Что нового? Бийск, Тамбов, Волгоград

Что нового? Бийск, Тамбов, Волгоград | Программа: ОТРажение | ОТР

новости, Бийск, Тамбов, Волгоград

2021-03-18T12:45:00+03:00
Что нового? Бийск, Тамбов, Волгоград
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов

Оксана Галькевич: Ну и сейчас, друзья, давайте дополним картину информационных событий в нашей стране. Коллеги нам в этом помогут из Бийска, Тамбова и Волгограда: Дмитрий Дробышев, Юлия Коняхина и Наталья Игнатова. Здравствуйте, друзья.

Сначала – Алтай. Мы вот так сегодня решили.

Константин Чуриков: С востока пойдем на запад.

Оксана Галькевич: Да. Дмитрий Дробышев, вам слово.

Дмитрий Дробышев: Здравствуйте, коллеги.

Начну с новости такой не очень приятной. У нас буквально вчера принято решение комиссии по чрезвычайным ситуациям о закрытии одной из школ. Это школа № 31, в которой учатся 350 детей. Школа признана аварийной, по предписанию прокуратуры. И учеников в срочном порядке переведут заканчивать учебный год в другие учебные заведения – в две школы, которые находятся в другом районе города.

Дело в том, что школа эта находится в отдаленном районе, и ученикам придется добираться уже до других школ на автобусах. Обещают компенсировать проезд на транспорте. Школа не расформирована, то есть они со своими учителями перейдут. Просто в других школах им предоставят учебные классы.

Константин Чуриков: Дмитрий, может быть, эта новость даже и хорошая, потому что дети не должны учиться в аварийной школе.

Дмитрий Дробышев: Ну, действительно, да.

Константин Чуриков: А что говорят по поводу того, вернутся ли они в прежнюю школу?

Дмитрий Дробышев: Ну, в прежнюю школу уже вряд ли вернутся, потому что здание признано аварийным. Два корпуса уже несколько лет не действуют в школе, действовал лишь один корпус. Она была построена в 60-е годы прошлого века, и, как выяснилось, построена уже тогда с нарушениями. Уже несколько раз проводился капитальный ремонт. С 2018 года местное управление образования подает заявку в министерство на включение в план по капитальному строительству новой школы, но пока эта заявка не была рассмотрена.

Надеюсь, сейчас вот такая ситуация заставит власти пересмотреть свое отношение. Скорее всего, школа будет разобрана, а здесь будет построена уже новая школа. Но пока ученики будут учиться в других школах. Вопрос с питанием также решен. Конечно, это доставит неудобства. Ну, выход пока такой.

Оксана Галькевич: Ну да. Главное, что называется, что до греха не довели, все живы и все здоровы. Но детям и родителям, конечно, какого-то терпения нужно набраться на несколько лет. Школу построить – это за лето вряд ли успеют. Еще какие-то новости, Дмитрий, у вас есть?

Дмитрий Дробышев: Еще одна новость уже из разряда таких позитивных. У нас есть соколиный питомник, где разводят редких краснокнижных соколов – балобанов. Это черные такие, с темным окрасом соколы. Балобаны – вообще эндемик, встречаются только в Алтайском крае.

Оксана Галькевич: Красивый какой!

Дмитрий Дробышев: В дикой природе их осталось очень и очень мало, около тысячи гнездящихся пар. То есть это очень редкий вид птицы. Вот здесь их разводят. И сейчас собираются птенцов выпускать на волю. Это будет сделано в мае-июне. Будут подсаживать в гнезда на территории парка. Это природный парк, не городской парк, а природоохранная зона. Будут птенцов подсаживать в действующие гнезда. Сейчас контакта с человеком у соколов нет.

Но самое главное: чтобы защитить этих птиц от браконьеров, потому что их вылавливают и продают в страны Ближнего Востока, для соколиной охоты эти птицы очень популярны, – так вот, им не будут одевать кольца, как это всегда делалось, а будут ставить татуировки «SOS 22».

Константин Чуриков: Набивать.

Дмитрий Дробышев: Набивать татуировки, да. То есть с татуировкой уже сокол не будет представлять такой… ну, не нужен будет браконьерам, потому что…

Константин Чуриков: Ну да. Дмитрий, я думаю, для того чтобы соколов не вывозили за рубеж, надо еще просто следить. У нас же граница не прозрачная. Надо смотреть. Если птицу везут – значит, нельзя птицу выпускать. У нас и людей не выпускают.

Оксана Галькевич: Смотря какую, Костя.

Дмитрий Дробышев: Ну, браконьеры как-то все равно вывозят. Хотя очень много вот здесь, кстати, в этом соколином питомнике очень много птиц, изъятых как раз у браконьеров. Вот здесь они воспитываются, живут, размножаются довольно-таки хорошо. И сейчас их будут выпускать на волю, то есть тем самым восстанавливать популяцию редких и таких красивых, как вы видите, птиц.

