Что есть будем?

Гости
Ростислав Гурман
эксперт по качеству и безопасности продуктов питания, председатель Ассоциации международного клуба любителей полезных продуктов питания
Владимир Козлов
член Гильдии Маркетологов, основатель Высшей школы нейромаркетинга

Оксана Галькевич: Итак, финальная тема нашего прямого эфира. Рост цен на продукты захлестнул уже весь мир. Есть такая организация при ООН по продовольственным и сельскохозяйственным вопросам, так вот там отмечают, что мировые цены уже четвертый месяц подряд не изменяют неприятному тренду – идут и идут вверх. За год в среднем они прибавили почти треть. В лидерах такие продукты, как сахар, зерно и молоко, а также мясо.

Константин Чуриков: Да, организация эта называется ФАО, вот.

Вряд ли кому-то сейчас станет легче, конечно, от того, что я сейчас скажу далее, но вот факт есть факт, по данным Росстата по крайней мере: в России цены хоть и растут, но все-таки медленнее, я добавлю, по отдельным наименованиям медленнее, чем в других странах. Сахар подорожал за год на 9%, а не на 40%, молоко на 8,6%, говядина почти на 14%... Я просто еще сегодня открыл статистику понедельного подорожания...

Оксана Галькевич: Так. И там...

Константин Чуриков: Вот тут я хочу сказать, что по отдельным наименованиям мы все-таки обгоняем мир, обгоняем.

Оксана Галькевич: Но мы-то сравниваем все-таки соотносимые параметры, Костя, год и год, месяц и месяц, неделя и неделя, поэтому.

Константин Чуриков: Ну да, хорошо, хорошо.

Оксана Галькевич: Ну, вообще вот эти, знаете, категории «почти», «всего» – это, конечно, как посмотреть, чьи кошельки с чьими сравнивать.

Но вот что на этом фоне хочется отметить, новую тенденцию, и имя ей замещение. Мясо стало недоступным? – ха, вы не поверите, уважаемые зрители, но наши российские люди переходят на его заменители, на соевое мясо, например. То же самое происходит и с молоком: за год потребление растительных видов молока, скажем, назовем это так, выросло настолько, что проблем с покупкой миндального, гречневого, овсяного, рисового, Костя, какие еще есть «молоки», виды молока...

Константин Чуриков: Я кокосовое знаю.

Оксана Галькевич: ...соевого того же молока, кокосового, вот Костя в курсе, выросли настолько, что уже и проблем, собственно, нет с его приобретением. Вот так, друзья, вот это... Молоко, кстати, вот это растительное самый такой востребованный продукт в сегменте вот этих вот аналоговых товаров.

Константин Чуриков: Сейчас мы поговорим о вызове для нашего АПК, о вызовах для вообще пищевой индустрии, да и, собственно, для нас, потому что нам, к сожалению, как сейчас предупреждают многие эксперты, в том числе и в ФАО, многие годы жить при постоянном росте цен на традиционные продукты питания. Что изменится в нашем рационе? Что есть будем? Вот сейчас попробуем на эту тему и поговорить с нашими экспертами.

Для начала Владимир Козлов, член «Гильдии Маркетологов», основатель Высшей школы нейротехнологий. Владимир Николаевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Владимир Николаевич.

Владимир Козлов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Владимир Николаевич, конечно, для многих звучит так странновато вот это, да, искусственное мясо, которое там где-то выращивают из сои и т. д. А насколько это вот действительно можно назвать каким-то всеобщим, очевидным будущим?

Владимир Козлов: Ну, вы знаете, будущее – оно такое, каким мы его себе представляем. И вы знаете, за наше вот это представляемое будущее постоянно ведутся определенные такие тактические боевые сражения, в том числе и маркетинговые. Мы все помним, что были в свое время рыбные котлеты, было такое как бы здоровое питание, считалось, что включение заменителей, в том числе морковных котлет, рыбных котлет, – это такой продукт, который делает нас более здоровыми. Но сейчас мы видим, как это шагнуло в сторону более нездоровую, и вот это как раз очень серьезный вопрос для нас и действительно для нашего АПК.

Оксана Галькевич: А «нездоровая сторона» – это какая, простите, сторона? То есть вот эти соевые продукты, вот это, что ли, нездорово, или что?

Владимир Козлов: В первую очередь да, в первую очередь соевые продукты, потому что соя, особенно не пророщенная, обладает очень мощным ингибитором, который задерживает развитие человека, его развитие, его органов, его рост. Это очень серьезный продукт.

