Чиновников не будут наказывать за хамство

Чиновников не будут наказывать за хамство | Программы | ОТР

Принятие законопроекта отложено. Почему? И когда его всё-таки примут?

2020-10-20T13:46:00+03:00
Чиновников не будут наказывать за хамство
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Гости
Константин Калачёв
политолог, руководитель «Политической экспертной группы»
Александр Хинштейн
депутат Государственной Думы РФ

Марина Калинина: Депутаты Госдумы решили еще подумать над наказанием для чиновников за оскорбление граждан. Принятие законопроекта отложили на неопределенное время. После первого чтения инициатива зависла в профильном комитете, как объяснилось тогда, из-за серьезных замечаний правительства. Наказывать чиновников за хамство предложили в начале мая глава комитета по информационной политике Александр Хинштейн и вице-спикер Совета федерации Андрей Турчак. Что предлагалось? Сумма штрафа от 50 до 100 тыс. руб., за повторное нарушение, т. е. за повторное оскорбление, до 150 тыс. или даже дисквалификация на срок до 2 лет.

Александр Денисов: Да, дисквалификация как в спорте высших достижений. Ну, и на связи у нас инициатор законопроекта – Александр Хинштейн, депутат Государственной Думы. И также наш второй собеседник, чуть позже подключим к разговору.

Марина Калинина: Подключим, он к нам присоединится. Александр Евсеевич, здравствуйте.

Александр Хинштейн: Здравствуйте.

Александр Денисов: Александр Евсеевич, а вообще нужен ли такой законопроект, если есть социальные сети? Вон, Овсянников, бывший губернатор… Севастополя (уже вылетело из головы), спиной стоял к камере, там, хамил в аэропорту, – все, после этого вылетел безо всякого закона со всех постов. И из министерства, и из «Единой России». И ничего и не потребовалось, никаких штрафов, все закончилось.

Александр Хинштейн: Вы привели хороший пример. Потому что он как раз иллюстрирует необходимость и нужность нашего закона. Дело в том, что Овсянников, занимавший в момент скандала должность замминистра промышленности и торговли России, не просто так, как говорится, сам по себе вылетел со всех постов. Этому предшествовало обращение секретаря Генсовета «Единой России» Андрея Турчака, автора закона, о котором мы сегодня будем с вами говорить, в адрес министра и исключение Овсянникова из партии. И после этого Овсянникова пришлось увольнять. Но если такого вмешательства не было, я не могу вам гарантировать, что реакция была бы ровно той, какую мы с вами увидели. Потому что сегодня, увы, очень часто общество становится свидетеле, очевидцем хамства со стороны людей, представляющих власть. Оно может носить совершенно разные формы. И это может быть высокомерное отношение к людям, это могут быть абсолютно недопустимые действия и слова по отношению к гражданам. В общем-то, всегда очень болезненно на это реагируют.

Я, если позволите, не соглашусь с подводкой вашей, с которой вы начали сюжет. Потому что законопроект не завис. Идет абсолютно рабочий законотворческий процесс…

Александр Денисов: Пишется, так сказать, Александр Евсеевич, пишется так.

Марина Калинина: А что такие за серьезные замечания правительства? В чем они заключаются? В чем проблема?

Александр Денисов: Вот как раз и завис Александр Евсеевич, зря мы перебивали. Да, сейчас наладим связь и продолжим выяснять подробности про этот законопроект. И у нас на связи…

Марина Калинина: Ну, пока поговорим с Константином Калачевым…

Александр Денисов: …с Калачевым, да.

Марина Калинина: …это политолог, руководитель «Политической экспертной группы». Константин Эдуардович, здравствуйте.

Константин Калачев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Константин Эдуардович, вот в век соцсетей, я спрашивал Александра Хинштейна, нужен ли такой законопроект, если они и так вылетают? И есть неписаное правило: особо рот не разевай. Следи за своими словами, иначе тебя вышибут, как кеглю в боулинге. По закону, так сказать, по инстинкту самосохранения оно есть уже, это правило. Сколько народу потеряло свое теплое, хорошее кресло мягкое.

Константин Калачев: Но до сих пор-то инстинкт самосохранения не срабатывает. Если неписаное правило…

Александр Денисов: Не срабатывает, да?

Константин Калачев: …неписаное не срабатывает. И неписаные правила не соблюдаются. И я как раз солидарен с Хинштейном, что законопроект этот имеет право на существование. Другое дело, что есть проблема формулировок. Они должны быть отточенные. И в том виде, как законопроект предлагался, он действительно не мог быть принят хотя бы по той простой причине, что он лил бы воду на мельницу оппозиции, а законопроект политический. Например, когда речь идет о том, что оскорбление может быть вынесено не только в неприличной, но и в любой иной унизительной форме, – вы же понимаете, я тогда могу сказать, что он оскорбляет низкие пенсии пенсионеров. «У пенсионеров низкие пенсии» – это оскорбительно. Т. е., условно говоря, проблема отточенности формулировок, с одной стороны - это те претензии, которые предъявляются к законопроекту.

А другое дело – дорого яичко к Христову дню. Законопроект политический, и я абсолютно уверен, что он еще всплывет в следующем году, ближе к выборам в Государственную Думу.

Александр Денисов: Да. Александр Евсеевич появился на связи. Кстати, Александр Евсеевич, очень интересный вопрос вот Константин Калачев сформулировал. Как прописать все оттенки хамства? Помните, в «Мертвых душах» чиновник, он с помещиком, у которого 200 душ, будет не так разговаривать, как у кого 300, ну и так до миллиона восходи. Так же и все оттенки хамства. Ну, как вы их пропишете, как сформулируете?

