Что будет с ценой и качеством продуктов?

Что будет с ценой и качеством продуктов? | Программы | ОТР

Сахар уже подорожал, хлеб тоже поднимется в цене - предупредили производители

2020-04-29T13:13:00+03:00
Что будет с ценой и качеством продуктов?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Иван Родионов
профессор департамента финансов НИУ ВШЭ
Александр Калинин
генеральный директор Национального фонда защиты потребителей, академик РАЕН
Александр Бражко
координатор федерального проекта «За честные продукты»

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. С вами по-прежнему Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев. Приглашаем вас присоединиться к разговору в нашем прямом эфире, будем важную тему сейчас обсуждать.

Иван Князев: Да, большая тема у нас сейчас. С 1 мая в России вступает в силу закон о качестве и безопасности продуктов. Там прописаны такие вот интересные понятия, как «горячее питание», например, «сортность», но не только. Там в целом сформулированы принципы здорового питания: например, в рационе должны присутствовать продукты с низким содержанием сахара и соли. Также говорится о необходимости борьбы с фальсификатом, вот прописали это.

Тамара Шорникова: Ну вот пока мы с вами о здоровом питании, эксперты Роскачества обнаружили в чипсах кадмий и мышьяк, представляете? А это, кстати, один из тех продуктов, который мы с вами сейчас в самоизоляции стали чаще покупать, проверили 16 торговых марок всем известных брендов. Но не только о качестве продуктов мы, конечно же, будем говорить сегодня, еще о ценах на них. Каждый из нас уже заметил, что они выросли.

Иван Князев: Да. Давайте посмотрим статистику. Цены на продукты в России в марте выросли больше чем на 1%. Больше всего подорожали фрукты, на 2,5%, на сладости (сахар, джем, мед, шоколад и конфеты) примерно на столько же. Цена овощей выросла больше чем на 2%, хлеб и крупы на 1%, на масло почти так же. Ну и еще раз подчеркну, что это данные за март, сейчас ситуация может быть хуже.

Тамара Шорникова: Поэтому, чтобы понимать картину дня с ценами сегодня, прямо сейчас вас хотим спросить: подорожали ли продукты конкретно у вас, в вашем городе, поселке, в вашем регионе? Отвечайте «да» или «нет» на номер 5445, также звоните и рассказывайте, что именно подорожало, на сколько.

Иван Князев: Ну и, разумеется, друзья, пишите про качество продуктов – есть вообще можно, что продают в наших магазинах? Лучше или хуже, например, молоко стало, фарш, колбаса, сметана? Ждем ваших звонков.

Тамара Шорникова: Фотографии тоже можете присылать в нашу соцсеть.

Иван Князев: Да, мало ли что.

Тамара Шорникова: Та самая колбаса из бумаги, вот это все.

Иван Князев: Сейчас будем разбираться во всех этих проблемах вместе с нашими экспертами. Первым на связь выходит Иван Родионов, профессор Департамента финансов Высшей школы экономики. Иван Иванович?

Иван Родионов: Да, добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте, Иван Иванович.

Знаете, что хотелось бы спросить? Вот в целом с лимонами, с имбирем, вот со всеми этими делами все более-менее понятно. Почему остальное дорожает? У нас сейчас вроде как должно наблюдаться снижение спроса. Денег нет, никто не работает, почему продукты дорожают?

Иван Родионов: Ну, вы знаете, кое-что дешевеют, помидоры чуть-чуть подешевели. Но, с другой стороны, продукты повседневного спроса, лук, с 30 до 50, это 67%.

Иван Князев: Ну мы что, лука больше есть стали?

Иван Родионов: И все рассказы Росстата о 2% смешные на этом фоне. Лук, к сожалению, необходимо есть всем, это единственный источник реальных витаминов. При этом что происходит? Мы видим, что проблема качества вообще не новая, и, как правило, еще с советского времени мы знаем, что если вышло постановление ЦП КПСС, а сейчас это, скажем, другие органы его выпускают, то, значит, уже все пропало.

С этой точки зрения мы как бы давно говорим о пальмовом масле, мы давно говорим о чрезвычайно дорогой говядине, которую нам подсовывает «Мираторг» и которая не соответствует заявленному качеству про зерновое питание, достаточно приготовить стейк «Мираторга». Плюс к тому, в любой кризис всегда начинают появляться продукты-заменители просто из-за того, что они дешевле, но раз они дешевле, скорее всего, они и хуже.

Таким образом, мы точно к концу года получим прирост опять цен на 15–20%, никуда здесь не деться. И понятно, что государство у нас опять и госмонополии в этом поддерживает, штрафы, вы сами знаете, сейчас просто слоновьи, видно, те, кто их назначает, точно не получают пенсию или минимальный размер оплаты труда, это сразу 5 тысяч, ну вообще самый маленький штраф 5 тысяч, после этого можно удавиться просто.