Оксана Галькевич: А как же, простите, вот эта вот Юго-Восточная Азия, которая потребляет эти соевые продукты в каких-то нереальных масштабах?

Владимир Козлов: Ну, вы знаете, с точки зрения маркетинга в свое время проводилось исследование изменения корзины питания. И мы все знаем, что как бы есть некая такая точка отсечки, когда юго-восточное население стало выше ростом, и это произошло после Второй мировой войны, когда их корзина разительным образом изменилась за счет привнесенных технологий и прихода рынка туда по сути. И мы все помним, кто-то помнит рост средний, например, тех же самых японских солдат до Второй мировой войны и как выглядят японцы сейчас, это практически они стали выше в 1,5 раза практически, вот это выросла норма роста нации просто на правильном питании.

Константин Чуриков: Давайте, чтобы заглянуть, перед тем как заглянуть в будущее, сформулируем, какие сейчас видны тенденции в потреблении еды. Как мы стали сейчас есть по сравнению с тем, как это делали наши, не знаю, отцы и деды.

Владимир Козлов: Константин, смотрите, все растет, все изменяется. И конечно же, нашему организму очень нужно разнообразие питания, для того чтобы из этого разнообразия извлекать полезные вещества. И конечно, очень странно слышать такой разговор от маркетолога, но поскольку в моей семье достаточно много медиков, то это тяжелым грузом, ха-ха, лежит на мне вот это знание.

И вы знаете, как бы весь маркетинг построен на чем? – на выявлении новых рынков и на попытке как бы разработки продуктов, которые в этот новый рынок могут войти. И по сути мы видим, что количество новых товаров, продуктов, сладостей, как правило, в первую очередь, необычно приготовленных каких-то изделий из известных нам продуктов постепенно входят в наш рацион, включая те же самые пресловутые триста сортов колбасы. Очень хочется разнообразия как ощущения радости жизни, и я...

Константин Чуриков: Я думал...

Владимир Козлов: Да-да?

Константин Чуриков: Я думал, вы скажете про фастфуд, что все на бегу, на лету, новое поколение, новый человек вырос...

Оксана Галькевич: Нет, подождите, а может быть, просто новые поколения, современный человек в принципе больше ест и все-таки лучше питается, чем наши деды и прадеды, Костя? Простите, конечно, но лет 100–150 назад у многих...

Константин Чуриков: И на меня посмотрела.

Владимир Козлов: Ха-ха.

Оксана Галькевич: ...малообеспеченных людей хорошо если трехразовое было питание, понедельник, среда, пятница, ну правда.

Владимир Козлов: Согласен.

Оксана Галькевич: Уровень недоедания был гораздо выше, чем сейчас. А сейчас уровень переедания, ожирения такой, что ой-ой-ой.

Владимир Козлов: Вот. Поэтому мы про сдержанность и про здоровое питание. Сейчас, вы знаете, мы с вами находимся в такой момент, Оксана, когда мы видим такие, знаете, взаимоисключающие тренды, когда часть людей учится здоровому питанию, самоконтролю, исключению сахара из своего питания, и есть группа людей, которые готовы потреблять вкусные продукты или еще чаще сладкие продукты. И вот на этом, казалось бы, разнонаправленном движении графиков потребления и происходит вот это вот производство новых продуктов.

Да, действительно, сейчас они растут очень большими темпами, ну потому что их продажи пока еще невелики. Насколько я помню, один из руководителей крупного предприятия, которое производит продукты питания, произнес, что пока не будет оборота годового по вот этим, скажем так, новым продуктам хотя бы 50 миллиардов рублей, вы просто представьте себе цифру, то эти продукты еще не преодолели такого, знаете ли, низового порога входа на рынок продуктов питания. Поэтому да, рост есть, но он не является пока таким критичным.

Константин Чуриков: Давайте сейчас обратимся к небольшому опросу, который провели наши корреспонденты в нескольких городах, спрашивали людей, вот, по их представлению, какой будет еда будущего, насколько она будет аппетитной.

ОПРОС

Константин Чуриков: Ну, другой вопрос, насколько это все стыкуется с нашей ментальностью. Владимир Николаевич, у нас вот такой запрос, мне кажется, в таком коллективном бессознательном на вот все натуральное, все свое, понимаете, там они у себя в Америках пускай едят непонятно что, а у нас все с огорода, как надо.

