Чиновники против народного творчества

Гости
Наталья Чернышева
эксперт в сфере ЖКХ
Борис Кокотов
президент Национальной ассоциации природопользователей, член экспертного Совета Комитета ГД по экологии и охране окружающей среды

Иван Князев: За клумбу с лебедями придется заплатить штраф: в Красноярске власти запретили использовать покрышки в оформлении дворов – неэкологично. Прямо сейчас в городе действует режим «черного неба», его устанавливают в жаркую безветренную погоду, когда вредные примеси не рассеиваются. Смог, гарь, ограничения видимости, коптят заводы, и чиновники, кажется, придумали, как решить проблему с экологией.

Тамара Шорникова: Ну что, да, все на борьбу с лысыми покрышками.

Вот какие штрафы грозят народным дизайнерам, от 1 до 3 тысяч рублей для частников и уже другие суммы, 100–250 тысяч для управляющих компаний. Что власти готовы предложить взамен народному творчеству? Будет ли вообще какая-то альтернатива? Есть ли средства на благоустройство у муниципалитетов? Будем обсуждать это. Позвоните и расскажите, как вообще вы относитесь к такому творчеству, пальма из пластиковых бутылок, клумбы из покрышек.

Иван Князев: Да, все-таки с детства все это помним, видим.

Представим нашего эксперта, нашего гостя в студии. У нас Борис Кокотов, президент Национальной ассоциации природопользователей, член Экспертного совета Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды. Здравствуйте, Борис Владленович.

Борис Кокотов: Добрый день, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да. Вот тоже в справке из Красноярска прочитала, что покрышки эти самые разлагаются 130 лет, кажется...

Борис Кокотов: Достаточно долго, да.

Тамара Шорникова: Да. Насколько вредны? Как их нужно теперь утилизировать? Как вы относитесь к такой инициативе? Это, кстати, не первая, конечно, многие города сейчас выступают против таких народных дворов.

Борис Кокотов: Да, конечно. Коллеги, надо просто иметь в виду, что инициатива субъекта Российской Федерации, Красноярского края, на самом деле является лишь, наверное, таким, что ли, выражением нормативного регулирования вопроса, который в принципе зарегулирован. Надо сказать о том, что в принципе что такое покрышка? Покрышка отработанная – это отход, ну или предмет, который утратил потребительские свойства, стал отходом, и по сути направлений этому отходу, собственно, два. Ну, захоранивать его сегодня нельзя, потому что действует нормативно-правовая база, которая запрещает подобные отходы захоранивать, необходимо отправить на утилизацию.

То, что данные отходы, покрышки равно отходы, оказываются элементом благоустройства на наших дворах, – это на самом деле, конечно, на мой взгляд, следствие, наверное, нехватки инициативы местных органов власти, которые не могут адекватно, на мой взгляд, организовывать благоустройство дворов. А что касается местных жителей, наверное, это недостаток информированности о том, что те же самые покрышки – это отходы IV класса опасности, с точки зрения их жизненного цикла, он должен все-таки прекратиться не во дворе в качестве лебедя, насколько мне известно, у нас достаточно такие граждане очень в этом смысле инициативные, очень креативные, из покрышек могут все что угодно сделать.

Но с точки зрения законодательства, безусловно, и давно, и сейчас, очевидно, это отходы, с которыми нужно обращаться в соответствии с действующим законодательством.

Иван Князев: Ну а IV класс опасности, Борис Владленович, это что такое?

Тамара Шорникова: Расшифруйте вот конкретный вред для населения, для территории, для грунта.

Иван Князев: Да.

Борис Кокотов: Ну смотрите, все отходы... Нет-нет, просто все отходы делятся на...

Иван Князев: Цветы растут, вон, красиво.

Борис Кокотов: Безусловно. Все отходы делятся на пять классов опасности, IV класс не то чтобы очень опасный, но тем не менее опасный отход. Вопрос немножко в другом, понимаете, вопрос более комплексный. В любом случае, в России действует законодательство, которое определяет правовые основы обращения с отходами. Очевидно, что если мы говорим о том, что отработанные вещи, покрышки – это отходы, то нам и надо с ними обращаться как с отходами. Безусловно, во многих случаях то, что наши граждане с ними пытаются что-то сотворить такое, как я уже сказал, креативное, – это вопрос недостатка, наверное, все-таки тех элементов...

Иван Князев: ...благоустройства, которые не может себе позволить город.

Борис Кокотов: Ну конечно, да-да-да. Мы же не будем с вами делать из бутылок ограды или из чего-то еще...