Александр Хинштейн: Смотрите, первое. Мы с коллегой Турчаком предложили расширить существующие сегодня понятия. Поскольку в действующем законодательстве оскорбление может быть только тогда, когда есть неприличная форма. Иными словами, нужно обязательно использовать ненормативную лексику. Это на практике далеко не всегда только матерная лексика оскорбляет человека. Это первое.

Второе. Неправильно называть закон о хамстве чиновников, потому что закон не только про чиновников, а точнее, про лиц, занимающих должности. Закон про ужесточение ответственности за оскорбление для всех категорий граждан. И для физических лиц, и для юридических лиц, и для средств массовой информации мы увеличиваем существующие санкции, потому что тысяча рублей за оскорбление (а ровно сегодня такая санкция для гражданина установлена) – это неправильно.

Ну и, наконец, третье. Я начал говорить, прежде чем прервался, что законопроект не завис, он находится в профильном комитете, по нему идет работа. Я абсолютно уверен, что он будет принят. В какой форме – нам еще предстоит это определить. Но говорить о разгромном заключении правительства я бы не стал. Когда разгромное заключение, законопроект в первом чтении не принимается.

Марина Калинина: Нет, я не говорила о разгромных. Я сказала: серьезные замечания правительства.

Александр Хинштейн: Ну, вот да.

Марина Калинина: Вот какие есть серьезные замечания?

Александр Хинштейн: Эти замечания устранимы, иначе бы закон не был бы принят в первом чтении. Но самое главное для нас, среди прочего, это то, что в статье «Оскорбление» Кодекса административных правонарушений появляется новая часть, касающаяся именно оскорбления, совершенного лицом, занимающим государственную или муниципальную должность. Это дополнительный квалифицирующий как бы принцип, и здесь люди будут нести повышенную ответственность. Я абсолютно уверен, что все правоотношения должны быть определены буквой закона. И просто уповать на реакцию общества, что оно не даст уйти зарвавшемуся какому-то чиновнику или моему коллеге-депутату от наказания только потому, что есть такой общественный тренд, – вот я бы на это не уповал.

Александр Денисов: Александр, вот злые языки говорят, что под удар может попасть любой. Вот даже припоминают случай с вами в самолете. Ну, вот сгоряча что-то сказал человек. И что теперь, после этого его вышибать? Может быть, заслуживало такое…

Александр Хинштейн: Да, да, отвечу вам. Любое дело, прежде чем оно попадет в суд, должно пройти необходимые этапы. В том числе и проведение соответствующих экспертных исследований. Потому что именно экспертам предстоит определить, есть оскорбление или нет оскорбления. Если вы имеете в виду ситуацию, связанную со мной, то там было не только исследование экспертное, там была создана следственная бригада в количестве 20 человек, и проводилась … проверка Генеральной прокуратурой, заключение которой у меня есть. Поэтому мне, точно, переживать с точки зрения ответственности за свои действия не приходится.

Александр Денисов: И бояться не приходится. Да…

Марина Калинина: Константин, я хотела у вас спросить: а что это за прослойка общества такая под названием «чиновники», что для них нужно конкретно составлять поправки в Кодекс об административных нарушениях за оскорбление?

Константин Калачев: Всеобъемлющий вопрос. На то есть проблема в неприкосновенности. Многие люди на этой должности воспринимают себя как людей неприкосновенных.

Марина Калинина: Они перестают быть людьми?

Константин Калачев: Они перестают зачастую быть людьми. А все должны быть равны перед законом, это совершенно понятно и очевидно. И чиновники должны быть слугами народа.

Что же касается законопроекта, что он не внесен в программу осенней сессии, – я думаю, что в следующем году он точно будет. Он появился в июле, перед голосованием за поправки в Конституцию. Я думаю, что перед голосованием в Госдуму лоббистских возможностей Хинштейна и Турчака вполне хватит для того, чтобы законопроект, пусть и не … , стал законом. Но поможет ли это гражданам – серьезный вопрос. Потому что на самом деле, как мы видим, та же неотвратимость наказания зачастую не является профилактикой тех или иных правонарушений. А что касается грубости, то здесь, понимаете, у каждого свои представления…

Александр Денисов: Свои понятия, да. Александр Евсеевич, еще последний вопрос. Когда ждать второго чтения? И вот еще главная претензия у населения: даже не хамство, а неэффективность. Ну, вот не делает он, и все. Что должен.

Александр Хинштейн: Ну, вы от меня сейчас хотите, чтобы я вам за минуту ответил на вопрос, кто виноват и что делать. К сожалению…

Марина Калинина: Попробуйте.

Александр Хинштейн: … Но существуют регламенты, и существует порядок в том числе реагирования на обращения граждан. И это, кстати, закреплено законом: 30 суток. Что касается того, когда закон пройдет, – я полагаю, что мы за осеннюю сессию доработаем его в том виде, чтобы он действительно отвечал всем чаяниям и ожиданиям, чтобы в нем не существовало никаких лакун, и рассчитываю, что в осеннюю сессию мы этот законопроект примем.

Александр Денисов: Спасибо большое, Александр Евсеевич. Спасибо, Константин Эдуардович.

Марина Калинина: Спасибо. Александр Хинштейн, депутат Госдумы, и Константин Калачев, политолог, были с нами на связи.

Александр Денисов: Да. Ну, и после новостей у нас новая тема. 60% россиян ждут ухудшения условий жизни в связи с пандемией, 16% считают, что пик кризиса уже позади. Вот кто прав, чего ждать в будущем, будем выяснять. Вернемся после новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Принятие законопроекта отложено. Почему? И когда его всё-таки примут?