Владимир Козлов: Вы знаете, я всегда люблю подборки высказываний, которые бывают в ваших программах. Первым хочется, конечно, сказать, что коньяк мы в обиду не дадим, это сразу хочется заявить...

Константин Чуриков: И наше шампанское, между прочим, да.

Владимир Козлов: И наше шампанское родное российское.

Константин Чуриков: Не то что там какой-то напиток шипучий из Франции, да.

Владимир Козлов: Ха-ха, 100%.

Оксана Галькевич: Фоточку пришлешь мне с новогодней ночи, что пьем, под бой курантов?

Владимир Козлов: Ха-ха-ха!

Константин Чуриков: Ну извините, на Moët & Chandon еще не заработали.

Оксана Галькевич: Ха-ха.

Константин Чуриков: Давайте звонок сейчас послушаем. Светлана из Москвы. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Что есть будем, Светлана, в будущем?

Зритель: Мы будем есть пищу, к которой привыкли, полезную и сделанную на нашей земле. Не забывайте, что Россия – это страна пахарей испокон веков была. Если немножко Сталин поправил наш менталитет, крестьянство чуть-чуть поприжал и, это самое, разучил, собственно говоря, особенно работать, оно в крови осталось. У нас все на подсобных участках на своих что-то себе выращивают. А при теперешнем развитии айтишники могут сделать великолепные программы для молодежи, которые покажут все новые механизмы, которые могут работать на поле, распахивать, как животных...

Константин Чуриков: Светлана, вы думаете, без айтишники люди в поле не справятся? Айтишники нужны обязательно?

Зритель: Нет, не справятся, потому что люди должны знать не только, какие прокладки есть, вот реклама постоянно торчит в телевидении, а какие есть маленькие доильные аппараты, какие есть небольшие генераторы вот эти..., электричество получить, чтобы коровничек небольшой себе обеспечить, какие есть всякие разные средства, какие есть удобрения, какие есть семена. У нас великолепная наука, у нас столько земли не пахано, у нас столько безработной молодежи, которая занимается тем, что в TikTok получает деньги от каких-то неведомых спонсоров откуда непонятно. Что они там делают в этих TikTok-хаусах? Вот люди должны на своей земле...

Константин Чуриков: Лучше б делом бы занялись, правильно, Светлана, правильно все говорите, и так со знанием дела, просто поразительно. Я думаю, что вообще проблемы с продовольствием нам вот с такими людьми просто не грозят.

Оксана Галькевич: Спасибо. Я только хотела сказать, что, вы знаете, коллективизация, как вы сказали, «Сталин поприжал», это была самая массовая репрессия в принципе, огромные потери людей у нас были в этот период, так что «немножко поприжал» – это как бы, мягко говоря, не совсем немножко, а очень даже «множко» и очень даже сурово.

Константин Чуриков: Ну что, Владимир Николаевич, спасибо большое за ваше участие в нашей программе. Владимир Козлов, член «Гильдии Маркетологов», основатель Высшей школы нейротехнологий.

Мы сейчас подключаем к нашему разговору следующего эксперта – это Ростислав Гурман, председатель Ассоциации международного клуба любителей полезных продуктов питания, эксперт по качеству и безопасности продуктов. Ростислав Валерьевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Ростислав Гурман: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Мы тоже любители полезных продуктов питания.

Оксана Галькевич: Ростислав Валерьевич, а полезные продукты – это какие, скажите? Это что вообще за продукты? На что нам ориентироваться?

Ростислав Гурман: Ну, если говорить про самые полезные, во что я верю, то сообщество, которому не все равно, что с ними будет в будущем, – это пророщенная живая еда. Это пророщенная пшеница, пророщенные крупы различного рода. Более того, это стоит дешево и это можно делать у себя дома на подоконнике. И если человек начнет употреблять такую еду на регулярной основе, то тогда его организм со временем начнет естественно омолаживаться, оздоровляться и регенерация всех клеток происходит, это доказанный факт.

Оксана Галькевич: А прокормить мы себя со своего подоконника-то сможем, Ростислав Валерьевич, если каждый в городской квартире там что-то у тебя на подоконнике? Нам хватит на семью, ха-ха?

Константин Чуриков: Хватит ли нам жилплощади для этого, ага.

Оксана Галькевич: Ха-ха.

Ростислав Гурман: Я могу даже у вас в студии выращивать пророщенную пшеницу и показать, что это несложно. Более того, я сам провожу исследование, эксперимент у себя дома, и это стоит очень дешево, но потрясающий эффект. Поверьте мне, потому что я очень много экспериментов провел и верю, что осознанные люди, которые понимают, о чем речь...