Иван Князев: Да-да. Борис Владленович, давайте проясним два момента. Первый момент: если эти покрышки все-таки лежат во дворе, вот видите, да, их покрасили и так далее, они вред экологии двора либо людей, людям могут принести в чистом виде, ну вот так вот, если не говорить про будущее и так далее?

Борис Кокотов: Ну, если говорить в принципе, то, наверное, да, потому что они ведь находятся в состоянии, когда на них действуют осадки, атмосферные осадки и так далее...

Иван Князев: Так.

Борис Кокотов: Безусловно, как отход, находящийся не в том месте, где он должен находиться, конечно, какой-то вред может быть причинен. Ну, это вопрос исследований, безусловно. Очевидно, мы понимаем, что если...

Иван Князев: Ну понятно, солнце будет светить, испарения какие-то, резина, все такое...

Борис Кокотов: Ну конечно, испарения. Потом надо понимать, что все-таки резина разная бывает, разный состав резины бывает, поэтому, безусловно, со временем она начинает утрачивать дополнительные какие-то свойства, которые у нее есть. И очевидно, что ее хранение и нахождение должно быть в определенных условиях, но, конечно, во дворах эти условия соблюдаться не могут.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Да, разобрались с этим. Второй момент: сейчас много ли у нас центров утилизации и так далее? Условно, вот сейчас единогласным решением все, со всех дворов покрышки убрать – они куда переедут, на свалку, где также под солнцем будут испарять вредные вещества, или прямо в центры по утилизации?

Борис Кокотов: Вы знаете, давайте начнем с того, что в принципе отработанные шины являются товаром, который подлежит утилизации после утраты им потребительских свойств. Сегодня действует в Российской Федерации целый пласт законодательства, который регламентирует вопросы, связанные с выполнением нормативов утилизации. Те организации, заводы, которые выпускают покрышки в России или которые ввозят сюда, импортируют покрышки, обязаны выполнять нормативы утилизации за данные покрышки, я имею в виду, что определенный процент от выпущенных в обращение покрышек должен быть направлен на утилизацию.

Что касается, повторяю еще раз, граждан, то мне почему-то представляется, что вот появление во дворах покрышек связано с тем, что их некуда деть. Безусловно, граждане, на мой взгляд, опять же незаконно их, значит, выбрасывают в те контейнеры, которые для такого не предназначены, которые находятся во дворах. Но, на мой взгляд, это просто какой-то, знаете, способ выразить собственную, повторяю еще раз, креативность. Не думаю, что людям некуда девать покрышки. Сегодня на самом деле достаточно, на мой взгляд, по моим данным...

Иван Князев: Подождите-подождите, вы хотите сказать, что вот это те покрышки, которые люди сняли со своих автомобилей и потом у себя во дворе что-то с ними сделали?

Борис Кокотов: Да.

Иван Князев: У меня просто вот какой вопрос. Вы говорите, да, применять действующее законодательство, регулировать вот эту всю переработку вот этих всех материалов...

Борис Кокотов: Конечно, основа для этого есть в законе.

Иван Князев: А почему не спросить с тех, чья это покрышка была, откуда она вообще взялась во дворе, кто ее произвел и почему она не утилизирована? Почему в конечном итоге штрафовать граждан-то нужно? Граждане ведь не сами их произвели и потом у себя во дворе разместили.

Борис Кокотов: Безусловно.

Иван Князев: Вот с чего, мне кажется, начинать надо.

Борис Кокотов: Конечно. Для того чтобы покрышка стала элементом вот этого цикла обращения с отходами, надо, чтобы она как-то попала в руки переработчиков.

Иван Князев: Конечно. И раз она попала во двор, кто это не вывез? Наверное, региональный оператор в какой-то момент непонятно почему свою работу не исполнил, какой-нибудь автосервис, который там их выбрасывает на заднем дворе, какое-нибудь предприятие, у которого есть свой автопарк.

Борис Кокотов: Я согласен, очевидно, что появление тех или иных отходов в наших дворах связано с каким-то, наверное, неправильным циклом обращения с ними. Очевидно, что эти покрышки оказались во дворе, но просто мы сейчас начали немножко с другого, с того, что покрышки стали не просто предметом, который валяется, а они стали предметом интерьера двора, вот это вопрос уже другой.

Иван Князев: Ну так почему бы нет? Добро-то пропадает.

Борис Кокотов: Согласен.

Иван Князев: Лежит себе и лежит. Если его изначально там во дворе не найти было, так и не было бы там ничего.

