Четвёртая волна COVID-19 в России уже началась…

© А. А. Пирагис / Фотобанк Лори
Гости
Алексей Живов
главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук

Виталий Млечин: Программа «ОТРажение» в прямом эфире «Общественного телевидения России» продолжается, по-прежнему здесь Ксения Сакурова, Виталий Млечин.

Наша следующая тема – это коронавирус, он в центре внимания снова. Опять растет число заражений, в России более 22 тысяч человек в день, и более 800 смертей в сутки.

Ксения Сакурова: Специалисты говорят об уже четвертой волне, которая будет как минимум не слабее предыдущей. По всей стране, в том числе и в Москве, обсуждают введение новых ограничений.

Виталий Млечин: Почему пандемия никак не заканчивается? И закончится ли она вообще? Впору уже вот так ставить вопрос. Давайте разбираться прямо сейчас. Напишите нам о том, что вы думаете по этому поводу, позвоните в прямой эфир.

А мы побеседуем сейчас с Алексеем Живовым, главным врачом Ильинской больницы. Алексей Викторович, здравствуйте.

Алексей Живов: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Алексей Викторович, цифры говорят о том, что четвертая волна. Действительно, так это?

Алексей Живов: Да, это так, и она началась несколько раньше даже, чем ожидали многие эксперты, потому что большинство полагало, что она начнется где-то к середине осени, где-то в середине октября – ближе к ноябрю. Но некоторые, и я в их числе, тоже я позволю себя, так сказать, причислить к их рядам, я тоже считал, что четвертая волна начнется уже в сентябре. Так оно, в общем, и получается, с середины сентября мы отмечаем рост заболеваемости коронавирусной инфекцией. К сожалению, вместе с заболеваемостью параллельно растут и все другие показатели, как госпитализации, попадание пациентов в реанимацию, на искусственную вентиляцию легких, ну и, соответственно, смертность.

Виталий Млечин: Что мы делаем не так? В чем дело? Почему уже четвертый раз?

Алексей Живов: Не вакцинируемся, не носим маски, все очень просто. И к сожалению, скажем так, какой-то политики такой внятной, последовательной и постоянно реализуемой, скажем так, не видно. То есть действительно людям надо более интенсивно, что ли, объяснять суть и смысл вакцинации. До сих пор, к сожалению, большинство граждан сомневается, боится или пользуется абсолютно непроверенной и неправильной информацией на этот счет, боится прививок. Поэтому у нас, скажем так, частота вакцинации в стране одна из самых низких в мире, она находится в районе 30% с небольшим для первой дозы и менее 30% нашего населения привились двумя дозами вакцины от коронавируса.

Виталий Млечин: А есть ли какое-то неопровержимое доказательство, которое позволит развеять все сомнения тех, кто боится прививаться? Вот что-то, с чем вообще невозможно поспорить?

Алексей Живов: Ну, вы знаете, те, кто боится прививаться, мой опыт, они спорят всегда. Вы можете им приводить любые доказательства, они вам всегда найдут какие-то контраргументы, которые они берут вообще неизвестно откуда либо из собственных фантазий. Доказательства очень несложно привести, потому что есть страны целые, в том числе там, где большая часть населения прививалась отечественной вакциной «Спутник V», в их числе Аргентина, Сан-Марино, Бразилия, кстати, и другие некоторые страны, где с помощью вакцинации достигнуто значительное снижение смертности и тяжелой заболеваемости.

Еще раз: вакцина не предотвращает сам факт инфицирования коронавирусом, но вакцинированные лица, во-первых, меньше распространяют инфекцию, во-вторых, переносят ее гораздо легче. И это было доказано со многими вакцинами, которые сейчас существуют в мире. И один из самых ярких примеров – это Израиль. Израиль называют такой лабораторией по изучению эффекта вакцинации на коронавирусную инфекцию. Когда израильтяне привили большие контингенты, у них снизилась заболеваемость; потом, правда, появился мутировавший дельта-штамм, опять началось заражение, но тяжело болели, это совершенно точно доказано, те, кто не прививался, либо люди с очень тяжелыми сопутствующими заболеваниями. Но опять же их ревакцинировали, и заболеваемость стала снижаться. Вот доказательства.

Виталий Млечин: Послушаем Игоря из Москвы, он до нас дозвонился. Игорь, здравствуйте. Что вы думаете про коронавирус?

