяли перед тем, как отправить в ссылку, – ну это вообще смех по сравнению с тем, что взять там наших сегодняшних Черкалиных с 12 млрд., еще с 8 млрд. Это Меншиков просто ребенок.

Ольга Арсланова: Но это вы такой большой исторический отрезок взяли. А если мы возьмем последние годы? Смотрите, уголовных дел громких становится все больше. Больше публичности. Видите, какие ограничения, самоограничения готовы вводить чиновники для того, чтобы, видимо, к ним было меньше претензий. Как вам кажется, это поможет в борьбе с коррупцией? Или нужно, как наши зрители пишут, реальный срок – реальный, т. е. обязательно чтобы посадили…

Петр Кузнецов: Неотвратимость наказания.

Ольга Арсланова: …и конфискация имущества независимо от всех членов семьи.

Георгий Остапкович: Вы знаете, нужно применять все. Зависит от, во-первых, суммы. Если ты берешь миллиарды, то это, конечно, уголовное дело. Если ты первый раз и тебе дали 2 бутылки портвейна, извините меня, в качестве взятки, – ну что, мы будем сажать человека на 5 лет? Значит, административное взыскание. Я согласен, что административные и предупреждающие меры надо принимать. Без них, конечно, если это все пустить на самотек, так у нас тогда будет непонятно разгуляй-малина. Конечно, нужно.

Петр Кузнецов: Последний, пожалуй, вопрос. Заявленное в прошлом году еще о глобальном таком сокращении чиновничьего аппарата в стране – с чем вы это связываете?

Георгий Остапкович: Сокращение чиновничьего аппарата – это особенности национальной регуляторики. Это раз в 5 лет возникают вот эти все инициативы: а давайте сократим чиновничий аппарат. И вот чем это закончится, я не знаю. Причем эту инициативу дал Минфин. Минфин никакого отношения к сокращению не имеет.

Петр Кузнецов: Нет, ну как: может быть, их тянуть тяжело стало с точки зрения экономики?

Георгий Остапкович: А это не проблема Минфина. Если Минфину поручили их тянуть, они будут их тянуть. Это решение должно приниматься правительством. Только правительство может сказать, сокращать или увеличить чиновников. Минфин может посоветовать, порекомендовать. Но это абсолютно не истина, не в первой и не в последней инстанции. Конечно, Минфин скажет: давайте всех сократим, у нас будет экономия по бюджету. А кто будет лимиты раздавать, писать постановления? Ну уж, наверное, это тоже не выход.

Петр Кузнецов: Скоро роботы. Т. е. это такая сезонная штука, да, Георгий Владимирович?

Георгий Остапкович: Можно сказать «сезонная»… А – традиционная, я скажу. Вот поверьте мне, через 5 лет опять возникнет вопрос: давайте сокращать чиновников, давайте у них забирать машины. А чем это кончится, никто никогда не знает. Забрали у них машины? Сократили? Отчета по этой ситуации не будет.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш комментарий.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Георгий Остапкович был у нас в прямом эфире. Мы обсуждали честных чиновников, стало ли их больше в нашей стране.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски