Что будет, если заморозить цены на интернет?

Что будет, если заморозить цены на интернет? | Программы | ОТР

Комментарий экспертов

2020-10-22T14:10:00+03:00
Что будет, если заморозить цены на интернет?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Половников
руководитель агентства Content Review
Леонтий Букштейн
шеф-редактор портала «Мобильные телекоммуникации»

Денис Чижов: В Министерство цифрового развития поступило письмо с предложением заморозить цены на Интернет до июля следующего года. Идея принадлежит депутату Госдумы Евгению Федорову. Он указывает на то, что в связи с пандемией многие работодатели пересмотрели принципы организации труда и перевели значительную часть сотрудников на удаленную работу. Операторы связи, в свою очередь, ранее говорили, что планируют повысить тарифы в следующем году на Интернет минимум на 10-20%. Я предлагаю узнать у наших телезрителей, сколько вы платите Интернет. Много платите? Напишите, вы считаете эту плату слишком высокой? «Да», «нет». И еще, кстати, напишите нам, устраивает ли вас качество связи обязательно. Тоже интересно узнать.

Марина Калинина: Да. Или позвоните, расскажите.

Денис Чижов: Да, позвоните, расскажите. Принимаем звонки.

Марина Калинина: Сергей Половников с нами на связи, руководитель агентства Content Review. Сергей Геннадьевич, здравствуйте.

Денис Чижов: Сергей Геннадьевич, вот мы часто слышим недовольство, и сами его высказываем, и от телезрителей, что вот, дорогой Интернет. Но также я часто замечаю цены на Интернет в западных странах, и вроде бы как у нас-то все хорошо в России. И с ценами, и с покрытием. Можете дать ваши экспертные комментарии по этому вопросу?

Сергей Половников: Добрый день. Конечно, в России стоимость Интернета, как фиксированного (как мы его называем, домашнего), так и мобильного, одна из самых дешевых в мире. И это связано с тем, что у нас достаточно серьезная конкуренция ценовая проходила, видимо, в регионах, ну и в том числе в Москве. Мы находимся (мы – имеется в виду рынок) находимся в сложной ситуации. Постольку поскольку демпинг в прошлом, когда были так называемые тучные годы, он привел к очень низким ценам, а сейчас приходится в тяжелые времена цены повышать, и это воспринимается, как будто бы низкие цены – это просто норма. Это не так. Это во-первых.

А во-вторых, что касается инициативы … , то мне лично очень странно такое слышать. Постольку поскольку в аргументации приводится, что работодатели переводят на домашнюю работу, на удаленную. Ну, окей, тогда работодатели должны обеспечивать рабочее место удаленное. В том числе и связью. Мы почему-то не говорим о том, что надо срочно зафиксировать цены на мобильную связь из-за того, что работодатели заставляют оставаться на связи своих работников. Кому надо, те получили рабочие номера мобильные, и работодатели их оплачивают. Точно так же должно происходить и с Интернетом. Если ваш работодатель не идет навстречу, а у вас дорогой Интернет (такое бывает, особенно в частном секторе), и не компенсирует эти работы, ну, надо обратиться в комиссию по труду. Потому что не предоставляются орудия производства и вы не можете выполнять свои рабочие обязанности.

Денис Чижов: Сергей, а позвольте вернуть вас все-таки к стоимости. Вы сказали, что в России тарифы и так были слишком низкие.

Сергей Половников: Да.

Денис Чижов: А мне вот интересно знать. Я плачу, допустим, 500 руб. в месяц за Интернет. А себестоимость какая приблизительно? Сколько себестоимость, а сколько надбавка, хотелка провайдера?

Сергей Половников: Смотрите, здесь дело не в себестоимости. Это же не какой-то постоянный процесс производства Интернета, да?

Денис Чижов: Но все равно же, есть средние цифры.

Сергей Половников: Чтобы у нас в квартирах появился Интернет, оператору необходимо заплатить, там, десятки, сотни миллионов рублей для того, чтобы его, собственно, провести. После того как он его провел и возникла нагрузка, оператору нужно провести еще дополнительную линию. Поэтому сама себестоимость Интернета, естественно, там, приблизительно, равна нулю, да, если у вас есть уже сеть. Но эту сеть надо построить. Соответственно, это бизнес, построенный на постоянных очень масштабных и дорогостоящих инвестициях. Необходимо постоянно строить. Как, помните, Алиса в Зазеркалье говорила: «Чтобы оставаться на месте, надо очень быстро бежать вперед». Точно так же и с Интернетом. Чтобы у нас, у пользователей, не возникало проблем со связью, не возникали затыки, не был Интернет слишком медленным, операторам постоянно, беспрестанно приходится строить все новые и новые линии. Тем более, сейчас строятся линии от, условно говоря, Калининграда до Владивостока. А вы представляете, сколько стоит вырыть такую траншею в вечной мерзлоте, проложить туда кабель и потом обеспечивать его работу. Это просто гигантские деньги. Поэтому ничего удивительного в том, что цены на Интернет растут.

