Что нового? Астрахань, Санкт-Петербург, Магадан

Иван Князев: Ну а прямо сейчас информационную картину дня попробуем собрать вместе с нашими корреспондентами. Они расскажут, какие новости есть в разных регионах.

Просим и вас присоединиться к этому процессу. Что нового произошло у вас в городе/поселке/в вашем доме? Расскажите нам. Звоните в прямой эфир.

Тамара Шорникова: Да, ждем народные новости от наших народных корреспондентов.

А сейчас приглашаем к разговору корреспондентов, которые работают у нас.

Иван Князев: Профессионалов.

Тамара Шорникова: Профессионалов, да. Людмила Щербакова, Александр Чиженок и Анастасия Ширяева – это наши корреспонденты в Магадане, Санкт-Петербурге и Астрахани. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, коллеги. Начнем с Магадана. Людмила, вам слово. Расскажите о последних новостях.

Людмила Щербакова: Ну, нас сутки засыпало снегом. Буквально вчера до позднего вечера был снегопад, сильный ветер. Соответственно, выпала двухмесячная норма осадков.

Иван Князев: Вот такое 1 апреля.

Людмила Щербакова: Город буквально парализовало. Вчера, честно говоря, сама шла в детский сад с ребенком, еле добралась, хотя идти буквально 20 метров. То есть снега выпало очень много. И сейчас кто как может. Ну, дорожники, коммунальщики, понятно, расчищают, но многие люди сами взялись за лопаты. Особенно это касается частного сектора.

Вот вы сейчас видите, как фермеры везут молоко. Подоили коров, а отвезти до дороги его невозможно. А молоко нужно продавать. И вот они тащат таким образом, чтобы как-то хотя бы доставить его до магазина – а это, на секундочку, около 500 метров.

Ну, как говорят коммунальщики и дорожники, еще примерно несколько дней будет такая ситуация. Они постараются расчистить, конечно, все это как можно скорее. Все службы переведены в режим повышенной готовности. На следующей неделе, говорят, снова придет циклон снежный. Ну, может быть, уже не настолько снежный, как предыдущий. Надо сказать, что март вообще побил все рекорды по количеству снега. Ну, ждем апреля. Бывает, что и в апреле здесь такое происходит.

Иван Князев: Людмила, прошу прощения, а вот эта картинка, где олени были, где бабушка через сугроб пыталась пробраться – это окраины города?

Людмила Щербакова: Это пригород Магадана, но считается частью Магадана. Это частный сектор. А олени у нас как раз у фермеров, которые в том числе молоко несли.

Иван Князев: Коммунальщики, как правило, туда добираются или нет?

Людмила Щербакова: Да, добираются, но просто не сразу. В первую очередь все равно расчищают центр города, подъездные пути к социальным объектам, разумеется, а затем уже едут в частный сектор.

Иван Князев: А с транспортом проблемы возникли?

Людмила Щербакова: Ну, вчера был транспортный коллапс. А вообще очень много маршрутных такси, автобусов просто не вышли на линию, потому как не смогли выехать либо застряли в сугробах. Но сегодня уже ситуация наладилась, они все работают. В конце концов, по крайней мере дороги расчистили более или менее.

Тамара Шорникова: Какие еще новости, Людмила?

Людмила Щербакова: У нас приехали известные в России фотографы-водолазы Денис Дегтярев и Сергей Шанин. Сейчас их выставка проходит в Москве, в Новой Третьяковке. Это выставка «Первозданная Россия», в том числе они в ней участвуют со своими работами.

Так вот, эти фотографы приехали для того, чтобы совершить очередное погружение на дно Охотского моря и заснять очень много кораблей, которые у нас там затонули и лежат уже очень много лет. Сейчас их интересуют пять подводных лодок, которые лежат в основании военного пирса, который строили еще в 80-е годы. В общем-то, не достроили, но лодки остались. Они говорят, что такие вещи, очень много подводных лодок под водой, каких-то кораблей старых – это практически исключительное явление. И ни в одной стране мира, можно сказать, такое не найти.