Но здесь есть одна особенность, что бо́льшая часть граждан нашей страны, не только людей нашей страны, а вообще, транснациональные корпорации, они не заинтересованы в полезных продуктах питания. Потому что если взять разрез в 20 лет, то мы видим, что «химия» стала доминирующей составляющей в составе всех продуктов питания. А незаинтересованность потому, что если продукты будут качественными и максимально здравыми, то они будут стоить дорого и люди обычные покупать их не смогут, поэтому это лайфхак.

Константин Чуриков: Ростислав Валерьевич...

Оксана Галькевич: А полезное может быть вкусным, простите? Вы сказали про пророщенную пшеницу, я с трудом себе... Я пытаюсь себе представить, как Константин ест пророщенные вот эти вот...

Константин Чуриков: Лучше не надо.

Оксана Галькевич: ...злаки, лучше не надо, да.

Ростислав Гурман: Оксана, вы очень верно подметили, и как раз очень верный ответ будет следующий, что человека подсадили транснациональные компании на зависимость рецепторов. То есть если Константину сейчас или другим людям дать пророщенную еду, то она будет мегаполезной, это энзимы, это витамины, микроэлементы, но она будет невкусной, она будет токсичной, странной, непонятной.

Константин Чуриков: Да.

Ростислав Валерьевич, но давайте не будем отрываться от нашей нынешней почвы и повестки. Вы помните, что несколько дней назад президент поручил увеличить производство продуктов в стране для внутреннего потребления; вы в курсе, как дико растут цены, ну дико для, скажем так, российских зарплат, неважно, по Росстату не по Росстату, они все равно небольшие, хорошие, но маленькие. Вот в этом смысле как быть? То есть что использовать, какие технологии, как решать эти задачи? Потому что, если бы можно было все вырастить у себя дома на подоконнике или в ванной комнате и это было бы сказано с высокой трибуны, я думаю, мы бы уже это начали делать.

Ростислав Гурман: Ну, действительно, ситуация критическая, драматическая, я бы сказал, и динамика роста цен продолжится по разным, как сказать, наблюдениям. И выход из этого следующий, что действительно, хотя я не очень хорошо отношусь, и это, наверное, тема отдельной передачи, к вегетарианским сообществам, люди, которые перестанут сейчас покупать меньше мяса, рыбы, будет больше овощей, каких-то фруктов, максимально скудная еда. И конечно, люди будут уходить из среднего класса в эконом, а из премиума тоже в средний, ну то есть постоянно будет. И производитель тоже находится в сложной ситуации, потому что не все выживут сейчас в сложные времена, когда сырье подорожало, логистика, девальвация рубля и пандемия-составляющая.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Да.

Ростислав Гурман: И поэтому сейчас очень сложная ситуация для всех, мы все в одной лодке. Поэтому я единственное хотел бы сказать, что нам надо просто сложные эти времена пережить вместе...

Константин Чуриков: Да, конечно. Спасибо, спасибо большое, Ростислав Валерьевич. Ростислав Гурман, председатель Ассоциации международного клуба любителей полезных продуктов питания. У нас много звонков.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок сейчас, Надежда из Брянска. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Надежда, ха-ха.

Константин Чуриков: Что будем есть, как думаете?

Зритель: Спасибо опять за принятый звонок.

Константин Чуриков: И что сейчас едим?

Зритель: Снова рада видеть вас.

Константин Чуриков: Взаимно.

Оксана Галькевич: Надежда, вы не пробовали в лотерею играть? Может, вам так же везет, ха-ха?

Зритель: Ха-ха. Нет, в лотерею мне, Оксана, не везет, к сожалению.

Оксана Галькевич: Ха-ха.

Зритель: Я, как в том знаменитом фильме, купила за свою жизнь два лотерейных билета, выиграла по рублю.

Константин Чуриков: Так, ну давайте ближе к нашей теме.

Оксана Галькевич: Ясно. А что по теме, да, можете сказать?

Зритель: По теме, так, по теме. Вот я немножко не соглашусь с вами, вы в начале этой темы, этого получаса сказали, что 50 лет назад люди питались. Нет, моя мама того времени, и они... Я очень люблю слушать рассказы, она родилась, жила в деревне, она рассказывает, рассказывала, помнит хорошо, как они питались. Вы знаете, поэтому я с ее слов и сама, проработав часть, и образование у меня было, я работала в торговле, кое-что с советских времен, ГОСТы – я за натуральный продукт. Пусть цены растут, они и будут расти, но я бы все равно убрала то некачественное не буду говорить что из магазинов.

