Что делать с шумными соседями

Что делать с шумными соседями | Программы | ОТР

Разъясняет наш эксперт в сфере ЖКХ

2020-04-29T14:50:00+03:00
Что делать с шумными соседями
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Иван Князев: Сейчас наша рубрика «ЖКХ по-нашему». Соседи делают ремонт, мешают спать? Татьяна Овчаренко расскажет, как бороться с нарушителями тишины. Вот Минюст предлагает, если шумишь с 11 вечера до 7 утра, будешь считаться мелким хулиганом и заплатишь штраф 2 тысячи рублей. А в Москве, кстати, мэр Сергей Собянин разрешил делать ремонт только с 8 утра до 16:00.

Тамара Шорникова: Ну это тема, которая точно волнует абсолютно 100%, мне кажется, нашего населения. Куда жаловаться, чтобы утихомирить соседей? Как без последствий сделать ремонт?

Это и не только, вопросы по теме ЖКХ можно задавать нашему эксперту Татьяне Овчаренко, сейчас ее увидим и услышим.

Иван Князев: Приветствуем вас, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Как у вас соседи, не беспокоят?

Татьяна Овчаренко: Ну, у меня несколько другие случаи, мы к ним вернемся, как раз из области шума.

Тамара Шорникова: Хорошо.

Иван Князев: Татьяна Иосифовна...

Татьяна Овчаренко: Да?

Иван Князев: Давайте сначала посмотрим сюжет.

Татьяна Овчаренко: Да, давайте.

Иван Князев: В Казани на время самоизоляции продолжает действовать закон тишины: производить шумные работы можно, как и раньше, с 8 утра до 9 вечера в будни. Многие горожане воспользовались карантином, чтобы заняться ремонтом, но вот не всем соседям это нравится. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Татьяна Иосифовна, а это распространенный пример, когда вот так договариваются, или все-таки чаще драка, суды?

Татьяна Овчаренко: Очень часто.

Ну, во-первых, хочу обратить ваше внимание на безмятежность казанских властей, которые как-то в своем законе о тишине забыли добавить пункт об обстоятельствах, при которых такие ремонты должны проводиться либо вообще не проводиться. Когда весь дом набит людьми, никто ни на работе, ни в детском саду, ни в школе, наверное, можно было бы предположить, внести изменения, это местный всегда закон, учесть эти обстоятельства, например. Насчет договоренностей с соседями – далеко не всегда.

Что касается... Во-первых, это чисто шум, а что, если это шум так называемый прерывистый, то есть тот, который проникающий, который сквозь стены проникает, он непродолжительный. Ну тут прежде всего, если у тебя вокруг соседи с детьми, следует тебе предусмотреть звукоизоляцию, в первую очередь это владельцы должны обеспечить звукоизоляцию полов, перекрытий и стен, потому что обычно дом сдается, совершенно голые бетонные стены с высокой звукопроницаемостью, например, ну вот такой вариант.

Тамара Шорникова: Ну что значит «должны», Татьяна Иосифовна? Это прописано где-то, что вот появился ребенок на свет, изолируй квартиру от шума, помоги соседям выжить?

Татьяна Овчаренко: Да, или мучайся. Дело в том, что да, в законе у нас есть свод правил строительных, у нас есть санитарный закон, в котором звукоизоляция и шум нормированы. Допустим, в квартире не должно быть больше 40 децибел, это значит, так шумит улица с редким движением, например, это очень тихо означает, и поэтому нужно обеспечивать себе вот этот норматив. Если у тебя выше, то нужно узнать, виноват застройщик, или это просто пока там ремонт, все падает, грохот и прочее. Зависит от местных властей вот этот самый период, с 8 утра до 4 дня или с 7 утра до 9 вечера и так далее. Ночью нельзя категорически.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок. Галина, Тула, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый день.

Зритель: У меня такой вот вопрос. У нас летом работает газонокосилка во дворе. Я понимаю, что траву нужно косить, но, вы знаете, ведь целый день слушать это невозможно.

Иван Князев: Ой, я вас полностью поддерживаю.

Зритель: На улицу, на всю округу вот этот трест раздается работы этой газонокосилки. А ведь люди есть и больные, которые лежат дома, которым тишина нужна, и детей так же днем укладывают спать, вот этот шум не дает покоя.