А у нас сейчас собрались поднимать вот эти все суда, потому как есть программа расчистки дня Охотского моря. Они говорят: «Ну давайте поднимем те, что действительно угрожают экологии, быть может, мешают судоходству, но не будем трогать все», – потому что это действительно интересно для туристов, для дайверов.

В принципе, Охотское море, конечно, очень интересное для дайверов, и не только с позиции судов. Там и огромные крабы, и какие-то звезды большие, и так далее. То есть это могло бы привлекать туристов сейчас, например, или в зимнее время, потому что летом у нас дайвингом не занимаются – вода очень мутная. А вот в это время – как раз.

В общем, конечно, идет такой спор небольшой. Власти говорят: «Ну надо поднимать. В конце концов, это мешает и опасно». Дайверы говорят: «Ну давайте не будем рубить с плечами, а разберемся, где есть какие-то опасные моменты, а где, может быть, и нет».

Тамара Шорникова: А жители что говорят, Людмила? Есть позиция?

Людмила Щербакова: А жителям, вы знаете, по-моему, немножко все равно.

Иван Князев: Ну, они не ныряют, видимо.

Людмила Щербакова: Они не ныряют, да. Просто несколько лет назад в Охотском море, в одной из бухт Магадана вдруг потекло топливо, ну, откуда ни возьмись, что называется. Оно текло и текло, И не могли понять – откуда. Ну, было очевидно, что из какого-то из затопленных судов. Но из какого – так до конца и не выяснили. И экологи работали, и МЧС работало.

Тамара Шорникова: Вот только хотела спросить: есть ли какая-то экспертиза общая, насколько опасно оставлять их там?

Людмила Щербакова: Нет, экспертизы как таковой нет. Еще даже нет толком понимания, сколько там судов и где они находятся. То есть о каких-то понятно, о каких-то только догадки. Сейчас уже и Министерство обороны подключилось, они свои объекты тоже изучали. Приезжали водолазы и смотрели, где что затоплено. Понятно, что несколько судов будут доставать в ближайшее время, которые посчитали прямо опасными.

А что касается остальных, то пока непонятно. Ну, водолазы надеются, что обойдется, по крайней мере те же подводные лодки или, например, судно «Выборг», которое затонуло еще в 1947 году, трогать не будут.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Людмила Щербакова из Магадана рассказала о новостях.

А сейчас послушаем телезрителя, Виктор дозвонился. Это Оренбургская область на связи.

Иван Князев: Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас, Виктор.

Зритель: Можно говорить, да?

Тамара Шорникова: Нужно.

Зритель: Вот цены опять… Это Оренбургская область. Недавно в «Магнит» ходили, 25-го, был сахар 43, а 30-го пошли – уже 46. И там говорят, что еще будут прибавлять.

Иван Князев: То есть сахар подорожал, да?

Зритель: Да, сахар продолжал. Да все дорожает. Никто, по-моему, никого не слушает. Все дорожает и дорожает. Только у них по телевизору цены убавляются, а на самом деле ничего не убавляется нигде.

Иван Князев: Виктор, спасибо вам большое. Кстати, эту тему вечером наши коллеги будут обсуждать в эфире «ОТРажения», как раз о подорожании сахара будут говорить, почему это происходит, Виктор. Так что присоединяйтесь к обсуждению.

Тамара Шорникова: Возможен ли дефицит этого продукта на прилавках. В 8 вечера не забудьте включить ОТР.

Переключаемся теперь в Санкт-Петербург. Послушаем, какие новости подготовил Александр Чиженок. Александр, приветствуем еще раз.

Александр Чиженок: Здравствуйте, здравствуйте.

Я хочу начать с новости, которая, на мой взгляд, выходит немножко за рамки обычных происшествий. Значит, событие такое. Почему она выходит? Потому что показывает пример, как работники наемные могут очень эффективно бороться за свои права и быстро добиваться успеха.