Борис Кокотов: Я с вами согласен. Но здесь надо просто как бы, повторяю еще раз, проблему поделить на две части. Первая часть проблемы – это отсутствие необходимых, скажем так, способов благоустройства дворов без участия отходов, это первое. Вторая все-таки: граждане, безусловно, должны иметь возможность образуемые отходы сдавать в те места, где дальше им будут придаваться определенная как бы цикличность, дальше они будут перерабатываться. Очевидно, мы можем констатировать недостаток того, что этого нет.

Но если говорить о том, как граждане должны, если говорить про позитивную часть нашей с вами беседы, про конструктив, как надо с ними обращаться, очевидно, мы должны сказать следующее, что покрышки, еще раз повторяю, это отходы, они должны оказываться в местах, где перерабатываются отходы. Что касается креативных инициатив наших граждан, я за них, безусловно, это вопрос эстетики, вкуса и так далее. Мне не очень нравятся, скажем так, лебеди из покрышек, но, если кому-то нравится, окей. Но можно это делать только в случае, если производство из покрышек чего-либо будет процессом утилизации покрышек, такое возможно, технология утилизации, заключаемая в том, что из покрышек производятся определенные предметы, может быть, предметы интерьера и так далее, вопросов нет.

Но если это инициатива наших граждан, к сожалению, сегодня это не только с точки зрения конкретного субъекта Российской Федерации, но и с точки зрения в принципе федерального законодательства нарушение закона. Есть статья 8.2 КоАП, которая прямо предусматривает ответственность за нарушение правил обращения с отходами, и в данном случае, к сожалению, налицо именно это.

Тамара Шорникова: Горячая тема, сами увлеклись тут в студии, и огромное количество SMS на нашем портале. Вот что пишут телезрители, Ленинградская область: «Покрышки – это отходы, они загрязняют воздух. Проходили ли вы мимо детских спортивных площадок в жару? Запах резины ужасный».

Борис Кокотов: Конечно.

Тамара Шорникова: «Это не вредно?» Но там же детские спортивные площадки, к слову, там же не только покрышки, там и само покрытие, вот многие пишут...

Иван Князев: Тоже резиновое.

Тамара Шорникова: Да, вот покрытие площадок из крошки от покрышек можно?

Борис Кокотов: Да, но надо просто понимать, коллеги, что когда мы говорим про объект, который был создан, допустим, для досуга детей и так далее, то мы, очевидно, понимаем, что это было сооружение направлено на определенные цели. И понятно, что создание этого сооружения служило этим целям и безопасность тех или иных покрытий, которые применялись...

Иван Князев: ...просчитана.

Борис Кокотов: …просчитывались, оценивалась и так далее. Покрышки, повторяю еще раз... Давайте просто определять: когда покрышка вышла с завода или была в Россию импортирована, это продукт, который используется по назначению; как только он утратил потребительские свойства, безусловно, он стал отходом, а дальше жизненный цикл этого отхода законодательством определен, он должен быть направлен на утилизацию. Оказаться просто так в качестве ограды какого-то там, я не знаю, палисадника или в качестве интерьера дома он не может, повторяю, именно потому, что у этого отхода есть определенный класс опасности и определенные последствия, которые, естественно, могут иметь место, быть в связи с использованием уже данного отхода не по назначению, вот и все. К сожалению, повторяю еще раз, здесь можно говорить, безусловно, о том, что граждане вправе креативить, вопросов нет, но законодательство сегодня это делать не позволяет.

Тамара Шорникова: Так. Давайте послушаем телефонный звонок, Галина из Иваново, мнение телезрителя. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вот у нас покрышки были предназначены, клумбы сделаны из них, всевозможные там эти, то самолеты делали, эти, как его, велосипеды приделывали рули. Клумбы эти, покрышки, мы все время красили, содержали их в хорошем состоянии. Теперь оно, значит, получается, что от них экология нарушается, а у нас полный двор машин стоят, как его, колеса разогреваются, вонь от них идет...

Иван Князев: И газуют еще при этом.

Зритель: Да.

Тамара Шорникова: Галина, а вы все время говорите в прошедшем времени, вот было, было, – покрышки-то пока на месте, или пришлось от них избавиться? Что власти говорят местные?

Зритель: Нет, у нас дом кооперативный, и мы как юридическое лицо. Сказали, что будут штрафы, и поэтому я как председатель сразу все эти покрышки, это, убрала.

Иван Князев: Куда?

Тамара Шорникова: А куда дели?

