Что нового? Челябинск, Абакан, Владивосток

Ксения Сакурова: Ну а мы начинаем наш самый насыщенный, первый информационный час. Впереди у нас перекличка с корреспондентами.

Вы тоже можете стать нашим собственным корреспондентом. Звоните, пишите. Рассказывайте, что происходит в вашем регионе, о чем говорят люди, о чем бы вы хотели поговорить вместе с нами.

Петр Кузнецов: Пишите на SMS-портал передо мной – будем зачитывать ваши сообщения уже после того, как пообщаемся с нашими корреспондентами. А может быть, это будет и в процессе.

В общем, прямо сейчас нами на связи Владивосток, Абакан и Челябинск – оттуда Ирина Трофимова, Дарья Казак и Светлана Свечкарева. Здравствуйте, девушки.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Начнем с самого дальнего от нас – Владивосток, Ирина Трофимова. Добрый вечер, Ирина.

Ирина Трофимова: Здравствуйте, коллеги. Снова рада вас видеть. Надеюсь, что все хорошо в столице, и у вас в том числе, и у других коллег с Общественного телевидения России.

Сегодня у нас разные новости. Во Владивостоке, например, к порту Владивосток подошло грузовое судно «Сокол 9», о котором много говорят в последние дни. Пока что порт не принял само судно, и оно сейчас находится на рейде. Вот таким удалось нам его снять. Буквально несколько дней назад тревогу подняла супруга одного из членов экипажа. Она сообщила в транспортную прокуратуру о том, что члены команды, в том числе и ее муж, очень плохо себя чувствуют. Буквально у девяти человек (возможно, уже и больше) присутствуют все признаки коронавируса, то есть головные боли, повышенная температура. То есть все так, как нам рассказывают о коронавирусе.

При этом в порту, из которого они следовали, в японском порту Нагоя, им не оказали никакой медицинской помощи. После чего они буквально трое суток следовали в Россию, во Владивосток. И она очень беспокоится за супруга, по сути полагает, что ему грозит опасность, более десяти дней у него держится высокая температура.

Сегодня уже осмотрели медики членов экипажа, но само судно пока не принято. В порту проходят процедуры, и только после этого оно станет подотчетно российским каким-то силовым структурам, прокуратуре, и можно будет уже проводить какие-то проверки. Но пока, скорее всего, оказана первоначальная помощь. Родные моряков по-прежнему очень сильно беспокоятся.

Ксения Сакурова: А самих моряков нельзя сейчас снять с судна и отправить в медицинское учреждение?

Ирина Трофимова: Скорее всего, так и будет, они будут проходить карантин. Ну, я думаю, что нет никакой необходимости держать их на судне все это время.

Петр Кузнецов: Тем более заболели не все. Казалось бы, идеальные условия для распространения коронавируса на судне, но заболели, еще раз, шесть из пятнадцати членов – меньше половины.

Ирина Трофимова: Ну, по нашим данным, все-таки девять. Опасные признаки, симптомы есть у девяти человек.

Петр Кузнецов: Да, понятно. Какие новости у вас еще обсуждаются во Владивостоке?

Ирина Трофимова: Новости у нас есть разные. Например, увеличено количество пунктов вакцинации. Наблюдается ежедневный наплыв желающих вакцинироваться. Теперь уже пунктов вакцинации будет более двухсот. Буквально на днях добавилось еще тридцать. Ну, гораздо проще это будет сделать. Пункты есть уже в торговых центрах, то есть буквально во многих общественных местах.

Но на днях во Владивостоке наблюдался антирекорд – 254 человека уже заболели за сутки. Точнее, не во Владивостоке, а во всем Приморском крае. При этом было шестеро погибших, умерших от коронавируса. То есть ситуация не совсем такая легкая. Но при этом на улицах города довольно много беспечных людей, не очень часто используются маски. То есть тревога не ощущается.

Ксения Сакурова: А есть ли ажиотаж какой-то рядом с этими пунктами вакцинации? Есть ли у вас категории, которые должны успеть вакцинироваться к какому-то определенному моменту?

Ирина Трофимова: Сейчас как бы усилился контроль, усилилась дисциплина, связанная с прививками. Особенно в бюджетных организациях требуют сертификат о прививке, когда идешь на какое-то большое мероприятие или участвуешь в каких-то служебных делах. Сертификат о прививке, ПЦР-тесты – стали требовать все строже. И народ, уже понимая это, идет активно вакцинироваться.