Оксана Галькевич: Да, очень красивые! Спасибо.

Константин Чуриков: Очень хорошо! Пусть соколы размножаются и дальше. Спасибо, Дмитрий.

Переходим в Тамбов, Юлия Коняхина…

Оксана Галькевич: Хоть у кого-то с демографией хорошо – у соколов.

Константин Чуриков: Конечно. Юлия, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юлия.

Юлия Коняхина: Здравствуйте, коллеги.

Оксана Галькевич: С чего начнете? Какие у вас темы?

Юлия Коняхина: Ну, начну, наверное, с новости, которая у нас сейчас активно обсуждается, в том числе в соцсетях. Дело в том, что тамбовчане у нас возмущены строительством объекта вблизи памятника истории и архитектуры. Информация о строительстве стала появляться еще в декабре прошлого года. Вроде как начали принимать меры. Но буквально за минувшую неделю, как люди рассказывают, у объекта появилась дверь, то есть он начал разрастаться.

Тамбовчанам это не нравится. Сейчас в обсуждениях принимает активное участие даже временно исполняющий обязанности главы города Тамбова, он отвечает. Дело в том, что ситуация следующая. Согласно федеральному закону, строительство запрещено таких монументальных объектов, стационарных. А здесь речь… Чтобы принять меры, город столкнулся с тем, что здесь строительство временное, так скажем.

Константин Чуриков: Юлия, а поясните, пожалуйста, что за уникальный объект, рядом с которым всем не хочется, чтобы что-то появилось. И что должно появиться? Самое главное.

Юлия Коняхина: Ну, это усадьба Асеевых, дом Асеева, фабриканта. Очень красивое само по себе строение, старинное строение. Там потрясающий парк, который очень популярен у нас в Тамбове. Тем более, это улица Набережная, наша любимая, где протекает река Цна. И вот появилась такая, не знаю, хижина – так я бы ее, наверное, назвала.

Удалось выяснить, что земля принадлежит здесь заводу «Электроприбор», и она сдана в аренду. Вот сейчас городские власти все-таки пытаются выяснить. Предписание уже выдано, но тем не менее продолжает ситуация выясняться. Конечно, надеемся, что уберут вот это «безобразие» с нашей Набережной.

Оксана Галькевич: Понятно, спасибо. А что еще? Какие темы еще, кроме вот этого «безобразия», обсуждается в Тамбове?

Юлия Коняхина: Да, хорошие темы обсуждаются в Тамбове. Несмотря на то, что снег еще у нас лежит, календарная весна все равно наступила. И специалисты зеленого хозяйства у нас начинают готовиться к весенне-летнему периоду. Конечно же, предстоит отремонтировать и покрасить очень много и лавочек, и урны выставить. Но самое интересное… Нам удалось побывать в «тамбовском оазисе».

Оксана Галькевич: Подождите, пардон. Урны выставить? А вы на зиму их прячете, что ли? А куда вы мусор зимой бросаете?

Константин Чуриков: А зимой не видно, Оксана.

Юлия Коняхина: Там новые, они хотят обновить, установить новые, закупить новые, лавочки покрасить. Некоторые лавочки, да, на зиму убираются для того, чтобы отремонтировать то, что было повреждено некоторыми же жителями.

Так вот, мы побывали в «тамбовском оазисе» – в теплицах дирекции благоустройства и озеленения. Честно сказать, настроение стало совершенно весенним, потому что все там пропитано зеленью. Сейчас там идет период пикировки, пикируют растения, которые будут украшать парки и скверы Тамбова, в том числе вертикальные архитектурные формы. А у нас их очень много. Тамбовчане и гости города их очень любят.

Пикируют и бегонию, и вербену, и герберу. То есть очень много красивых и необычных названий. Новинкой в этом году, которая будет радовать глаз и тамбовчан, и гостей нашего города, станут растения канна. Ну, сейчас сложно понять, как это будет выглядеть. Специалисты мне рассказали, что она будет похожа на орхидеи и еще будет волшебно благоухать.

А вообще у нас город, начиная с весны и до поздней осени, сам по себе зеленый. И все это, естественно, благодаря работникам тамбовского зеленого хозяйства. Выглядит потрясающе! Так что как только сойдет снег, милости просим в Тамбов.

Константин Чуриков: Всем зеленого хозяйства пожелаем. А сейчас у нас звонок…

Оксана Галькевич: Горзеленхоз. Видите, Юлия, Костя не нашелся как прокомментировать эту горзеленхозную тему, в отличие от орнитологической, он там нашел слова.

У нас звонок из Московской области.

Константин Чуриков: Нет, звонка уже нет.

Оксана Галькевич: Звонок, к сожалению, сорвался.

Константин Чуриков: Ну, просто не дождался зритель.

Оксана Галькевич: Ну что, спасибо большое вам, Юлия.

