Что делать с бездомными собаками?

Что делать с бездомными собаками? | Программы | ОТР

Почему они нападают на людей? И как эффективно уменьшить популяцию?

2021-02-19T15:44:00+03:00
Что делать с бездомными собаками?
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости

Тамара Шорникова: Что делать с бездомными собаками? Об этом сейчас будем говорить в этой получасовке. И вот сразу же SMS из Самарской области: «Это не проблема, а беда». В Сызрани бегают стаи и своры собак, среди них есть чипированные. Уже известны случаи нападения на людей. Власти разводят руками, а людям что делать? – вооружаться палками?

Во многих регионах это действительно проблема. В Челябинской области бездомные собаки держат в страхе жителей. Кадры, где животные пугают взрослых, а детям не дают гулять, люди выкладывают в соцсети. Если летом собаки бегали по одиночке, то теперь сбиваются в стаи. Виной тому, по мнению жителей, с одной стороны, те, кто подкармливают животных, а с другой, нерадивые хозяева, которые не справляются с собакой дома и выгоняют ее на улицу.

Наталья Гарбузова: Вчера столкнулась, что двух ребятишек аж вот сюда они загнали. Они боятся, я им говорю: «Вы хоть тогда не бегите, не слазьте, стойте», – я вот со своего балкона тут в них кидала, отгоняла их, это. Тоже сама, такая свора, что я с ними сделаю?

Шамиль Бакларов: Некоторые люди здесь останавливаются, вот там они собираются, вот где..., видите? Вот там их кормушка, вот. Тут останавливаются и ждут, чтобы они ушли, минус 10–15 даже стоят тут.

Иван Князев: Мэрия Троицка знает о проблеме, но ее представители говорят, что денег на отлов и стерилизацию не хватает. К тому же собак надо какое-то время содержать в пункте передержки, а потом снова выпускать в естественную среду обитания. Городская администрация направила региональным властям и законодателям предложение создать реестр всех домашних собак, а бездомным сделать паспорта.

Тамара Шорникова: Ну вот подобрали в видеоматериале еще примеры, где, в каких регионах есть проблемы с бездомными собаками, как ее там решают или не решают. Давайте посмотрим сюжет и вернемся в студию.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Невозможно это смотреть просто...

Иван Князев: Нет, это очень страшно, конечно...

В поселке Солнечный Саратовской области стая бродячих собак оккупировала подъезды многоэтажки, вот что пишет в соцсетях жительница этого района Анна Кошелева: «Сторожат подъезды, страшно ходить, особенно рано утром, когда никого нет. И где эта борьба с бездомными?»

Ну вот Анна как раз-таки сейчас выходит на прямую связь с нашей студией. Анна, здравствуйте.

Анна Кошелева: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Анна, расскажите, как у вас это все происходит, подробнее.

Анна Кошелева: Ну, у нас ситуация в городе очень плачевная. Во многих районах, особенно около торговых центров, очень много бездомных собак. Ну вот, к примеру, я каждый день почти что, кроме выходных дней, рано утром еду на учебу и замечаю то, что очень много бездомных собак. Я очень боюсь собак, поэтому пытаюсь как-то обходить их стороной. Но я знаю то, что есть такие случаи, они не единичные, что собаки нападают на детей, на бабушек, дедушек и остальных жителей нашего города.

Тамара Шорникова: Анна, подскажите, а это действительно не какие-то там безлюдные места, гаражи, пустыри? Вы пишете, что прямо у подъездов сторожат, страшно заходить.

Анна Кошелева: Да-да, прямо у подъезда. Был такой случай, то, что я выхожу из лифта и прямо в подъезде было две собаки.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Анна, а вот такой вот вопрос. Вот вы говорите, около подъездов, около торговых центров. Знаете, некоторые наши телезрители пишут, что «будьте добрее к собакам, подкармливайте их» и так далее. Ну вот около торговых центров они же тоже, наверное, не зря там собираются, наверное, что-то там едят, подкармливаются и потом на людей нападают?

Анна Кошелева: Ну, я думаю то, что торговые центры, они же выбрасывают просроченную продукцию, и собаки, конечно же, будут находиться около тех мест, около мусорок. Ну а насчет жителей, я не разделяю это мнение, что их нужно подкармливать, потому что мы не решаем эту проблему, мы, наоборот, ее как бы заводим в тупик. Ее нужно решать как-то.

