Что мы носим?

Что мы носим? | Программа: ОТРажение | ОТР

Каждый 10-й предмет одежды - с опасным составом ткани или подделка известного бренда

2019-12-17T13:13:00+03:00
Что мы носим?
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Владислав Лисовец
эксперт моды, телеведущий
Андрей Разбродин
председатель Комитета ТПП РФ по предпринимательству в текстильной и легкой промышленности

Петр Кузнецов: Переходим к первой теме нашего первого часа. Россиянам вынесли приговор. Модный пока еще. Мы ходим в опасных фальшивках, оказывается. Роспотребнадзор забраковал каждый десятый предмет одежды. В лидерах – вещи с опасным составом ткани, ну, и подделки известных брендов. Это итоги проверок полок наших магазинов в период с января по сентябрь.

Ольга Арсланова: Т. е. в принципе, если посчитать все вещи, которые сейчас на нас, на вас, вот что-нибудь из этого списка точно попадется, если каждая десятая. Что-то будет неправильным, опасным, что-то будет фальшивым. Но давайте посмотрим на эти цифры подробнее. Вот что из некачественного могло попасться россиянам в этом году. Итак, из оборота инспекторы изъяли почти 11,5% предметов одежды (из тех, что проверяли, по крайней мере)…

Петр Кузнецов: Из тех, что проверяли, это не всех тех вещей, которые носят наши…

Ольга Арсланова: Разумеется. Но Роспотребнадзор всегда проверяет какую-то большую партию и говорит, что в общем примерно так же обстоят дела во всем сегменте.

Петр Кузнецов: И, разумеется, не в одном магазине он это делает.

Ольга Арсланова: Да. Итак, в обуви Роспотребнадзор нашел изъяны у 6% пар.

Петр Кузнецов: О, это ниже.

Ольга Арсланова: Т. е. с обувью чуть-чуть похуже. Видимо, подделать ее не так выгодно…

Петр Кузнецов: Как можно подделать лапти.

Ольга Арсланова: Меховые изделия эксперты относят к категории одежды.

Петр Кузнецов: Нет-нет, не относят, поэтому они и вынесли.

Ольга Арсланова: Нет, это отдельно. Не относят. И ее, кстати, может быть потому, что не относят, браковали гораздо реже. Чуть больше 5% от проверенных образцов проверку не прошли.

Петр Кузнецов: А мне кажется – потому, что шубы и не только, по-моему, меховые изделия, их просто, помнишь, в какой-то момент стали чипировать. Может быть, это уже защитило.

Ольга Арсланова: Возможно.

Петр Кузнецов: Может быть, для этого. Что для вас важнее при выборе одежды – цена, качество? Выберите одно из этих двух слов и напишите нам на СМС-портал. Что вам важно: цена, качество? Прямо так и пишите на короткий СМС-номер. Совсем скоро подведем итоги. Очень интересно будет.

Ольга Арсланова: Очень важный момент в Роспотребнадзоре отмечают, что некачественный товар можно купить даже при наличии сертификата.

Петр Кузнецов: Представляете?

Ольга Арсланова: Так что, даже если вы купили что-то вроде бы качественное…

Петр Кузнецов: Вот. К вопросу о чипе, кстати.

Ольга Арсланова: …не факт, что на самом деле вы купили качественную вещь.

Петр Кузнецов: Давайте разбираться. Андрей Разбродин. Это президент Союзлегпрома, член Общественной палаты. И Андрей Валентинович с нами на прямой связи. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Андрей Разбродин: Добрый день.

Петр Кузнецов: Давайте с цифр начнем. Вы же их слышали, наверное, еще и до нас изучили. Это серьезные цифры – 11,5% одежды и еще меньше, почти в 2 раза меньше: 6% обуви из проверенных?

Андрей Разбродин: Скажем так: на самом деле это из того, что удалось проверить. А вот так по нашим прикидкам на самом деле цифры значительно выше.

Петр Кузнецов: Ближе к половине?

Ольга Арсланова: Андрей Валентинович, а это о чем идет речь? Это одежда просто недостаточно качественная, но в целом терпимо, можно носить? Или это действительно вещи, которые только в крайнем случае можно покупать, надевать, они могут даже быть опасны для здоровья?

Петр Кузнецов: Которыми теплотрассу можно утеплять. Вот вчера обсуждали.

Андрей Разбродин: Есть, безусловно, и то, и другое. Однозначно вот так сейчас оценить это достаточно сложно. А происходит это потому, что в свое время у нас была разрушена система государственной стандартизации. Т. е. у нас осталась только обязательная стандартизация именно…

Петр Кузнецов: Андрей Валентинович, не знаем, что с одеждой, но качество связи не очень сейчас.

Андрей Разбродин: Да, к сожалению.

Петр Кузнецов: А, вы вернулись уже.