А мы перемещаемся в Волгоград. Там, наверное, уже снега нет. Или есть? Не знаю. Сейчас узнаем у Натальи Игнатовой. Здравствуйте, Наталья.

Наталья Игнатова: Здравствуйте, уважаемые коллеги.

Снега у нас действительно уже нет, погода более или менее напоминает, начинает напоминать весеннюю. А вот ветра у нас есть. И как раз ветер – это, наверное, виновник информационного повода, той новости, о которой я сейчас вам хочу рассказать.

Дело в том, что у нас уже третьи сутки в Волгограде обсуждают такое достаточно волнующее всех абсолютно явление – обрушение части стены мельницы Гергардта. Это объект культурного наследия Волгограда, расположен он в самом центре города. Это мельница 1903 года постройки, которая пережила Сталинградскую битву. Ну, в общем, визитная карточка, одна из визитных карточек нашего города.

Оксана Галькевич: Вот! Слушайте, я смотрю на эти кадры и думаю: это же то, что мы все видели в учебниках, на фотографиях. Это те самые легендарные стены. Ничего себе!

Наталья Игнатова: Да, совершенно верно. Частенько мельницу путают с домом Павлова. Ну, ничего общего они не имеют. Дом Павлова находится напротив. Так вот, 16 марта в результате порывов ветра было совершено обрушение части стены мельницы Гергардта. Я не могу сказать, что ветер был прямо вот такой сильный, до 15 метров в секунду. В Волгограде бывают и побольше ветра, посильнее. Но тем не менее обрушение произошло.

Произошло оно, слава богу, внутрь здания, не наружу. Но даже если бы, не дай бог, это случилось на внешнюю сторону, то, в принципе, говорить о том, что кто-то мог бы сильно пострадать, не приходится, потому что близко к мельнице подойти нельзя, она окружена с разных сторон и очень-очень охраняемая, чтобы, не дай бог, никто не пострадал, потому что такое может быть. Все-таки с 43-го года это здание стоит вот в таком виде.

Оксана Галькевич: Наталья, а что будут делать? Это же памятник истории, это же часть панорамы Сталинградской битвы, если я не ошибаюсь. Что делать-то теперь? Как-то восстанавливать будут, ну, какой-то вид придавать?

Наталья Игнатова: Вообще о том, что нужно сохранять этот объект, говорится не только сейчас. Справедливости ради нужно отметить, что об этом говорится все время. И, конечно же, музей-панорама «Сталинградская битва»… Вообще этот объект находится в ведении Министерства культуры Российской Федерации. То есть это даже не уровень региона.

Так вот, музей-панорама «Сталинградская битва» направил письмо с просьбой выделить средства на проведение работ по проектированию и уже самих противоаварийных работ. Нужно отметить, что в прошлом году комиссия Министерства культуры приезжала, осматривала это здание. И вот такое стечение обстоятельств. Буквально в эти дни – в те дни, когда произошло обрушение – решается вопрос о выделении средств. Конечно же, мы со дня на день ждем, чтобы были озвучены какие-то цифры, сроки, когда это все будет проведено. Были проведены капитальные работы по консервации, но в советский период.

Оксана Галькевич: Ну да.

Наталья Игнатова: Были установлены металлические стяжки. И какие-то глобальные капитальные работы больше не проводились.

Оксана Галькевич: Ну, сейчас ускорят они эти работы, я так понимаю. Стена рухнула. Там все забегают в министерстве.

Константин Чуриков: Пора что-то делать.

Оксана Галькевич: Наталья, если можно, коротко. Еще какая-то новость у нас будет?

Наталья Игнатова: Да, у нас есть еще одна новость. В Волгограде возобновили работу речные трамвайчики. Вот тут ключевое слово «возобновили». Дело в том, что 5 марта мы уже в эфире рассказывали о том, что после зимнего перерыва они начали свою работу, но буквально через 5 дней пришлось сообщение о том, что свою работу они пока прекратили. Маршрут этот очень популярный, он соединяет Волгоград с самым крупным речным островом Европы – с островом Сарпинским. Там располагается огромное количество дач. И у дачников это очень и очень популярный маршрут.

Оксана Галькевич: Сезон начался, понятно.

Наталья Игнатова: Прекратились эти маршруты из-за того, что в Волге низкий уровень воды. То есть для того, чтобы теплоход ОМ-152 осуществлял перевозки, было хотя бы на 20 сантиметров выше нулевой отметки, а у нас 15 сантиметров. Вот на моей памяти, честно скажу, такого я не припомню.

Константин Чуриков: И вот приплыл трамвайчик.

Оксана Галькевич: Приплыли, что называется.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Наталья Игнатова, Дмитрий Дробышев и Юлия Коняхина – наши коллеги из Волгограда, Бийска и Тамбова были с нами на связи.

А мы, друзья, идем дальше, меняем тему.

Константин Чуриков: Да, у нас есть одна очень важная тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)