Что есть будем?

Что есть будем? | Программы | ОТР

Тема дня: продовольственная безопасность страны

2020-04-28T15:09:00+03:00
Что есть будем?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Светлана Максимова
член комитета ГД по аграрным вопросов
Валерий Фадеев
председатель Совета по правами человека при Президенте РФ
Алексей Лялин
вице-Президент Российского союза пекарей, управляющий АО «Владимирский хлебокомбинат»

Иван Князев: В эфире по-прежнему «ОТРажение», дорогие друзья, мы переходим к главной теме этого дня.

Тамара Шорникова: У дачников, огородников, фермеров, аграриев началась горячая пора, когда нужно высаживать рассаду, семена, саженцы, чтобы было, чем прокормить себя, свою семью, свою страну. Как говорят в сельском хозяйстве, сейчас день год кормит. Но многим приходится терять время: в некоторых регионах из-за коронавируса закрыли садовые магазины и рынки, негде купить посадочный материал, инвентарь. Фермеры сталкиваются с проблемами, дефицит запчастей. Помощь получить трудно.

Иван Князев: Ну вот что есть будем, уважаемые друзья? В придачу ко всему эксперты предрекают жаркое, засушливое лето, а в ООН и вовсе напугали голодом библейского масштаба, который может грозить всем нам, вообще всему миру. В нашем Минсельхозе, правда, пообещали, что не только голода, но и дефицита не будет.

Поговорим о продовольственной безопасности страны и каждой отдельно взятой семьи в этом часе. Звоните нам, уважаемые друзья, все ли есть в магазинах, что подорожало, все ли есть для огорода и дачи, можно ли это купить в вашем регионе?

Тамара Шорникова: Да, ждем ваших звонков. Пока несколько SMS, вот нам пишут прямо сейчас, что купить сейчас инвентарь можно только в Интернете, а цены там задрали, естественно, ввиду острого спроса и дефицита естественных путей покупки.

Иван Князев: Саратовская область пишет, что фактически невозможно купить рассаду в магазинах, большинство из них закрыто, в некоторых торговых центрах продажа есть, но не все там можно найти.

Тамара Шорникова: И мы еще раз повторяем, что хотим знать, как конкретно у вас в регионе обстоят дела. Позвоните, расскажите, вы с какими-то трудностями столкнулись при подготовке к дачному, огородному сезону? Если столкнулись, позвоните и расскажите, с какими.

Иван Князев: Эксперт у нас сейчас выходит на прямую связь, Валерий Фадеев, председатель Совета по правам человека при президенте России.

Тамара Шорникова: Да, Совет по правам человека предложил рассмотреть правительству варианты ослабить режим, разрешить людям выезжать на картошку хотя бы. Как, что? Подробности узнаем сейчас непосредственно у автора инициативы. Здравствуйте.

Иван Князев: Валерий Александрович?

Валерий Фадеев: Здравствуйте.

Иван Князев: И снова здравствуйте.

Ну вот у нас майские праздники, как говорится, на носу, и ни для кого не секрет, для людей это самая горячая дачная пора, нужно туда обязательно ехать, потому что потом уже будет поздно, сажать будет нечего.

Валерий Фадеев: Да. Вы хотите, чтобы я прокомментировал это?

Иван Князев: Да-да-да.

Валерий Фадеев: Да, мы выступили с такой инициативой. Проблема на самом деле не везде. Скажем, в Московской области проблемы нет, можно получить разрешение и вперед, поехать. Но вот, скажем, если участки, а у многих москвичей участки не в Московской области, в соседних областях, вот тут уже кое-где возникает проблема.

Скажем, во Владимирской области, по Владимирской области можно перемещаться только жителям самой Владимирской области. В Петушинском районе, те самые Петушки незабвенного Венедикта Ерофеева, куда он так и не доехал, «Москва – Петушки», в Петушинском районе особая ситуация, туда въехать нельзя, только местные жители могут перемещаться по Петушинскому району, а это трасса как раз Москва – Владимир, Москва – Нижний Новгород. Как решить этот вопрос?

В некоторых других регионах то же самое: Смоленская область, Рязанская область. В Рязанской области, если вы въезжаете туда, 2 недели карантин, как раз в середине мая, наверное, можно будет освободиться от карантина и посадить картошку. Вот о чем мы говорим: нужно согласовать действия региональных и муниципальных властей так, чтобы каждый мог доехать до своего участка.

Иван Князев: Валерий Александрович, ну вот, наверное, многие сейчас скажут, что не самое время как бы отпускать людей на дачи, на огороды сажать картошку. Но Совет по правам человека все-таки просит это сделать.