Тамара Шорникова: А как ее нужно решать, на ваш взгляд, Анна?

Анна Кошелева: Если честно, то есть более радикальные методы, есть какие-то мягкие...

Тамара Шорникова: Ну вы за какие?

Анна Кошелева: Ну, я считаю то, что нужно уводить их в естественную среду обитания, не в город, а в какие-то отдаленные места, то есть не в самом городе.

Тамара Шорникова: Да. И последний вопрос. Вы пишете в соцсетях, делитесь своими впечатлениями, а властям местным пытались написать, как-то обсудить этот вопрос с ними? Может быть, на официальных порталах в форме обратной связи?

Анна Кошелева: Ну, я сделала вчера фото, для того чтобы осветить эту проблему в социальной сети «ВКонтакте», так как у нас многие проблемы именно нашего города, города Саратова, решаются через паблики «Саратов Солнечный», «Саратов онлайн». Администрация это видит и пытается решить эту проблему. Ну вот мне вчера администрация города Саратова ответила, что они пытаются решить эту проблему, но я пока что...

Тамара Шорникова: Результатов не видите?

Анна Кошелева: Да.

Тамара Шорникова: Понятно, спасибо.

Иван Князев: Да, Анна, спасибо. Будьте аккуратнее, когда ходите по улицам...

Тамара Шорникова: Анна Кошелева, жительница поселка Солнечный, город Саратов, одна из телезрительниц нашего канала, рассказала о ситуации в своем городе.

Иван Князев: А вот что пишут другие наши телезрители. Из Пермского края мнение: «Как бы это ни было жестоко, бездомных собак все-таки надо отстреливать, потому что у нас нет выбора». Из Воронежской области такое же мнение: «Раньше их отстреливали, жизнь людей дороже». Из Пермского края: «У нас в семье двое из четырех детей покусаны бездомными собаками». Из Кировской области: «Отстреливать, опять же отстреливать».

Тамара Шорникова: «Питомники нужны, – пишет телезритель через чат на сайте нашего телеканала, – но субсидирование недешево обходится». Что вы думаете, дорогие телезрители? Как эту проблему нужно решать? Позвоните, расскажите, поделитесь своим мнением.

Евгений Цигельницкий, кинолог, с нами на связь выходит.

Иван Князев: Да, мы пока со специалистом поговорим, узнаем мнение кинологов, узнаем, может быть, особенности поведения собак, почему они все-таки нападают на людей, как сделать так, чтобы их было меньше. Евгений Цигельницкий. Евгений Генрихович, здравствуйте.

Евгений Цигельницкий: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да. Какая-то вот повальная проблема...

Иван Князев: Да во всех городах, у нас практически из каждого города сейчас есть SMS, что очень много бродячих собак. И самое интересное, что никто не знает, что с ними делать: убивать жалко, на питомники денег нет, стерилизовать тоже вроде как не решает проблему.

Тамара Шорникова: Кажется просто, что ситуация обострилась. Почему?

Евгений Цигельницкий: Ну, во-первых, поведение собак бродячих переменчиво, оно меняется. Вот, например, известно, что сейчас по законодательству можно выпускать собаку в так называемую естественную среду, хотя на самом деле для нее это неестественная среда, потому что собака домашняя – это canis familiaris, домашнее животное, при условии, что она неагрессивна. Но поведение одиночной собаки и поведение группы собак меняется. То есть мы можем взять 5 или 6 собак, достоверно их оттестировать, убедиться, что каждая по отдельности не агрессивна, потом мы их выпускаем в разных местах, они собираются в группу, у них появляется территория, на которой они ночуют и кормятся, они начинают караулить эту территорию, их поведение меняется.

Иван Князев: Что с ними делать?

Евгений Цигельницкий: Ну, что с ними делать, давно известно, так поступают 99% государств на Земле. Их отлавливают периодически, какое-то время передерживают. Если частными приютами и частными владельцами собака не востребована, ни одно государство в мире, богатейшее даже, не содержит этих собак пожизненно.

Потому что сейчас нам очень активно пытаются вкрутить, так сказать, в голову легенду о том, что все эти собаки выкинуты заводчиками, – это страшная ложь, это ложь в духе пропаганды 1940-х гг. не нашего государства. Потому что собаки, которые родились в доме, практически не выживают на улице, они не обладают навыками для выживания. То есть бо́льшая часть популяции бродячих собак прекраснейшим образом самовоспроизводится, то есть были исследования биологов на эту тему, 60–70%.