Плюс к тому, что смешно опять? Электроэнергия в кризис с апреля подорожала на 7–8% всего лишь. Почему люди в кризис должны помогать монополиям? Монополия получила более дешевый газ, более дешевое дизельное топливо, но рост цен опять ей гарантирован, потому что правительство ее поддерживает.

Иван Князев: Ага.

Иван Родионов: Что ждать? Ждать повышения цен на авиабилеты, ждать повышения цен на железнодорожные билеты...

Иван Князев: Ну это уже происходит, Иван Иванович.

Иван Родионов: ...я не говорю о продуктах непродовольственных.

Иван Князев: Иван Иванович, смотрите, ну вот ваш прогноз 15–20%, нам вот Воронеж пишет, что уже на 30–50% подорожали цены, «вот гречка в феврале 30 рублей стоила, сейчас 80». Курская область: «Подорожали вообще все продукты». Вологодская пишет, что на 12%. Вы знаете, раньше все это списывали на инфляцию, сейчас какая основная причина?

Иван Родионов: Ну, вы знаете, вот я уверен, что в конце года мы узнаем, что инфляция в нашей стране была до 5%. Почему опять? Потому что инфляция считается котловым методом, вместе с промышленностью, промышленность вообще ничего не выпускает, поэтому там никакого роста цен нет, и формально все индексирование пенсий, пособий, всего остального будет исходить из небольших цифр. Да, то, что ежедневные потребительские цены растут существенно быстрее, мы знаем, но опять государство делает вид, что этого нет, для этого опять используются другие цифры.

Тамара Шорникова: Давайте вместе звонок от телезрительницы послушаем, возможно, сможем услышать вопрос и прокомментировать его. Елена, Татарстан.

Иван Князев: Здравствуйте, Елена.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Во-первых, хочу сказать, очень смотрим всегда вашу передачу, очень довольны вашей программой.

Иван Князев: Спасибо.

Зритель: Вообще в восторге.

Буквально сегодня, буду кратка, ходила на рынок, цены, конечно, меня на фрукты, на овощи очень сильно удивили: бананы 125 рублей, огурцы 145, помидоры 290.

Иван Князев: Ого.

Зритель: Это вообще, это такие астрономические цены, они меня, конечно, удивили. С чем связано подорожание, мне не сказали. Капуста 50 рублей, лук почти 60–70 рублей у нас стоит.

Иван Князев: Это вы на рынок ходили, да, Елена?

Зритель: Да, я на рынок ходила. В принципе...

Иван Князев: Ну неужели продавцы ничего не говорят? Ну спросили бы.

Зритель: Я спросила, на каком основании подняли цены, они сказали, что это не они, это хозяева, вот.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Мясо было у нас где-то в районе 280–320 говядина, сейчас уже 400–450, 500 рублей говядина стоит.

Иван Князев: Ничего себе.

Зритель: Да. В принципе молоко у нас здесь есть в Татарстане, как бы развито сельское хозяйство, вроде подорожания молока не было заметно, но фрукты и овощи подорожали очень сильно.

Тамара Шорникова: Да, слышим.

Зритель: Да. Я спросила: «Это Рублевка?», они сказали: «Мы не знаем».

Тамара Шорникова: Елена, скажите, а вы в связи с этим как будете менять свою продуктовую корзину? От чего-то будете отказываться?

Иван Князев: Или уже поменяли?

Зритель: Ну, по крайней мере помидоры мы не покупаем.

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: Огурцы, конечно, берем, но по такой цене сейчас брать не буду. Бананов, конечно, хотелось бы взять, но тоже по такой цене очень дорого.

Тамара Шорникова: Нет, ну 125 для бананов – это просто за гранью добра и зла.

Иван Князев: Да.

Зритель: Да. Вот, допустим, с 1 апреля я сижу как бы без работы, но я в «РЖД» работаю, мне оплачивает организация, но я не знаю, по какой степени, еще зарплату не получала. Но по крайней мере в ближайшее время от этих продуктов придется точно отказаться.

Иван Князев: Спасибо вам, Елена.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Ну вот Калининград тоже пишет про фрукты: «Цены выросли на 30–50%». Иркутск: «Продукты подорожали на 20%». «Специалисты Росстата, – пишет нам телезритель, – вообще в магазины не ходят, цифры совершенно другие дают».

Тамара Шорникова: И давайте еще следом послушаем Ростовскую область, Надежда, сравним, какие цены там.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Ну у нас то же самое, такие же цены. И мясо подорожало.

Иван Князев: Сколько у вас говядина стоит?

Зритель: Вот у меня ближний «Магнит», яблоки 100 с лишним рублей, килограмм яблок. Как я могу? Вот я живу на свою пенсию, если бы не дочка, как бы я могла питаться вообще?

Иван Князев: Ну одно яблочко разве что купить.

Тамара Шорникова: Да, Надежда, спасибо вам.

Зритель: Да вот именно.

Иван Князев: Больше ничего не останется.

Тамара Шорникова: Иван Иванович...