Зритель: Свезли мы их на этот, как его, там завод где-то, у меня там этот, сын увозил на этот завод.

Иван Князев: Перерабатывающий.

Зритель: И главное, покрышки, которые не крашеные, их принимают бесплатно, а если они покрыты краской, то за них мы должны заплатить 100 рублей.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: За каждую?

Зритель: За каждую, за каждую покрышку.

Иван Князев: Иначе перерабатывать нельзя.

Зритель: Вот в детских садах это уже года два, наверное, как убрали, там тоже детский сад уже старенький, в новых садах детских и площадки делают игровые, и все. А у нас в саду были сделаны вот тоже из колес и клумбы, всевозможные там эти приспособления. Эти все покрышки убрали, и теперь голый участок, дети только в песочнице играют и все, бегают там с машинками. Кому эти покрышки помешали? Мы их не то что вот просто бросили и все.

Тамара Шорникова: Галина, да, еще такой вопрос, слышно просто и по действиям, и по голосу, что человек вы инициативный. А вы общались с кем-то из представителей местных властей, не говорили, ну что, мол, теперь играть негде, двор пустой, давайте что-то взамен покрышек нам оплачивайте, устанавливайте?

Зритель: У нас область, как сказать, бедная, нам наши депутаты ничего не могут сделать. Я обращалась к депутату, говорю: «Что делать?» Он говорит: «Ой, убирайте-убирайте, будут штрафовать». Вот так и депутаты отвечают.

Иван Князев: Да, понятно, Галина, спасибо вам.

Ну, мы все говорим-говорим, что можно сделать из этих покрышек, еще из чего-либо. Давайте посмотрим небольшой материал, который подготовила наш корреспондент. Какие полезные и красивые вещи можно сделать из мусора, узнавала Маргарита Твердова.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Да, мнения разделились, конечно. Есть те, кто «за», Свердловская область: «Я нормально отношусь к творчеству с покрышками», – пишет телезритель. И Рязанская область тут же просто не стесняется в выражениях: «Выглядит такое творчество как помойка», – пишет телезритель.

Иван Князев: Ну, многие пишут, что на самом деле чушь все это про покрышки: «Я лет 20 назад окопал придомовую территорию покрышками, каждый год их красим, дешево, красиво и все вообще прекрасно работает». Кто-то пишет: «Покрышки запретить, обновить бордюры и плитку», – почему бы и нет. Из Рязанской области: «Сами жильцы ухаживают за цветниками возле подъездов, а должны на самом деле этим заниматься работники жилищно-коммунального хозяйства либо управляющие компании. За что мы им деньги платим?» – спрашивает телезритель из Рязанской области.

Давайте подключим к разговору еще одного эксперта. У нас Наталья Чернышева на связи, эксперт в сфере ЖКХ. Здравствуйте, Наталья Юрьевна.

Наталья Чернышева: Здравствуйте, добрый день.

Иван Князев: Наталья Юрьевна, ну хорошо, понятно, по закону делать этого нельзя, покрышки нужно убирать. Вопрос, за чей счет.

Наталья Чернышева: Вы понимаете, я считаю, что это как раз вот тот закон, который совершенно не нужен и не понятен все-таки. Я считаю, что такие законы все-таки не должны приниматься. Я даже не понимаю, почему депутаты приняли такой закон, какие у них были для этого основания просто-напросто, почему нужно наступать на горло песне жителей и мешать народному творчеству.

Иван Князев: Ну экология, экология.

Тамара Шорникова: Отходы, IV класс опасности.

Иван Князев: Да, и все остальное.

Борис Кокотов: Конечно, это отходы.

Наталья Чернышева: Вы понимаете, если это действительно так, то тогда получается, что у нас этих опасностей гораздо больше, чем шины во дворах. Те машины, которые у нас стоят, они тоже, по-видимому, источают какое-то зло от шин, и те машины, которые ездят по дорогам. А те комбинаты, которые чадят в городах, вот от них, наверное, больше гораздо вреда для экологии, чем от каких-то покрашенных шин, которые, в общем-то, уже давно все, что могли, выделили на самом деле. Я считаю, что нужна независимая экспертиза.

Иван Князев: Нет, ну, как обычно у нас это бывает, наверное, взялись за самое простое, что можно сделать, вот.

Наталья Юрьевна, я правильно понимаю, что на самом деле вся проблема вот с этими покрышками, с этой инициативой депутатов, что нужно это запретить, людей штрафовать и так далее, все укладывается в то, что взамен-то ничего не предложили? Мне кажется, предложи людям благоустройство того же двора, поменяй там плитку, сделай нормальную детскую площадку, клумбу, цветник, и вопрос покрышек отпадет.