Андрей Разбродин: Да. Я хочу сказать, что то, что касается параметров качества, это стандартизация по видам технических условий. Т. е. это у нас теперь относится к категории добровольной стандартизации. И поэтому практически государство на сегодняшний день этим не занимается. Это привело к тому, что сегодня на рынке, как говорится, единственным критерием при покупке и при продаже является фактически цена. Т. е. качество толком никак не контролируется. Мы уже давно об этом говорим. Это приводит и к тому, что снижается маржинальность у ответственных производителей, они вынуждены тоже, как говорится, разбавлять свое качество. Поэтому это крайне важный параметр. И то, что вот вы правильно сказали про чипирование меховых изделий. Чипирование во всем этом может сыграть достаточно серьезную роль. При условии, если одним из инструментов чипирования, одним из параметров будут как раз параметры качества и сертификация.

Петр Кузнецов: А, да, понятно. И тем более что мы знаем, что чипирование продолжается. И, если я не ошибаюсь, к 2024 уже более или менее все у нас будет прочипировано.

Андрей Разбродин: Да. Но до этого нужно создать вот эту систему стандартизации и сертификации по параметрам качества и достаточно серьезно ее контролировать. Кстати, во всех развитых странах так и происходит.

Петр Кузнецов: В порядке бреда, Андрей Валентинович. Раз у нас, как вы сказали, все-таки народ прежде всего смотрит на стоимость, на ценники, – может, нам какую-то полку создать, где будет прямо написано: «Опасная», «Фальшивка», но, тем не менее, вот подходите берите. Мы же любим…

Ольга Арсланова: Как для суррогатов молочных продуктов…

Петр Кузнецов: …да-да, полки выделять.

Ольга Арсланова: Пальмовое масло. А здесь – китайские подделки.

Петр Кузнецов: А там как-то с производителями договоримся по поводу торговых дел.

Андрей Разбродин: Ситуация заключается в том, что, как говорится, для того, чтобы четко определять эти вещи, нужно четко стандартизовать параметры. Т. е. вы можете определять только на соответствие какому-либо эталону, образцу, стандарту. Т. е. этот стандарт должен быть определенным образом обязателен для всех или крайне желателен. Т. е. он должен, как минимум, рекламироваться и продвигаться. И если он, грубо говоря, не строго обязателен. Т. е. тогда производитель будет бороться за свою маржу, за качество, за полку и т. д. Вот сегодня Роспотребнадзор, Роскачество в значительной степени этим на территории России занимаются. Но пока это, будем говорить, еще в зачаточной стадии. Т. е. это не достигло того уровня, который нужен для того, чтобы исключить такую ситуацию, о которой мы сегодня с вами говорим.

Ольга Арсланова: Андрей, смотрите, у нас тут сейчас на экране, мне кажется, рассадники этой опасной одежды. Это какие-то магазины, где смешные цены…

Петр Кузнецов: Они даже готовы напасть на наши…

Ольга Арсланова: …куда привозят китайские, разумеется – часто не сертифицированные товары. И вот зрители пишут, что если бы не эти китайские шмотки, ходили бы в фуфайках и валенках. Т. е. нет возможности купить что-то дороже. Если все будут чипировать, сертифицировать еще более жестко, не вырастут ли цены? И смогут ли наши зрители…

Петр Кузнецов: И просто выбора не будет.

Ольга Арсланова: …себе позволить эту правильную, хорошую, качественную, но безумно дорогую для них одежду?

Андрей Разбродин: При правильном подходе безумно это все не вырастет. Т. е. это тоже все так или иначе поддается регулированию. Достаточно сказать, что сегодня вот именно в отрасли текстильной и легкой промышленности мы можем говорить о кризисе перепроизводства. Т. е. конкуренция настолько высока, что говорить о том, что можно остаться без товара или без дешевого товара… Ну, вспомните ситуацию с санкциями по мясу. Ну, где-то 2-3 месяца были проблемы какие-то на территории России. Потом они рассосались: появились другие поставщики. А в дальнейшем, как говорится, подхватился свой сельскохозяйственный сектор, когда им стали более плотно заниматься.

Ольга Арсланова: Да, понятно.

Петр Кузнецов: Можно напоследок, только коротко. Может такое быть, что производители вынуждены идти уже на ухудшение качества, просто потому, что ритейл на него давит, потому что ритейлу соответственно нужна низкая закупочная цена? И поэтому еще плюс.

Андрей Разбродин: Конечно. Я об этом сказал. Одна из причин – в отсутствии стандартов и единственный критерий в виде цены. Естественно, ритейл старается…

Петр Кузнецов: Т. е., опять к тому же, производитель-то вроде как не хотел, но, как ни странно, вынужден это делать. Спасибо вам большое, спасибо.

Андрей Разбродин: Не за что.

Петр Кузнецов: СМСки или сразу?

Ольга Арсланова: Да, вот у нас тут несколько сообщений от зрителей. Пишут, что доходов на одежду не хватает, поэтому на качество не смотрим. Вот главная пока что идея на нашем СМС-портале. Давайте эти тренды обсудим с экспертом моды и телеведущим Владиславом Лисовцом. Он сейчас выходит с нами на связь.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Влад.

