Что было, что будет, чем рубль успокоится?..

Что было, что будет, чем рубль успокоится?.. | Программы | ОТР

Кто заинтересован в ослаблении национальной валюты?

2020-09-29T22:47:00+03:00
Что было, что будет, чем рубль успокоится?..
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Яков Миркин
член Правления ВЭО России, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, профессор, доктор экономических наук

Оксана Галькевич: Следующая тема такая. Вы знаете, эта неделя началась сразу с нескольких неприятных новостей, и одна из них – это ослабление рубля, причем, надо сказать, довольно существенное. Падение началось не вчера, конечно, но нам все казалось, что определенные уровни, как говорят специалисты, не будут все-таки пробиты, взяты. Оказалось, что будут. Например, европейская валюта сегодня в моменте стоила 93 рубля.

Константин Чуриков: И одну копейку, по-моему.

Оксана Галькевич: Сейчас уже подешевле, но тем не менее значение все-таки не радует, особенно тех, кто ждет возвращения поездок в Европу, например. Даже страшно предположить, сколько теперь это может стоить.

Константин Чуриков: Ну, как там говорилось: «Вот тебе, дочка, на платье и на мороженое, а тебе, Людка, во, на сапоги и на помады».

Оксана Галькевич: Не хватит, мне кажется.

Константин Чуриков: Что касается американского доллара, то вот он уже было подобрался к отметке 80, но как-то засомневался, а может быть, испугался рубля и сегодня отступил больше чем на 1 рубль. Надолго ли? Вообще с начала этого года наша российская валюта потеряла 20% с лишним относительно валюты США. Сильнее с января по сентябрь упали только бразильский реал и турецкая лира.

Оксана Галькевич: Аплодируем, аплодируем, аплодируем…

Константин Чуриков: Кончили аплодировать.

Оксана Галькевич: …бразильскому реалу.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Что было, что будет, друзья, вот о чем хотим поговорить, и чем рубль успокоится. Подключайтесь, пожалуйста, к разговору в нашем прямом эфире. Если у вас есть вопросы, вы можете их задать нам по телефону в прямом эфире или в ваших SMS-сообщениях нашему эксперту.

Ну а на связи со студией у нас сейчас заведующий отделом Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова Российской академии наук Яков Миркин. Яков Моисеевич, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Яков Миркин: Добрый день.

Константин Чуриков: Яков Моисеевич, вот такой парадокс. Значит, нам говорят, и макроэкономисты подтверждают, что мы действительно, Российская Федерация, относительно очень даже хорошо пережила пандемию по макроэкономическим показателям. И в этот момент, мы уже там было нацелились на 5-ю экономику мира, мы видим, как катится просто под откос наша российская валюта. Вот почему это происходит?

Яков Миркин: Ну, на самом деле в нашей экономике наша валюта – это как мяч на поверхности воды, который то влево, то вправо, то взад, то вперед под действием самых разных сил. Да, действительно, мы удивлялись тому, что происходило с рублем на этой неделе, потому что стояла нефть, мы привыкли к тому, что рубль падает тогда, когда падает цена на нефть. Но если эта картина не понятна, вот неясно, что является самой главной движущей силой, то, наверное, правильно было бы рассмотреть, кто игроки, кто, собственно говоря, заинтересован в том, чтобы рубль слабел.

Константин Чуриков: Так.

Яков Миркин: Ну, во-первых, традиционно, это было в каждый наш кризис, в каждую взрывную девальвацию рубля, которая всегда происходит примерно по одному и тому же сценарию, прежде всего это так называемые кэрри-трейдеры. Это те, кто в свое время из валюты ушел в рубли, чтобы получить очень высокую доходность на российском рынке, потом опять из рублей пойти в валюту и таким образом как бы получить свою высокую прибыль. Так вот тогда, когда возникают риски внутри страны, усиливаются мировые риски, это очень чувствительные существа, она стараются немедленно покинуть этот рынок и опять бросить рубли, уйти в валюту.

Еще очень важно здесь помнить, что мы, Россия, не изолированы, мы только один из активов среди других рынков. Мы очень связаны с рынком Бразилии, с той же самой Турцией, мы для международных игроков находимся примерно в том же портфеле валют, и когда падает бразильский реал или когда что-то происходит с турецкой лирой, немедленно начинает что-то происходить с российским рублем, потому что на этом глобальном рынке могут играть одни и те же игроки. Это вот как бы такой поклон в сторону спекулянтов, они довольно сильны на российском рынке традиционно, уже четверть века.

Но есть и другие интересанты. Например, если вы заглянете в отчетность об исполнении федерального бюджета...

Константин Чуриков: Так.

Яков Миркин: ...то вы увидите дефицит в 1,7 триллионов рублей по итогам августа и увидите еще, что среди источников покрытия дефицита федерального бюджета стоит так называемая курсовая разница, то есть та прибыль, которую бюджет, то есть государство, получило от ослабления рубля. И это ни много ни мало 2,5 триллиона рублей.

Константин Чуриков: То есть интересанты внутри нашей страны, Минфин условный, да?