Константин Чуриков: Ну да, мы догадываемся.

Зритель: Пусть будет мясо дорого, но я смогу купить его хотя бы раз в неделю. Кстати, его и надо не так часто употреблять, и употребляли его и в лучшие те годы не каждый день.

Константин Чуриков: Надежда, но кто же с вами спорит? Конечно, натуральное лучше, чем не натуральное, собственно, мы к нему привыкли. Но вы говорите, что нормально, если цены будут расти дальше. Ну, для тех, у кого есть огород, наверное, нормально, для тех, у кого зарплата растет, тоже, наверное, нормально, а для тех, кто не растет, а дома дети, как быть?

Зритель: Костя, вы знаете, в советское время каждый, кто имел свой приусадебный участок и хозяйство, не покупали мясо, не покупали яйца. Сейчас же никто ничего не хочет держать даже у нас, на периферии. Я же вот смотрю, в деревнях не хотят держать ничего, бегут в магазин за яйцами, за молоком. Ну это смех. Поэтому и работать не хотят, это же очень тяжелый труд. Поэтому продуктов будет еще меньше и они будут еще дороже.

Константин Чуриков: А вот это уже тревожит, потому что даже по прогнозам ООН уже вполне серьезно, вот только началась пандемия когда, 2 года назад, уже там был у них прогноз по поводу возможного в том числе и голода, они так говорили, нехватки продовольствия.

Оксана Галькевич: Ну, я надеюсь, чаша сия, кара сия минует нас...

Константин Чуриков: Будем надеяться, нас-то тем более.

Оксана Галькевич: Надежда, спасибо вам большое за ваше мнение. У нас еще один звонок, Константин из Бурятии. Константин, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, хотя у нас уже доброй ночи.

Константин Чуриков: Доброй ночи.

Зритель: Очень позабавил, конечно, ваш эксперт с пророщенными продуктами. Я все ждал, когда будет как в рассказе О. Генри: «А вы не пробовали мочу молодого поросенка?». На самом деле я вспомнил, у меня был друг француз, большой любитель поесть, и мы с ними пошли как-то во французский ресторан, правда в Москве, и я что-то захотел каштановый суп, никогда не пробовал. Он говорит: «Не бери ни в коем случае, не бери, не бери». Я говорю: «Слушай, ну классика кухни, интересно». Он говорит: «Не бери». Ну, я пробовал – дрянь, конечно, есть невозможно. Я говорю: «А почему же так-то?» Он говорит: ты понимаешь, большинство, ну не большинство, многие наши кулинарные рецепты великие от бедности.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Вот нечего было жрать в Средние века, собрали каштаны, попробовали – ну дрянь, но есть можно, ничего, брюхо не урчит. Лягушки те же самые, улитки виноградные...

Оксана Галькевич: Луковый суп, например, тот же самый.

Константин Чуриков: О да, ха-ха-ха.

Оксана Галькевич: Да-да. Нет, он может быть вкусным на самом деле...

Константин Чуриков: Но это несколько такой, да, опасный продукт.

Оксана Галькевич: Но тоже, да.

Зритель: Да, но при этом есть такое ощущение, что весь XX и XXI вв. человечество как-то упорно борется с биологией и в том, что касается еды, потому что ее пытаются заменить на что-то химическое, и в том, что касается гендерного равенства. То есть мир как-то явно идет не туда, и, наверное, с едой это как-то связано.

Константин Чуриков: Да, и нас пытается еще повести не туда. Да, спасибо, спасибо, Константин.

Еще, прямо вот просто вал звонков. Валентина, Карелия.

Оксана Галькевич: И очень много сообщений. Кстати, вот Архангельская область пишет: «Живем на рыбе, благо река кормит», – ну хорошо, если есть рядом река и есть возможность там рыбу. А так вот то, что Надежда из Брянской области нам говорила, невозможно же все со своего участка получать, рыбу например.

Константин Чуриков: По поводу выращивания, значит, овощей в квартире собственной Воронеж предлагает: «А давайте сталь выплавлять в квартирах!» – да, действительно.

Оксана Галькевич: Валентина из Карелии, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Валентина, у нас тут такой разговор... Что вы предлагаете? Здравствуйте, да.

