«Что б ты жил на одну зарплату!» Сегодня - это проклятие или пожелание добра?

«Что б ты жил на одну зарплату!» Сегодня - это проклятие или пожелание добра? | Программы | ОТР

Мнение экспертов - о подработках

2020-02-12T15:38:00+03:00
«Что б ты жил на одну зарплату!» Сегодня - это проклятие или пожелание добра?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Ксения Юркова
эксперт рынка труда
Вадим Квачёв
доцент базовой кафедры ТПП РФ «Развитие человеческого капитала» РЭУ им. Г.В. Плеханова

Петр Кузнецов: Мы продолжаем прямой эфир, программа «ОТРажение», Петр Кузнецов и Ольга Арсланова, приступаем к большой теме. Половина страны ищет подработку, более 50% опрошенных россиян признались, что сейчас в активном поиске второй работы.

Ольга Арсланова: Одной мало или одной зарплаты мало? Найти эту вторую работу респонденты планируют в течение ближайших 3 месяцев, то есть это вопрос довольно срочный. Тридцать семь процентов считают, что дополнительный заработок не нужен. У 8% опрошенных подработка уже есть, и это только те, кто официально в этом признались.

Петр Кузнецов: Да. Интересно, что больше других хотят подрабатывать те, кто трудятся в сферах искусства, масс-медиа, науки и образования. Они...

Ольга Арсланова: Больше всего времени у этих, что ли?

Петр Кузнецов: Выясним. А меньше всего заинтересованных, здесь как-то понятнее, среди сотрудников банков, компаний по добыче сырья, студентов или только начинающих карьеру специалистов.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о вторых работах, о подработках. Есть ли подработка у вас? Прямо сейчас запускаем голосование в прямом эфире, пишите «да» или «нет» на короткий номер, звоните в прямой эфир и рассказывайте.

Петр Кузнецов: Ну а мы приветствуем экспертов в студии по большой теме. Вадим Квачев, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты «Развитие человеческого капитала» РЭУ имени Г. В. Плеханова, – здравствуйте, Вадим.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Вадим Квачев: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И Ксения Юркова, эксперт рынка труда, – здравствуйте, Ксения.

Ксения Юркова: Добрый день.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Итак, уважаемые эксперты, каждый день мы общаемся с нашими зрителями и слышим одну и ту же историю: работаю по 10–12 часов в день, зарплата либо совсем не устраивает, либо устраивает наполовину. Когда подрабатывать? Выясняется, что у 50% россиян есть на подработку время и силы.

Ксения Юркова: Ну и желание прежде всего. Знаете, я думаю, что здесь очень много играет наш менталитет: многие подработку ищут не в других сферах, а в своей, либо то, что они делают в рамках своей работы, они могут что-то делать дополнительно, но за определенную сумму. Правильно вы говорите о том, что, да, банковская сфера, ты работаешь с 9 до 18, и возможности какой-то подработки нет, что касается твоего хобби. А если мы говорим про такие сферы, как IT, бухгалтерия, да тот же воспитатель может подрабатывать няней, имея определенную квалификацию. Конечно, каждый старается работать больше и найти что-то в схожей сфере.

Ольга Арсланова: Ага.

Не кажется ли вам это странным? Значит, если у 50% россиян остается много свободного времени, значит, они недозагружены на своей основной работе?

Вадим Квачев: Это очень интересный вопрос, потому что...

Петр Кузнецов: За 10 тысяч рублей.

Ольга Арсланова: Неважно.

Вадим Квачев: Да, потому что...

Петр Кузнецов: Есть такие, правда.

Ольга Арсланова: У них же есть первая работа.

Вадим Квачев: Здесь первое, о чем нужно говорить, – это о качестве той занятости, основной занятости и той занятости, на которой они подрабатывают.

Ольга Арсланова: То есть основная низкая получается?

Вадим Квачев: Да, именно. То есть если мы говорим о тех типах производства, которые не привязаны к материальному производству, это завод или офис, рабочее место, то здесь рабочее время может расширяться до бесконечности. И это проблема, это означает, что на основной работе у человека низкий доход, плохие условия труда, и он пытается одновременно, удерживая основную работу, искать что-то еще.

Второй вывод, который из этого мы можем сделать, – то, что он не может найти полную работу на полной занятости, такую же, на которой он бы получал больше денег.

