Что НАТО надо? Авиация альянса регулярно приближается вплотную к нашим границам

Что НАТО надо? Авиация альянса регулярно приближается вплотную к нашим границам | Программы | ОТР

Есть ли риск обострения?

2020-06-16T21:59:00+03:00
Что НАТО надо? Авиация альянса регулярно приближается вплотную к нашим границам
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Виктор Литовкин
военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке
Виктор Баранец
военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», полковник в отставке

Александр Денисов: Что НАТО возле России надо? Стратегические бомбардировщики Североатлантического альянса регулярно пасутся вблизи наших границ. Вот вчера, наверное, по привычке опять заглянули американские бомбардировщики В-52 (сейчас вы их увидите на картинке), способные нести ядерное оружие. И самолеты-разведчики альянса в понедельник пролетели в 100 с лишним километрах от Санкт-Петербурга. По заявлению Пентагона, это были полеты в рамках военно-морских учений. Вот мы обещали, что покажем, что-то режиссеры нам не показывают их.

Ну и в ответ с российской стороны в воздух были подняты истребители Су-27, так сказать, для сопровождения. Вот видим эти кадры, давайте понаслаждаемся… Да, вот так вот мы их заставляем убраться. После сближения американские самолеты сменили курс подальше от наших границ. Как мы уже сказали, все это происходит регулярно, авиация Североатлантического военного блока постоянно у нас тут присутствует. Будем разбираться, что им тут надо. На связи у нас первый эксперт.

Анастасия Сорокина: Виктор Баранец, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда». Виктор Николаевич, добрый вечер.

Виктор Баранец: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Виктор Николаевич...

Александр Денисов: Виктор Николаевич... Да, Настя, прости.

Анастасия Сорокина: Что же НАТО возле России надо? Что же они делают у наших границ? Почему они все чаще и чаще приближаются к нам в последнее время?

Виктор Баранец: Ну, после 2014 года количество полетов натовской разведки, да и не только разведки, других боевых самолетов увеличилось от 5 до 8 раз. Отвечаю, что такие полеты как бы многофункциональны. Это, во-первых, психологическое давление на Россию, поскольку мы понимаем, что возле наших границ проходят военные... Дальше это своего рода провокация, для того чтобы, в общем-то, проверить состояние наших Вооруженных сил. С другой стороны, есть еще смысл такой, что, когда, вы помните, залетали Б-51 в Черное море, наши вышли на перехват, они ушли на территорию воздушного пространства Украины, это тоже определенный месседж, что вот они, видите, в общем-то, со своим партнером по НАТО, хотя Украина не член НАТО.

Еще другие функции выполняются. Выполняется функция разведки, поскольку, вы понимаете, как только самолет приближается к российской границе даже за 100 километров, включаются радары, включаются радары сухопутные, корабельные радары, а все это, в общем-то, натовские операторы изучают. Заодно, конечно, проверяется и уровень охраны воздушных границ со стороны России, какая методика перехвата, когда взлетают, через сколько минут, на каком расстоянии и так далее. В общем-то, целый букет информации.

Некоторые слишком горячие головы и у нас в России, к сожалению, уже написали, что натовские самолеты чуть ли не прицеливаются своими в том числе ядерными бомбами к Крыму, что, конечно, нелепо совершенно. Вы понимаете, что на борту тех же В-51 либо 52 есть ракеты, которые запускаются с расстояния 1 200 километров, американцы не такие тупые, чтобы, в общем-то, прилететь к берегам Российской Федерации или к границам и быть расстрелянными или из самолета, или с земли. Но тем не менее в целом, конечно, если оценивать вот такие полеты, они стали регулярными, я говорю, регулярными, в общем-то, это можно расценивать как некое натовское давление на Россию.

Но, дорогие друзья, паники не надо делать хотя бы только потому, что мы тоже ведь регулярно наведываемся к границам Соединенных Штатов Америки, наши стратегические бомбардировщики, они посылают на перехват свои истребители. Вы знаете, это уже стало как бы, я не хочу сказать нормальной практикой, я просто хочу сказать, что это стало обычной практикой. Другое дело, что как бы мы ни говорили, это все-таки оружие, это все-таки боевые самолеты, это все-таки, в общем-то, показывает некие, скажем так, особенно участившиеся полеты к нашим границам со стороны НАТО, конечно, это недружественный шаг.