Владислав Лисовец: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Скажите, вообще в нашей стране у россиян в последнее время меняется отношение к одежде? Или по-прежнему подавляющее большинство смотрит на цену в первую очередь и не очень интересуется составом, из чего сделана эта одежда, насколько она безопасна, настоящая ли это одежда или фальшивка? Я имею в виду массовый сегмент.

Владислав Лисовец: Вы знаете, мода стала очень быстро меняться, и люди уже меньше обращают внимание на качество, на строчку. Дело в том, что в целом даже индустрия моды и то, что она пропагандирует, это такая простая, легкая, понятная одежда. И даже кутюр уже не является произведением искусства, а все становится таким очень простым. И соответственно люди так же точно, если вы посмотрите в городах России, то люди скорее одеты удобно, просто, и уже мало кто думает о том, как выглядеть интересно. Поэтому и соответственно и качество одежды упало, и люди готовы это покупать и не готовы выделяться. Все больше занимаются своей личной жизнью, чем уделять внимание своему внешнему виду.

Ольга Арсланова: А вам как эксперту моды это нравится?

Владислав Лисовец: Вы знаете, мне на самом деле, я буду честным, мне вообще как-то грустно смотреть на россиян. Потому что никто не хочет выглядеть по-особенному. Поэтому даже байеры, привозя, закупая одежду для России, поверьте мне, не покупают и не привозят, не закупают ничего интересного. У нас как-то шаблонно привыкли одеваться, носить одинаковые пуховики. Плюс у нас нет вообще культуры и… нам никто не прививал в детстве культуру одеваться, интересно выглядеть, быть изысканным. И это никакого отношения не имеет к финансам. Потому что на самом деле, если взять сегодня, то можно пойти в масс-маркет, поверьте мне, у меня огромное количество вещей из масс-маркетов, в которых ты можешь интересно выглядеть. Но людям не хочется выделяться, им больше нравится быть похожими друг на друга. Соответственно картинка в городах России такая очень угрюмая и не очень симпатичная.

Петр Кузнецов: Что касается брендов. Мы начали с того, что сейчас очень много фальшивок. Можно сказать, что сейчас в брендах, таких особенно ярких, представительных, т. е. шильдик, который прямо вот виден-виден, уже не модно ходить?

Владислав Лисовец: Нет, наоборот.

Петр Кузнецов: Наоборот?

Владислав Лисовец: Как раз таки, да. Сейчас почему так возросли подделки? Потому, что сейчас вернулся тренд начала 90-х, когда надписи и названия брендов вышли на передний план. Т. е. больше акцент делается не на силуэт, не на оригинальность, а скорее на надписи. Т. е. надписи сейчас на шарфах, на свитерах, на футболках – это абсолютный тренд. И соответственно это очень легко подделывается. Т. е. берется просто шрифт, краской наносится – и соответственно футболка. Конечно, крой повторить уже сложнее, но сама надпись. Вы знаете, очень хорошо видно, допустим, по тем, кто убирает улицы, грубо говоря, а вечером выходит погулять в город. Вот как они наряжаются, в чем они ходят. Т. е. какие-то очень известные на слуху бренды сейчас можно уже встретить на ребятах, которые в общем-то, я понимаю, что днем они убирают у нас подъезды, а вечерами они наряжаются в эти надписи…

Ольга Арсланова: Но они хорошо зарабатывают, вероятно.

Владислав Лисовец: …да, в эти надписи с рынка. И ходят. Потому что им тоже хочется быть ближе к достатку, к успеху, к моде. Наверно, так.

Петр Кузнецов: Отечественные производители, отечественные бренды начинают подтягиваться, начинают составлять конкуренцию? Модно ли сейчас ходить уже в нашем? Еще и, я вот вспоминаю, яркие надписи – они же и на русском, сейчас тоже уже модно ходить, чтобы было что-то здесь написано, наше слово.

Владислав Лисовец: Да. Это да. Но, вы знаете, у нас очень дорогое производство. И у нас наших же подделывать не будут. Допустим, есть пара, ну, один дизайнер, кого 2 года назад подделывали, потому что он был очень популярен во всем мире. А так в целом – мы все равно вторичны. Вот как бы там ни было. Т. е. даже мода наша, наши показы – это всегда все то, что было полгода или год назад на показе в Италии или во Франции. Т. е. наши дизайнеры все равно вдохновляются тем, что происходит на Западе. Я уже говорил чуть ранее, что в России в принципе с модой и со стилем такая серьезная проблема. Мы хороши в металле, в камнях и в древесине.

Петр Кузнецов: Да, но вряд ли с этим что-то сделается в самое ближайшее время.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Это Влад Лисовец. А мы вас спрашивали в начале этой темы, что для вас важнее при выборе одежды. И вот как вы ответили: цена – 57%, качество – 43%.

Ольга Арсланова: Спасибо за участие в опросе.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Каждый 10-й предмет одежды - с опасным составом ткани или подделка известного бренда