Ольга Арсланова: Ну смотрите, у меня, например, есть знакомый с шикарным образованием (MBA, полученное в Великобритании), он работает на бирже, то есть он занят с утра до вечера, но при этом у него есть хобби, и это его же вторая работа, а по выходным еще второе хобби, которое также приносит доход. Просто человек очень увлеченный, но таких, как я понимаю, в нашей стране все-таки меньшинство. Вот о ком мы говорим? О какой категории желающих найти подработку? Тех, кто хочет творчески реализоваться при хорошей основной работе, шикарной зарплате, нормальном образовании? Или это люди делают от нужды?

Вадим Квачев: Я бы сказал, конечно, нужно проводить более тщательное, более глубокое исследование. Но я бы сказал, по моему мнению, скорее мы говорим о второй группе лиц. То есть когда мы слышим различные восторги по поводу фрилансов, креативных работников, речь идет об очень небольшой доле занятых. Все-таки большинство, по моему мнению, тех, кто подрабатывает, – это те, кто вынужден подрабатывать, те, кто вынужденно в такой ситуации оказался. Я думаю, многие из этих людей с радостью бы работали на одной полноценной работе, имей они возможность получать хорошую зарплату, не комбинировали бы то, что называется портфельной занятостью.

Ксения Юркова: А можно я прокомментирую, да? Вот я имею дело со многими профессиями, с различными профессиями в силу своей деятельности, и я наблюдаю другое. То есть ко мне еще никто не пришел и не сказал: «Мне достаточно денег». Наоборот, все мои знакомые, в сфере IT в основном, в сфере пиара, дизайна, они все работают на нескольких работах в сфере тоже подбора. Ты можешь сидеть в офисе, подбирать персонал и по выходным ресерчить сайты и закрывать какие-то вакансии.

Ольга Арсланова: Но вот люди, о которых вы говорите, зарабатывают хорошо.

Петр Кузнецов: Сферы как раз эти и вошли сейчас у нас в статистику, больше всего...

Ольга Арсланова: Да-да-да.

Ксения Юркова: Может быть, мы просто в разных сферах общаемся, с разными специалистами.

Ольга Арсланова: Но вот эти люди, о которых вы говорите, – это все-таки не массовый сегмент, это люди, которые на своей основной работе тоже неплохо зарабатывают, если взять в среднем по стране.

Ксения Юркова: Ну давайте возьмем, что у нас массовый сегмент.

Ольга Арсланова: У них стандарты повышаются, им хочется еще, они могут себе это позволить, у них есть неизрасходованный творческий потенциал...

Петр Кузнецов: Да, если грубо говорить, то мы сейчас о тех, кто вынужден по ночам вагоны разгружать.

Ксения Юркова: Мы имеем в виду линейные позиции грузчиков, кассиров в магазинах, мы этих людей имеем в виду?

Ольга Арсланова: Мы пытаемся выяснить, какие... Мы имеем в виду нашу разнообразную страну, в которой есть и такие люди, и такие, и те и другие хотят подработки, но из-за разных причин.

Ксения Юркова: Ну это неплохо. Причина одна – это деньги, ну вот давайте так, основная причина. Многие делают что-то вот как хобби, кто-то вяжет и параллельно продает тапочки, например. Но основная причина, 90%, все-таки деньги. Ну и второй вариант, если ты хочешь перейти из профессии в профессию абсолютно другую, например, ты работал всегда врачом и захотел стать дизайнером, то тебя дизайнером никто без опыта не возьмет. Соответственно, ты потихоньку будешь выполнять какие-то...

Петр Кузнецов: Плавный переход, понятно.

Ксения Юркова: ...мелкие заказы без риска остаться без средств к существованию. Но опять же основной мотиватор – это деньги.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей?

Петр Кузнецов: Обязательно. Евгения из Тюменской области. Евгения, мы знаем, что вы учитель, а дальше уже сами внимательно. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, да. Я преподаватель в ВУЗе и вынуждена подрабатывать, ведя курсы и в своем университете, и в других университетах тоже, курсы подготовки к экзаменам в школе, это моя подработка. Сегодня вы говорили о том, что нужно повышать квалификацию и просить повышения зарплаты у своего работодателя. Для меня это абсолютно невозможно, потому что...

Петр Кузнецов: Евгения, извините, это советуют вот это свободное время, которое вы тратите на подработку, тратить на самосовершенствование, и тогда уже с новым чемоданом знаний вы можете пойти к самому основному работодателю и просить повышения. Просто я уточнил.

Зритель: Нет, не могу, потому что, для того чтобы мне повысить свою квалификацию, я должна заплатить деньги за обучение. И потом у меня есть контракт, по которому, например, преподавателем я должен отработать 5 лет, прежде чем претендовать на должность старшего преподавателя.