И тем более, когда мы видим возню не только возле Крыма, вы видите, сейчас в Балтийском море проводят натовцы учения, а мы знаем, что они прицеливаются действительно к Калининградской области, у них даже есть специальный план. И вот они сейчас во время недавних учений как раз и отрабатывали, похоже, такие задачи и с суши, и с моря, и из воздуха.

Александр Денисов: Виктор Николаевич, вот вы упомянули, простите, как раз вот эти военно-морские учения. Там же по слухам «Дональд Кук» принимает участие. А можем вот припомнить вот эту знаменитую историю 2014 года, за что еще Владимир Путин пожурил наших летчиков, помните, они сколько там, 12 сымитировали атак на «Дональда Кука», причем блокировав с помощью системы радиоэлектронной борьбы «Хибины» всю их защиту, то есть шуганули конкретно. Президент тогда еще им сказал, что зачем так хулиганить, помните эту историю?

Виктор Баранец: Ага. Да, я хорошо помню эту историю, мне приходилось о ней писать. Да, в очень позорную ситуацию попал «Дональд Кук». Да, мы действительно обработали его радиоэлектронику «Хибинами». Американцы потом уже признавались своим сослуживцам, это для нас уже стало не секретом, что они сидели у радаров и вместо того чтобы видеть наши самолеты, они видели там молоко.

Ну, для того чтобы вас позабавить совершенно, я скажу, что после этого «Дональд Кук» зашел в румынский порт «Констанца», где 11 моряков с экипажа «Дональда Кука» подали рапорт об отставке, поскольку после такого стресса, как они пережили, им не было смысла служить. В общем-то, мы их там сильненько настращали. Да, вы знаете, даже по этому поводу министр обороны тогдашний Соединенных Штатов Америки даже звонил Сергею Кужугетовичу Шойгу, даже обещал ему прислать видео, чтобы показать, как летают наши самолеты. На что Сергей Кужугетович говорил: «Не надо видео присылать, я и так знаю, летали нормально».

Ну а что касается того, что президент пожурил, – вы знаете, наши самолеты специально показывали брюхо, скажем так, показывали крылья и показывали, что они безоружны, то есть у них не было на подвесках ни ракет, ни бомб, это, в общем-то, такая демонстрация, с одной стороны, дружественного шага, показывали только, что у нас там специальные системы, которые сильно испортили настроение «Дональду Куку», который пытался попастись у наших берегов.

Александр Денисов: Вопрос, Виктор Николаевич: если так хочется летать, можно заключить договор открытого неба, ну кто-то его подписывает, Америка, по-моему, нет, если я не ошибаюсь. Ну пусть подписывают и летают по расписанию, что мешает?

Виктор Баранец: Ну, договор открытого неба предусматривает взаимное посещение воздушного пространства участников этого договора и фотографирование тех районов, которые мы пожелаем, или мы на американской территории, или они у нас. Там 32 или 34 государства участвовали в этом договоре открытого неба. Вы знаете, этот договор работал, работал до этого года. А вот в этом году то ли Пентагону, то ли Трампу вожжа под хвост попала, и они вышли из этого договора. Они долгое время капризничали: то у русских не такая кино- и фотоаппаратура, то американцев не устраивают гостиницы, где мы принимали. Они тоже нам нервы тратили, не прилетали в условленное время. В общем-то, дорогие друзья, американцы сделали все, чтобы выйти из договора по открытому небу.

Для нас это небольшая трагедия, я тут никакую военную тайну не открою. У нас достаточно глазастая космическая система, которая позволяет наблюдать за территорией Соединенных Штатов Америки, это раз, мы видим многое из космоса. Я больше скажу, чем, может быть, положено: у нас же все-таки на территории Соединенных Штатов Америки работают глаза и уши нашей страны, я имею в виду, конечно, разведку, и мы постоянно ведем военно-техническую разведку территории Соединенных Штатов Америки. Так что то, что американцы вышли из договора по открытому небу... Здесь одна есть, в общем-то, нехорошая вещь для мира, меньше станет взаимного доверия.

Ну а для американцев уже стало модой: вышли из договора 1972 года по ПРО, вышли из договора по ракетам средней и меньшей дальности, отказались вести переговоры с Россией пока о запрещении ядерных оружий; сейчас тянут волынку с подписанием договора о стратегических наступательных вооружениях. Американцы делают все, чтобы разрушить сложившуюся десятилетиями систему безопасности, а вот это повергает мир, в общем-то, к той черте, когда порог, скажем так, войны снижается, и это, конечно, печально.