Тамара Шорникова: А вы общались с кем-то из сотрудников коммунальных служб, например? В управляющую звонили?

Зритель: Да, вы знаете, одни на других там, в общем, перекладывают, «позвоните туда», звонишь туда, они опять на этих... В общем, бесполезно.

Тамара Шорникова: Понятно, отфутболивают, значит, да?

Иван Князев: Спасибо. Татьяна Иосифовна, не могу не поддержать нашу телезрительницу: ну действительно, просыпаются сотрудники вот этих служб, видимо, очень-очень рано, начиная с 6 часов утра, и вот с половины 7-го начинают косить траву прямо под балконом, и управы на них нет. Один раз я только показал ему, чтобы чуть потише, правда, услышал.

Татьяна Овчаренко: Могу вам сказать, что это издержки жизни в многоквартирных домах. Значит, есть вещи, которые предопределены совместным проживанием в многоэтажных домах.

Иван Князев: Судьбой.

Татьяна Овчаренко: Дорогие друзья, хотите тишины и покоя? – шалаш, мотыга, лес, извините, это первое.

Второе: действительно, газонокосилки эти ужасающие, ну что я вам могу сказать? Значит, купите беруши, напишите письменную жалобу на действия управляющих организаций в соответствующий отдел округа или вашего города, и пусть как-то там проверят эти газонокосилки на уровень шума, есть такой. Но вынуждена вам сказать, что производственный шум – это вообще 100 децибел, 100 децибел, это самолет. Но тем не менее попытаться укоротить их можно.

Тамара Шорникова: А нет ли какого-то регламента, со скольки могут работать сотрудники?

Иван Князев: Да, почему после обеда это не делают?

Татьяна Овчаренко: Обязательно есть такой регламент, тем более это шумные работы, и в каждом городе он есть, и это местные власти его устанавливают. Значит, «управляйки» просто это дело игнорируют.

Иван Князев: А стрижка газонов попадает под какие-то работы?

Татьяна Овчаренко: Обязательно.

Иван Князев: То есть это все-таки работы.

Татьяна Овчаренко: Мы вообще за это платим, это содержание и ремонт придомовой территории. Вообще косить могли бы и косой великие наши труженики.

Иван Князев: Нет, ну это долго... Понимаете, летом они траву косят, а зимой начиная с половины 6-го утра они вот так вот лед долбят прямо под окном.

Татьяна Овчаренко: Нет, два варианта. Можно не долбить, тихо и ближайшая больница.

Иван Князев: Ну понятно.

Татьяна Овчаренко: Бога ради, нет таких вариантов, всегда есть издержки. Но заставлять их работать по графику – это обязательно, и жаловаться необходимо. Не звонить в «управляйку» и упрашивать их, а письменно в вышестоящую организацию звонить. А потом у нас есть еще более печальные истории с шумом – а перестройка внутри помещений, переделка помещений с грохотом и падением? Это что?

Иван Князев: Давайте ее чуть на попозже оставим, у нас сейчас Москва на связи.

Тамара Шорникова: Я сейчас вздрогнула, когда услышала слово «перестройка», подумала: что, и на нее можно жаловаться в управляющую компанию?

Иван Князев: Можно.

Юлия на связи. Юлия, здравствуйте.

Зритель: Я живу в Москве, и вот у нас самый такой строгий режим самоизоляции из всей России, в этом городе, но тем не менее соседи начали делать ремонт. И вот уже 3 дня подряд я работаю удаленно из дома, мой муж тоже работает удаленно из дома, и вот коллеги, с которыми мы созваниваемся, они просто просят сделать звук потише, потому что помимо нашего голоса они слышат еще и вот этот вот грохот перфоратора, который просто бесконечный, он реально перебивает голос.

И вот интересно, что в Московской области, насколько я знаю, ввели ограничения на время самоизоляции, на время этого карантина, и там идет разрешенное время с 9 до 11 утром и вечером с 17 до 19 можно сверлить, а в остальное время назад. Вот в Москве никаких таких ограничений не ввели, и получается, что люди, которые делают ремонт, они закон не нарушают, но тем не менее огромное количество людей, которые работают дома, которые учатся дома, мы вот живем сейчас вот так. Куда жаловаться, непонятно.