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: И идти даже с какой-то «корочкой» дополнительной я не могу, я ограничена условием контракта, так что это точно не выход для бюджетника.

Петр Кузнецов: Ну да, вот вы отличный пример, мы просто аргументы экспертов в этом плане разбили. Спасибо вам большое, Евгения.

Скажите, пожалуйста, Вадим, но в любом случае подработка, мы сейчас же боремся с «серой» зоной, можно сказать, что подработка – это «серая» зона? Это без трудовой, да, официально, как правило, не устроен?

Вадим Квачев: Да, безусловно.

Петр Кузнецов: Мы сейчас вот берем среднестатистическое понимание вот этой подработки. То есть это не очень хорошо для рынка?

Вадим Квачев: Безусловно. У нас, как это часто бывает, к сожалению, государственная политика абсолютно так дифференцирована: одной рукой мы боремся вроде как с теневой занятостью, другой рукой мы создаем, точнее уже была создана такая архитектура, я не говорю сейчас про Трудовой кодекс как закон, а именно про enforcement, то есть про его применение, при которой такие вещи очень благоприятны, то есть работодателю очень просто сделать такие вещи, очень просто разбить работу на какие-то простые задачи, на подработки, его никто за это не накажет.

Проблема здесь в том, что мы ориентированы не на создание качественных рабочих мест, а как раз вот на то, чтобы переложить ответственность за то, чтобы люди были заняты, на самих людей. Это не всегда работает, особенно в регионах, где нет инфраструктурных возможностей, институциональных возможностей. Даже государственные службы занятости... В Москве прекрасный опыт, но не везде, к сожалению, в регионах есть возможность повысить навыки и вообще получить какое-либо рабочее место по итогам, потому что везде экономическая ситуация разная.

Петр Кузнецов: Вот, кстати, хороший момент. Ведь много людей сейчас найдутся, которые скажут: «Да нам бы одну работу, первую найти».

Вадим Квачев: Да.

Петр Кузнецов: А можно сказать, что в этом плане те, кто вторую работу находят, они в какой-то степени лишают тех, кто не может первую найти? То есть они как будто бы их рабочие места забирают.

Ольга Арсланова: У кого-то две, а то и три, а у других ни одной, особенно когда мы говорим о массовом сегменте.

Петр Кузнецов: Тем самым способствуя безработице в той части.

Вадим Квачев: Ну здесь не надо индивидуализировать ответственность, потому что это немножко ложный...

Петр Кузнецов: Вот как-то в целом по рынку если, как это, нет?

Вадим Квачев: Ложный логический ход, потому что здесь это делают работодатели...

Петр Кузнецов: То есть всем всего хватит?

Вадим Квачев: Нет, здесь...

Ольга Арсланова: Или даже не работодатели, а система трудоустройства.

Вадим Квачев: Да, а работодатели делают так, потому что они поставлены, то есть у них есть такая возможность и они поставлены отчасти в такие условия. То есть не нужно обвинять ни работника, ни работодателя, а нужно смотреть на институциональную систему, на государственную политику, которая делает такой режим благоприятным.

Ольга Арсланова: Но все-таки, когда мы говорим о подработке, речь идет о чем-то с частичной занятостью, правильно? То есть нельзя полноценно работать на двух работах одновременно.

Ксения Юркова: Ну...

Петр Кузнецов: Безусловно.

Ксения Юркова: Выбор человека, ну конечно. Но если мы говорим сейчас про «серый», теневой бизнес, как вы спросили, я вам скажу, что, по моему опыту, я видела, как это делают, очень многие работают с ИП либо работают самозанятыми. Многие, именно кто занимается подработкой, оформляют именно статус самозанятого либо ИП почему? Потому что платить наличными «серую» зарплату сейчас в нашей стране становится невыгодно, я вам скажу, то есть это не очень хорошо, это первое, а во-вторых, это очень дорого. Поэтому многие сейчас переходят на ИП либо на самозанятых, то есть это первый вопрос.

По поводу того, что вторая работа отбирает у одного человека занятость, тоже с этим не соглашусь. Кто мешает этому человеку найти ту же самую работу, предложить всего себя? Никто не мешает. Здесь вопрос, человек хочет работать либо человек не хочет работать.