Оксана Галькевич: В том числе просто. Яков Моисеевич, скажите, когда кэрри-трейдеры выводят свои финансы, перекладываются из рублей в валюту, чтобы избежать рисков, это видно, видимо, по движениям капиталов. А когда, вот вы говорите, внутренние интересанты вот эту курсовую разницу как-то компенсируют, как это вы видите? Просто мы абсолютно, мы с Константином...

Константин Чуриков: ...далекие люди.

Оксана Галькевич: ...далекие люди в этих вопросах. Как это можно увидеть?

Яков Миркин: Настоящую картину рынка видит только Центральный банк прежде всего, и вот видно, кто играет против рубля. Что значит «играет против рубля»? – сбрасывает рубли и, соответственно, закупает валюту, и при этом курс рубля начинает падать. Это делается не только операциями прямыми, когда ты продаешь рубль, покупаешь валюту, но еще на рынке срочных сделок, где также довольно сильно влияние нерезидентов, которое может усиливать падение или, наоборот, укрепление рубля, как мы говорим, с рычагом. Я хочу сказать, что еще есть интересанты в том, чтобы рубль...

Константин Чуриков: ...задавить.

Яков Миркин: ...ослаб, да – это, например, российские экспортеры, экспортные компании.

Оксана Галькевич: Нефтяники, металлурги...

Яков Миркин: Да. Хорошо известно, что, когда рубль слабеет, соответственно, та валютная выручка, которую они получили за рубежом, она в этом году намного меньше, на 30–40% меньше, чем в прошлом году, мы сохраняем в этом году значительно меньшее положительное сальдо торгового баланса. Так вот то падение цен на сырье, которое дает меньшую валютную выручку, соответственно, может быть компенсировано ослаблением рубля.

Константин Чуриков: Да, но зато это пенсии, это социальные обязательства и так далее, и так далее по списку. О ценах чуть позже поговорим.

Нам сейчас звонит наша зрительница.

Оксана Галькевич: Елена из Москвы. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Хотелось бы задать вопрос эксперту следующего содержания. Может быть, есть смысл вывести нашу страну из Всемирной торговой организации и ввести пошлины на экспорт в сумме, скажем, как начальник Чукотки, 40%? Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Яков Моисеевич, как прокомментируете предложение?

Яков Миркин: Это не совсем относится к тому, что сейчас происходит на валютном рынке. Вы знаете, я просто повторюсь: мы существуем в открытом мире, мы, к сожалению, войдя, может быть с опережением, с избыточным опережением в этот открытый мир, в ту же самую Всемирную торговую организацию, но если это уже случилось, если уже экономика адаптировалась к этим правилам игры...

Самое главное, в экономике существуют конструкции, которые ее удерживают более-менее в стабильности, когда нам, может быть, плохо, но голода, холода и так далее, и тому подобного нет. Что это за конструкция? Это поставки сырья, это поставки сырья против технологий, против оборудования, против товаров народного потребления, прежде всего непродовольственных. Мы очень зависим от этих поставок, у нас два крупнейших клиента – это Европейский союз, примерно более 40% внешнеторгового оборота России, и Китай.

Вот как бы искусственно огораживаться уже после стольких лет работы на открытой площадке значит вызывать на свою голову новые беды, потому что точно так же клиенты (а клиент король), от которых мы зависим, начнут тяжело отгораживаться. Затем начинаются торговые войны, валютные войны, и уже тогда, когда ты после долгих переживаний, страданий уже адаптировался к открытым рынкам, нужно на них усиливаться, на этих рынках, немножко по-другому. Не загораживаясь, а играя на усиление, стимулируя своих экспортеров, стимулируя развитие внутреннего спроса, налогами, кредитами, правильным курсом рубля, снижая административные издержки, то есть выводя страну в быстрый экономический рост и делая ее более крупным и мощным игроком на экспортно-импортных рынках.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Яков Моисеевич, если можно, очень коротко, буквально несколько советов, несколько каких-то слов нашим зрителям. Потому что мы говорим о крупных игроках, о том, что должно делать государство, но оно должно и когда сделает, не знаем, а что делать простому человеку сейчас, вот в этот момент большой волатильности в этом мире бушующем?

Яков Миркин: Главное – не суетиться, главное – не пытаться отыграться во время кризиса, потому что в банках... Вот в 2014 году, когда примерно происходило то же самое, долго иронизировали над очередями в кассу, когда люди сдавали доллары тогда, когда это было невыгодно, закупали рубли опять тогда, когда это невыгодно, и прочее. Сейчас, в момент вот такой бури, лучше переждать, тем более что мы примерно понимаем сценарии, вот те же сценарии, по которым все это происходило раньше: была взрывная девальвация, потом отскок, потом опять резкое ослабление рубля, и потом шел вновь отскок, укрепление. Мы очень надеемся на то, что, может быть, этот исторический сценарий, который был уже несколько раз, может быть, повторится, и мы увидим возврат рубля уже не к 60–63, но хотя бы к 72–73...

Константин Чуриков: Ну да, как минимум, давайте загадаем это желание под воображаемой елкой.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое. Яков Миркин, заведующий отделом НИИ мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова.

Мы вот сейчас уйдем на небольшую паузу, а через пару минут о том... Вот эти непозволительно дорогие уже европейские товары, чем они еще опасны, расскажем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)