Валерий Фадеев: Ну ведь это же не массовые гуляния, это же не шашлыки на природе, во-первых. Во-вторых, надо помнить, что у нас миллионы очень небогатых семей, и для этих людей то, что они выращивают на своих участках, это очень серьезное дополнение к семейному бюджету. Люди же ведь небогатые, и помнить надо об этом, и надо им помочь это сделать. Не для шашлыков, не для выращивания газонов на Рублевке, совсем о другом типе семей идет речь.

Иван Князев: Ага.

Валерий Фадеев: Я не вижу здесь с точки зрения ограничений, с точки зрения карантина, с точки зрения борьбы с вирусом проблемы. Ведь сейчас люди живут на дачах и ездят на дачи, понимаете, по Московской области, повторяю, нет проблем, получил пропуск и поехал, но не все могут это сделать. Наша задача – добиться того, чтобы каждый, каждая семья, кто хочет, кому нужно это сделать, чтобы она могла это сделать, вот и вся проблема. Еще раз говорю, мы не выступаем за смягчение ограничений, мы выступаем за то, чтобы административные барьеры лишние, бюрократические барьеры были сняты.

Иван Князев: А с точки зрения законодательства как это оформить сейчас возможно будет?

Валерий Фадеев: Вот, скажем, если речь идет о соседних регионах, наверное, надо согласовать действия региональных властей. Вот едет человек в Рязанскую область, может предъявить какое-то свидетельство на собственность на какой-то участок, если, конечно, такое есть, ему должны позволить проехать. Для этого местные органы силовые, полиция должны иметь такие указания: показал москвич на автомобиле с московским номером свидетельство – проезжай; в электричке показал свидетельство – проезжай, вот об этом мы сегодня говорим. Надо успеть это сделать за несколько дней.

Тамара Шорникова: Валерий Александрович, нам приходят SMS, вот, например, одна из них: «В Волгоградской области чиновники отменили дачный автобус, – видимо, чтобы не было соблазна проехать, чтобы меньше людей выходило из дома. – Говорят ездить на такси. Естественно, пенсионеры себе позволить этого не могут». Но при этом, действительно, огород, дача – для многих это способ прокормиться. Вы наверняка общаетесь с вашими коллегами из Совета по правам человека, из региональных общественных палат, с региональными депутатами – вы видите, в каких регионах доходит до дурости, а в каких действительно понимают важность проблемы и готовы что-то решать?

Валерий Фадеев: Ну вот отменить автобус, я бы не сказал, что это дурость, потому что действительно в автобусе скапливается много людей. Но у меня возникает вопрос: а рейсовые автобусы в городах ведь не отменены.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Тоже верно.

Валерий Фадеев: Надо попробовать запустить больше рейсовых автобусов, чтобы мало пассажиров было в каждом автобусе, чтобы они были на социально приемлемом расстоянии друг от друга, вот так надо решать вопрос. Если такси... Ну хорошо, такси, в конце концов, такси в регионах стоит не так дорого, давайте выделим деньги пенсионерам малообеспеченным, чтобы они могли доехать на такси, это тоже решаемая задача, не огромные деньги.

Иван Князев: Валерий Александрович, а почему вот именно сейчас? Казалось бы... У вас какие-то прогнозы есть? Можно поехать на ту же дачу через месяц. Или вы думаете, что затянутся у нас все вот эти ограничительные меры?

Валерий Фадеев: Во-первых, вы с этого начали, я не агроном, сам картошку не сажаю, но вы с этого начали: саженцы, посадки в нашем климате происходят как раз в мае, в начале мая, это первое. Второе: очевидно, что заболеваемость не снижается, скорее всего, то, что мы условно называем карантином, будет продлено, и я думаю, что, судя по динамике, весь май мы будем примерно в таком же режиме, как сейчас. Я повторяю, я не специалист, но мы все видим, что перелом не наступил, поэтому режим этот, конечно, надо сохранять.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Валерий Фадеев, председатель Совета по правам человека.

Ждем ваших SMS, ждем ваших звонков.

Иван Князев: Марий Эл пишет: «Мы картошку посадили, а еще помидоры ведь, огурцы, капусту, морковку сажать надо». Соглашаются люди с нашим экспертом, что нужно бы уже сейчас поехать на дачу, иначе потом просто нечего есть будет.

Тамара Шорникова: Тверь говорит, что там есть рассада и семена, правда, транспорт ходит редко.