Петр Кузнецов: То есть, скорее всего, здесь речь идет о чем? Если это подработка, соответственно, человек, у которого есть уже основная работа, он в принципе на те 15 тысяч, на которые не пойдет человек совсем без работы, ну потому что зачем мне 15 тысяч, я буду дальше искать, а в принципе он эту работу за 10–15 тысяч забирает себе.

Ксения Юркова: Конечно. Все зависит от формата подработки.

Петр Кузнецов: А можно сказать, что человек, у которого уже есть основная работа, ему проще найти вторую, чем человеку безработному первую?

Ксения Юркова: Намного проще. Во-первых, это связи. Знаете, как многие находят работу? Они не выставляют свое резюме, а кто-то порекомендовал: «Знаете, у меня в той компании был хороший бухгалтер, она может взять одно юрлицо, просто вести его». Можно хорошего врача сделать частным врачом. То есть разные варианты, ты имеешь, во-первых, связи, ты имеешь практический опыт, и в-третьих, это квалификация. Зачем брать на 3–4 часа человека, который не знает, не умеет и не может найти основную работу? Опять же нужно смотреть, про какую квалификацию мы говорим и про какой формат подработки.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей. Форматы разные, давайте о них узнаем побольше. Сергей из Московской области на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Ваша история?

Зритель: Я живу в Голицыно и уже давно работаю на двух работах. Одна работа у меня основная по трудовой книжке в Одинцово с графиком 2/2, вторая работа в Крекшино сутки-трое, диспетчер.

Ольга Арсланова: Это вообще совершенно разные, далеко друг от друга.

Петр Кузнецов: Как раз не пересекаются. Получается практически без выходных, да?

Зритель: Почти без выходных. Но я специально так устраивался, чтобы не пересекаться, потому что, если бы была возможность работать на одну зарплату, хорошо получать, я бы, конечно, с удовольствием работал на одной.

Ольга Арсланова: А как у вас в итоге получается? Из двух средних зарплат получается как бы одна большая?

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: А можете нам назвать сумму?

Зритель: Да, конечно, в Одинцово я электриком работаю за 35–37, а в Крекшино 28. Вот такая зарплата.

Ольга Арсланова: Ага. А загруженность у вас получается, сколько вы работаете часов?

Зритель: Ну, у меня только после суток вот один день, сегодня я дома.

Ольга Арсланова: То есть сутки...

Петр Кузнецов: Поздравляем с выходным.

Ольга Арсланова: Очень тяжело.

Петр Кузнецов: Сергей, а скажите, как ваш работодатель, который в Одинцово, основной, он знает о существовании подработки?

Зритель: Да, конечно.

Петр Кузнецов: Вы говорите, долгое время, но ни разу графики как-то не пересекались, не было проблем или еще каких-то проблем, связанных... ?

Зритель: Была устная договоренность такая. Если будут пересекаться, естественно, придется что-то делать.

Петр Кузнецов: Соответственно, и второй знает, что у вас есть основная работа, тут тоже никаких проблем нет?

Зритель: Да-да-да, люди как бы идут навстречу, потому что у меня трое внуков, как бы надо поддерживать.

Петр Кузнецов: Ага. Спасибо вам, спасибо, Сергей.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Нам пишут, что надо закон такой выпустить, что работать на двух и более работах запрещено, видимо, те, у кого и с первой проблемы.

Петр Кузнецов: Трудовой кодекс, кстати, позволяет.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о законах, о Трудовом кодексе, с одной стороны, и об уставах внутри компаний, с другой стороны. То есть как на это смотрит закон и как смотрит реальный работодатель на то, что его сотрудник совмещает?

Вадим Квачев: Закон у нас, как я говорил, институционально позволяет бесконечно, то есть в принципе каких-то ограничений нет формальных подрабатывать.

Ольга Арсланова: Свобода труда.

Вадим Квачев: Да, свобода, которая на самом деле оборачивается вот таким результатом, такой несвободой. То есть вроде как свобода, но загоняет человека в рамки, в которых он вынужден трудиться буквально себе во вред, скажем так, во вред самому здоровью, во вред своему времени, отдыху и так далее.

Что касается работодателя, здесь очень сильно все зависит от сферы, о которой мы говорим. Если мы говорим опять же о высококвалифицированном труде, то здесь, конечно, работодатель предпочтет, чтобы человек был полностью занят на одной работе, будет негативно, я думаю, смотреть на различные подработки. Если низкоквалифицированный, то я думаю, что ситуация, которую нам зритель уважаемый представил здесь, она может быть довольно типичной, когда на одной работе совершенно не хватает зарплаты, для того чтобы обеспечить достойное существование.