Какую-то долю в это дело вносят так называемые условно опекунские собаки, это самовыгульные собаки так называемые безответственных владельцев, но их не так много, в Москве я их вообще практически не вижу, вот. Это собаки, которые живут при гаражах и промзонах; ну, видимо, надо прибегать к стерилизации таких животных, потому что как бы за них отвечают сторожа, рабочие, кто там их прикормил.

А основная масса этих собак, они воспроизводятся сами, потому что биологически собака – это незрелорожденное животное, она после рождения овладевает всеми навыками, необходимыми для жизни. Собака, которая родилась в доме, у которой во время импринтинга был человек, если ее выкинули на улицу или щенка вынесли в коробке, он практически не имеет шансов жить, потому что другие собаки не научат его выживать, они не научат его находить корм, они не научат его прятаться от дождя и холода. Максимум 10% таких собак может выжить, если они родились, как говорят, с серебряной ложкой во рту, если они сразу как-то прибились к людям, при рынке поселились, где-нибудь при заправке их приютили, а так они не выживают.

Поэтому то, что нам все время пытаются в интернете, и некоторые СМИ к этому подключаются, пробудить в нас чувство стыда, что, дескать, их люди выкинули, их люди обидели, всех их выбросили, вот такие нехорошие заводчики, они их выкинули, – вы давно видели на улице породистую собаку?

Иван Князев: Ну вот мы сейчас как раз-таки, я хотел обратить ваше внимание и наших телезрителей, сейчас еще раз эту картинку покажут уличных бродячих собак, там далеко не благородные породы, конечно, там дворняжки-дворняжки.

Евгений Цигельницкий: Это прекраснейшим образом самовоспроизводимая популяция, прекраснейшим образом. И вот в той ситуации, которую сейчас выстраивают, я могу только посочувствовать муниципальным чиновникам, хотя редко кто это делает, потому что смотрите, какая у нас картина мира интересная складывается. Вот есть эта программа, по которой, как правило, создается цепочка. Муниципальному чиновнику выделяют деньги, он заказчик. Он заказывает... Того отлова, который был в Советском Союзе достаточно эффективный, его нет, его истребили еще в конце прошлого века. Сейчас это все в свои руки взяли люди, которые любят называть себя зоозащитниками, но кто они на самом деле, это надо разбираться. И вот есть эти зоозащитники, активисты, так сказать, есть ветеринары, которые должны стерилизовать собак, муниципал выступает в роли заказчика, он заказывает работу.

И что-то там происходит, каких-то собак ловят, каких-то стерилизуют и выпускают, каких-то помещают в какие-то приюты. Потом что-то случается, то есть эти собаки кого-то покусали или убили, уже есть прецеденты судебных тяжб. И в этом случае виноватым оказывается не тот, кто плохо сделал работу, не зоозащитник, не ветеринар, то есть те, кто эти деньги освоили...

Иван Князев: ...а тот, кто ее заказывал.

Евгений Цигельницкий: ...а тот, кто ее заказывал, тот, кто эту собаку руками не трогал, глазами на нее не смотрел, он заказал это другим людям, которые кричат... Вы понимаете, когда читаешь иногда то, что пишут в интернете по поводу этих случаев, мне страшно, страшно просто. Потому что порвали собаки ребенка, начинают писать, что он их спровоцировал, или начинают писать, что это они мстят злым детям-живодерам, – вы представляете себе, что это за публика?

Иван Князев: Ну...

Тамара Шорникова: Вы знаете, у нас, кстати, есть интересная SMS, человек работал в администрации и со своей стороны рассказывает, как это все обстоит, какие сложности есть. Владимирская область, оттуда пришла SMS, пишет телезрительница: «На меня нападала соседская собака, хожу за пределами своего дома с электрошокером, иначе нельзя. Работала сама в администрации, денег на отлов хватает только на 4 собаки в год», – вот так. Давайте послушаем еще телефонный звонок.

Иван Князев: Иван, Ставропольский край у нас на связи. Здравствуйте, Иван, слушаем вас, рассказывайте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я со Ставропольского края, у меня пятеро детей, для меня это, между прочим, важный вопрос, жалко и вдруг, не дай бог, конечно, такое случится, детей люблю.