Наталья Чернышева: Вот именно. Если бы, например, чиновники пришли и показали жителям: «Мы вместо того, что у вас вот тут кустарным способом, сделаем вот так вот». Это можно сделать макет, это можно виртуально нарисовать, как это обычно делается в проекте. Если бы это жителям понравилось, я думаю, что они бы согласились. И всегда, в общем-то, я считаю, жители имеют право участвовать в каких-либо проектах. Вот точно так же нам предоставили чиновники свой проект реконструкции, благоустройства парка, мы с жителями посмотрели, сказали, что нам вот эти дорожки не нужны, вот эти клумбы не нужны, сделайте вот здесь, вот здесь и вот здесь, и они все-таки скорректировали проект с учетом мнения жителей. Но для этого нужно было собрать несколько тысяч подписей. Я считаю, что такие вопросы обязательно на законодательном уровне должны решаться именно с учетом мнения жителей. А если нечем заменить и просто вот все выкинуть и ничего не давать, это совершенно неправильно и недопустимо, я считаю.

Тамара Шорникова: Наталья Юрьевна, а вот дворы такие кто инспектирует, будет ли? Это чья зона ответственности определить, есть там покрышки, нет? Кто штрафует?

Наталья Чернышева: Ну, это будет делать, конечно же, управляющая компания, которая отвечает за данную территорию, и они будут, я так понимаю, штрафовать и мешать жителям жить в данном случае, наслаждаться. Я видела очень красивые дворики, которые жители сами оборудуют для себя, и цветы высаживают, и делают скульптуры. Я даже не представляю, кому это может не нравиться; не смотрите, в конце концов, если кому-то это так сильно не нравится. Но я считаю, что всегда это действительно эстетично, красиво и показывает, что люди заботятся хоть о чем-то.

Я вот не понимаю, чиновники действительно хотят убить всю творческую жилку в людях и построить, я не знаю, какие-то совершенно непонятные клумбы стандартные? Зачем? Пусть будет у каждого все свое. А вот по поводу все-таки экологии я считаю, что здесь это неправильно. Ну я сама очень за экологию, но я считаю, что в данном случае никакого вреда нет.

Тамара Шорникова: Вопрос дискуссионный и по экологии, и по эстетике...

Иван Князев: И по эстетике тоже, да.

Тамара Шорникова: Да, это мы уже поняли по нашему эфиру. Давайте послушаем еще один телефонный звонок от Андрея, это Ростовская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вот как бы я полностью, да, чтобы покрышки оставили как бы, да. У нас всегда борются то с покрышками, то со всякими такими... Вроде люди как бы начали, занятие себе нашли, и красиво как бы, и при деле, а сейчас, вот в данный момент, вот они сейчас уберут, да, и опять же люди начнут выбрасывать куда? – в посадки у нас, как всегда, везде. Потому что платная вот эта вот мусорка, она то забирает, то не забирает. У нас всегда вот придумывается вот такое, сначала штрафовать начинают, потом что-то предлагать. Как бы я за то, что покрышки, они никому не мешают, остались как были, а когда найдут уже решение, что там и как, тогда уже и люди будут смотреть сами.

Иван Князев: Да, понятно, спасибо, спасибо вам большое.

Наталья Юрьевна, все-таки управляющая компания когда вообще видит, что, например, такое происходит, что клумбы начинают каким-то образом благоустраивать, она же может вмешаться в этот процесс, сказать, что «вот этого делать нельзя, потому что у нас запланировано что-то другое»?

Наталья Чернышева: Да, конечно, может. Я считаю, что так это и происходит иногда. Но чаще всего все-таки управляющая компания не имеет никакого решения на замену, наоборот, она радуется, когда жители что-то делают помимо того, чтобы управляющей компании нанимать своих работников для производства каких-то работ. То есть я думаю, что управляющая компания как раз должна радоваться, если жители что-то делают.

Иван Князев: Да, понятно, да, спасибо.

Наталья Чернышева: Я только могу какие-то предположения сделать, что, может быть, у них есть свои какие-то компании, которым нужно дать какой-то проект и контракт. Но это, конечно, недопустимо, этим должна заниматься прокуратура в данном случае.

Иван Князев: Спасибо. Наталья Чернышева, эксперт в сфере ЖКХ, была с нами на связи. Спасибо вам, Наталья Юрьевна.