Иван Князев: Юлия, с 8 до 16 можно ремонт делать, Сергей Семенович Собянин такое постановление издал.

Зритель: Ну, видимо, пока еще не дошло это постановление до всех...

Тамара Шорникова: ...до народа.

Зритель: ...людей, которые делают ремонт, потому что, мне кажется, сейчас это только начинается, все больше и больше квартир, из все большего количества квартир доносятся вот такие «приятные» звуки.

Тамара Шорникова: Да. А вы пробовали выйти на диалог с соседями?

Зритель: Мы пока не можем понять, в какой именно квартире, потому что люди не склонны открывать дверь, когда им звонишь в звонок.

Иван Князев: Да, такое бывает. Спасибо вам, Юлия.

Тамара Шорникова: Да, спасибо за звонок.

Екатерина, Чувашия, давайте следом послушаем. Алло, Екатерина?

Зритель: Это я, да?

Тамара Шорникова: Да. Алло, говорите.

Зритель: ...эксперту. Мы жители многоквартирного дома, видим, что сосед с 1-го этажа через свое окно пропустил электропровод с рядом строящегося объекта, из бытовки. Мы волнуемся, вообще как мы должны оплачивать электроэнергию вот этому строящемуся объекту. Законна ли данная процедура, а если нет, то что делать жильцам?

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага, это очень интересно. Да, Татьяна Иосифовна, ну здесь нарушение закона, я так понимаю.

Татьяна Овчаренко: Это грубейшее нарушение. Вообще говоря, у нас рядом в соседнем доме в свое время пытались это сделать, но пока там кто-то взывал, кто-то писал, пришел человек с изолированным ломом и перебил этот кабель, принес его прорабу и сказал: «Слышь, ты!» – и все кончилось.

Иван Князев: Это вы сейчас такие советы даете...

Татьяна Овчаренко: Нет, подождите. У нас по Гражданскому кодексу есть самозащита прав, самозащита.

Иван Князев: А-а-а.

Татьяна Овчаренко: Когда у тебя вокруг сговор с управляющей организацией, ГЖИ и прочими товарищами, застройщиком, наступает эпоха, когда ты сам можешь защищать свои права.

Иван Князев: Мне просто в ответ с ломом же придут, понимаете.

Тамара Шорникова: Мне кажется, слово «самозащита» ассоциируется с огнестрельным оружием у нас обычно.

Татьяна Овчаренко: Не надо этих разговоров, в моей практике ни разу не было ничего в ответ. Это просто...

Иван Князев: Вас боятся просто, Татьяна Иосифовна, вас как увидят, сразу разбегаются.

Татьяна Овчаренко: Да меня, конечно...

Иван Князев: Давайте Людмилу послушаем из Челябинской области.

Татьяна Овчаренко: Нет, минутку, минутку, люди спросили, что делать. Есть энергонадзор, надо немедленно, во-первых, обращаться в полицию, фиксировать этот факт, во-вторых, есть сбытовая организация, есть электрический надзор, необходимо поставить их в известность и жилинспекцию одновременно.

Иван Князев: Ага, спасибо.

Ну а теперь Челябинская область, Людмила на связи. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте! Вот у меня такая проблема. Живу я, пенсионерка, инвалид II группы, на 4-м этаже. У нас, значит, выехали, там соседи наверху жили, тут купил какой-то товарищ эту квартиру однокомнатную надо мной, поселил туда племянника.

Тамара Шорникова: Ага, молодого, видимо.

Зритель: И вот они, значит, приходят, он стал жить здесь, приходят они, уходят в кафе, сидят там до 12, до половины первого, потом с друзьями идет сюда, что они тут вытворяют, это какой-то ужас.

Иван Князев: А расскажите нам, нам интересно стало.

Тамара Шорникова: Мы скучно живем, как там народ развлекается?

Зритель: Кричат, стучат.

Потом, значит, вот я своим умом думаю, где эти мальчишки берут денег, чтобы в кафе сидеть, напиться, вот это вот издеваться надо мной. Я нашла этого, у меня сноха нашла его дядюшку, я ему позвонила. Он, значит, мне говорит: «Этого больше не будет, я с ним договорился, я его строго наказал, все». Ну это дня 3–4, может быть, 5 была тишина, для меня подарок был. Но эти дни прошли, опять то же самое.