Но смысл в чем? Хотел бы поделиться мнением. Как бы вот в 1990-е гг. я сам был пацаном, от этих собак отбивался успешно, ну потому что здоровье позволяло. А вообще у нас были мужички, они и сейчас есть, охотники, которые легально получали разрешение в сельском совете, глава администрации там какие-то бумаги выписывал, раздавались патроны или там вознаграждение за голову убитой бездомной, которая без ошейника собака бегает, давали вознаграждение. И таким образом решались вопросы каждый сезон, как бы у нас большого наплыва не было собак никогда.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам за рассказ, проиллюстрированный опыт, как это было раньше.

Иван Князев: Давай еще один регион сразу выслушаем.

Тамара Шорникова: Валентина, Иркутская область.

Зритель: Иркутская область, добрый вечер.

Село Шаманка, Шелеховский район. Я хочу внести альтернативную информацию о том, как поступают с этими бездомными животными. Если... Я считаю вот совершенно противоположное, вот то, что сказал сейчас вот этот Иван. Вы посмотрите, кто вырастет из детей этого Ивана? Садисты вырастут, которые убивают этих собак бедных, вешают.

Я сама лично подобрала с соседней деревни семерых бездомных собак, четверых мне пришлось определить, трое у меня остались. Одного убили здесь, в Шаманке, прямо во дворе пришли, на цепи убили, ничего не смогла доказать. Сейчас, вот завтра меня вызывают в сельсовет по всем этим делам. Собаки у меня живут в доме, потому что я их охраняю, а не они меня охраняют.

Иван Князев: Да, Валентина, а можно вам вот такой вопрос? Если вас или вашего родственника, внука, сына, дочь покусает стая бродячих собак, вы останетесь при таком же мнении?

Зритель: А я вам скажу, что есть такое понятие, как культура общения с домашними животными...

Иван Князев: Подождите, мы не говорим про культуру общения с домашними животными, я спрашиваю про уличных, вот уличная свора собак, которая, вот пишут нам телезрители, почти в каждом регионе.

Зритель: А я вот сейчас, минуточку, вы меня послушайте. Я вот сейчас собрала достаточно материала общения вот с этими собаками. Мой сын подходил, чужие люди, мы все это засняли. Я никакой не зоозащитник, никто, я просто смотрю. Человечество стало злее собак, не зря же говорят, собака бывает кусачей...

Иван Князев: Понятно. Валентина, вы не ответили на мой вопрос: если вас покусают?

Зритель: Общество, мы же разделились. У нас есть люди с большим сердцем, а есть люди с большими деньгами...

Иван Князев: Да, понятно, Валентина, хорошо, спасибо, спасибо. Мы ваше мнение поняли.

Евгений Генрихович, ну а если действительно от эмоций абстрагироваться, можно найти...

Евгений Цигельницкий: Ну, я-то без гнева и пристрастия, и опять я вижу в бегущей строке записи о том, что всех выкинули, вы понимаете, это у них как мантра.

Иван Князев: Ну да. Но смотрите, подождите...

Евгений Цигельницкий: Так не может быть биологически, а нам это вбивают в голову.

Тамара Шорникова: Это мы уже поняли.

Иван Князев: Это мы поняли.

Евгений Генрихович, как здесь найти золотую середину, чтобы, понимаете, и нам всем в живодеров не превратиться, с одной стороны, и, с другой стороны, сделать так, чтобы собаки людей не грызли до смерти?

Евгений Цигельницкий: Ну, вы понимаете, что если их не убрать с улиц, то такие случаи будут случаться. Почему? Потому что опять-таки это простая этология: собака – это животное, которое, когда они образуют группу, когда у них появляется территория, они эту территорию считают своей. Они ее пометили, с их точки зрения у них там прожекторы горят, светодиодное ограждение натянуто. Прохожие идут, они эти метки не нюхают, человеку это не дано; он идет от метро, а у теплой трубы расположилась на ночь стая.

Днем эта стая никого не трогала, потому что они привыкли, что мимо идут десятки, сотни людей, их внимание рассеивается, а ночью он идет один и они на него начинают лаять. Лай – это еще сигнал, это еще не агрессия. Он взял, замахал руками, или побежал, или как-то иначе выказал им страх, они невербальщики, они кинулись и начали кусать – вот так это происходит.