Иван Князев: Ленинградская область пишет: «В электричке теперь не действует бесплатный проезд для пенсионеров и инвалидов, фактически на дачу не добраться будет».

Тамара Шорникова: Смотри, какая интересная мысль из Волгоградской области, как говорится, везде есть плюсы и минусы, окно возможностей то самое: «Может, после коронавируса начнут возрождаться деревни? Мы, селяне, все умеем, посадим больше». Будет ли возможность у селян, у аграриев посадить больше? Есть ли какие-то трудности, с которыми они сейчас сталкиваются в работах?

Давайте посмотрим конкретные истории, с какими трудностями сейчас сталкиваются фермеры из Чувашии, Волгоградской и Московской областей.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Вот такой сюжет.

Работники сельского хозяйства, дачники, огородники, звоните нам, рассказывайте, с какими трудностями сталкиваетесь и в какой помощи конкретно сейчас нуждаетесь.

Есть пару SMS и примем звонок сейчас телефонный. Краснодарский край пишет: «Цены выросли, проросший лук 50 рублей за килограмм. Позор! И это не только лук». Волгоградская область: «Семена покупаю осенью, с прошлого года остались. Рассаду посадила в феврале, все растет». И Удмуртия спрашивает: «Где можно купить в Ижевске сенчик лука на посадку?» Если кто-то знает из Удмуртии, позвоните или напишите, расскажите.

Иван Князев: Позвоните, расскажите нам.

Ну а сейчас у нас Саратовская область на связи, Михаил нам дозвонился. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Алло, добрый день. Я звоню из Саратова.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Вы знаете, дача, конечно... Можно говорить, да?

Тамара Шорникова: Да-да, слушаем вас.

Иван Князев: Да-да-да, слушаем.

Зритель: Дачи, конечно, вообще спасение в плане того, чтобы не сойти с ума, потому что начиная с 26 марта я потерял работу, я не знаю, будет ли теперь у меня работа, скорее всего, компания больше не откроется, все идет к этому. Но и содержать дачу тоже нужны деньги, нужно что-то получать, это стоит тоже денег в нашем регионе, дача.

Иван Князев: А вы на даче посадками-то занимаетесь? Что сажаете, что выращиваете?

Зритель: Нет, мы сажали только цветы, газон, у нас вот такое, мы никогда не занимались этим, этим же тоже нужно уметь заниматься.

Иван Князев: Но теперь-то, наверное, придется подумать об этом, как считаете, Михаил?

Зритель: Я не знаю, семена тоже стоят денег. Смогу ли я теперь содержать дачу, если у меня не будет зарплаты? Потому что я обращался в центр занятости, пытался на все порталы, они висят, я так и не мог с 8 апреля встать на учет, получить статус безработного.

Тамара Шорникова: Ага. А что за сфера, где работали?

Зритель: Это общепит.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Спасибо за звонок.

Иван Князев: Ну и давай сразу еще один звонок, у нас Коми, Иван дозвонился. Иван, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте! Я понимаю всю озабоченность тех, что действительно не будет, что есть. Но я считаю, что правительству пора повернуться лицом к народу, отменить дачный вот этот налог, налог на землю, налог на тех, кто производит любую сельхозпродукцию. Потому что фермеры, вот именно маленькие подсобные подворья обеспечат не только себя, но и соседа, друга, родителей. А нас, получается, мы плотим за землю, за постройки, за комбикорм введен налог, и плюс правительство хочет взять налог за то яйцо, которое снесет курица. Конечно, мы похерим то, за что сражалось советское правительство, именно частные подворья, именно они кормят треть населения страны.

Тамара Шорникова: Иван, а у вас свое хозяйство?

Зритель: Да, у меня свое хозяйство, но мне придется... Сейчас введут налоги, мне придется отбивать это все, потому что я не смогу платить налоги. Я стал безработным, стал так же, как предыдущий куратор, не могу встать на биржу труда, меня уволили, до 5 марта я был на больничном, после больничного я не смог встать на учет, теперь не могу встать на биржу труда как безработный, ничего. Держусь только вот за свое подсобное хозяйство.

Тамара Шорникова: А что у вас там, расскажите? Что вы выращиваете, кого разводите?

Зритель: Ну я держу картошку, держу пару поросят, одного у меня друзья как бы покупают, не то что покупают, кто-то помогает комбикормами, кто-то это, и себе мне хватает мяса. Также у меня кролики, куры.

Тамара Шорникова: Кролики, куры. Вы это для себя исключительно, на прокорм семьи, или излишки продаете?