Ольга Арсланова: Это связано с тем, что низкоквалифицированный работника очень просто заменить другим, а высококвалифицированного все-таки больше ценят и меньше хотят потерять, больше боятся потерять?

Вадим Квачев: Вообще в принципе разная структура рынков труда и разная структура внутрифирменной организации труда в этих двух случаях. То есть офисная совершенно одна структура, это более такая жесткая, иерархическая такая, даже бюрократическая иногда, кроме креативных каких-то стартапов. А здесь все больше низкоквалифицированный, среднеквалифицированный труд переходит на сетевое, что называется уберизация, то есть вот отдельные небольшие контракты, такая занятость по типу портфолио: здесь подработка, тут подработка и так далее. Все к этому идет, первыми это сделали такси и курьеры, но в принципе без вмешательства государства все идет к этому.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Еще такой момент, Ксения. Можно предположить, что подработка позволяет основному работодателю зарплату не повышать, не индексировать? Ну как хорошо, к тебе человек пришел...

Ольга Арсланова: Тоже удобно, кстати.

Петр Кузнецов: ...вот и придумали, как зарплату повысить. То есть в принципе главное не мешать, позволить ему это сделать, и все. Для рынка это, если это так работает, опять-таки, наверное, в зависимости от сферы, от самого работодателя...

Ксения Юркова: Ну конечно.

Петр Кузнецов: ...то это опять-таки не очень хорошо, что сдерживает рост зарплаты.

Ксения Юркова: Ну смотрите, здесь все зависит от требований. Давайте пример элементарный возьмем. Есть у нас программист «1С», найти дешевого программиста, например, за 80 тысяч я не хочу, потому что мне нужен высококвалифицированный специалист, например, за 150 тысяч рублей. Я его нахожу, но понимаю, что работа у меня по сути на полдня, пусть подрабатывает. Я, например, договариваюсь о том, что я тебе плачу 100 тысяч рублей, высококвалифицированному специалисту, но в основное время ты можешь заниматься подработками.

И ему хорошо, он получает значительно больше, чем свои 150, и мне хорошо, потому что у меня за мой бюджет минимальный есть специалист намного дороже, то есть это один из примеров. Здесь уже каждый работодатель выбирает для себя. Чаще всего это случается в тех случаях, когда я хорошего специалиста не могу удержать своей зарплатой и просто позволяю ему какое-то время подрабатывать.

Петр Кузнецов: У нас есть материал такой сборный, необычный, на практике наши корреспонденты это все выяснили. Можно ли подзаработать без ущерба основной работе, пользуясь различными мобильными приложениями?

Ольга Арсланова: То есть максимально просто...

Петр Кузнецов: Мы сейчас как раз об уберизации начали говорить.

Ольга Арсланова: …сидя дома найти себе работу.

Петр Кузнецов: Не так все просто на самом деле.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Вот новые технологии, элемент этот уберизации. Казалось бы, есть свободное время, есть силы, бери и пользуйся, но...

Петр Кузнецов: ...и в минусе можешь остаться.

Ольга Арсланова: Видите, у нас только у одного нашего корреспондента что-то получилось.

Вадим Квачев: Платформы захватывают в этом плане то, что раньше называлось гаражной экономикой. Например, есть у вас сосед, он сантехник; он приходит к вам, чинит раковину, вы договариваетесь о какой-то сумме, все основано на репутации, на доверии, на личном знании, или вам кто-то порекомендовал его, может быть. Платформы берут и заменяют это неким рейтингом, и получается у нас анонимная, не контролируемая ни покупателем, ни продавцом услуги система, в которой цены непонятно как формируются, рейтинги непонятно как формируются и так далее, и так далее. И получается, что люди, которые используют, для того чтобы работать, то есть низкоквалифицированный труд, как правило, на таких платформах, хотя есть и для высококвалифицированных, есть репетиторы, врачи и так далее, они оказываются вот в такой ситуации, как продемонстрировали у вас в сюжете.

Ольга Арсланова: День потерял, ничего не заработал.

Вадим Квачев: Да.

Ольга Арсланова: Но все-таки платформы эти продолжают работать, значит, есть спрос.

Петр Кузнецов: Ну и плюс ко всему, если мы говорим о подработке, это что-то все равно... Мы начали с того, что это все-таки как вторая работа, то есть регулярно, а здесь явно такая нерегулярная штука: сегодня может быть заказ, завтра нет. Сегодня надо с собакой погулять, завтра нет.