Так вот, все произошло утром в понедельник. Несколько десятков водителей сети строительных магазинов… Не знаю, можно называть или не называть. Ну, не так важно. Вместо того чтобы отправиться развозить заказы, они большой толпой в желтых жилетках собрались у входа в один из магазинов сети. Это было похоже на забастовку, но проходило довольно мирно: ни лозунгов, ни транспарантов, ни беспорядков, ни вмешательства полиции.

Причина их недовольства – очень давно водителям не индексировали зарплату. Хотя за прошлый год количество заказов у этой компании и выручка даже на фоне пандемии существенно выросла. Ну, все понятно, принудительные отпуска, вынужденное сидение дома – для многих это повод взяться за ремонт и, соответственно, закупать в этих магазинах все необходимое. Компания заботилась о клиентах, не повышала расценок, но экономила на зарплатах. В результате, по данным РБК, даже опытные водители со стажем, вопреки обещаниям руководства…

Иван Князев: Так, на самом интересном связь у нас прервалась с Александром.

Ну, тогда послушаем наших телезрителей. Василий у нас на связи, Московская область. Здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Василий.

Зритель: Уважаемые ведущие, Лосино-Петровский, Московская область, сейчас округ у нас такой есть. Так вот, на прошлой неделе последний киоск Роспечати просто убрали. И нам, извините, пожилым людям, вообще читать нечего, покупать. Те же кроссворды купить и так далее. Есть один частный кисок, но не привозит газетки. В 2016 году прекратили поставлять (еще киоски все были) «Советскую Россию», оппозиционную газету. А в этом году последний киоск убрали, куда привозили один раз в неделю газету «Правда». И теперь вообще киосков Роспечати в городе нет.

Иван Князев: Теперь нет «Правды» в городе, да?

Зритель: 30 апреля в нашем городе аж 46 человек из бывшей администрации будут судить. Сами знаете, за что сейчас арестовывают людей и судят. Это будет 30 апреля в Щелковском городском суде, суд над этой администрацией.

Иван Князев: Ну, за киоск, конечно, обидно.

Зритель: Спасибо, что выслушали. Два года не мог до вас дозвониться, а вот сейчас первый раз дозвонился.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам.

Тамара Шорникова: Спасибо, что делитесь своими новостями.

А вот какие новости пришли еще от телезрителей уже в виде SMS. Почитаем.

Иван Князев: Алтайский край: «Наконец-то пришло тепло. У нас плюс 4–6. А также, – не знаю, как это связано, – выросли цены».

Тамара Шорникова: Так, «сахарная версия» из Башкортостана: «Самогон стали гнать – вот и сахар дорожает. Вот и вся причина. Раньше водка не стояла штабелями на прилавках, как сейчас». Непонятно. Вроде бы водки много, а самогон при этом гонят в еще больших количествах.

Иван Князев: Загадка! Из Тульской области: «Тула, поселок 2-й Западный. Наконец-то планируют доделать второй этап благоустройства сквера. Ждем уже три года. Надеемся, что в этот раз все будет сделано». Оренбургская область: «Сейчас упала какая-то железка с крыши нашего дома. Причем это не первая. Вселились в новый дом в 2017 году». А вот в Приморском крае вообще что-то загадочное: «Сегодня утром в Уссурийск что-то упало, – уже не с крыши, – с неба. Что это было?» – спрашивает телезритель.

Тамара Шорникова: Загадка, интрига! Если у кого-то есть фотовидеофиксация – расскажите, что там у вас упало.

«Вакцины нет», – короткая такая тасовка прямо из Мурманской области. Самарская: «Светлеет рано, темнее рано. В 7 вечера уже темно, а летом и в 9 вечера. Никакой жизни. Все ли у нас нормально со временем?» – спрашивает телезритель.

Иван Князев: Из Ленинградской области еще пишут, опять же по поводу газетных киосков: «В Санкт-Петербурге тоже почти все газетные киоски закрыты». Все в Интернете сидят, все там читают.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Анастасию Ширяеву, корреспондент ОТР в Астрахани выходит с нами на связь. Анастасия?