Иван Родионов: Да?

Тамара Шорникова: В связи с этим вопрос. Такое подорожание уже отмечают наши телезрители, наверняка это не предел. Меры какие-то будут? Уже потихоньку разговоры начинаются и о фиксации цен, и о продуктовых карточках. Что-то будет, какие-то меры будет предпринимать правительство?

Иван Князев: Или все оставят в таком плавучем режиме?

Иван Родионов: Ну, во-первых, надо сказать, что средств борьбы с ростом цен у государства нет. Мы знаем, что государство, которое полностью контролирует производство нефти и нефтепродуктов, не может контролировать рост цен на бензин, мы это видим уже в течение 3 лет. С этой точки зрения необходимо... Жизненно необходимые лекарства, та же самая ситуация, та же самая риторика аптек: «Мы не виноваты, это повысили цены производители».

В этих условиях мы должны понимать, что к нормальной инфляции, которая была, из года в год она была на самом деле на необходимых потребительских товарах в размере 10–12%, а не как нам рассказывает Роскомстат, добавится еще 12–15%, вот и появятся эти 20–30%. Другое дело, что, к сожалению, конечно, к сожалению торговцев, здесь есть пределы: как только цены чрезвычайно высоки, люди перестают покупать продукты, отсюда как раз мы видим все акции в магазинах. Но это неизбежно ведет к тому, что мы покупаем дешевле, но, как правило, просроченное.

Иван Князев: Ну да.

Иван Родионов: И вот это кольцо, из которого как бы выйти очень трудно, это замкнутый круг.

Иван Князев: Обидно, что, когда мы покупаем меньше и покупаем дешево, производители, производители не хотят все-таки снижать цены, это их не стимулирует. И вот интересный момент наша телезрительница затронула, она когда спросила продавцов, почему, например, говядина подорожала, говорят, что это хозяева. Хозяева – это, я так понимаю, фермеры, да, это они поднимают цены на продукцию? Хотелось бы понять, почему.

Тамара Шорникова: Мне кажется, все-таки перекупщики, Ваня.

Иван Князев: Или перекупщики все-таки? Иван Иванович, как считаете?

Тамара Шорникова: Кажется, фермеры как раз те, кто еле-еле сводят концы с концами сейчас.

Иван Родионов: Да нет, не надо искать врагов, которые прокрались, засели в торговые цепочки и там гадят оттуда.

Иван Князев: Да нет, мы просто хотим понять, почему.

Иван Родионов: Это чепуха, это на самом деле общий процесс. Во-первых, люди всегда хотят заработать больше, это закон того общественного строя, который мы выбрали, никуда из этого не деться. С другой стороны, есть ограничитель объективный, покупательная способность. Обратите внимание, что говядина – это один из единственных по сути дела продуктов, который не подорожал с 2011 года. Все подорожало почти на 100%, говядина нет. Почему? Уткнулись в потолок спроса.

Тамара Шорникова: Потому что она и так стоит как самолет.

Иван Родионов: Те цены, которые мы слышали в Татарстане, для Москвы это как бы мечта. Ведь посудите сами, мясо «Мираторга» от 900 до 1 000.

Иван Князев: Ну в Татарстане и зарплаты другие.

Иван Родионов: Понятно, что бессмысленно с ним идти в Татарстан, никто его не купит.

Иван Князев: Конечно.

Тамара Шорникова: Слушайте, ну разное мясо на самом деле у этой компании есть, это вы сейчас про стейки говорите те самые от 900 до 1 000.

Иван Князев: Я вообще не понимаю, о чем вы говорите, я в других магазинах отовариваюсь. Ладно, Иван Иванович, спасибо, спасибо вам огромное за ваши прогнозы, спасибо, что поделились ими с нами.

Несколько SMS. Магадан пишет: «Посмотрите, что творится в нашей области: хлеб 50 рублей, яйцо по 140 рублей, про мясо вообще молчу», – пишет человек. «В Самаре крупы больше 100 рублей, к рыбе даже подходить не хотим». Ивановская область: «Хлеб подорожал белый, черный, консервы мясные, опять же все крупы, макароны, мука, все подорожало. Фрукты берем по распродаже».

Тамара Шорникова: Слушаем звонки. Светлана, Санкт-Петербург. Что в большом городе происходит сейчас, в этих магазинах, в крупных супермаркетах, давайте узнаем. Светлана?

Зритель: Да, я слушаю вас, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Мы вас слушаем внимательно. Сколько стоит в магазин сходить?

Зритель: Ну, я, во-первых... Ну сейчас я не хожу в магазин, потому что я так сижу дома, я человек, так сказать, послушный.

Тамара Шорникова: Законопослушный.