Анастасия Сорокина: Но мы тоже отреагировали сразу на их выходы, тут же были приняты новые, скажем так, реакция новая была на их заявления. Сейчас будут какие-то ответные меры? Ну понятно, что точно так же будут какие-то полеты ответные, наверное, но, может быть, новые документы какие-то вступят в силу?

Виктор Баранец: Вы знаете, хотя американцы вышли из договора, мы сразу же заявили на уровне МИДа, Министерства обороны, что мы остаемся приверженцами этого договора по открытому небу. Вы знаете, даже в стане НАТО начались противоречия: например, и Германия, и Франция, главные игроки НАТО в Европе, были удивлены и тоже не выказали горячего желания выйти из этого договора по открытому небу.

Американцы традиционно капризничают. Вы понимаете, у них психологически заложен один такой момент, который нам трудно понять: если американцы кого-то не обдурят или во время договора не сформулируют какое-то положение, которое выгодно только им, они не будут соглашаться работать с таким договором, «вот мы круче всех, мы сильнее всех, мы должны диктовать свои усилия».

Вы знаете, я не хочу сказать, что давно никто американцев не бил сильно, но дело в том, что американская психология, и политическая, и военная, за последнее время рвет рамки равных договоров, вы понимаете? Они никогда не хотят, вот особенно при Трампе, ни в коем случае ни Пентагон, ни Белый дом, ни Конгресс, они не допускают даже мысли о том, что если есть Россия, то с ней надо разговаривать на равных, и вот это и губит, в общем-то, наши отношения, я имею в виду российско-американские, это еще больше накаляет международную обстановку.

Александр Денисов: Спасибо большое, Виктор Николаевич, спасибо за комментарий, за исторический экскурс. Виктор Баранец, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», был у нас на связи.

И теперь поговорим с Виктором Литовкиным, военным обозревателем ТАСС, полковником в отставке. Виктор Николаевич, здравствуйте.

Виктор Литовкин: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Виктор Николаевич, сейчас мы с Виктором Баранцом говорили, он сказал, что порог войны снижается, это не очень хорошо. Вот эти частые пролеты вдоль границ, вот зрители беспокоятся, что 180 километров от Петербурга, это все-таки совсем близко. Это вот как раз символ снижения порога войны, что уже с огнем играем?

Виктор Литовкин: Ну, играют, да, с огнем наши западные так называемые стратегические партнеры. Но я думаю, что они, конечно, не решат атаковать нашу страну, или Санкт-Петербург, или любые другие наши города, потому что они понимают, что с ракетно-ядерной державой, такой, какой является Россия, с ее стратегическими ракетами, не только стратегическими, гиперзвуковыми ракетами, ядерными боеголовками гиперзвуковыми шутить не надо. Да, они могут как бы, как в народе говорят, дергать тигра за усы, раздражать нас, устраивать игрища такие военные на наших границах, но я почти на 99% уверен, что перейти грань дозволенного они не позволят себе, потому что понимают, что ответ будет чудовищный для них.

Александр Денисов: А где вот эта грань? Все-таки 180 километров, вот эта конкретная цифра, сам Пентагон, по-моему, назвал ее.

Виктор Литовкин: Нет, грань есть, она известна. Во-первых, 12-мильная зона от наших берегов, это наши территориальные воды.

Александр Денисов: Ага.

Виктор Литовкин: Вот дальше этих 12 миль... А 12 миль – что это такое? Это если перевести на обыкновенные километры, это 23 километра примерно до наших берегов. А потом надо понимать, что мы же не сидим и не ждем, когда они там что-нибудь будут нам устраивать возле наших границ: мы поднимаем в воздух наши самолеты-перехватчики, у нас работает система противовоздушной обороны; у нас стоят на боевом дежурстве наши, я уже упоминал, ракетные войска стратегического назначения; у нас есть системы предупреждения о ракетном нападении, ну и многие другие вещи, которые достаточно сильно отрезвляют любого агрессора.

Поэтому да, опасаться надо, да, реагировать надо, да, надо держать ухо востро и порох сухим, это, безусловно, так, здесь никаких сомнений быть не может. А бояться того, что они на нас нападут, я бы не стал бояться. Россия вообще никого не боится, понимаете, это не про нас и не для нас.

Александр Денисов: А как самим не поддаться на провокацию, не перейти грань, Виктор Николаевич? Или мы четко понимаем, с холодной головой все делаем?