Анастасия Ширяева: Здравствуйте, коллеги.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Зритель: У нас одна новость, но достаточно громкая. «Мы против сноса дома!» – баннер с такой надписью буквально недавно, на днях, появился в центре города на одном из жилых зданий. Что же послужило тому причиной? Жильцы дома не так давно получили уведомление о том, что их дом оказался в списках под снос.

Нужно отметить, что это уже не единственный случай в Астрахани, когда жильцы домов выходят с протестами, ну, таким образом протестуют. Дело в том, что готовится масштабная кампания по сносу аварийного жилья. Уже составлены, определены списки, в которых более 2 тысяч домов. Ну, справедливости ради нужно сказать, что ветхого и аварийного фонда в нашем городе действительно очень много, более 5 тысяч домов (и это только на территории областного центра) построены до 1920 года, то есть им уже более 100 лет. И их состояние, ну конечно, зачастую оставляет желать лучшего.

Но что самое интересное? В списке оказались в том числе и жилые здания, которые выглядят вполне ухоженным и добротными, как, например, вышеназванный дом напротив Кремля. Это такая добротная крепкая сталинка, которая, в принципе… ну, ее состояние не вызывает каких-либо вопросов. По крайней мере, невооруженным взглядом какие-то проблемы определить сложно.

В чем же, собственно говоря, дело? Стоит отметить, что в Астрахани, в Астраханской области реализуется программа по переселению граждан из ветхого и аварийного фонда. Реализуется она уже достаточно давно. И если верить официальным данным, то наш регион – один из лидеров в России по выполнению этой программы. Так в 2020 году на 160% выполнено задание, скажем так.

Иван Князев: Подождите. А что значит «на 160%»? Анастасия, прошу прощения. Это значит, что снесли даже те дома, которые не надо сносить, переселили? Ну, 160%.

Анастасия Ширяева: Ну, расселили, а граждане получили либо компенсацию, либо жилье. Там, конечно, к жилью вопросы…

Иван Князев: Я на самом деле иронизирую.

Тамара Шорникова: Ну, больше норматива, видимо.

Иван Князев: Да. Просто переселили опережающими темпами. Просто когда жильцам приходит такое уведомление, то обычно люди радуются: «Ну наконец-то мой старый аварийный дом будет расселен!» А здесь они вообще не знали, что у них с домом что-то не так?

Анастасия Ширяева: Знаете, здесь парадокс. С одной стороны, сейчас подписано соглашение с Федеральным фондом содействия реформированию ЖКХ. Действительно, начинание вроде бы благое, люди на несколько лет раньше должны получить новое жилье.

Но получилась такая ситуация, что граждане не были достаточно информированы. Определенные политические силы воспользовались ситуацией и начали проводить, грубо говоря, дезинформацию: встречались с гражданами, запугивали, говорили о том, что они останутся и без жилья, и без компенсации. Насколько это все соответствует действительности, конечно, судить сложно.

Работа ведется. В принципе, к властям региональным нет никаких вопросов. У нас было буквально недавно две проверки со стороны федеральных органов власти, и они тоже не выявили нарушений. Стоит отметить, что сейчас работают в городе горячие линии, телефоны горячих линий, позвонив, обратившись на которые, можно узнать статус своего дома – является ли он аварийным или подлежит реконструкции. То есть, с одной стороны, все делается для того, чтобы граждане были хорошо проинформированы и спокойно смотрели в будущее.

Иван Князев: Анастасия, а конкретно этим гражданам сказали, куда они переедут? Может, им не стоит переживать? Дадут им хороший новый дом, там новая площадь, хорошие квартиры.