Зритель: Да, на себя, но излишки... У меня излишек как таковых нет. За то, что мне человек подвозит, у него есть машина, у меня машина есть, прав нет, мне человек возит на своей машине где-то продукты, за комбикормом съездить, за сеном съездить, и я как бы держу ему за это поросенка тоже как бы в счет этого.

Тамара Шорникова: А, понятно, да. У вас хочется узнать как у реального участника, у реального фермера, что подорожало из того, что вам сейчас в хозяйстве нужно? Корм тот же?

Зритель: Сильно подорожали комбикорма, комбикорма стали у нас дороже мяса.

Тамара Шорникова: Сколько стоит?

Зритель: Килограмм комбикорма в Коми стоит 700 рублей.

Тамара Шорникова: Ого!

Иван Князев: Да, спасибо.

Зритель: Семьсот рублей комбикорм.

Иван Князев: Спасибо вам, Иван.

Зритель: Потому что введен налог вот на эти добавки, теперь я должен заплатить, говорю, земельный налог, налог за постройки, и мне хотят еще ввести налог на это яйцо или на этот, грубо говоря, килограмм мяса.

Тамара Шорникова: Да. Коротко еще, пока...

Зритель: Уже с меня взяли 4 налога.

Тамара Шорникова: В сумме сколько на налоги у вас уйдет сейчас?

Зритель: У меня на налоги где-то уйдет за год, ну если не взять, что на мясо мне хотят самозанятость ввести, у меня так уходит 20–30 тысяч, около 15–20 тысяч налогов.

Тамара Шорникова: Двадцать-тридцать тысяч. Вы предлагаете от всех налогов освободить или часть скостить?

Зритель: Нет, не вводить налог на самозанятость, вот именно то, что я произвожу мясо.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Или отменить налог на землю. Ну почему я плачу за землю, за постройку, если она стоит на моей земле, эта постройка? Также плачу налог за курочек, грубо говоря, и налог за комбикорм я тоже плачу, потому что введен налог этот. Комбикорм подорожал, когда ввели вот этот процент, какой-то налог за какие-то добавки там.

Тамара Шорникова: Спасибо вам большое, Иван, за ответ подробный.

Иван Князев: Спасибо большое. Ну, кстати, по поводу того, что еще подорожало, вот Московская область пишет: «Правительству необходимо решить вопрос по ценам на солярку для сельхозпредприятий». Нижний Новгород пишет: «Планируем распахать целину в огороде, увеличить посадки, потому что надо как-то будет выживать».

Тамара Шорникова: Ну, в общем, время непростое и меры должны быть адекватные.

Иван Князев: Это да.

Тамара Шорникова: Давайте узнаем, какие возможны сейчас, чем можно поддержать фермеров, тех, у кого есть свое хозяйство, которое сейчас фактически осталось единственным источником дохода, еды. Светлана Максимова, член Комитета Госдумы по аграрным вопросам, вице-президент АККОР, поможет нам в этом разобраться. АККОР – это Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России.

Иван Князев: Здравствуйте, Светлана Викторовна.

Светлана Максимова: Здравствуйте, Иван. Ну, вы знаете...

Иван Князев: Светлана Викторовна, я просто сразу хотел спросить, – вы видели, да, это видео, где редис выбрасывают фермеры тоннами на уничтожение?

Светлана Максимова: Я это все представляю, я это представляю, я сама работала 18 лет фермером, поэтому я знаю, что это такое, когда выращиваешь урожай и он идет на помойку.

Иван Князев: А обрисуйте нам вкратце, какие вот в этом плане проблемы? Его некуда отвезти? Его торговые сети не берут? Ну понятно, что рынки закрыты. Вообще, получается, не остается для сбыта никаких вариантов у фермеров?

Светлана Максимова: Ну, вы знаете, я хочу сказать, что в первую очередь все-таки нужно обратить особое внимание, это местные власти должны обратить внимание, Министерство экономики, Министерство сельского хозяйства и сделать какие-то послабления. Но я хочу сказать, что, конечно, меня очень поразило, когда от 03.04.2020 постановление №434 «Об утверждении перечня отраслей российской экономики, которые в наибольшей степени пострадали в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции», и там не было, там нет сельхозпроизводства. Это, конечно, удивительно.

