Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?

Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги? | Программа: ОТРажение | ОТР

Разбираем истории наших зрителей в рубрике «Дорогая передача»

2021-03-05T15:01:00+03:00
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Екатерина Малиновская
адвокат, кандидат юридических наук

Иван Князев: Ну а сейчас время для нашей постоянной и любимой рубрики «Дорогая передача». Ее уникальность в том, что мы пытаемся помочь людям, которые обращаются к нам со своими проблемами. На этой неделе, как и обычно, мы получили десятки тысяч сообщений от зрителей. Вы делились своим мнением по самым разным вопросам, говорили о проблемах.

На первое место вышла работа коммунальных служб и управляющих компаний. Но об этом мы уже рассказывали, и не раз. А вот следом за ними оказались жалобы на работу коллекторов и судебных приставов. Вот об этом сегодня и поговорим. Ну и также добавим, что в антирейтинге оказались еще проблемы с доступностью лекарств и плохое состояние жилья. Но говорить мы будем о коллекторах.

Оксана Галькевич: Представим сейчас нашего эксперта, друзья, который поможет нам разбираться в вопросах защиты себя от таких назойливых зачастую коллекторов. И призываем вас, снова и снова призываем выходить на связь. Рассказывайте свои истории. Какие у вас бывали случаи? Как вы из этих ситуаций выходили?

Ну а на связи с нами сейчас Екатерина Малиновская, адвокат, кандидат юридических наук. Екатерина Григорьевна, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Екатерина Григорьевна.

Екатерина Малиновская: Добрый день.

Оксана Галькевич: Екатерина Григорьевна, скажите, а вообще в принципе в объеме случаев, с которыми вам приходится иметь дело, такого рода вопросы насколько часто встречаются?

Екатерина Малиновская: Вы знаете, часто. Но хочу отдать должное, что после введения более жесткого законодательного регулирования их стало все-таки меньше, потому что в начале деятельности коллекторов это вообще сплошные желания возбуждать уголовные дела, писать заявления. Сейчас, конечно, немножечко снизился этот объем жалоб, но тем не менее их достаточно много, к сожалению.

Иван Князев: Но это, наверное, когда они впрямую действовали, угрожали и тому подобное?

Екатерина Малиновская: Да.

Иван Князев: А как быть в такой ситуации, как нам прислала наша телезрительница? В Петропавловске-Камчатском семейная пара уже два года не может отделаться от долгов предыдущих жильцов. В новую квартиру Татьяна Романишина с мужем заехали в 2019-м, а уже через месяц к ним пришли судебные приставы, затем – коллекторы. И тем, и другим, очень хотелось вернуть долги, которые успели накопить даже не прошлые хозяева, а те, кто жил в доме перед ними. Позже выяснилось, что на квартиру оформлен еще и юридический адрес фирмы.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Попытки решить вопрос через налоговую и просьбы снять адрес квартиры с учета в базе должников результата никакого не принесли. Ситуация осложняется еще и тем, что приставы и коллекторы каждый раз меняются, и жильцам снова и снова приходится пускаться в объяснения и доказывать, что они, ну простите, что называется, не верблюды.

Иван Князев: Екатерина Григорьевна, как в такой-то ситуации быть? Что здесь можно сделать с юридической точки зрения, с какой-нибудь другой еще?

Екатерина Малиновская: Ну, с юридической, конечно, здесь надо в первую очередь… Как уже было в сюжете сказано, меняются физические приставы и коллекторы, тем не менее руководство и система, в которой они работают, она остается неизменной. Поэтому обязательно надо в письменном виде фиксировать жалобы и указывать на факт смены собственников, на тот факт, что данные несчастные люди не имеют юридически никакого отношения к возникшим долгам и долговым обязательствам каких-то других физических лиц, а тем более юридических лиц. Сказали же, что юридическое лицо оформлено.

Иван Князев: У меня просто есть подозрение, что люди так делали, наверное, уже не раз – и все равно не помогает. Просто хочет понять, где эта система дает сбой. Ну, вряд ли, наверное, просто судебный пристав настолько непонятливый, что снова и снова идет.

Екатерина Малиновская: Вы знаете, к сожалению, если в нашей действительности не писать много жалоб, причем во все возможные инстанции, если человек сам в свои руки не возьмет решение своего вопроса, к сожалению, не всегда он решается. Если сказали какому-то сотруднику: «Мы не имеем никакого отношения к долговым обязательствам», – он об этом забудет и никому может просто не сказать. Здесь в том числе включается и человеческий фактор.