Иван Князев: То есть это битва за территорию у нас, получается, между человеком и собакой?

Евгений Цигельницкий: Ну естественно, да, конечно. И то, что их стерилизуют, это никак на территориальное поведение не влияет, это влияет на половое поведение. И если образуется группа, значит, надо из этой группы немедленно изъять при первых признаках, когда они начинают пытаться охранять, проявлять агрессию, значит, их надо мониторить, надо изымать этих животных. Потому что как только у них это поведение становится успешным, оно подкрепляется, оно будет продолжаться и усугубляться.

Сейчас очень популярный совет носить с собой сосиску, кидать им сосиску. Это вообще за гранью, потому что, если какие-то граждане будут носить сосиски и кидать им сосиски, собаки привыкнут, что человек – это такая ходячая штучка, которая носит сосиску. Потом проходит человек без сосиски, они изумлены искренне, почему он не кидает сосиску; они начинают лаять; они лают не от агрессии, они лают от недоумения, «кинь сосиску», они на своем языке ему говорят.

А он вместо того, чтобы кинуть сосиску машет руками, закрывается сумочкой. Они хватают за сумочку: может, в ней сосиска. Он эту сумочку у них начинает рвать, они возбуждаются, после этого человек уезжает в реанимацию. А мы удивляемся, почему они укусили и «почему я вчера кидала сосиску и все было хорошо, а сегодня я шла без сосиски и случилось горе не со мной, а с другим человеком», понимаете?

Вот эта вот дремучесть какая-то дикая совершенно, которая насаждается, и этому помогает и интернет, иногда эти советы пишут, серьезные издания даже пишут, что всех выкинули, что носите сосиску. Это не делает жизнь безопаснее, поверьте мне.

Тамара Шорникова: Да, это подтверждают наши SMS. Коми: «В Ухте, микрорайон аэропорт, очень много бездомных собак, бегают стаями. С ребенком страшно идти в или из садика. Администрация города никаких действий не предпринимает». Воронежская область: «Бездомных собак очень жалко, бегают голодные в поисках пропитания, но приоритет должен быть на стороне жизни и здоровья людей».

И еще один телефонный звонок, у нас Татьяна на связи, Самарская область.

Иван Князев: Да, здравствуйте, Татьяна. Как вы считаете?

Зритель: Ой, я считаю... Я уже сказала свое мнение – собак не должно быть ни в городах, ни в деревнях.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Ну что мы свою родину позорим? Я позвонила в свою администрацию, мне сказали: «Не положено ни отстреливать, ни отлавливать этих собак». Позвонила в Самару, мне тоже так же сказали. Написала на сайт Путину, хотя было очень стыдно писать, человек и так занят работой, а я ему с собаками, что у нас никто не борется с ними, они бегают и чувствуют себя хозяевами в городе. У нас что, нет служб, которые наведут порядки и не будут бегать собаки по городу, не будут родители водить своих детей в школу и встречать? Разве это красиво?

Иван Князев: «Наведут порядки» – это как? Что вы имеете в виду?

Зритель: Собак не должно быть нигде.

Иван Князев: Ага, ну то есть отловить и в приют или застрелить на месте? Потому что вот когда доходит вопрос до того, что делать, скрываться за фразами «навести порядок», многие разное имеют в виду.

Зритель: Ну, чтобы быть гуманным, конечно, лучше отловить, чтобы они жили в приютах. На это выделяются деньги? Выделяются. Пусть они живут тогда в этих приютах.

Тамара Шорникова: Ага, спасибо.

Иван Князев: Понятно, спасибо вам, Татьяна.

Вот что пишут нам наши телезрители, надо прочитать SMS, очень много их потому что. Из Ростовской области: «У собак уже прав больше, чем у людей». Из Тверской области, ну я не знаю, Евгений Генрихович, может быть, согласитесь или нет: «Очень много у нас таких мест типа свалок, пустырей, окраин, где как раз-таки живность такая и плодится». Из Московской области считают, что нужны теплые просторные приюты с хорошим питанием».