Я написала во все инстанции, вплоть до Мишустина, Виктории Валерьевне Абрамченко, нашему министру Патрушеву. Но, к сожалению, еще пока ответ я не получила, Абрамченко отзвонилась мне и сказала, что работает над этим письмом. Дело в том, что, я говорю, лесное хозяйство у нас вошло, это спилил дерево (я по-простому хочу сказать), положил его, не вывез, оно не гниет, лежит до лучших времен; корову подоил, молоко нужно продать, потому что оно прокиснет.

Тамара Шорникова: Какие меры поддержки нужны сейчас? Что в том письме, которое вы отправили и в Минсельхоз, и премьеру?

Светлана Максимова: Ну, во-первых, я попросила, чтобы налоговые каникулы сделали, вот. Потом плату по кредитам и арендным платежам, чтобы... Также аренда земли, чтобы вообще ее сейчас убрать до конца года, чтобы не было на местах. Но самое-то интересное то, что ко мне вот обращаются местные власти, говорят: «Светлана Викторовна, мы готовы помогать мелкому и среднему бизнесу, но так как их нет в перечне отраслей, мы сделать ничего не можем». И поэтому, конечно, я думаю, что люди, наверное, не думают о том, что... Агрохолдинги войдут, потому что они как градообразующие, они, конечно, получат все прерогативы. Но дело в том, что мелкий бизнес сохраняет деревни, мы с вами об этом не раз говорили.

Иван Князев: Да. Светлана Викторовна, скажите, пожалуйста, а много у нас фермерских хозяйств в этом году обанкротятся, прямо так скажем?

Светлана Максимова: Ну, я надеюсь, что все-таки фермеры всегда запасливые люди, они и удобрения как бы закупили, солярку закупили. Но самое-то главное, сейчас-то ладно, а так как у них сейчас продукты некуда девать, как вы уже сказали, молоко, ярмарки не работают, садики не работают, школы не работают, в общем, все социальные объекты, куда они сдавали молоко, мясо, это сейчас сегодня не работает.

Иван Князев: А в магазин они могут их привозить? В крупные торговые сети? С ними какой-то диалог можно наладить?

Светлана Максимова: А зачем они? Они очень хорошо работают с крупными агрохолдингами, которые привезли партию большую, сдали и все, никаких проблем. А самое-то главное, что их никто не может заставить.

Иван Князев: Ну а внедриться, ну я не знаю, в эту цепочку поставок с крупными агрохолдингами, как вы говорите, мелким хозяйствам никак не получается?

Светлана Максимова: Они не возьмут продукцию фермера. Фермер же ну сколько? Ну тонну молока, ну 2 тонны производит, ну некоторые 10 тонн, а зачем им это молоко? Потому что там есть ряд причин, по которым молоко должно быть высшего качества, осемененность должна быть нормальной, все остальное. Поэтому агрохолдинги не хотят связываться из-за того, что боятся, думают, что продукция фермера хуже, хотя я сомневаюсь, потому что всегда фермерские продукты лучше и качественнее.

Иван Князев: Да, вот это как раз-таки и удивляет, что вроде вот молоко без всякой химии, без всяких примесей, ничего нет, свежее, что называется, от коровы, с утра подоили. Может быть, в этом направлении какие-то, я не знаю, поправки внести, чтобы качество... ?

Светлана Максимова: Ну, вы знаете, я говорю, я ряд поправок внесла, вот сейчас я надеюсь, что должны уже через недельку прийти. Но то, что уже Путин начал об этом говорить, значит, я думаю, что мое письмо дошло до нужных людей. Конечно, я хочу сказать, что сегодня мы забыли про мелкий бизнес, но скоро нам очень его..., мы будем пожинать плоды, потому что люди на деревне сами себя кормят. И сейчас я думаю, что дачники молодцы, говорят вот, что они там что-то производят, некоторые потеряли работу. Вы помните, да, что у нас было время, когда мы все были на огородах, у всех были дачи, огороды, и многие доход имели...

Иван Князев: Ну да, в сложные времена мы только этим и спасались.

Светлана Максимова: Да-да.

Иван Князев: Да, Светлана Викторовна, спасибо.

Светлана Максимова: А теперь...

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое. Светлана Максимова была с нами на связи, член Комитета Госдумы по аграрным вопросам.

Тамара Шорникова: Слушаем телефонные звонки, очередь уже из них. Юлия сначала.

Иван Князев: Карачаево-Черкесия.

Тамара Шорникова: Карачаево-Черкесия.

Иван Князев: Алло?

Зритель: Алло, да, я слушаю.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Алло, добрый день.