Ольга Арсланова: Что можно посоветовать человеку, который хочет стабильно зарабатывать на второй работе, а не от случая к случаю и без гарантий?

Ксения Юркова: Ну смотрите, вот эти платформы, которые мы смотрели, многие используют как постоянный заработок, те же самые самозанятые: переводчики, как мы уже говорили, человек, который берет заказы и работает просто на фриланса; маникюр, если девушка работает в салоне, но по выходным она просто берет эти заказы и выезжает куда-то, это вот эти приложения. Но мы же не только с помощью приложений можем искать себе подработку, те же источники можно использовать, как и при поиске основной работы. Первое, как я уже сказала, это знакомства, какие-то связи, когда ты можешь спросить: «Слушайте, ребят, если кому-то нужен хороший бухгалтер, я готов взять пару компаний».

Либо это те же сайты по поиску работы, всем известные сайты, и есть определенная галочка, где ты можешь поставить временную занятость или частичную занятость, и тебе будут показываться вакансии только под твой запрос. При этом, в отличие от приложений, где мы сказали, что были неприятные случаи, когда не заплатили, то здесь ты можешь посмотреть, что за работодатель разместил эту вакансию, почитать о нем отзывы, и даже крупные компании, достаточно крупные размещают работу с частичной занятостью. Я так работала, я помню, когда еще была в декрете, тоже брала какую-то подработку, и все было хорошо.

Петр Кузнецов: Петербург на связи, очень необычный случай, нехарактерный по крайней мере.

Ольга Арсланова: Да, давайте послушаем.

Петр Кузнецов: Виктор, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Петр Кузнецов: Потому что мы много говорили о том, что все-таки вторая работа так или иначе с первой связана, что-то профильное...

Ольга Арсланова: ...но у вас не так, судя по всему.

Петр Кузнецов: Но, Виктор?

Зритель: Алло.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Да, добрый день. Очень хороший канал у вас ОТР, откровенный, вы с такой жесткой критикой иногда в адрес правительства, и поэтому я просто загорелся, думаю, надо попасть в эфир, поговорить с вами. Большое спасибо за ваши передачи острые такие.

Петр Кузнецов: Но без критики сейчас же, да?

Зритель: Вот я командир воздушного судна на самолете, получаю довольно приличную зарплату в известной компании, фамилия моя Прохоров Виктор Валентинович, меня, конечно, многие знают. Но кроме всего прочего у меня есть второй и третий заработок, то есть я как бы не могу сидеть в свободное время без дела. Это, наверное, нормальное состояние человека, желание... Денег никогда не хватает, хочется больше, больше и больше.

Ну это возникло, конечно, в то время, когда был кризис авиации, мне 61 год сейчас, в то время, когда во Ржеве я работал на Ан-2, после первой чеченской кампании прекратилось поступление авиатоплива на самолеты Ан-2. И я был вынужден, я остался без работы, был вынужден искать другую работу. Ну и пошло с коммерцией: ларьки, потом павильончики, потом кафе. Вот у меня сейчас, в настоящее время ресторанчик в Санкт-Петербурге, называется «Белые ночи». Но смысл...

Петр Кузнецов: Надо было «Сбитый летчик» назвать, что-нибудь такое.

Зритель: Нет, я не сбитый, я до сих пор работаю, пожалуйста.

Петр Кузнецов: Да нет-нет, я шучу.

Зритель: Но я к тому, что я сейчас достаточно обеспеченный, у меня все есть, и квартира, и машина, все равно я работаю день и ночь.

Но я к чему хочу сказать? Вообще мы как бы... Я считаю, что мы сейчас живем в очень хорошее, благоприятное время, и президент у нас великолепный, адекватный, не то что раньше было, престарелое политбюро. Мы просто не замечаем вот этого хорошего времени и не можем как бы... Мы живем понятиями старого, мы хотим, чтобы государство нам везде помогло, все принесло на тарелочке, но средств не хватает.

И действительно, государство не может обуздать вот эти монополии, которые бесконечно поднимают цены на электричество, на газ. Какие-то вроде как умные постановления выходят поднять МРОТ, минимальный расчет оплаты труда, но на самом деле от этого страдают предприниматели, потому что с них увеличиваются налоги, и не сделают это скрытое повышение, уже осталось только за воздух брать с нас и все. Предприниматели задушены.

Ольга Арсланова: Виктор, ну смотрите, вот у вас две работы...

Петр Кузнецов: Три, три! Про третью еще не узнали.