Зритель: Но что касается наших магазинов, да, что-то подорожало, да, чего-то... Во-первых, мясо мираторговское было всегда очень дорогое, с самого начала, можно покупать другое мясо. Я возмутилась еще, вот мужчина выступал, столько у него... Надо понимать, что сейчас очень сложная ситуация, мы уже переживали 1990-е гг., когда вообще ничего не было, и мы платили любые деньги, лишь бы только что-то достать. Сейчас в магазинах все есть. Женщина жалуется, что дорогие помидоры и огурцы, были такие... Огурцы покупали, первые огурцы, когда наступало лето, – что, обязательно сегодня огурцы покупать?

Иван Князев: Нет, Светлана, ну так-то, я считаю, с такой позицией тоже не надо, что вот в 1990-е гг. Ну в войну вообще ничего не было, и что ж теперь, не обращать внимания на цены?

Зритель: Нет, ну нельзя сейчас вот так... Понимаете, не надо народ... Мы и так волнуемся, и так много переживаний, не надо таких подробностей, сколько стоит хлеб. У нас хлеб сколько был, столько и стоит, ну, может, на рубль-два подорожал.

Иван Князев: Ну это вам повезло, это хорошо у вас в Санкт-Петербурге. Спасибо, спасибо вам, Светлана.

Сейчас у нас на связи Калуга, посмотрим, что там. Марина, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Иван Князев: Как у вас с продуктами?

Зритель: Я хочу сказать по поводу сахара, очень сильно подорожал сахар в Калуге. С чем это связано?

Тамара Шорникова: Сколько стоил, сколько сейчас стоит?

Зритель: Стоил 28, сейчас 42 рубля.

Тамара Шорникова: Да, это приличный рост, конечно.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Сколько сейчас стоят продукты, насколько подорожали, мы узнали у жителей столицы, а также Перми и Екатеринбурга, есть у нас видеоматериал. Давайте послушаем, что отвечали телезрители.

Иван Князев: Давайте.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Давайте послушаем еще один телефонный звонок, Антонина, Челябинск. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Антонина.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Да. Я вот по Челябинску хочу сказать. Вот у нас, вот я живу рядом с «Магнитом», я хожу туда, как бы поблизости...

Тамара Шорникова: Так.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Как бы далеко ходить не положено сейчас, и мне невыгодно, у меня такой возраст, что я далеко и не хожу, вот. И вот у нас «Магнит» супермаркет, у нас цены там сумасшедшие. Вот рыба, которую мне по своему заболеванию, мне надо форель, семгу есть, но у нас тысячу рублей рыба стоит.

Иван Князев: Ну да, не напокупаешься. А что еще?

Зритель: У меня пенсия, я инвалид, у меня онкология, у меня пенсия всего 11 тысяч вместе с инвалидностью получается.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Я только «коммуналку» отдаю полностью, мы, пенсионеры, очень хорошо платим «коммуналку», всегда вовремя, и мне остается на еду, как говорится, по-русски говоря, фиг да маленько.

Тамара Шорникова: Ну там, да, не разгуляешься вообще.

Зритель: Цена мяса, говядина, то, что мне нужно покушать это, даже вот кусочек купить, это для меня, это я останусь вообще без ничего.

Иван Князев: Сколько говядина, еще раз?

Зритель: Ну хлеб у нас, конечно, нормальный по цене. А мясо – почти около 600 рублей, говядина.

Иван Князев: Ага, понятно.

Зритель: Яблоки в принципе сейчас как трава, и то они не снижают цену, за 100 рублей.

Иван Князев: Спасибо вам, Антонина.

Зритель: Лимоны 289, ну? Нет, вы дослушайте до конца.

Иван Князев: Давайте.

Зритель: Молоко почти 100 рублей, сметана тоже почти 100 рублей стоит баночка, коробочка вот эта маленькая, 300 граммов.

Иван Князев: Молоко 100 рублей? Что там происходит вообще?

Зритель: Цены сумасшедшие.

Иван Князев: Кошмар какой-то.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам, Антонина, за ваш звонок, за ваш прайс-лист, хотя, конечно, грустно он выглядит.

Девяносто семь процентов наших телезрителей сказали, что да, продукты в их городе, в их поселке, в их регионе подорожали.

Иван Князев: Ну, жалуются не только на высокие цены, вот смотри, Тамара, что пишет Московская область: «Огурцы и помидоры есть вообще нельзя, трава без вкуса». Нижегородская область: «Купили огурцы, пахнут носками», – ну вот подробности такие. Тверская область: «Лимоны в «Пятерочке» гнилые, все по 450 рублей килограмм».

Тамара Шорникова: Ну и Москва пишет: «Мало того, что дорого, так еще и несъедобно», – «обидно, да», как говорили в фильме.

Иван Князев: Ну да.

Давайте сейчас поговорим о качестве наших продуктов. Хотим у вас спросить, дорогие друзья: ну вот вы довольны качеством продуктов в магазинах? «Да» или «нет», напишите нам, это будет еще один наш опрос, в конце этого часа мы подведем итоги.

Ну а сейчас поприветствуем нашего следующего эксперта, Александр Калинин на связи у нас, генеральный директор Национального фонда защиты потребителей. Александр Яковлевич, здравствуйте.