Анастасия Сорокина: Но там было заявление, что границы не переходили.

Виктор Литовкин: Мы спокойные люди, мы уверены в себе, «наше дело правое», вспоминаем, «победа будет за нами», вспоминаем лозунг Великой Отечественной войны. Поэтому мы зорко следим за этим, для этого и существуют наши войска и воздушно-космической обороны, и сухопутные войска, и ракетные войска стратегического назначения, есть войска ПВО и так далее, и моряки... У нас же, если мы говорим о Балтике, у нас на Балтике есть корабли, которые способны сбивать эти самолеты. Так что мы же часто слышим, когда американцы после перехвата их разведчиков у наших границ сообщают, что русские вот непрофессионально как бы осуществили перехват, в опасной близости от их самолетов, – ну это же признание того, что мы их прогнали от наших границ, а они очень недовольны, они недовольство выражают именно таким способом. Сделали все очень профессионально, очень ярко и ответственно, наши летчики умеют это делать очень здорово.

Александр Денисов: А на какое расстояние они подходят? Потому что вот судя по картинке, там такое ощущение, что метров 10 до самолета, может, даже ближе.

Виктор Литовкин: Даже меньше, да, они должны видеть глаза наших летчиков, и мы должны видеть, кто летит в их самолетах, чтобы они понимали, что рука у нас не дрогнет, если они позволят себе нарушить наше воздушное пространство.

Александр Денисов: То есть прямо в такое соприкосновение уходят?

Виктор Литовкин: Абсолютно, абсолютно точно. Поэтому они там кричат о том, что мы непрофессионально делаем. Два года тому назад, если помните, такой есть «Дональд Кук», у них есть эсминец, который заходил в наше Черное море, он и сейчас приходит в Черное море, даже уже отметился на севере, на Балтике. У него на борту 48 крылатых ракет «Томагавк», которые летают на дальность 2,5 тысячи километров, могут нести ядерную боеголовку на борту. Ну вот один наш самолет Су-24-Р с системой «Хибины» пролетел несколько раз над ним, и у него отключилась вся электроника...

Александр Денисов: Двенадцать раз, Виктор Николаевич, 12 попыток, точнее не попыток, 12 атак он сымитировал в 2014 году.

Виктор Литовкин: Он не имитировал атаки, это неправда, у нас есть соглашение с Соединенными Штатами, мы не имитируем атаки. Он прошелся на высоте не ниже 600 метров, такое есть соглашение у нас с Соединенными Штатами, он не имитировал атаку, он сделал несколько кругов над этим кораблем и вырубил всю его электронику. Ну и вы помните, десятка три моряков с этого корабля написали рапорт о том, что они списываются на берег, потому что их правительство не может их защитить от русских. Один самолет даже без оружия, только с системой радиоэлектронной борьбы сделал это. Поэтому...

У нас в Сирии, когда американцы летают на восточной стороне Евфрата, самый современный американский самолет F-22, а наши Су-35 поднимаются в воздух из западной части Евфрата, то американцы стараются уйти от наших самолетов подальше, чтобы мы им как бы не снимали разведданные с этих самолетов, которые они легко снимаются, там частота переговоров, инфракрасное излучение от двигателей и многое-многое другое, что может пригодиться для наведения ракет на эти самолеты.

Ну и вы знаете, что американцы неоднократно пытались преградить пути нашим патрулям, военным полицейским в той же Сирии, но мы их спокойно обходим и идем дальше по своим делам, и они ничего не могут с нами сделать. Они только так, знаете, как в Голливуде, бьют себя в грудь кулаками, хвастаются, как Трамп, о супер-пупер ракете, которая будет летать быстрее в 17 раз любых ракет, но на самом деле сделать с нами ничего не может.

Александр Денисов: Виктор Николаевич, у нас зритель Владимир позвонил...

Анастасия Сорокина: ...из Ростова-на-Дону. Владимир, слушаем вас.

Зритель: Алло, добрый вечер еще раз.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Вы знаете, я когда-то служил в противовоздушной обороне страны, я кадровый военный. Вы знаете, я считаю, что все-таки все эти разговоры о том, что НАТО пытается пересечь границу, нарушает воздушную границу страны, – это больше ажиотаж. У них идут плановые полеты, у них идет плановая разведка нашей территории, вы понимаете? Наши самолеты радиоэлектронной разведки и борьбы выполняют такие же плановые полеты. Я уверен, что нас так же обсуждают они, как мы обсуждаем их.