И надо признать, что они растут-то в пределах, там, инфляции потребительских товаров. Т. е. не нашей любимой минимальной корзины, а именно вот потребительские товары, которые зависят от многих факторов. В том числе и от курса доллара. У нас оборудование не производится, его надо закупать. А закупают в долларах. Валюта дорожает.

Денис Чижов: Понятно. Спасибо, Сергей. Но вот, Марина, мне как-то все-таки не верится. Ну, как? Бизнес – не в убыток же они себе работают, а? Ну, много с нас берут, мне кажется.

Присоединяется к нам Леонтий Букштейн, шеф-редактор портала «Мобильные телекоммуникации». Леонтий Ефимович, здравствуйте.

Леонтий Букштейн: Добрый день, добрый день.

Марина Калинина: Ну, вот вы как относитесь к предложению Евгения Федорова, депутата Госдумы, заморозить цены на Интернет до июля следующего года? Он это объясняет тем, что многие сейчас работают на удаленке и часто пользуются Интернетом: больше, чем, наверное, в обычной жизни, – и нельзя поднимать цены.

Леонтий Букштейн: А можно вмешиваться в деятельность частных компаний и частного бизнеса? Депутат немножко превышает свои полномочия. У нас связь – это, кроме «Ростелекома», частный бизнес. Командовать ему из законодательного органа некрасиво. Это первое.

Второе. Уважаемый депутат пусть заглянет тогда в расходы мобильных операторов. Вот коллега Сергей сказал: начиная, там, с роста валютного курса. А операторы закупают, к сожалению, большую часть оборудования на валюту. Значит, он от меня получил 1 руб., а потратить должен $3. Откуда ему взять? Так что здесь не так все легко, как кажется, во-первых. Во-вторых, у нас есть официальный государственный регулятор отрасли. Это Минцифры сейчас называется. Есть ФАС и есть Россвязьнадзор. Они уж как-нибудь позаботятся о том, чтобы это было сделано легитимно и в пределах каких-то рамок.

Здесь другой вопрос: а что у нас сейчас дорожает вообще по жизни? Кроме продуктов, которых, слава богу, Россия сейчас не только себе производит, а еще и экспортирует. Остальное же все-таки все растет в цене. Есть 4% инфляции. Есть расходы у операторов, Сергей вот тоже сказал. Они сейчас должны 5G внедрять. Вы думаете, это что – просто щелкнуть пальцами? Это надо закупить оборудование, это надо поставить вышки. Это масса затрат. Но мы потом все будем этим пользоваться, вообще-то. Это вторая мысль у меня.

И третья. Мы получили вчера аналитический обзор одной крупнейшей сетевой компании по продаже электроники. Цифры поражают. Когда мы начинаем ронять слезу, что вот подорожает, – почитайте эту аналитику, если она где-то есть (но мы ее опубликуем сегодня на портале). Там россияне такие покупают вещи, за такие деньги! Я имею в виду гаджеты. Не надо переживать, что они не потянут 10%-8%-ное повышение на Интернет. Это разные вещи.

Денис Чижов: Но они их покупают в кредит, как правило. Айфоны в кредит, Андроиды в кредит.

Леонтий Букштейн: Ну, айфоны… 109 тыс., конечно, наличными не все могут выложить. Машины тоже все покупают в кредит, мы же не плачем над этим.

Денис Чижов: Ну, машина – дорогая покупка.

Леонтий Букштейн: А 50 тыс. за смартфон – это дешево вообще, по нынешней жизни? Это очень недешево.

Так вот, в этой аналитике сообщается, что за квартал втрое выросли продажи смартфонов с 5G. Это не по 10 тыс. аппараты. Так что здесь расходы надо смотреть. Это первое.

Второе. Да, действительно, ушли на удаленку. Но ведь там освободились мощности в офисе. Т. е. нет никакого здесь, я думаю, прямого отношения к тому, что мы сели на удаленку, потребляем больше Интернета. А там, где мы сидели в офисе, там нету потребления. Т. е. здесь оператору, я не сказал бы, что очень тяжело тянуть то, что мы сейчас вот сидим там, честно говоря, сутками в Интернете.

Марина Калинина: Еще один вопрос, буквально коротко. Вот это подорожание на 10-20% – это предел? Это реально будет 10-20% или может быть выше?

Леонтий Букштейн: Нет, выше ни в коем случае. И потом, не 20% все-таки. Даже самые такие пессимистичные аналитики дают максимум 15%. Так что, я думаю, все остановится на 10%, если будет в следующем году повышение. Но я не думаю, что это такие страшные цифры, все-таки. Хотя, конечно, никто не хочет платить больше, все хотят меньше платить, больше потреблять.

Марина Калинина: Спасибо большое за ваш комментарий. Леонтий Букштейн, шеф-редактор портала «Мобильные телекоммуникации». И спрашивали мы вас, много ли вы платите за Интернет. Вы написали, что «да» – считают 92%, «нет» – 8%. Вот таковы итоги.

Денис Чижов: Будете платить еще больше.

Марина Калинина: А мы к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)