Александр Калинин: Добрый день, добрый день. Значит, хорошо, что вы позвонили, ваш звонок сегодня 64-й в Национальный фонд защиты потребителей, у нас работает 4 прямых линии с потребителями. Звонков очень много, и все они касаются того, что на рынке два момента: первый – подорожание заметное за последний месяц, и второй – качество продуктов не улучшилось.

Иван Князев: Ну «не улучшилось» – это еще как бы ничего, не ухудшилось бы.

Александр Калинин: Естественно, сегодня какие были темы звонков? Значит, икра, которую к 1 мая хотят купить баночку, не удержались, открыли – с жутким запахом. Мы порекомендовали отнести и сдать, так сказать, чек с собой взять на всякий случай. Вроде бы и магазин-то неплохой, я не знаю, стоит ли его называть, все знают его.

Иван Князев: Не надо.

Александр Калинин: Естественно, масса звонков, связанных с подорожанием лимонов, чеснока, имбиря. Все задают вопрос, говорят, вот не могут дозвониться ни в Администрацию президента, ни в министерства всякие, ни в мэрию, просят сказать, что происходит.

Тамара Шорникова: Ждем нового обращения по имбирному вопросу, видимо, скоро.

Александр Калинин: Да, спрашивают, что происходит вообще, «вы в национальном фонде нам объясните». Ну какое у нас может быть объяснение? Объяснений всего два: первое – это приниженный контроль со стороны государства и надзорных органов за тем, что происходит на потребительском рынке; второе – неуемная жадность, так сказать, тех, кто занимается торговыми делами, бизнесменов. Это вот тот самый малый и средний бизнес, которые... Тут один у нас товарищ предлагал прекратить кошмарить – ну как можно не делать ограничений...

Тамара Шорникова: Александр Яковлевич, ой ли малый и средний бизнес? Он же не попадает на прилавки крупных сетевых супермаркетов.

Александр Калинин: Конечно.

Тамара Шорникова: Он не попадает, значит, вряд ли в нем причина. Это, скорее всего, холдинги, которые экономят.

Иван Князев: Ну да.

Александр Калинин: Поэтому тут ситуация какая? Деньги, конечно, накручивают посредники, деньги накручивают и торговые сети.

Иван Князев: Александр Яковлевич, с деньгами разобрались более-менее. Смотрите, а что, почему с качеством сейчас такая ситуация? Вот вы говорите, что у нас мало мониторят, но, мне казалось, различных санитарных норм у нас просто какое-то невообразимое количество.

Тамара Шорникова: Каждую неделю Роспотребнадзор публикует отчеты, проверяет, не знаю, все подряд.

Иван Князев: Конечно, а сейчас вот, да, вот такая история, что аж мышьяк в чипсах обнаружили. У нас что-то случилось?

Александр Калинин: Это абсолютно не исключено, абсолютно не исключен не только мышьяк, но и, например, никель в майонезах и многое другое. Звонки идут самые разные. Или, например, трансглутаминазу в рыбных и мясных изделиях, вокруг этого идет большой шум, люди волнуются, потому что прочитают информацию... Потребители ведь сегодня информированы, становятся с каждым годом все более грамотными.

Тамара Шорникова: Так а в чем причина?

Александр Калинин: Поэтому, естественно, они обращаются с вопросами.

Иван Князев: Да-да, это мы поняли, а в чем причина? Почему?

Александр Калинин: Качество низкое. Ну вот сегодня звонок был по поводу даже кондитерских изделий: купили конфеты, они уже все белого цвета, «зацвели». Ну это означает что? – что они долго хранились в продаже, наверное, срок уже истек, судя по всему, но на конфетах же не написано, на конфете, например, «Космической», что срок у нее истек, там нет...

Иван Князев: Александр Яковлевич, а что, проверок меньше стало?

Александр Калинин: Проверок со стороны государства меньше не стало, их сколько было, столько и есть. Государство вполне разумно работает, и Россельхознадзор, и Роспотребнадзор, и другие надзоры, в том числе ряд общественных организаций, некоммерческих организаций, которые достаточно грамотно делают независимую экспертизу в соответствии с законом «О защите прав потребителей». Здесь можно только быть благодарными за это.

Иван Князев: А почему же тогда сосиски есть невозможно? Вот на днях покупали.

Александр Калинин: Сосиски, коллеги, есть невозможно не в этом году, и не в прошлом, и не 5 лет назад. Значит, качество мясных продуктов, особенно сосисок, исключительно низкое в последние 25 лет. И когда мы в свое время тоже проверяли, это было несколько лет назад, – ну что это за безобразие, когда, значит, 3% мяса нет в сосисках?

Тамара Шорникова: Александр Яковлевич, ну у нас как в песне, «Все хорошо, прекрасная маркиза», службы работают, проверки в должном количестве, здорово все, а на прилавки-то как попадает это, раз проверяют?