Иван Князев: Добрый.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Да, действительно, сейчас вот такая возникла проблема, даже не знаю, как сказать... Мы с мужем работаем, у нас трое детей, также мы держим подсобное хозяйство, у нас молочная продукция. В данный момент закрыли рынки, сбыта нет, поэтому даже не знаю. Как бы и семью кормить, и животных нужно же тоже, корма, да, очень подорожали сильно.

Иван Князев: Юлия, а какой объем у вас? Просто о каких объемах речь идет?

Тамара Шорникова: И что именно вы продаете?

Зритель: Ну у нас молочная продукция, я вот до этого торговала на рынке каждое воскресенье. Конечно же, какое-то подспорье было, как говорится, то, что мы торговали, кормили животных, что-то оставалось еще и нам. Сейчас, в данный момент рынок закрыли, еще раз повторяю, сбыта вообще нет. То, что приезжают кто-то где-то, соседи, этого совсем недостаточно.

Иван Князев: Юлия, а вот такой вот вопрос: а вы в какие-нибудь маленькие, может быть, магазинчики свою продукцию поставлять не пробовали? Может быть, я не знаю, вплоть до того, что напрямую людям привозить? Помните, раньше была такая практика, что можно было молоко купить, приехать в деревню, купить и все.

Зритель: Да. Но дело в том, что понимаете, как? У нас тоже покупатели интересные, они же хотят бесплатно. Вот буквально вчера приезжали и говорили: «А вы будете по такой цене?» Но я, к сожалению, не могу, потому что мне тоже и самой нужно кормиться, и покупать корма, а корма нам бесплатно не дают.

Иван Князев: А, то есть они фактически вас шантажируют, что вам некому продавать, поэтому продавайте по такой цене, да?

Зритель: Да-да.

Тамара Шорникова: Да, в магазин, конечно, сложно, там серьезная сертификация и так далее.

Юлия, скажите, а вот сейчас же все молятся, что называется, на соцсети, это такой тоже рынок своеобразный. Закрыли физически – может, попробовать в соцсетях по тем же соседям, не знаю, соседним селам каким-то клич бросить?

Иван Князев: Или не проехать никуда, ничего?

Зритель: Нет, я подавала, почему, объявление подавала, кто видел, да, приезжают, но все равно этого недостаточно.

Иван Князев: Ну вот я поэтому и спрашивал об объемах. Да, спасибо, спасибо вам, Юлия.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам большое.

Сейчас послушаем следом звонок из Хабаровска, Татьяна. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я по части опасений о предстоящем голоде, хотела поделиться своими соображениями.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Давайте.

Зритель: Думаю, что для трудолюбивых людей никакой голод не грозит. Вот в радиусе 20–30 километров от Хабаровска, например, прекрасные земли плодородные брошены, когда-то были оформлены дачниками, активный бум такой был 20 лет назад, а сейчас ну сотни, если не тысячи участков брошены просто, прекрасная земля, все растет. Я просто фанатично люблю заниматься дачей, кормлю себя и многих других подкармливаю, множество знакомых дачников. Очень большое счастье вырастить себе помидорчики, огурчики, картошку, лучок и не бояться никакого голода.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Татьяна. В общем, друзья, если что, земли свободной много, выращивайте, берите пример с Татьяны.

Тамара Шорникова: Калининградская область пишет: «1990-е гг. пережили и это переживем», – хочется верить, естественно.

Давайте послушаем очередного эксперта, Алексей Лялин выходит с нами на связь, вице-президент Российского союза пекарей, управляющий АО «Владимирский хлебокомбинат», акционерное общество.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Владимирович.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Алексей Лялин: Здравствуйте.

Иван Князев: Александр Владимирович, сегодня вот производители зерна говорят о том, что несмотря на то, что мы ограничили, вообще фактически запретили вывоз зерна, экспорт зерна в другие страны, цены у нас вниз не пошли. Я так понимаю, что аграрии просят дополнительные какие-то меры ввести.

Алексей Лялин: Ну, мы сейчас давайте поговорим про хлебопекарную отрасль. Мы являемся фактически конечным потребителем всех видов товаров и услуг. Наш завод потребляет ежемесячно около 1,5 тысяч товаров и услуг различного наименования, включая и муку в том числе.

Иван Князев: Ага.

Алексей Лялин: И в этот период времени просто наложилось несколько, 4 фактора, которые раньше действовали самостоятельно. Вот эти 4 вектора силы сегодня и осуществляют сильнейшее давление на хлебопекарную отрасль. Ну, мы знаем о том, что хлебопекарная отрасль работает при самой низкой рентабельности из всех пищевых производств: у нас рентабельность на предприятиях от 0,85% до 3,5% рентабельность по предприятиям. И сегодня, получается, вот 4 фактора, которые влияют на нас.