Ну, в советское время, что греха таить, наша авиация иногда, ну мы нарушили границы иногда, понимаете, они нарушили границы, это плановая система. Если они не будут подходить к нашим границам, наши летчики, извините, захиреют, а так у нас постоянно поднимается дежурная пара, она подлетает, отрабатывает перехват самолета, заставляет уйти его, скажем так, подальше от наших границ, потому что все-таки их система радиоэлектронной разведки тоже выполняет свои задачи, понимаете? Тут нечего скрывать это. Они держат нас в постоянной боевой готовности, мы держим их в постоянной боевой готовности, не без этого. Поэтому...

Я вот много лет слушаю все это, как они летают, как у нас в средствах массовой информации ну просто потом истекают от страха, – это неправильно, это нормально. Есть космические средства разведки, которые ведут разведку нашей территории, есть авиационные средства разведки и перехвата. Поэтому не было бы нарушителей, боевая готовность не была бы такой высокой. Поэтому считаю, что поддерживать боевую готовность надо, но, скажем так, чем меньше мы их дразним, тем меньше они нас дразнят, спокойнее относиться.

Александр Денисов: Спасибо, Владимир.

Зритель: Военные люди всегда на посту и выполняют задачу.

Александр Денисов: Спасибо вам за звонок.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо, Владимир.

Александр Денисов: Хорошо, интересно рассказали. Виктор Николаевич, видите, как говорится, на то она и щука, чтобы карась не дремал, хотя хотелось бы себя щукой считать, конечно.

Виктор Литовкин: Нет, мы не будем агрессивны, у нас доктрина оборонительная, мы такие вещи не проводим. Да, мы летаем с соблюдением всех международных правил в нейтральном воздушном пространстве, да, тоже проводим разведку, но и они не нарушают наших границ, это, я думаю, преувеличение, кто-то там из не очень компетентных коллег об этом пишет, что нарушили границу и так далее, и тому подобное, на самом деле этого нет, они не нарушают, потому что если бы они нарушали, мы бы применили по ним оружие.

Александр Денисов: Как с Гери Пауэрсом, помните, история была, какой там, 1960 год, когда мы сбили?

Виктор Литовкин: 1961 год, 1 мая 1961 года. Но тогда были другие возможности у нашей противовоздушной обороны, вы знаете, он долетел до Урала, почти до Свердловска, и только там его удалось сбить, а так он пролетел полстраны из Пакистана. Но неважно, сегодня у нас другая боевая техника, другая подготовка личного состава, ни один Пауэрс не долетит дальше 20 километров. Помните, это было в 1987 году, когда мы сбили корейский...

Александр Денисов: Корейский Boeing, да, совершенно верно.

Виктор Литовкин: Да, Boeing на Дальнем Востоке, сажали Boeing корейские опять же под Мурманском, которые залетели в наше воздушное пространство на замерзшее озеро и так далее. Никто у нас безнаказанный не уходит из тех, кто нарушает наши границы. Поэтому да, я с ветераном должен согласиться, спасибо господам из НАТО, что они помогают нам тренировать летчиков наших, демонстрировать высокое боевое мастерство. Но я хочу сказать, что мы у себя, на своей территории занимаемся боевой подготовкой интенсивно, ну и учения это доказывают крупнейшие наши, которые проходят на нашей территории.

Кстати, вот месяц назад наш министр иностранных дел Сергей Лавров, обращаясь, написал письмо генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу с предложением отодвинуть учения от границ, приуменьшить активность взаимную у границ, но Столтенберг не ответил. И они вот даже на наш святой 24 июня, когда будет парад на Красной площади, Парад Победы, будем отмечать 75-ю годовщину, они запланировали самые активные учения на наших границах – дразнить нас, показывать, кто в доме хозяин.

Но опять же мы отодвинули свои учения от границ, мы спокойны, у нас все в порядке будет, ребята будут на Красной площади кто-то, отдельные части будут маршировать по Красной площади, а другие части будут стоять на страже наших границ, и я думаю, ничего страшного не произойдет, и никто не нарушит наш праздник.

Александр Денисов: Виктор Николаевич, спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам большое.

Александр Денисов: А я предлагаю тоже их позлить, отправить письмо: «Дорогой Йенс, хотим вступить в НАТО». Мы после войны предлагали, потом Владимир Путин Клинтону предлагал, ну вот в третий раз напишем, как отреагируют.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Виктор Литовкин, военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Есть ли риск обострения?