Не только я возмущаюсь, рядом сосед живет, на его площадке, а вторая квартира, значит, женщина живет. Она мне говорит: «Он приходил ко мне, давайте напишем заявление на него, вы подпишетесь?»

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Я говорю: «И я подпишусь». Но опять же уговорили нас, значит, он тихо-мирно, штраф, наверное, будет ему и этому дядюшке, он даже... Я не знаю, он прописан не прописан, но просто он никак не житель здешний.

Татьяна Овчаренко: Вопрос-то в чем? Простите, вопрос в чем?

Зритель: Что делать, не знаем мы.

Татьяна Овчаренко: Что делать, Татьяна Иосифовна?

Тамара Шорникова: Так до заявления-то дошло? Вы написали его?

Иван Князев: Человек пожаловался.

Зритель: Не написали, пожалели дядю.

Татьяна Овчаренко: А, ну раз пожалели...

Тамара Шорникова: Ну тогда...

Татьяна Овчаренко: ...сидите терпите, все. Вам жалко дядю? – отлично, сидите и терпите.

Зритель: Нет, ну может это заявление дойти до этого. А куда, в милицию это заявление подавать?

Татьяна Овчаренко: У вас есть закон о тишине, это нарушение местного закона о тишине. Пишите в жилинспекцию, раз, в налоговую о том, что он сдает квартиру, два, и пишите в обязательном порядке в органы полиции, дядюшке сердобольному объясните, что его в конце концов можно лишить этой квартиры. Требуйте, чтобы он гнал своего племянничка взашей, и требуйте, чтобы было возбуждено административное производство, и дядюшку сердобольного скромно оштрафовали. Сейчас Путин подписал указ, ввели штрафы за такого рода действия.

Тамара Шорникова: Вы знаете, так много откликов у нас на проблему с газонокосилками, вы не представляете, какое количество SMS. И вот что пишут, например: «Косят траву так часто и так коротко, что все лето стоят лысые, пережженные солнцем, уродливые газоны, травы не видим». Москва пишет: «В советское время внутриквартальные газоны вообще не косили – может, и теперь не надо? Пусть себе трава растет. Кому она мешает?»

Татьяна Овчаренко: Она? Она деньги дает. Эта вот стрижка, бритье газонов, это вам любой скажет защитник зеленых насаждений в Москве, это ужас, инициатива Петра Бирюкова, нашего вице-мэра. Это гигантские деньги и полное уничтожение природы Москвы.

Тамара Шорникова: А это добровольная история? Можно собраться и домом решить, что мы хотим вот траву по пояс, как в деревне?

Татьяна Овчаренко: Да. Ну нам придумали, мы должны собрать общее собрание, получить согласие чуть ли не 2/3, тут я не буду, могу ошибиться, и тогда лично на наших 2 квадратных метрах газона не будут его брить, но вокруг наши дети, дорогие москвичи, будут дышать пылью, гарью с других бритых газонов. Но начальство этого не видит. Знаете, 10 лет уже борьба идет, так что это возмутительно.

Тамара Шорникова: Телефонный звонок еще один, Надежда...

Иван Князев: ...Амурская область. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Зритель: Алло?

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Алло-алло?

Тамара Шорникова: Надежда, говорите, мы слышим вас.

Татьяна Овчаренко: Да, слушаем.

Зритель: Вот у меня такая ситуация. Я проживаю в Амурской области в поселке Магдагачи. Вот у меня соседка внизу по улице Советская, 21, соседка внизу молодая, она постоянно нарушает закон о тишине, с 1 до 3 у нее музыка гремит, вечером у нее музыка гремит. Сейчас, это самое, по закону ограничение по этому, она не соблюдает никакие ограничения. Такая тяжелая музыка, одни барабаны. Мне 65-й год, я нуждаюсь в отдыхе.

Я вызывала участкового, звонила в полицию, никто ничего не хочет делать, ее даже ни разу не оштрафовали хотя бы на 500 рублей, вообще никаких мер не принимают. Жизнь моя в этой моей квартире превратилась в ад, я не могу ни отдохнуть, ни телевизор посмотреть, потому что...

Татьяна Овчаренко: Да, хорошо, понятно-понятно.

Тамара Шорникова: Да, понятно, спасибо вам за звонок.