Ольга Арсланова: Три?

Зритель: Три работы.

Петр Кузнецов: А третья какая еще, вот я хотел уточнить.

Зритель: Ну...

Петр Кузнецов: Ресторатор, летчик и еще кто?

Зритель: Есть павильоны торговые, я их сдаю в аренду, там нужно обеспечить электричество, водопровод и так далее, и так далее.

Ольга Арсланова: Хорошо, Виктор.

Зритель: То есть работы масса.

Ольга Арсланова: А из этих трех у вас какая любимая все-таки?

Зритель: Любимая, конечно, летная работа, это мечта детства, это романтика, ничто не может этого заменить.

Я просто с высоты своих прожитых лет, в 61 год все-таки можно делать какие-то выводы, хочу сказать, что в жизни не так много надо. Вот раньше ни мяса не было в магазинах, ничего, нам достаточно было, так сказать, кашки с утра поесть на молоке... Даже холодильников не было, я то время помню, ни холодильников, ничего, хранили все в сеточке между окнами, ни масла не было, ну ничего, и всего хватало, все нормально, жили весело и счастливо. Ну вот государству, мне кажется, не хватает только обуздать вот эти монополии.

Ольга Арсланова: Спасибо вам, Виктор.

Петр Кузнецов: Виктор, а можете доход общий раскрыть нам?

Зритель: Ну, вы знаете, летчики получают очень много...

Петр Кузнецов: Больше 200 тысяч?

Зритель: ...вы сами знаете, что там...

Ольга Арсланова: Лучше сказать «больше 2 миллионов».

Зритель: Где-то в месяц получается около полумиллиона «чистыми».

Ольга Арсланова: Это вы имеете в виду за все три ваши работы?

Зритель: Да. Ну вот, например, кафе мне не дает вообще никакого заработка, это просто как бы мое детище, 20 лет уже существует, потому что кафе сейчас, рестораны обложены, если они легально работают, они со всех сторон обложены всевозможными платежами, везде, как говорится, проверки, как бы их ни говорили, но существует...

Ольга Арсланова: Понятно. Да, спасибо, Виктор, за вашу историю.

Петр Кузнецов: Здорово! А все-таки основная цель – это больше денег, чтобы подушка безопасности всегда была, налоги, поборы, чтобы вы всегда чувствовали себя, своим помогали, или вы просто не можете без дела уже сидеть, вы понимаете, что на самом деле могли бы и не работать, но просто не сидится на месте в хорошем смысле, поэтому вы всем вот этим и занимаетесь до сих пор?

Зритель: Ну, во-первых, конечно... Во-первых, это естественно, человек каждый стремится к лучшему, то есть хочется все лучше, лучше и лучше. Во-вторых, я занимаюсь еще благотворительной деятельностью достаточно серьезно, не хочу говорить, в каких сферах, много, в общем, уходит средств. И чем больше ты имеешь свободных средств, тем больше ты можешь для души делать, то есть для, как говорится... Не особо я верующий в бога, но вот когда приходит в церковь, что-то такое ты чувствуешь все-таки, когда ты что-то сделал доброе другим людям, которые нуждаются, реально, напрямую, то тут ты себя чувствуешь, конечно... У меня такая возможность есть, я ее использую.

Ольга Арсланова: Спасибо за вашу историю, Виктор!

Петр Кузнецов: Спасибо!

Ольга Арсланова: Можно ли сказать, что все, практически все люди, у которых есть вторая, третья работа, – это люди с активной все-таки позицией? Да, иногда это вынужденно происходит, но тем не менее они не боятся трудностей.

Вадим Квачев: Вторая и третья работа или бесконечное число подработок? То есть здесь принципиально разные структурно ситуации, которые нельзя сравнивать. Вот последний телезритель, который нам говорил, – это одно дело, а другое дело человек, как вот в сюжете вашем, который подрабатывает и пытается свести концы с концами, то есть структурно совершенно разные вещи. В первом случае, конечно, пожалуйста, если есть возможность работать, если есть активная жизненная позиция, это прекрасно.

Но все-таки, когда мы говорим про государственную политику в области занятости, нам нужно акцент сделать именно на втором. Может быть, помните историю, например, когда курьер, одна из крупных платформ, умер на рабочем месте, платформа отказалась его признать сотрудником, потому что это влечет различные последствия. Конечно, здесь государственная политика должна быть направлена на то, чтобы принципиально защитить тех людей, которые подрабатывают на четверть, на половину, защитить их на рабочем месте, обеспечить им достойный заработок и так далее.