Анастасия Ширяева: Ну, вообще достаточно сложно сказать сразу за всех граждан, проживающих в этом доме, потому что ситуация следующая. Там есть и собственники, и наниматели, то есть те, кто живут по договору социального найма, пользуются жильем. И здесь, конечно, ситуация немножечко разная, потому что, грубо говоря, собственники не являются адресатами этой помощи, они как бы должны решать проблему за свой счет. Но власти практически всегда стараются идти навстречу и предоставлять какое-то жилье либо компенсацию. Вопрос в другом: какого качества это жилье и какой размер компенсации?

Иван Князев: То есть люди еще не знают этого?

Анастасия Ширяева: Нет, еще не знают. И люди боятся.

Тамара Шорникова: Подождите. В смысле – собственники должны решать проблему самостоятельно? То есть их жилье больше непригодным для жилья признали (простите за тавтологию). Альтернатива-то нужна им какая-то. Получается, что они теряют свою собственность.

Анастасия Ширяева: Ну, если я правильно понимаю ситуацию, в федеральном законодательстве есть такое положение, согласно которому получить жилье взамен утраченного могут только, скажем так, пользователи муниципального жилья. Если вы являетесь собственником, то вы решаете этот вопрос за свой счет. Ну, как правило, в таких ситуациях идут навстречу людям и действительно что-то им предоставляют: либо это какой-то маневренный фонд, либо это денежная компенсация.

Тамара Шорникова: А каков размер денежной компенсации?

Анастасия Ширяева: Ну знаете, здесь все зависит от площади вашей квартиры, от ее состояния.

Тамара Шорникова: Ну, условно, примерно. Можно на эти деньги купить адекватное жилье в вашем регионе?

Анастасия Ширяева: Можно, но скромное.

Тамара Шорникова: То есть хуже условия проживания будут, чем у людей сейчас имеются? Меньше квадратных метров.

Анастасия Ширяева: Здесь, знаете, нужно смотреть, наверное, не на квадратные метры, а на качество самого жилья, потому что многие люди, как я уже ранее упомянула, проживают в домах дореволюционных постройки и послереволюционной постройки. Действительно, здания уже могут где-то не соответствовать требованиям и комфорта, и безопасности. Поэтому когда вам предлагают, скажем так, поменять вашу двушку в сталинке на более скромную квартиру в отдаленном микрорайоне – конечно, вам как собственнику это предложение вряд ли понравится. Но, с другой стороны, а каков выбор? То есть вы можете вообще остаться, грубо говоря…

Тамара Шорникова: Понятно, понятно.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам, Анастасия. Много вопросов в этой истории. Держите нас в курсе того, как там все будет развиваться. Это была Анастасия Ширяева, наш корреспондент в Астрахани.

Тамара Шорникова: А сейчас послушаем Николая из Иркутской области. Здравствуйте. Николай, вы слышите нас?

Зритель: Да-да, я слышу вас.

Тамара Шорникова: И мы вас слышим. Какая у вас новость?

Зритель: Я хотел по поводу цен. Вот сколько раз к вам пытался дозвониться, все никак не могу дозвониться.

Тамара Шорникова: Вот получилось. Рассказывайте.

Зритель: Цены у нас выше космических. Куда уже?

Тамара Шорникова: На что?

Зритель: Все за масло растительное, за сахар говорят, да?

Иван Князев: А у вас какие продукты подорожали?

Зритель: А о другом не будем говорить? Растительное масло – 154 рубля/литр.

Тамара Шорникова: Ох!

Зритель: Сахар – 70 рублей.

Иван Князев: А какие еще продукты подорожали?

Зритель: Так все подорожало! За крупы я вообще молчу. Гречка – 90. Самая дешевая за 40 рублей – перловка. Все! А остальное все дорого у нас.

Тамара Шорникова: Виктор, спасибо вам за ваши цифры из Иркутской области.

Иван Князев: Николай.

Тамара Шорникова: А, Николай. Простите. Спасибо за цифры.

Иван Князев: И Николаю тоже спасибо, и Виктору.

Тамара Шорникова: Да. В общем, к следующей теме.

Иван Князев: Да, к следующей теме. А эту тему вечером наши коллеги, напомним еще раз, будут обсуждать, будем говорить о ценах.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)