Татьяна Овчаренко: Понятно. Ну что значит, вы звонили? Напишите заявление прокурору о бездействии вашей полиции, начальника отдела полиции, во-первых, прежде всего.

Иван Князев: Ну, кстати, да, если не реагируют, то конечно.

Татьяна Овчаренко: Потому что участковый обязан был с ней провести профилактическую беседу и предупредить ее об ответственности. И вы заодно ей сообщите, что если она и дальше будет вот этим заниматься, то вообще в соответствии с Гражданским кодексом ее можно лишить этой квартиры, это я вам говорю со всей определенностью. А вообще вот эти тяжелые звуки низкие проникают, имеют очень сильную проникающую способность, то есть вы даже музыки не слышите, а только вот эти стуки серьезные, и они действительно очень людей раздражают.

Иван Князев: Татьяна Иосифовна, два вопроса в SMS. Москва, Московская область: «Когда будет произведен перерасчет за тепло?» – спрашивает человек.

Татьяна Овчаренко: У нас раз в год вообще перерасчет за тепло производится. И снова напоминаю москвичам, что они платят за прошлогодний снег, за этот сезон мы будем платить, перерасчет будет делаться в первом квартале 2021 года.

Иван Князев: Отлично.

Татьяна Овчаренко: А в этом году не знаю, какой перерасчет. Я уж и не помню, когда зима была.

Иван Князев: Сейчас, если коротко, не очень, правда, понял, Ленинградская область: «Прошу ответить, что делать, если в нашем ЖСК не ожидается в ближайшее время замена чугунных фановых канализационных стояков, а мне необходимо сделать ремонт в ванной и туалете».

Татьяна Овчаренко: Ничего вам сказать не могу. Договоритесь с квартирами верха, доверху и поменяйте сами за собственный счет.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Веру из Нижнего Новгорода. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: У меня такая проблема. У меня частный дом, но статус квартиры, земли как собственности у меня нет оформления. Но регулярно взимается за полив. Интересно, какую я землю поливаю?

Татьяна Овчаренко: Это вы меня спрашиваете?

Зритель: ЖКХ так берет. А у кого я должна спросить?

Татьяна Овчаренко: Как, у администрации своего поселка или города. Если поливают улицу, то да, вы должны платить, потому что это общее благоустройство, если у вас так построено законодательство. А если...

Иван Князев: А что значит «улицу поливают»?

Татьяна Овчаренко: Ну поливают же в Москве вместо газонов улицы, особенно когда дождь идет.

Иван Князев: Ну а мы-то за это каким образом платим?

Татьяна Овчаренко: А как же, а куда эти... На это выходит, вы знаете, 500 с лишним миллионов тонн воды в год? Полмиллиарда, мы уже сожрали все реки вокруг.

Тамара Шорникова: А что, мы платим за это?

Иван Князев: Это же вроде как с городского хозяйства.

Татьяна Овчаренко: А кто же платит, как не мы? Город платит, а город деньги берет из наших налогов.

Тамара Шорникова: Ну в этой связи да, конечно.

Иван Князев: Ну там, я так понимаю, какая-то конкретная ситуация, какая-то конкретная история, там в платежках, видимо, прописано.

Татьяна Овчаренко: А данная я не знаю... Возможно, да. Нужно состав графы «Содержание и ремонт» посмотреть, что туда входит, и это заказать в управляющей организации, и запросить пояснения в администрации города.

Иван Князев: Ага, понятно.

Спасибо, спасибо вам большое. Татьяна Овчаренко была с нами на связи, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ.

Тамара Шорникова: И вот интересно...

Иван Князев: «До встречи» хотел сказать Татьяне Иосифовне.

Тамара Шорникова: Конечно, до встречи.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Вот интересная SMS из Москвы приходит, просто обратил сейчас на меня внимание: «Почему в большинстве ваших программ идет много звонков из Челябинска?» – видимо, активные телезрители там. Но, друзья, вы можете всегда поправить статистику.

Иван Князев: Конечно.

Тамара Шорникова: Звоните из любого региона нашей страны.

Иван Князев: С большим удовольствием выслушаем вас.

Тамара Шорникова: Мы ждем ваших звонков и сообщений.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Разъясняет наш эксперт в сфере ЖКХ