Зритель: Здравствуйте.

Вот, вы знаете, вот такая вот история. У меня сейчас два человека, два знакомых, у них обязательно на работе нужно проходить периодически, время от времени исследования, обследования на коронавирус. И вот они абсолютно без симптомов, то есть у них симптомов никаких не было, а анализ показал, что у них есть коронавирус, вот. Вот такая вот история. А почему это?

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое. Интереснейший вопрос.

Алексей Живов: Ну, если… Позволите ответить, да?

Виталий Млечин: Да-да, конечно, именно.

Ксения Сакурова: Да, мы бы очень хотели, чтобы вы ответили.

Алексей Живов: Вопрос очень несложный. Примерно у 10% сейчас, раньше это было больше, раньше примерно 20% заразившихся болели малосимптомно, сейчас этот процент снизился при новых штаммах, он составляет где-то менее 10%. Но вот у этого количества людей, особенно, кстати, если они были вакцинированы, инфекция проходит малосимптомно или бессимптомно. У остальных же она проходит по-другому. Поэтому удивляться не нужно. К сожалению, если вы хотите убедиться, что это тяжелая болезнь… Вот смотрите, эти кадры сейчас как раз у вас идут из этих ковидных так называемых отделений, где тяжелые больные на искусственной вентиляции легких.

Ну и потом, смотрите, такой смертности от инфекционных болезней, которую дают коронавирусная инфекция, в последние годы не было ни от одной другой инфекционной болезни. К сожалению, коронавирус побил все итоги по заболеваемости и смертности.

Ксения Сакурова: Алексей Викторович, вот отталкиваясь от вопроса нашего зрителя: получается, что у нас по официальной статистике на сегодняшний момент переболели ну почти 7,5 миллионов человек. К этой цифре нужно прибавить тех, кто бессимптомный; к этой цифре мы должны еще прибавить тех, кто с симптомами, но не обращался к врачам, я лично таких знаю очень немало людей, я думаю, что у наших зрителей тоже таких найдется; к этим мы еще прибавляем тех, кто все-таки вакцинировался. То есть в принципе, ну вот с моей такой бытовой точки зрения, у нас, в общем-то, коллективный иммунитет должен как-то нарабатываться совокупно и вот эти вот волны новые коронавируса должны как-то меняться, пики должны быть меньше или еще что-то. Почему мы все равно каждый раз к каждой новой волне приходим примерно с теми же показателями?

Алексей Живов: Ксения, здесь в том, что вы сказали, есть несколько вопросов. Во-первых, то, что человек переболел одним штаммом коронавируса, был так называемый уханьский штамм первый, который был во время первой и второй волны, то, что человек переболел, он не обеспечивает себе защиту от новых штаммов. Поэтому центры по контролю за заболеваемостью разных стран мира рекомендуют вакцинироваться тем, кто в том числе и переболел через определенное время, это раз.

Во-вторых, все эпидемиологи, вирусологи не суммируют вот эти группы пациентов, которые переболели, и группы вакцинированных, для того чтобы оценить возможность коллективного иммунитета. Кстати, сама эта возможность тоже сейчас дебатируется. Все единодушно говорят, что должно вакцинироваться 80% населения, включая тех, кто переболел, тогда, возможно, наступит тот самый коллективный иммунитет. В любом случае, даже учитывая неточность наших статистических подсчетов, такой цифры мы не имеем совсем, то есть до нее нам очень далеко. И к ней надо стремиться, и нужно все-таки вакцинироваться несмотря на то, что многие переболели.

Виталий Млечин: Давайте послушаем еще зрителей. Любовь из Кирова с нами на связи. Любовь, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Любовь.

Зритель: Здравствуйте. Мне очень нравится ваша передача.

Виталий Млечин: Спасибо.

Зритель: У меня вот такой вопрос. У меня врожденный порок сердца, межпредсердной перегородки. С детства мне никакие прививки не делали, ну как бы нельзя было делать. Что мне сейчас делать с COVID? Можно делать прививку или нет?

Виталий Млечин: Ага. Давайте попробуем ответить.

Ксения Сакурова: Спасибо. Алексей Викторович?