Ежегодный рост зерна в этот период, естественно, ежегодный рост муки в этот период, это ежегодная ситуация, она ничем особо не отличается. Всегда ведут вопросы об ограничении экспорта именно в этот период, можно поднять все года, это видно очень по статистике. Здесь я должен отметить, что в этом году Министерство сельского хозяйства приняло достаточные меры, для того чтобы стабилизировать рынок зерновых. Это и интервенции сейчас открытые, и мукомолы участвуют в интервенциях...

Тамара Шорникова: Алексей Владимирович, прошу прощения, что перебиваем, у нас катастрофически мало времени сейчас в эфире остается. Люди переживают, пишут, что хлеб и колбаса на даче не растут, – хлеб подорожает?

Алексей Лялин: Сегодня в стране недостаток ржи, поэтому ржаная продукция вся, конечно, подорожает. И сегодня впервые с 1965 года такой баланс по ржи в стране, ее физически нет. Мы уже начали покупать из стран Прибалтики рожь. Значит, только рожь сегодня стоит 20 рублей за килограмм в странах Прибалтики, на внутреннем рынке ржи катастрофически не хватает, поэтому рост цен на ржаные сорта неизбежен.

А что касается по всем другим массовым сортам, у нас идет неконтролируемый рост цены на упаковочные материалы, у нас растут затраты на перевозки как сырья, так и готовой продукции в связи с тем, что там большое очень количество индивидуальных предпринимателей задействовано в этом секторе, они в условиях коронавируса работают по своему графику, по своему плану и сами оценивают риски, работать или не работать в данном секторе. Поэтому мы сейчас находимся в ситуации...

Тамара Шорникова: И сколько в итоге прибавит на полке буханка?

Алексей Лялин: Значит, мы говорим о том, что высший сорт муки, самый распространенный в России, он сегодня вырос до 22 рублей, а стартовал он с 17 рублей, значит, это огромный рост. По ржаной муке я не помню за 23 года, чтобы такая ситуация была, фактически ржаная мука дошла до цены сортовой муки, пшеничной муки. Это говорит о том, что черный хлеб, который изначально в нашей стране стоил дешевле, чем пшеничный, сегодня он должен выравниваться в цене с пшеничным хлебом. Поэтому здесь предпосылки для пересмотра цен, конечно, есть. Ягоды, которые активно потребляют хлебозаводы, выросли на 40%; значит, маргарин, дрожжи – все эти позиции сегодня растут.

Ну и, конечно, самое главное – это упаковка, упаковка на каждую единицу продукции. Мы уже получили предупреждение от поставщиков упаковочных материалов: во-первых, ее дефицит, потому что многие предприятия просто прекратили работа на период коронавируса; и второе нас предупредили, что рост неизбежен свыше 50%. И все это очень сильно довлеет на цену хлебобулочных изделий.

Что касается вообще того, будет хлеб или не будет хлеб, конечно, хлеб будет, и крупные индустриальные предприятия сегодня подхватили весь объем, выпуск продукции, который раньше распределялся между пекарнями, средними и мелкими товаропроизводителями, которые сегодня прекратили свою работу...

Иван Князев: Ну понятно. Да, Алексей Владимирович, спасибо. Главное, что мы поняли, что без хлеба мы не останемся, правда, он подорожает в ближайшее время.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Иван Князев: Звонок у нас есть, давайте послушаем, на очереди у нас Чувашия, Светлана нам дозвонилась. Здравствуйте, Светлана.

Тамара Шорникова: Светлана, слушаем.

Зритель: Мы вырастили рассаду овощную, цветочную, ну овощная в приоритете, конечно. Нам негде реализовать эту рассаду. Вот город Новочебоксарск у нас, рынок разобрали в феврале-марте, он был крытый, из поликарбоната. Мы обращались в администрацию, в администрации с нами, конечно, и разговаривать не захотели; в торговый отдел позвонили, сказали, что им рынок колхозный не нужен, «есть латки вот такие, 2–3 лотка около магазина, вот вам хватит». Я говорю: вы были вообще весной на рынке, бывали, сколько там рассады, сколько торгующих людей? Но мне ничего не ответили на это: «Я же все сказал, я больше ничего не знаю».

Куда ни обращайся, у нас сейчас тупик, вот с рассадой сидим. Подали объявление в Интернете, вот говорят, вы где, прошлогодние продавцы, – нам негде продавать, действительно торговать рассадой. Помогите, пожалуйста.