А если имеется большое количество жалоб, в том числе и в вышестоящие инстанции, в том числе и в прокуратуру, которая имеет функцию надзора за соблюдением законности… Я так понимаю, в данном случае город, из которого сюжет, небольшой, там не так много районов. В любом случае можно дойти до городской прокуратуры. И когда будет много жалоб, то уже все будут знать конкретную семью. Я уверена, что только этим способом они смогут себе помочь.

Иван Князев: А в прокуратуру пришел – и что изложил? «Меня достают»? Или что? «Просьба принять меры»? Что?

Екатерина Малиновская: Нет, сначала им надо идти по вертикали в ФССП (Федеральную службу судебных приставов). А вот в дальнейшем, как вы говорите, так как не действуют никакие жалобы, уже писать, что нарушают закон. Хотя бы фиксация того, что: «Мы не имеем никакого отношения к долговым обязательствам». А прокуратура – это общий надзорный орган, он у нас самый главный орган в России, который наблюдает за соблюдением законности, поэтому можно и туда.

Иван Князев: Понятно.

Оксана Галькевич: У нас несколько звонков по этой теме. Давайте сначала предоставим слово Игорю из Москвы. Игорь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я сейчас слушал. У меня похожая история. Не приставы, конечно. Мы продали квартиру два года назад. Все было нормально. И тут начали звонить: «Заплатите долг, заплатите долг за электроэнергию». Ну, в базах остались мои телефоны. Я объясню: «Это не наша квартира, мы давно не имеем к ней отношения». Нам говорят: «Ну хорошо, замечательно». С одним человеком поговорил, с другим. Все вроде бы нормально, люди адекватные.

Через какое-то время звонки повторяются. Потом я нашел время, с ними связался. Они пообещали убрать меня из базы. Но в результате… Полгода меня никто не трогал, а потом снова начали слать эсэмэски, звонить.

Когда я им в очередной раз всю эту «трогательную» историю рассказал, они меня поразили. Мне человек на том конце провода сказал: «А вы не подскажете телефон тех людей, которые купили у вас квартиру?» Я, конечно, отказал, потому что… Ну зачем я буду за них их работу выполнять? Но это очень смешно.

Иван Князев: Игорь, спасибо. Интересная история.

Оксана Галькевич: И давайте следом еще выслушаем сразу Сергея из Иркутской области. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот такая история. 13 лет назад взял кредит в «Хоум Кредит Банке». Ну и быстренько его заплатил. Но он почему-то не дошел. Они мне прислали документы, я им отправил квитанцию, платежное поручение от банка, через который я все это делал. Но они через некоторое время подали на меня в суд. Суду я тоже предоставил документы. Суд оставил право за банком обжаловать.

Ну, это было 13 лет назад. Понимаете, 13 лет назад? Потом «Хоум Кредит Банк» продал мое дело агентствам. И по всей России сейчас летает, так сказать, мой долг. Я уже четыре раза судился.

Оксана Галькевич: Ничего себе!

Зритель: Последний раз… Путин же указ подписал, что имеют право снимать со счета задолженность. Так вот, последний суд в прошлом январе не нашел меня даже. Сняли со счета деньги. Там 8 тысяч. Но у меня пенсия не такая уж и большая. И получилось, что я узнал о том, что с меня сняли деньги, только от банка, пришла эсэмэска. Я подал в суд, принес документы, сделали поворотное дело. Они отдали опять все это… Как это называется? Ну, алименты высчитывают. Извините, пожалуйста. Ну, вы поняли?

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: Деньги вернули. Я вот сижу теперь и жду, из какого другого города опять прилетит вот это. Я даже не знаю, что мне делать. Подавать на «Хоум Кредит Банк»? Или как?

Оксана Галькевич: Давайте спросим нашего эксперта, адвоката Екатерину Малиновскую.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Екатерина Григорьевна, вот видите – одним городом ситуация не ограничивается, она вышла за пределы. Что делать нашему зрителю?

Екатерина Малиновская: Второму или первому?

Оксана Галькевич: Второму.

Екатерина Малиновская: Второму. Ну, в данном случае уже все, что он мог сделать, сделал, потому что уже есть судебное решение по конкретному вопросу. По одному и тому же вопросу вообще по закону нельзя обращаться в суд, но, к сожалению, мы видим исключение. Тут прямо сплошное исключение из правил на этом несчастном телезрителе. Искренне ему сочувствую по-человечески, но в данном случае, безусловно, обезопасить себя от какого-то искового требования мы не можем. Мы не знаем, кто и когда обратится в суд.

Другой вопрос: какой будет результат рассмотрения тех требований, которые к нему предъявлены? Он однозначно будет отрицательный, потому что уже есть судебное решение, которым зафиксирована его правота, что долгов у него нет. А тем более есть квитанции. Ну, это исключительный случай, мне кажется, когда не единожды взыскивают, пытаются взыскать одну и ту же задолженность. Тем более сведения уже были переданы в банк, где он брал кредит. Это просто какое-то явное невезение. Такое крайне редко в практике случается.