Алексей Живов: Да, конечно, можно, потому что пороки сердца не являются причиной для того, чтобы не вакцинироваться. Эта болезнь не входит в список противопоказаний. Если у вас еще был какой-то аллергический анамнез тяжелый, то есть история каких-то серьезных аллергических реакций, тогда к прививке надо относиться осторожно. Но и в этом случае вы можете, например, в лечебном учреждении под контролем врачей, например, при однодневной госпитализации в дневной стационар, выполнить все-таки вакцинацию.

Виталий Млечин: А вот из Нижегородской области нам пишут: «Прививка очень влияет на суставы. Мы, пенсионеры, практически перестали ходить после второго компонента». Действительно есть такая побочная реакция?

Алексей Живов: Да, есть аутоиммунные заболевания, в том числе ревматоидный артрит, который вызывает болезни суставов, и при этом заболевании прививаться нужно с осторожностью, используя дополнительно противовоспалительные препараты, включая гормональную терапию. Да, если такие последствия есть, нужно просто обратиться к ревматологу и заниматься лечением этих последствий и не жалеть о том, что вы сделали прививку, потому что вы защитились от коронавируса, а эти последствия, которые у вас есть, их так или иначе можно будет со временем устранить.

Ксения Сакурова: Я все-таки хочу разобраться в волнах этих наших коронавируса. Я смотрю на статистику пиков заболеваемости: в декабре 2020 года максимальные значения были на отметке 29 тысяч, то прирост заболевших ежедневный, вот 24 декабря. Значит, третья волна, в июле максимальное значение порядка 25 тысяч заболевших. Сейчас у нас пока 22 тысячи. Мы на пике, или нам еще есть куда в этом смысле, к сожалению, расти?

Алексей Живов: Четвертая волна только началась, и я думаю, что заболеваемость ежедневная будет продолжать расти. Я, конечно, не могу точно сказать, до каких цифр мы дойдем. Возможно, все-таки проводящаяся низкими темпами вакцинация, но все-таки проводящаяся, приведет к тому, что ежедневное количество заболевших будет меньше. Ну и действительно количество переболевших тоже на это влияет. Поэтому, возможно, мы не достигнем такого пика в 29 тысяч в день. Хотя может быть все что угодно, потому что на смену дельта-штамму могут прийти новые мутанты, которые могут также быть достаточно опасными, особенно для тех, кто не вакцинировался.

Ксения Сакурова: Галина с нами на связи из Самарской области. Галина, здравствуйте, слушаем вас.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте.

Я хотела бы задать такой вопрос. Вот я в марте сделала прививку, прошло 6 месяцев – нужно повторить, или через год?

Виталий Млечин: Вот это, мне кажется, один из важнейших вопросов сейчас. Нужно повторить?

Алексей Живов: Недавно американская такая известная организация Food and Drug Administration, то есть это организация, которая контролирует пищевые продукты и лекарства, утвердила так называемую бустерную вакцинацию, то есть повторную вакцинацию при коронавирусной инфекции. Израильский опыт также доказал, что это работает. Поэтому, особенно если вам больше 60 лет и у вас прошло более 6 месяцев после первой вакцинации, вам имеет смысл через 6 месяцев сделать ревакцинацию, или так называемую бустерную вакцинацию. Для нее вполне годится вакцина, которая называется «Спутник Лайт», она, собственно, специально одобрена для этих целей, поэтому, пожалуйста, вы можете это сделать.

Виталий Млечин: То есть это один укол, а не два?

Алексей Живов: Да, это один.

Виталий Млечин: А имеет смысл сдать какие-то анализы перед вакцинацией, или просто можно смело идти и делать укол?

Алексей Живов: Ну, если вы здоровы, вам не надо сдавать никакие анализы, просто идти и вакцинироваться, ревакцинироваться в данном случае.

Виталий Млечин: Ага. Новгородская область на связи с прямым эфиром, Галина. здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я хочу задать такой вопрос. У меня аллергия на белок. Нужно ли мне сделать прививку? И что мне нужно сделать перед этим? И какие будут последствия?

Виталий Млечин: Спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Виталий Млечин: Алексей Викторович?

Алексей Живов: Простите, еще раз, что, какая проблема?

Виталий Млечин: Аллергия на белок.