Тамара Шорникова: Да, с удовольствием бы, надеемся, что услышат вас в нашем эфире. Спасибо, Светлана.

Иван Князев: Спасибо, Светлана.

Тамара Шорникова: Ждем в эфире следующего эксперта – Владимир Викулов, агроном, выходит с нами на связь.

Иван Князев: Здравствуйте, Владимир.

Владимир Викулов: Да, добрый день.

Иван Князев: Так, вот мы вас видим.

Тамара Шорникова: Да, Владимир, подскажите, может быть, у вас есть информация, сейчас просто завалили нас SMS, конечно же, люди пишут о том, что вырастить-то вырастят, а где продавать действительно? Может быть, есть какая-то информация в профессиональной среде, какие-то новые договоренности нужно искать, с магазинами действительно договариваться? Или тоже под пресс все это? Куда?

Владимир Викулов: Ну да, сейчас... Нет-нет, конечно, не стоит, конечно, наш выход только в Интернете. Это сети, это группы в Facebook, в «Одноклассниках». Зная, насколько это важно, сейчас активизировались все, кто мог, общаются и предлагают друг другу и вообще в реализацию рассаду. Многие хозяйства стали заниматься реализацией, доставкой рассады, ну это вынужденная мера, потому что рассада на самом деле не любит достаточно длительных перевозок, и реализацию, конечно, лучше всего осуществлять на месте.

Иван Князев: А как и куда вы ее возите-то?

Владимир Викулов: Ну, возить... В основном, естественно, сейчас вся рассада производится в контейнерах, это горшочки, кубики и так далее, то есть в таком виде в ящиках ее можно перевезти на достаточно далекие расстояния, если она хорошего качества, потому что все-таки...

Иван Князев: Кому?

Владимир Викулов: Кому? Любителям. Любителям нужно активнее использовать Интернет и поисковики.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Интернет – группы в соцсетях, что? Поделитесь секретом, если у вас получается.

Владимир Викулов: Да-да-да, группы, «посадочный материал», любые поисковые слова вы задаете, и уже достаточно много и предложений, и заявок на рассаду, буквально от нескольких «рассадин» до многих тысяч поставок, есть и заказчики, и поставщики.

Тамара Шорникова: Владимир, нас пугают все сейчас в это время все кому не лень, что называется, в том числе говорят о том, что это лето будет рекордно жаркое, засушливое. Есть ли какие-то страхи у сотрудников сельского хозяйства, у работников? Чего мы можем лишиться в нашем урожае из-за таких прогнозов?

Владимир Викулов: Ну, мы знаем, что идеального..., либо слишком мокро и так далее, либо дождливое лето, либо оно слишком солнечное. Если дождливое, мы, соответственно, получаем замечательный урожай капустных, зеленных; если оно сухое и солнечное, то это пасленовые, томат, перец, баклажан. Всегда настоящий хозяин будет с урожаем, поэтому надо использовать местные возможности, свои средства, свои особенности данного участка, и тогда вы всегда будете в принципе с урожаем.

Тамара Шорникова: Понятно. Что-то можете посоветовать сейчас агрономам, дачникам, огородникам, как в эти непростые времена с трудностями справляться?

Владимир Викулов: Ну, сейчас близится время посадки картофеля, это все-таки наш как бы второй хлеб, поэтому стоит обратить внимание на посадочный материал, если он готов, то, скажем, готовиться к высадке. По всем признакам, в начале мая стоит сажать ее, по народным признакам во время цветения черемухи, это такой был всегда признак времени посадки: цветет черемуха – значит, время сажать картофель. Если вы посадите раньше, конечно, пользы будет немного, в холодную землю лучше картофель не класть, он не будет расти, будет просто позже просыпаться, будет в итоге хуже урожай.

Если нет посадочного материала, в крайнем случае можно купить на посадку пищевой картофель, положить его на несколько дней на подоконник, чтобы он успел прозелениться, и в таком виде, с маленькими небольшими ростками, его можно высадить.

Иван Князев: Спасибо вам, спасибо. Владимир Викулов был с нами на связи, агроном.

Тамара Шорникова: Продолжим эту тему вечером. Ну а мы вернемся уже скоро.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Мангуст
напоминает ситуацию в ссср, когда в магазинах наступил продовольственный дефицит в магазинах - директора заводов, трестов, фабрик... массово выделяли для своих сотрудников 6 соток, чтоб сами могли себе корм вырастить.
Тема дня: продовольственная безопасность страны