Тамара Шорникова: Да. И вот вопрос, например, так пришел в голову. А если, например, ну понятно, что действительно должно быть большое количество приютов, это в любом случае содержание, питание. Если, например, владельцы собак готовы ли заплатить из своего кармана в качестве каких-то налогов, которые бы отчислялись на приюты? Вот такой подход вам бы подошел, вы бы были согласны, что проблема решается, но вы за это немного платите, например? Как вам кажется, Евгений Генрихович, это могла бы быть рабочая схема?

Евгений Цигельницкий: Я нахожу этот вопрос, во-первых, провокационным в некотором роде, потому что существовала еще с советских времен, значительная часть моей жизни прошла в СССР, когда существовал отлов. Никакого пожизненного содержания не было предусмотрено.

Тамара Шорникова: Но общество развивается, мы становимся более гуманными...

Евгений Цигельницкий: Понимаете, в США его нет... Еще раз говорю, в США его нет, в Англии его нет. Более того, в Англии зооэкстремистские организации, зоорадикальные с 2019 года находятся в том же списке, где террористы и неофашисты, они входят в парламент...

Иван Князев: Но в США их убивают?

Евгений Цигельницкий: В США... То есть ни одна богатая успешная страна не устраивает себе такую историю, когда они бродят по улицам и им во дворах строят будочки, и ни одна страна не обременяет всех своих граждан, включая неродившихся младенцев, налогами на содержание бродячих собак. Во всех странах это осуществляется за счет внебюджетных средств, за счет пожертвований, за счет того, что кто-то хочет помогать, это его личное дело. Вы понимаете, вы хотите, чтобы я вам сейчас ответил за всех владельцев? У меня дома были собаки, подобранные с улицы, но я не возьму на себя ответственность отвечать за всех владельцев собак Российской Федерации, что мы возьмем на себя, так сказать, ответственность, обязанность финансировать приюты, при том что эта прорва бездонная.

Тамара Шорникова: Со всех и не надо, интересует ваше личное мнение.

Евгений Цигельницкий: Мое личное мнение, что вот ты скольким можешь помочь, помоги сам.

Тамара Шорникова: Понятно.

Евгений Цигельницкий: Я помогаю приюту одному, у меня были собаки с улицы, но не более того, не в форме, когда эти деньги с меня взяли налогом и я вообще не понимаю, куда они делись потом. Вот целевым образом я могу корм отвезти.

Тамара Шорникова: Ага. Евгений Генрихович, многие тут начинают в SMS спрашивать, что вы приводите зарубежный опыт, в США собак нет, еще где-то нет собак, – а там какая система? Их там, не знаю, отстреливают на месте, какая-то квота у кого-то? Что там?

Евгений Цигельницкий: Нет, там никто никого никогда не отстреливает. У них фиксированные в разных странах разные сроки передержки. Когда собака попадает в отлов, об этом люди оповещаются, и либо есть желающие взять ее домой, либо есть частный приют, который может ее взять, потому что не каждую собаку можно взять домой.

Тамара Шорникова: Либо?

Евгений Цигельницкий: Есть собаки с очень сложным поведением. Потом, после того как проходит это время, – эвтаназия.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Послушаем еще наших телезрителей. У нас сейчас Ольга из Ростовской области на связи. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я человек военных времен. Правильно диктор или, видела, там такой у вас отвечает с наручниками, правильно сказал, что был отлов, и мы собак в городе совсем не видели. Мы знали, видели, когда их ловили. Ну и что? Сейчас мы с ними сюсюкаемся, пока они вырастут в такие стада, что нам мало не покажется. И все эти приюты, это я вообще не понимаю, это такое сюсюканье с дикими... Их надо отстреливать в этих степях, где они на свалках, когда люди спят, а собаки бегают, их отстреливать и делать мыло.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Да, я думаю, сейчас...

Евгений Цигельницкий: Экстрим, конечно.

Иван Князев: ...многие зоозащитники сейчас нехорошо себя почувствовали после таких слов.

Евгений Генрихович, а вот такой момент: а может, действительно как-то эту проблему комплексно... ?

Евгений Цигельницкий: Ну, экстрим с любой стороны недопустим, но существуют рабочие модели и заведомо нерабочие. Вот та модель, о которой я говорил, это модель, по которой живет, я говорю еще раз, 90% государств, в которых эта проблема как-то решается. Есть 3 страны, Турция, Индия и Болгария, три великие кинологические державы, в которых принята практика ОСВВ. Ну, я не думаю, что это как раз лучший опыт, которому надо следовать.