Александр Калинин: На прилавки попадает таким образом, что это выгодно бизнесу. Сейчас, кстати сказать, есть еще у нас одна организация, которая обязана следить за потребительским рынком, в том числе за качеством, – это управление «П» МВД Российской Федерации. Оно имеет право выезжать с проверками в любой день и в любую точку Российской Федерации, еще, так сказать, добавился один серьезный контролер. Но контролеров много, а вот порядка нет.

Иван Князев: Понятно, спасибо вам.

Александр Калинин: Ну вот сегодня жаловались, купили растительное масло, трещит на сковородке. Как можно добавить туда, так сказать, чего-то? Это либо воду добавили, либо что-то еще. Конечно, надо проверять растительные масла сегодня, масложировая продукция – это одна из основных тоже в питании. Поэтому мы отслеживаем 6 основных позиций. Качество воды, оно, кстати, не очень высокое; качество хлеба, 52% бракуется при проверках...

Иван Князев: Ничего себе.

Александр Калинин: Представьте себе: это и мука плохая, и непромесы, и «цветет», вот батон положишь, смотришь, он уже белого цвета, хлеб плохой. Значит, овощи и фрукты, правильно сегодня сказали потребители, значит, невозможно есть ни огурцы, ни помидоры. Единственное, чем торговля спасается, говорит: «вот эти помидоры азербайджанские», «вот эти помидоры узбекские». Но вы посмотрите, они сколько стоят, 400 рублей, 350 рублей...

Тамара Шорникова: Александр Яковлевич, у нас мало времени, коротко. Вот вы фиксируете, у вас 64 звонка сегодня, а дальше-то что происходит?

Иван Князев: Как изменить ситуацию?

Александр Калинин: А дальше мы это все аккумулируем и передаем в соответствующие надзорные органы либо сами делаем письменные запросы в те или иные компании, если это уже выходит за рамки.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. Александр Калинин был на связи, генеральный директор Национального фонда защиты потребителей.

Несколько SMS перед тем, как возьмем звонок. Краснодарский край: «Рыба ужасного качества». Ростовская область: «Вообще о каком качестве вы говорите? Рыба, выращенная на комбикорме, мясо на антибиотиках». Московская область: «Продукты гнилые, тухлые, особенно в «Дикси». Владимирская область, тоже качеством продуктов человек недоволен.

Тамара Шорникова: Москва на связи, Георгий звонит нам, давайте послушаем.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Ну, я хотел сказать именно то, что поддерживаю то, о чем вы сейчас говорили. Но проблема в том, что я могу сказать по себе, вот вчера я заехал, по делам ездил в один магазин cash & carry, не буду называть название, и обратил внимание на то, что именно произошел резкий скачок цен на гастрономию, на консервацию и на прочие продукты питания именно тех производителей, тех марок, которые можно есть, которые сделаны более-менее из натуральных продуктов. Потому что едим мы мало, предпочитаем есть мало, но качественное, все-таки не есть всякую гадость соевую. И я первый раз реально вчера увидел тушенку говяжью в 525-граммовых банках по 330 рублей за банку.

Тамара Шорникова: Ух ты.

Зритель: Честно говоря, меня это ввело в ступор. Я знаю этого производителя, мы покупали такую тушенку когда-то на дачу, но цена ее была 170–180, она была самая дорогая. Сейчас она 330 рублей этого производителя. Я, конечно, не знаю, будет ли кто-то это покупать, вот я уже, например, себе это позволить не могу.

Но по-любому, я так понимаю, мы все-таки с голоду не помрем и тотального взлета цен на продукты питания не будет, потому что выживать, наверное, будем за счет овощей и фруктов следующего сезона, который наступает, и за счет охлажденной продукции. Но, правда, придется снизить требования к качеству того, что покупаем, придется есть уже продукты не такие качественные.

Тамара Шорникова: Ну подножный корм, что называется. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Георгий.

Дорогие друзья, еще остается у нас время, звоните нам, расскажите про качество продуктов, которые вы сейчас покупаете в ваших магазинах.

Тамара Шорникова: Возможно, что-то изменилось, было неплохого качества, а сейчас ну совсем никакое.

Иван Князев: Свердловская область вот пишет, что опять же хлеб некачественный, рыба тухлая. Потом человек пишет, что проверок нужно больше делать, три шкуры драть. Ну здесь тоже такой интересный момент, что чем больше проверок, тем дороже цены потом.

Тамара Шорникова: Да.

Подключаем следующего эксперта к нашему разговору – Александр Бражко, координатор федерального проекта «За честные продукты». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Анатольевич.

Александр Бражко: Коллеги, добрый день.

Иван Князев: Да, мы сейчас вас увидели.

Александр Анатольевич, скажите, ну а как вот нас обманывают с тем же качеством? Ну вот покупаешь колбасу, действительно и вкус не тот. Что туда добавляют? Крахмал какой-то? Я слышал, что даже вот колбасные изделия, если их много, их в воду на ночь ставить, чтобы она впитала в себя. Так вот, на все ухищрения идут? И кто идут, производители или продавцы?