Тамара Шорникова: Да. Борис Владленович, такой вопрос. Конечно, огромное количество SMS, телезрителей возмущает некая нелогичность в экологической политике, что ли, потому что... Особенно негодуют, конечно, жители Красноярска, которые пишут, просто короткое сообщение из двух слов «черный снег» пришло вот только что из Красноярска.

Борис Кокотов: Ага.

Тамара Шорникова: Мол, действительно, должна ли быть какая-то логика, очередность, приоритетность в решении экологических проблем в городах?

Борис Кокотов: Ну, понимаете, как сказать... Конечно, понятно, что есть проблемы более серьезные, чем те же самые покрышки. Но мне представляется, что почему мы это сегодня обсуждаем? – потому что, условно говоря, субъект Российской Федерации просто поднял ту проблему, которая на самом деле просто долго не решалась. По-хорошему, я ведь тоже много путешествую по России, допустим, и вижу, повторяю еще раз, для меня это сомнительное, конечно, скажем так, «украшение», как много там вкопанных покрышек и так далее. По сути, если говорить сегодня о формальном применении законодательства, то, что мы видим, – это по сути захламление земельных участков, неважно, в каком виде все это выглядит, в виде лебедя, повторяю еще раз, в виде фигуры космонавта или в виде чего-то еще. Есть как бы формальное и понятное применение закона.

Очевидно, мы, вот сейчас как я понял, все равно сошлись к мнению, что проблема сводится к тому, что нет альтернативы. Если бы у жителей была адекватная альтернатива украшения или благоустройства своих дворов, наверное, о покрышках никто бы и не думал. Мы же не делаем, в конце концов, сегодня футуристические фигуры из отработанных люминесцентных ламп, они же тоже являются отходом, мы все-таки их куда-то сдаем.

Иван Князев: Кстати, а разделение-то есть? Потому что вот коня показывали, конь красивый был.

Борис Кокотов: Конь красивый.

Иван Князев: Может быть, я художник, я хочу из этих материалов что-то делать.

Борис Кокотов: Нет, безусловно, конь красив. Надо понимать, что...

Иван Князев: А мне запретить могут, что вот я не могу из резины делать?

Борис Кокотов: Ну конечно. Коллеги, повторяю еще раз: отработанная покрышка – это отход. Все то, что с отходом происходит после его образования, называется обращением с отходом.

Иван Князев: Даже если это искусство?

Борис Кокотов: Кстати говоря, те управляющие компании, которые, например, самостоятельно пытаются (если, конечно, такое есть) что-то создавать из покрышек, они еще и достаточно серьезную ответственность будут нести, потому что деятельность по утилизации отходов – это часть, вот по IV классу она еще лицензируется, поэтому здесь еще достаточно серьезная ответственность, в том числе может быть и уголовная, тех, кто это делает.

Если говорить про в принципе проблему, конечно, я еще раз повторяю, я не против как бы креативности, но, понимаете, заниматься атмосферным воздухом, заниматься водой и при этом, например, на какой-то момент оставить, на какое-то отдаленное будущее, проблемы с отходами – мне кажется, это неправильный подход. Если проблема сегодня есть, надо ее решать.

Другой вопрос, как я уже сказал, надо ее решать через предложение, вы совершенно правы, альтернативы. Люди должны понимать, что сегодня у них отбирают, условно говоря, их детище, которое они создавали годами, красили, делали что-то и так далее, давайте что-то дадим другое. Но не из отхода, давайте не отходы дадим людям...

Иван Князев: Вот это цельное замечание.

Борис Кокотов: ...а возможность из чего-то более, значит, понятного и ясного сделать...

Иван Князев: Экологичного.

Борис Кокотов: Экологичного, конечно, сделать что-то более полезное, интересное для двора.

Иван Князев: Спасибо вам большое! Борис Кокотов, президент Национальной ассоциации природопользователей, член Экспертного совета Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды.

Борис Кокотов: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, что пришли.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Борис Кокотов: До свидания.

Иван Князев: Буквально через несколько минут будем говорить о целевом образовании. Что у нас с ним не так? Можно ли учить в высших учебных заведениях студентов на какие-то конкретные специальности? Будут ли заинтересованы предприятия, чтобы такое обучение было, чтобы потом брать себе этих... ?

Тамара Шорникова: С гарантированным трудоустройством.

Иван Князев: С гарантированным трудоустройством.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В Красноярске запретили использовать покрышки в оформлении дворов. А что предлагают взамен?