Петр Кузнецов: Тем не менее подработка, ну вот опять же на примере Виктора, – это активность, трудовая активность, это мобильность. Мы поговорили, что подработка, да, скорее всего, увеличивает «серую» зону, но тем не менее в этом плане, в плане трудовой активности подработка может служить, в общем, на рынке каким-то драйвером?

Ксения Юркова: Ну конечно.

Петр Кузнецов: Разгонять рынок?

Ксения Юркова: Как мы уже говорили, во-первых, это вопрос конкуренции. Во-вторых, то, что многие сейчас работают через самозанятых либо ИП, это дополнительные налоги, которых могло бы не быть. Поэтому я вижу только плюсы.

Ольга Арсланова: Скажите, для экономики страны в целом люди, которые неважно по каким причинам, они трудоголики или они вынуждены работать на нескольких работах, трудятся постоянно, это благо, или это индикатор какого-то нездоровья?

Вадим Квачев: Сейчас все больше исследователей говорят о том, что вот, мол, нам нужно отказаться от представления о полной занятости, 40 часов в неделю традиционные, и перейти к каким-то портфельным формам. Как я говорю, очень часто обобщают и больше говорят все-таки о высококвалифицированном труде.

Ольга Арсланова: Да.

Вадим Квачев: Конечно, здесь, безусловно, если даже мы говорим о портфельной занятости, должно быть гарантировано даже для тех, кто частично занят, подрабатывает, для уязвимых людей, которые находятся в уязвимой позиции, должна быть гарантирована их защищенность, что они не перерабатывают, что условия труда достойные, что минимальная оплата труда достойная и так далее, и так далее. И тогда это может служить благом для экономики. Сейчас в существующих условиях, когда люди, которые вынужденно подрабатывают, они уязвимы перед работодателем, неважно, индивидуальным или корпоративным работодателем, это проблема.

Петр Кузнецов: Александра успеем послушать. Здравствуйте, Александр.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Мы не знаем, из какого вы региона. Из какого вы региона?

Зритель: Рязанская область.

Петр Кузнецов: Так, слушаем.

Зритель: Дело в том, что вообще в сельской местности уровень зарплаты диктуется бизнесом в размере минималки, то есть это 12–13, в любом случае 14 тысяч. Что-то не устраивает, сразу указывают на дверь, и это практически во всех районах нашей области. У меня два высших образования, я работаю мастером в коммунальной сфере, приходится подрабатывать также и слесарем-оператором.

Петр Кузнецов: Еще примерно столько же, да?

Зритель: Почему? Потому что элементарно двое детей, не хватает заработной платы. Размер заработной платы у меня 13 как у мастера, в связи с этим я вынужден искать работу. Нашел работу в этой же организации, с согласия руководства я работаю еще и слесарем, вот в чем проблема.

Петр Кузнецов: Ага. Ну и плюс еще столько же, да, получается?

Зритель: Да-да-да, это максимально, что можно здесь у нас в районе найти, имея два высших образования, техническое и юридическое.

Ольга Арсланова: Вот и получается, что в основном подрабатывают те, у кого дела хуже, чем у всех остальных, и те, у кого лучше среднего какого-то уровня. Вот эти полярности, видимо, и образуют рынок вторых зарплат и вторых работ, получается?

Ксения Юркова: Ну да. Но я не вижу здесь ничего плохого, почему бы нет?

Петр Кузнецов: Давайте подведем вместе с вами и с короткими комментариями в качестве итогов итоги нашего голосования. Мы весь этот практически час спрашивали, есть ли у вас подработка: «да» ответили 46%, «нет» 54%.

Ольга Арсланова: Пополам практически.

Петр Кузнецов: Практически пополам.

Вадим Квачев: Я абсолютно не удивлен.

Петр Кузнецов: Наверное, такова ситуация примерная сейчас есть.

Вадим Квачев: Да, я абсолютно не удивлен, потому что, как я сказал, если у нас дробятся эти полные рабочие места, если есть возможность, она будет использована работодателем. Если заработок недостаточен, человек будет искать бесконечно что-то. Если бы у него была полноценная зарплата, на которую он мог бы жить, он бы предпочел время уделить досугу, общению с семьей или еще чему-то.

Петр Кузнецов: Ксения, не успеваем комментарий, остается вам поблагодарить.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое за этот час. Вадим Квачев и Ксения Юркова были у нас в студии.

Никуда не уходите, сейчас продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Мнение экспертов - о подработках