Иван Князев: То есть уже деньги не заберут, просто нервотрепка останется. А с первым телезрителем?

Екатерина Малиновская: Деньги, конечно, не заберут, тут нервотрепка. Ну, тут придется ему хранить эти все документы как зеницу ока. Это доказательство того, что он никому не должен. Это не только платежные документы, но и тот судебный акт, то решение, которое уже было вынесено.

Иван Князев: А первая история?

Екатерина Малиновская: Первая история? Внимательно послушав, я услышала, что зритель по-человечески пытался разобраться. А здесь, как я настоятельно всем и всегда рекомендую, к сожалению, когда вы просто говорите, то это очень редко имеет действие. Надо писать. Писать сначала просто в отдел этих приставов, где исполнительное производство находится. Затем – руководству.

Если идет речь о коллекторном агентстве, то можно писать в само коллекторное агентство. У них есть ассоциация, в ассоциацию писать. В том числе сейчас и Федеральная служба приставов имеет право надзора за коллекторскими агентствами. Можно и туда. То есть если будет документально, письменно зафиксирована жалоба, зафиксировано обращение, те сведения, которые подтверждают отсутствие каких-то оснований звонить человеку, то тогда больше шансов от них отделаться.

Оксана Галькевич: Екатерина Григорьевна, вы знаете, у нас сейчас такой формат общения с вами. Мы вам подкидываем какие-то задачки, а вы их решаете. Фактически… Знаете как? «К доске, Екатерина Григорьевна!» Да?

У нас еще одна история, уже с совсем другого конца нашей страны. В Петропавловске-Камчатском семейная пара… а, в Астрахани, простите, да, в Астрахани коллекторы пытаются взыскать чужой долг. Брат Александра Казакова взял кредит на покупку бытовой техники. Выплатить его в срок он не смог. И банк передал долг коллекторскому агентству.

Иван Князев: Теперь Александру Николаевичу приходят сообщения с угрозами, телефон разрывается. Коллекторы требуют погасить кредит брата.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Александр Николаевич написал жалобы в службу судебных приставов и прокуратуру.

Оксана Галькевич: Но, видимо, не сработало – судя по тому, что мы сняли этот сюжет, понимаете, и сейчас его показываем, обсуждаем.

Тут-то как быть, когда кажется, что все уже сделал человек, все усилия предпринял? Куда-то еще стучаться?

Екатерина Малиновская: Знаете, в этом случае еще можно обратиться не в прокуратуру, а уже в полицию, потому что полиция обладает правомочием возбуждать уголовное дело. А в данном случае здесь есть все основания, чтобы поднимать вопрос о возбуждении уголовного дела за вымогательство, за какую-то угрозу причинения телесных повреждений. Потому что то, что озвучил зритель – это вообще уголовно наказуемое деяние. И уже этот вопрос должна рассматривать полиция. Как минимум при обращении с таким заявлением полиция обязана провести проверку по данному факту. А это подразумевает под собой обязательный опрос, в том числе и того коллектора, который таким грубым и дерзким способом угрожает зрителю.

Иван Князев: Екатерина Григорьевна, очень много было SMS и писем, когда рассказывают люди, что достают коллекторы по кредитам, по микрозаймам, в том числе и приставы, когда уже вышел срок исковой давности. Вот все равно людей достают, перепродают этот долг каким-то другим агентствам. И вот эта эпопея продолжается. Как здесь действовать?

Екатерина Малиновская: Ну, способ общий. Во-первых, я еще раз хочу… Наверняка об этом уже многие говорили, везде писали – по поводу жалоб на коллекторов. В принципе, они ограничены даже количеством звонков. Я уж не говорю о том, что они обязаны быть вежливыми, они обязаны обязательно представляться. Они не имеют право звонить со скрытого номера. Это все обязательно люди должны знать. В день они не имеют права звонить чаще, чем один раз. Они не имеют права звонить чаще, чем два раза в неделю. И если даже эти моменты нарушаются, то надо писать жалобы на коллекторов, в том числе и в службу судебных приставов, в их ассоциацию, в прокуратуру. К сожалению, еще раз повторюсь, устно этот вопрос крайне редко решается.

Оксана Галькевич: Владимир из Челябинска, давайте его выслушаем. Может быть, у него тоже какая-то задачка, какой-то вопрос, ситуация, история. Здравствуйте, Владимир.