Тамара Шорникова: Да. Евгений Генрихович, мы уже приводили SMS от бывшей сотрудницы администрации, которая говорила, что в год им выделяют деньги на 4 собак. А сейчас действительно какие суммы получают муниципалитеты и на что конкретно эти деньги идут, если у вас есть такая информация?

Евгений Цигельницкий: Ну, это все можно посмотреть в открытых ресурсах. Например, в Московской области на одну голову выделяются деньги, сопоставимые со средней пенсией, порядка 8 тысяч.

Иван Князев: Ничего себе...

Евгений Цигельницкий: Для того чтобы ее там поймали, передержали, кастрировали и отпустили. Ну я не знаю, если... Вы понимаете, я не финансист, чтобы судить о том, насколько правомерно использование вот этих бюджетных средств. С другой стороны, опыт большинства стран говорит о том, что нигде не делают такого финансового обременения всех граждан, включая нерожденных младенцев, чтобы они за свой счет содержали этих собак.

Тем более что те структуры, которые занимаются сейчас их отловом, стерилизацией, всеми этими историями, они отнюдь не заинтересованы в сокращении их численности, потому что они прекрасно понимают, что как только эта проблема будет решена, как только этих свор не будет, иссякнет бюджетный ручеек. Бюджетные деньги – это такие деньги, понимаете, хорошо, когда они есть. И заставить бороться пчел против меда, ну я не знаю, кому это когда удавалось. То есть эти собаки прекраснейшим образом продолжают размножаться, и уже в интернете есть фотографии собачек с биркой в ухе, стерилизованных, со щеночками, а нам рассказывают, что их выкинули злые люди и мы должны быть все перед ними виноваты, должны, значит, заплатить налог, чтобы они всю жизнь где-то у кого-то жили.

Иван Князев: Ох...

Евгений Цигельницкий: А на самом деле это проблема не в собаках, это проблема в людях. В людях, которые организуют целую международную индустрию паразитизма на добре и лучших человеческих качествах.

Тамара Шорникова: Вот к таким, да, философским выводам пришли. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Евгений Цигельницкий, кинолог, был с нами на связи.

В завершение еще несколько SMS. Из Свердловской области: «Зоозащитников нужно стерилизовать, а не собак». Из Московской области: «Все-таки нужны теплые, просторные приюты», – снова пишут нам люди. Из Тверской области мнение, что люди сейчас стали хуже собак. Из Ярославской области: «Пошел за хлебом – собаки сожрали», – вот примерно так видит эту ситуацию наш телезритель.

Уважаемые друзья... Кстати, наверное, знаешь, Тамара, вот очень много было SMS со словом «гуманное отношение». Гуманизм вообще происходит от латинского «гуманность», то есть это признание личности человека. То есть гуманизм – это когда о человеке речь идет, а здесь вопрос гуманности по отношению к кому? К людям или к собакам? Ну это так...

Тамара Шорникова: Да, это на подумать.

Иван Князев: Это на подумать.

Тамара Шорникова: Скоро будем говорить уже о зарплатах.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Елена
Я волонтёр в приютах для бездомных животных. Надоело слушать эти жалобы про бездомных собак и кошек. Муниципальные приюты-это ад и отмыаание денег. Там все держится на волонтёра, которые постоянно ведут сборы хотя бы на приличный корм. Куда деваются деньги на стерелизацию? Отлов предпочитает их убивать!
Инна
Кинолог по ходу про Америку только краем уха слышал. Живу в США. Тут полно приютов где собак не усыпляют. И полно городов и деревень где куча бродячих и бездомных собак и котов. Только в первом случае в городах где есть приюты без усыпления живут образованные люди, а в последних... не хочу никого обижать, но отношение к животным показывает что это за люди. Там конвейером идёт усыпление. Потому что население такое... и усыпляют в сша не беспородных, а в первую очередь бойцовских собак, овчарок и чихуахуа. А дворняжек расхватывают быстро. Из России привозят в сша волонтеры бездомных собак и они быстро находят дома себе. Так вот про передачу. Создание приютов и массовая агитация усыновления дворняжек быть должна. Только так это будет работать. В США очень хорошо работает лозунг: не покупай- усынови ( а плане возьми из приюта). Почему в России такой лозунг не может работать?
Галина Петровна
Проблему бездомных собак можно решить очень просто.