Александр Бражко: Система, оставленная без контроля, развивается по самому худшему сценарию. В чем проблема на сегодняшний день? Председатель правительства запретил какие-либо плановые и внеплановые проверки до 1 мая, поэтому никто на сегодняшний день качество продуктов питания из органов власти в розничных магазинах не контролирует. Соответственно, лица с пониженной социальной ответственностью воспользовались данным постановлением, премьер-то хотел сделать как лучше бизнесу, а сразу же повыползали жулики и стали манипулировать не только качеством, но и ценами.

Касательно вашего вопроса, тут все достаточно просто. Необходимо смотреть структуру цены. Дело в том, что если в одном килограмме, 100 рублях готовой продукции доля розницы составляет только 10 рублей, только 10%, то в принципе мы всегда будем видеть на торговой полке именно качественный продукт. Но у нас все по-другому. Смотрите, государство забирает 10–20%, то есть это НДС, розничная торговля хочет взять хотя бы 50%, еще 10% берет у нас оптовое звено, логистика, и остается именно вот такая вот небольшая часть на что? – на переработку и плюс чуть-чуть, очень мало именно на исходное сырье.

Иван Князев: И о чем это говорит?

Александр Бражко: Пока мы с вами эту структуру... Мы с вами должны изменить структуру. Поэтому к чему я призываю сейчас именно вас и зрителей телеканала? Коллеги, раз нам государство говорит о том, что защита прав потребителей в руках именно только нас, потребителей, значит, мы должны активно действовать.

Что предлагаю? Вчера организовали чаты в социальных сетях, они называются «Общественный контроль розничной торговли», мы подготовили онлайн-анкеты, они находятся на форумах Яндекса. Абсолютно любой потребитель в любом розничном магазине, увидев несправедливость, имеет возможность оперативно, то есть быстро, то есть непосредственно сообщить об этом кому? – общественникам.

Далее ту информацию, которую мы будем получать, мы будем обрабатывать, и, если необходимо вмешательство контрольно-надзорных органов, будем их подключать. Но не как это иногда происходит на сегодняшний день, когда мы пишем и ждем 30 дней, а очень оперативно: сегодня увидели нарушение, завтра на торговой полке должна быть правильная, справедливая цена.

Тамара Шорникова: Понятно, жаловаться больше.

Иван Князев: Ну хорошо бы так было, конечно, это была бы такая идеальная схема. Спасибо. Александр Бражко, координатор федерального проекта «За честные продукты».

Вот Башкортостан иронизирует: «Нам недаром ночью снится Менделеева таблица». «В Пермском крае хлеб воняет одеколоном», – даже такое бывает, ничего себе.

Тамара Шорникова: Ого.

Слушаем Любовь из Челябинска. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Любовь.

Зритель: Алло, здравствуйте. Вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да, отлично. Говорите.

Зритель: Да-да. Ну вот сейчас по поводу колбасы разговор шел, я тут смеялась. Знаете, в чем дело тут, суть? Консерванты добавляют. Раньше у колбасы срок хранения 24 часа, копченая 48 часов, сейчас посмотрите, 5 суток, 15 суток. Все качество отсюда и идет, вот от этого все, есть невозможно.

ГОСТы надо возвращать, Росстандарты существовали, специальные службы следили за этим, отслеживали, возили туда продукцию свою, чтобы проверяли качество. Но сейчас этого же ведь нет, на самотек, кто во что горазд, кто что делает, кто что хочет.

И еще вот сейчас по поводу цен. Вот мы с мужем сидели на самоизоляции с 20 марта, вчера мы вышли в магазин закупить продуктов. Лук был 25, стал 45; картофель 25, стал 45. Ну за месяц так цены подскочили...

Иван Князев: В 2 раза почти.

Зритель: Гречка была 39, вышли на 70 рублей. Ну это я уже так вам, пожаловаться решила.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам. Жаловаться тоже нужно.

Тамара Шорникова: И сейчас спросим у того, кто производит в том числе продукты, почему так дорого.

Иван Князев: Да, вот смотри, по поводу производства Самарская область нам пишет, молоко, сметана и яйцо, подсолнечное масло, сало, мясо покупает человек у частника, «который много лет привозит нам сам и без посредников». Вот у нас сейчас как раз-таки на связи человек, кто производит продукты, да?

Тамара Шорникова: Да.

Иван Князев: Виталий Пикалов, фермер, вот у него спросим, какое качество у них. Виталий Иванович, здравствуйте.

Виталий Пикалов: Здравствуйте.

Иван Князев: Виталий Иванович, скажите, во-первых, каким хозяйством вы занимаетесь, что у вас производится.

Виталий Пикалов: У нас производится продукция растениеводства, то есть это гречиха, пшеница, ячмень, сахарная свекла своя.

Иван Князев: Как у вас сейчас со сбытом? Ваши продукты до прилавков доходят?