Иван Князев: Слушаем вас, Владимир.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Значит, у меня такая история. В свое время, в 2017 году, мошенническими действиями на меня тоже были оформлены три микрозайма одновременно в один день. И один из этих микрозаймов… В общем, компания дала непонятно какой номер телефона. Непонятно, на какой счет перевели эти деньги. В общем, эта компания потом перепродала это коллекторскому агентству. Коллекторское агентство перепродало это еще одному коллекторскому агентству. В общем, друг другу они это перепродают.

И через какое-то время они начали с меня это требовать. Я начал, соответственно, объяснять, что я это не брал. Меня начали спрашивать: «А вы обращались в органы полиции?» Конечно, я само собой сказал, что я обращался. Кстати, я обращался. И только на третий раз полиция отреагировали – и то, за счет того, что у меня там оказались связи кое-какие, небольшие связи. А до этого даже никакой реакции не было вообще.

Оксана Галькевич: Ну, реакции не было какой? Они ваше заявление не принимали? Или что?

Зритель: Да, они не принимали. Они считали, что здесь нет состава преступления никакого вообще. И на третий раз они кое-как отреагировали на это дело. Ну, как-то они позанимались, конечно. Они нашли номер телефона, кому он принадлежит на данный момент. А кому он принадлежал на тот момент – они не выяснили. Кому были пересланы деньги, на какой счет – они не выяснили. Они предлагают всевозможные акты: «Было взять 5 тысяч рублей. Вы нам отдайте хотя бы 4 тысячи – и мы вам поправим вашу кредитную историю». Я им сказал: «Мне только что одобрили рефинансирование». Я рефинансировал свой ипотечный кредит, который был оформлен на жену.

Ну, не имеют вообще никаких действий. Продолжают, каждый день звонят, предлагают: «Вот у нас такие условия. Давайте поговорим. Хотите, чтобы мы вам не звонили? Давайте, заплатите – и все». Я уже, честно, устал. У меня нервы иногда сдают. Я иногда, конечно, с ними разговариваю, когда у меня есть время. Но иногда просто, знаете, ну не могу! Нервный срыв бывает.

Оксана Галькевич: Нет, ну это понятно, конечно, что на нервы это действует серьезно. Слушайте, а финансовых каких-то сложностей и проблем у вас нет в связи с этим?

Зритель: Финансовых сложностей у меня нет. Я говорю, что, в принципе, если бы это был мой кредит, то я бы давным-давно его отдал. Но отдавать за кого-то я не буду.

Оксана Галькевич: Понятно. Конечно.

Зритель: Я из принципа не буду.

Оксана Галькевич: Естественно. Но он оформлен-то на вас. Вот в чем проблема. Знаете, там капают какие-нибудь проценты. Финансовые структуры разбираться не хотят, если это все не урегулировать в правоохранительной сфере. Спасибо, Владимир.

Давайте Екатерину Григорьевну об этом спросим. Тут как быть-то? Понимаете, тут попробуй докажи. А вообще на самом деле, знаете, ситуация такая, что ходить и доказывать должны мы, а правоохранительные органы, как сказал Владимир, включаются крайне неохотно. А почему?

Екатерина Малиновская: Ну, я не работник, не сотрудник правоохранительных органов, я адвокат. Я стараюсь помочь гражданам, в том числе иногда в борьбе с волокитой в правоохранительных органах. Хотя у нас есть масса примеров, когда и возбуждаются уголовные дела. Ну, опять-таки человеческий фактор. К сожалению, статистика говорит о том, что очень часто уголовные дела возбуждаются не сразу, с неохотой. Ну, иногда такое случается.

Иван Князев: А ему-то как сейчас действовать? Что можно предпринять?

Екатерина Малиновская: Все, что мог сделать человек, он уже сделал. Тем более, я так понимаю, уже возбуждалось уголовное дело, по крайней мере рассматривался вопрос. То, что здесь состав мошенничества (159-я статья Уголовного кодекса) со стороны тех, кто открыл на его имя тот кредит – это однозначно.

У меня в практике были такие дела. Я знаю, что, как правило, много потерпевших. Наверняка в городе он не единственный такой потерпевший. И чем больше потерпевших, которые нашли друг друга, тем больше шансов возбудить уголовное дело в отношении их обидчиков. Но сейчас он имеет полное право просто не отвечать даже по-человечески на эти звонки и игнорировать их, в конце концов внести в «черный список» телефона. Он этим ничего него нарушает.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Екатерина Малиновская была у нас на связи, адвокат, кандидат юридических наук. Екатерина Григорьевна, с наступающим вас праздником!

Иван Князев: Это были темы дневного блока программы «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
С 1 марта внесены поправки в закон "О персональных данных" и те, кто получил их без согласия владельца должны попросить разрешение на их обработку и передачу третьим лицам или отвечать за нарушение закона.