Алексей Живов: А, аллергия на белок. Ну, это надо оценивать тяжесть этой аллергии и в чем она заключалась. Если это были какие-то легкие аллергические проявления, как крапивница или небольшой отек Квинке, то можно идти и вакцинироваться. Если это была тяжелая аллергическая реакция на уровне анафилактического шока, то тогда это является противопоказанием к вакцинации, таким образом ее делать нельзя. Но легкие аллергические реакции не являются противопоказанием.

Виталий Млечин: Но в поликлинике же можно это выяснить?

Алексей Живов: Да-да-да.

Виталий Млечин: То есть если наша зрительница придет просто в поликлинику, расскажет о том, что есть такая проблема, ее должны продиагностировать, правильно?

Алексей Живов: Совершенно точно, да. Это нужно сделать в лечебном учреждении, не в этих центрах общедоступных, не в торговых центрах, конечно.

Ксения Сакурова: Алексей Викторович, складывается впечатление, что мы с дельта-штаммом уже довольно давно сосуществуем, он с нами как-то дольше, чем все предыдущие. Что это говорит вообще о том, как протекает эпидемия?

Алексей Живов: Ну, это говорит о том, что мы имеем дело с очень серьезным врагом, потому что коронавирус обладает очень высокой мутагенностью. Внутри дельта-штамма тоже есть какие-то подварианты, которые, к сожалению, приспосабливаются в том числе к иммунитету вакцинированных людей. Ведь сам факт довольно высокой заболеваемости, пусть и в легкой форме, вакцинированных говорит о том, что вирус учится преодолевать иммунную защиту человека. Он учится и дальше, и он мутирует, и он становится более совершенным, поэтому не исключено, что и вакцины со временем должны меняться и приспосабливаться под новые штаммы. Это, к сожалению, такая длительная битва человека с вирусом, которая далеко еще не закончилась, и говорить о том, что есть какая-то победа над коронавирусом, что она уже была или близка, к сожалению, нельзя. Это долгая история, и предстоит еще длительная борьба.

Виталий Млечин: Валентина из Архангельска дозвонилась до нас. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Зритель: Вот я хочу спросить. Вот у меня посттромбофлебическая болезнь уже больше 30 лет. Я ходила, сдавала анализы, ходила к терапевту, и терапевт сказал, что мне нельзя делать прививку от коронавируса. Так я хочу узнать точно, можно мне делать или нет. Я не хочу болеть коронавирусом.

Виталий Млечин: Ну так если терапевт сказал… А повторите, пожалуйста, еще раз, какой у вас недуг?

Зритель: У меня эти, тромбы в ногах, посттромбофлебическая болезнь, и они постоянно вскакивают, ну болят ноги.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо. Тромбы в ногах – это противопоказание?

Алексей Живов: Да, это очень хороший вопрос, потому что тромботические осложнения были одними из таких часто зарегистрированных. Ну, что такое «часто»? – это менее 1% на 100 тысяч вакцинированных, то есть это, в общем, тоже относительно такие на уровне погрешности случаи, но тем не менее. Кстати говоря, векторные вакцины, к которым относится «Спутник V», имеют наименьшую частоту вот этих тромботических осложнений. Я думаю, что если все-таки… Ну, терапевт, может быть, не самый лучший доктор, здесь надо проконсультироваться с сосудистым хирургом, и если он скажет, что вы находитесь на соответствующем лечении сейчас, получаете антикоагулянты в лечебных дозах, то тогда, значит, наверное, вам можно провести вакцинацию. Но к ней лучше подготовиться, действительно находиться на лечебных дозах препаратов, которые снижают свертываемость крови, и вакцина «Спутника V» имеет наименьший риск.

Ксения Сакурова: Алексей Викторович, вот сообщение из Московской области: «К сожалению, сталкиваемся со случаями, когда врачи в поликлиниках не рекомендуют делать прививки». Почему нет до сих пор какого-то единого мнения? Это не единственное сообщение, мы почти каждую программу получаем, когда мы говорим про COVID, мы каждый раз получаем сообщения о том, что есть какие-то врачи, есть какие-то медсестры, которые не рекомендуют. Что вообще происходит внутри медицинского сообщества? Почему нет какого-то единого мнения?