Зритель: Я предлагаю, что вот мы живем на берегу... озера, и мы тоже вылавливаем рыбу. У нас сейчас уже, мне 85 лет, я, конечно, мы не ловим, покупаем. Вот рыба у нас всегда есть.

Оксана Галькевич: А какая рыба у вас? Валентина, расскажите, какую рыбу покупаете местную.

Зритель: Ой, рыба! Судаки, ряпушка, окуни... Ой, перечислять – это наименований 20. Так что мы без рыбы не страдаем.

Оксана Галькевич: Ой, у вас такая кухня карельская вкусная! Я вот была в отпуске – ой!

Зритель: Да-да. Приезжайте...

Константин Чуриков: Гастротуризм.

Оксана Галькевич: Была ж, вот только что была.

Зритель: В этом году очень много грибов, насушили, намариновали, поэтому... Картошечку вырастили свою.

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: Поэтому мы рады, что у нас если что и случится, а, конечно, в 1990-е гг. мы очень много пережили.

Константин Чуриков: Валентина, а вот скажите, а сейчас, вот так цены растут, вы вот какой рост цен замечаете, что вас больше всего, может быть, беспокоит?

Зритель: Ну вот где-то 50%. Пойду каждый день за молоком, вот первая необходимость, очень дорогое. Картошка, лук – все это подорожало, хотя мне его не надо покупать, но я же вижу, как люди-то страдают от этого. Не знаю, все поля можно же разработать, у нас такие совхозы были, а все заполонили, все, как говорится, заопустошили, а ведь можно же разработать, и люди не будут голодать: картошка есть, волнухи есть, рыба есть... Спасибо.

Константин Чуриков: Валентина, нет, вот еще напоследок ваше мнение. Вот вы согласны с тем, что мы когда-нибудь начнем есть вот эту вот странную, так сказать, продукцию, не знаю, растительного происхождения, выращенное мясо, что мы будем, не знаю, какими-то сити-фермерами, будем дома там что-то растить у себя? Вот вы верите в такое сумасшедшее будущее?

Оксана Галькевич: Ну, микрозелень можно выращивать на подоконнике. Другое дело, что ты...

Зритель: Я не верю, я не верю, и я, конечно, не доживу до этого, но если только мои внуки и правнуки, ха-ха.

Константин Чуриков: Живите долго. Спасибо за ваш звонок.

Еще Лариса из Саратова. Лариса, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Прямо блиц звонков.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Зритель: Вы знаете, я хочу не согласиться с телезрительницей, с Надеждой из Брянска, которая сказала, что молодежь не хочет работать в сельской местности. Я знаю людей, которые работают и попытались, в общем-то, выращивать свое мясо. Но цены на зерно такие, что окупить его очень тяжело. Естественно, для того, чтобы качественное мясо выращивать, должен быть качественный корм, но цена такая у этого мяса, что вот они сейчас задумываются о том, что, наверное, скорее всего, им придется свернуться с этой деятельностью, потому что у людей нет достаточно средств, чтобы покупать это качественное мясо.

И могу еще сказать другое, что так получилось, что мои родители, папа мой занимался сельским хозяйством, был руководителем хозяйства, за несколько лет отстающие хозяйства вывел в передовые. И мама в свое время, когда ей сказали, перевели отца уже в город, сказали: «Надо было раньше переезжать». Она говорит: «Да я детей зато на всем натуральном вырастила». Я работала в школе и пригласила на одно из собраний заведующую детской поликлиникой. Так вот она сказала ключевую фразу: вы хоть золотых учителей приглашайте в свою школу, но, если не будет нормального питания у детей, учиться они не смогут.

Константин Чуриков: Факт.

Зритель: Поэтому продовольственная безопасность – это вообще здоровье нации.

Константин Чуриков: Именно поэтому мы сегодня вместе с вами об этом и говорили. Спасибо большое, Лариса, спасибо большое всем, кто принимал участие. Ну, посмотрим, какой будет у нас рацион в ближайшее время. Конечно, хотелось бы, чтобы что-то сделали с ценами и допроизвели продукты.

Оксана Галькевич: Нижний Новгород говорит: Костя, вот не любишь ты луковый суп, и я покритиковала, «а если с курочкой вас угостить, то еще и попросите».

Константин Чуриков: Мы просто не умеем его готовить.

Оксана Галькевич: Нижний Новгород, ну угостите уже, да, мы попросим еще.

Константин Чуриков: Мы продолжим через секунду.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)