Виталий Пикалов: Напрямую они не могут дойти до прилавков, потому что у нас полностью разрушена товаропроизводящая цепь. Те монстры, которые у нас образовались в виде «Пятерочек» и «Магнитов», они не допустят до прилавков мелких производителей, к этому нужно быть готовыми. Поэтому у нас было много частных колбасных цехов, сейчас не осталось ни одного, наверное, в области.

Тамара Шорникова: Так а как в итоге вы действуете? У вас перекупщики забирают и уже большими партиями отдают в сетевые?

Виталий Пикалов: Нет, мы просто производим ту продукцию, которая не идет напрямую в магазины, она идет на переработку. То есть пшеница идет на мукомольные предприятия, на комбикормовые заводы, на птицефабрики, соя идет так же в том числе на маслозаводы, на... То есть это мы крупным оптом продаем для переработки.

Тамара Шорникова: Виталий Иванович, скажите, вот нам сейчас говорят: «Ну как вы хотите, конечно же, цены будут расти, потому что по всей цепочке все дорожает». Вы свои отгрузочные цены изменили?

Виталий Пикалов: Цена... Не мы ее изменили, ее изменило государство, когда оно изменило курс доллара.

Иван Князев: А, вот оно как.

Виталий Пикалов: Когда курс доллара изменился, естественно, покупатели начали предлагать бо́льшие цены, и мы же не можем сказать, когда нам предлагают, что «мы купим у вас по 15, а вы продайте по 13», а мы скажем: «Нет, мы по 13 готовы продать». До марта цены были стабильные, на уровне прошлого года все цены были, ни больше ни меньше.

Иван Князев: Виталий Иванович, вот вы говорите, крупные компании, крупные ретейлеры вас не пускают вообще в эту цепочку, цепочку сбыта.

Виталий Пикалов: Нам просто не с чем туда идти, они не пускают тех, кому на самом деле есть, с чем идти.

Иван Князев: Не пускают какими методами? Вы не проходите по различным санитарным нормам? По каким вообще?

Виталий Пикалов: Там очень сложная сама система входа в торговые сети, ее нужно просто-напросто менять. Мы все сейчас знаем ту напряженность, которая сложилась с гречихой, с гречневой крупой, но она возникла по одной простой причине, что много лет гречиха была убыточной культурой, ее просто-напросто перестали сеять, ее остались единицы, вот она и подросла из-за того, что ее стали мало сеять. Пшеница и сахар подросли из-за курса доллара. Молоко из-за того, что мы его мало производим, молочка подорожала. Мясо оттого, что у нас основные производители мяса – это крупные агрохолдинги, которые могут диктовать свои условия кому угодно.

Иван Князев: Виталий Иванович, вот в связи с этим вопрос: как сделать так, чтобы чистая, вкусная, фермерская, прямо с полей, прямо ну с цехов поступала в наши магазины, в наши рынки? Что фермерам нужно сейчас?

Виталий Пикалов: Нужно не фермерам, а нужно вносить изменения в закон о торговле...

Иван Князев: А что именно там поменять?

Виталий Пикалов: ...который не позволяет просто фермерам и производителям продукции туда попадать.

Иван Князев: Ну а пример какой-нибудь можете привести? Ну вот что конкретно?

Виталий Пикалов: Конкретно: я не знаю ни одного своего, поверьте, круг знакомств очень большой, не знаю ни одного предприятия, фермера или кооператива, который смог поставить что-то в торговые сети.

Иван Князев: Ага, ну то есть они просто не берут.

Виталий Пикалов: Просто не берут, им намного проще работать с поставщиками с другими. Просто нужно вносить в закон о торговле хотя бы такой пункт, что наценка на социально значимые товары должна быть не более 5–10% от цены производителя, а не от цены поставщика, потому что вот эти цепочки поставщиков, которые создаются торговыми сетями, они увеличивают цену в разы.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Виталий Иванович.

Успеем еще звонок?

Тамара Шорникова: Успеем точно назвать итоги нашего SMS-опроса. «Довольны ли вы качеством продуктов?» – «да» 23%...

Иван Князев: Всего лишь.

Тамара Шорникова: …«нет» 77%.

Иван Князев: Семьдесят семь. То ли еще будет.

Тамара Шорникова: Сейчас почитаем SMS. Напоминаем, что это наша «Тема дня», соответственно, если не смогли дозвониться к нам в прямой эфир сейчас, можете сделать это вечером, тема начнется в 21:00.

Иван Князев: Московская область пишет, это что по ценам: «Гречка уже 106 рублей стоит».

Тамара Шорникова: Татарстан: «С прилавков если убрать импортную продукцию, не останется ничего отечественного», – говорят.

Иван Князев: Калуга: «Купил муж клубнику свежую на рынке, есть невозможно, привкус медикаментов».

Спасибо, друзья. Скоро увидимся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Сахар уже подорожал, хлеб тоже поднимется в цене - предупредили производители