Алексей Живов: Нет, ну единое мнение есть среди образованных людей. Но, к сожалению, среди любых медицинских работников, в том числе среди врачей, имеются малообразованные люди, имеются люди с различными психическими заболеваниями в том числе, которые там плохо проявляются, допустим, отрицающие реальность, и всякие другие странные люди, которые тоже в том числе, к сожалению, работают врачами. Не нужно на них обращать внимание. Мнение медицинского сообщества выражается в решении крупных профессиональных организаций. Следите за тем, что, в частности, говорит Всемирная организация здравоохранения, Министерство здравоохранения Российской Федерации, Росздравнадзор. Значит, в этих решениях нет никаких сомнений, никаких двойных толкований, все в один голос говорят, что надо вакцинироваться. А если находятся какие-то люди, что они говорят, что не надо вакцинироваться, значит, с ними что-то не так, от необразованности до каких-то отклонений психической…

Виталий Млечин: Еще один вопрос из Кемеровской области: «Переболела без симптомов, но потерялось обоняние и исказился вкус, уже год не восстанавливается». Можно ли чем-то помочь?

Алексей Живов: Время, к сожалению, здесь больше ничего другого нет, каких-то специальных методов лечения нет. Такие случаи долговременной потери вкуса и обоняния известны, их, кстати, немало. Но надо ждать, я думаю, что иногда этот процесс восстановления требует даже до нескольких лет, поэтому терпеливо ждать, контролировать себя, в общем, надеяться на лучшее. Потому что пока каких-то специфических методов лечения не существует.

Виталий Млечин: А вообще, когда люди болеют без симптомов, это о чем говорит? О том, что у них такой хороший иммунитет, что он даже не реагирует, а просто борет эту заразу, или о чем-то другом?

Алексей Живов: В первую очередь это говорит о том, что данный субъект получил очень маленькую дозу вируса, от этого очень многое зависит. Когда пациенты получают большое количество вирусных частиц, то болезнь протекает тяжелее. Во-вторых, это хороший иммунитет и, возможно, уже этот человек болеет не первый раз, то есть, возможно, он уже контактировал с этим вирусом и у него есть специфический иммунитет даже к нему. Вот об этом только и говорит.

Ксения Сакурова: И есть у нас еще один звонок, Зульфар из Уфы на связи. Зульфар, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

У меня вопрос к специалисту. Я сам привит, у меня двое детей подросткового возраста. Раньше говорили, что детям нет такой необходимости делать прививки, сейчас все чаще слышно, что нужно делать прививки, нужно прививать. Хотел узнать ваше мнение, что вы думаете по этому поводу.

Виталий Млечин: Да, спасибо большое.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Виталий Млечин: Это тоже очень важный сейчас вопрос.

Алексей Живов: Да, вы совершенно правы, сейчас во всем мире прививают детей, по меньшей мере от 12 лет. Есть уже такие страны, где начинают прививать детей от 3 лет. И я думаю, что если вашим детям более 12 лет, то совершенно точно их надо вакцинировать, абсолютно.

Ксения Сакурова: Ну и, наверное, последний вопрос такой, доколе. Сколько мы еще все-таки будем со всем этим жить так, как мы живем? Ваш прогноз?

Алексей Живов: М-м-м… У меня нет прогнозов, потому что, скорее всего, долго. Быстрее все это пройдет тогда, когда все вы, уважаемые сограждане, будете вакцинироваться. Только от вас это все зависит. Почему у нас 70% населения еще не вакцинировано? – это вопрос очень сложный, заслуживает отдельного обсуждения. Просто вакцинируйтесь, пожалуйста, и тогда мы сможем быстрее победить эту инфекцию.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Виталий Млечин: Вы слышали призыв специалиста, призыв врача, мы можем к нему только присоединиться. Судя по всему, пока все не привьются или по крайней мере абсолютное большинство, 9 из 10, это не закончится, а очень хотелось бы, чтобы это поскорее закончилось.

Ксения Сакурова: Алексей Живов был с нами на связи, главный врач Ильинской больницы. Спасибо большое. Спасибо и всем, кто был вместе с нами. Оставайтесь, впереди масса всего…

Виталий Млечин: Да, никуда не уходите, мы не завершаем еще, нет-нет.

Ксения Сакурова: …интересного. Да, буквально через несколько минут поговорим о том, кто должен платить за больничные и декрет самозанятых. Что думаете вы? Присоединяйтесь.

Что мы делаем не так, почему не можем победить коронавирус?