Ксения Сакурова: Но пока ажиотажа особого нет, вакцин хватает, очередей тоже не наблюдается?

Ирина Трофимова: Очереди случаются. И вакцины хватает не всегда, то есть бывают все-таки недостачи.

Петр Кузнецов: Локальные перебои. Спасибо большое. Владивосток, Ирина Трофимова, новости оттуда.

Переносимся в Челябинск, Светлана Свечкарева с нами на связи. Здравствуйте, Светлана.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Светлана Свечкарева: Добрый день, коллеги.

Хочется рассказать вам о страшных природных пожарах, которые бушевали все это время в Челябинской области. И их наконец-то удалось победить, однако режим ЧС в регионе пока не отменили. В МЧС назвали то, что произошло, «огненным штормом». Подумайте: температура горения достигала 700 градусов, а скорость распространения – 150 метров в минуту. То есть потушить такое было практически невозможно.

Даже старожилы не помнят, чтобы что-то подобное происходило. Все это бушевало на юге региона, а там достаточно жарко, степная зона. Единственное, что вспомнили местные, что в 1975 году огонь тоже уже подбирался близко к населенным пунктам, но тогда трагедии удалось избежать. А в этот раз – нет.

Особенно сильно пострадали два поселка – Джабык и Запасное. Всего сгорело 61 здание, из них 51 жилой дом в поселке Джабык, он пострадал сильнее всего, и десять в поселке Запасное. К сожалению, человеческих жертв избежать тоже не удалось – погиб пожилой мужчина, который попытался спасти свой дом, но не удалось.

Сейчас погорельцам в буквальном смысле помогают всем миром. Гуманитарную помощь собирают по всему региону. Только вчера было доставлено 200 килограммов продуктов. Сбор на одежду вообще закрыт, потому что ее более чем достаточно. Но продолжают принимать бытовую технику, предметы личной гигиены. Среди погорельцев очень много детей, поэтому подгузники и игрушки приветствуются.

Кроме того, начались единоразовые выплаты всем пострадавших в размере 10 тысяч рублей. Также по поручению губернатора всем утратившим имущество будут выплачены 50 и 100 тысяч рублей – в зависимости от величины их утраты. То есть не полностью – 50, а 100 тысяч – за полную утрату имущества. Сейчас в пострадавших поселках работают электрики, сотрудники газовых служб, они восстанавливают все необходимые коммуникации. А бойцы МЧС помогают людям разбирать завалы и забирать вещи.

Причиной пожара могли стать так называемые сухие грозы. В регионе стоял к тому же шквалистый ветер, он и мог раздуть маленький огонь до вот такого безумия.

Петр Кузнецов: То есть, Светлана, тут дело не в том, что поздно отреагировали, да? Невозможно остановить такой поток? То есть о характере этого огня.

Светлана Свечкарева: Вы знаете, его действительно было невозможно остановить. Спасли сильные проливные дожди, которые обрушились на регион и стали просто счастьем, наверное, для жителей. Пострадали, по данным Главного управления лесами, еще и два памятника природы – это Анненский заказник и Карагайский бор. Всего площадь лесных пожаров была 14 тысяч гектаров.

Петр Кузнецов: Была. Сейчас полностью купирована эта история?

Светлана Свечкарева: Да, ликвидирована. Но режим ЧС еще не снят.

Ксения Сакурова: Светлана, а где сейчас находятся погорельцы? Я так понимаю, что у многих дома уничтожены полностью. Какие у них планы дальше?

Светлана Свечкарева: Вообще развернуты пункты временного размещения, туда были эвакуированы люди. Но всех уже, что называется, разобрали соседи, друзья, знакомые. То есть пункты развернуты, они готовы принять, но людей по факту там сейчас уже нет.

Петр Кузнецов: Планы-то у людей одни могут быть, а вот планы у государства, у местных властей какие по отношению к этим людям? Вот что важно.

Светлана Свечкарева: Сейчас комиссия Минстроя работает на месте, оценивают ущерб, составляют списки пострадавших. В этих поселках, которым больше всего был нанесен урон, некоторые дома использовались еще и как дачи. То есть пока ущерб, что называется, оценивается. Власти не отказываются от помощи. Ну, списки формируются, составляются.

Ксения Сакурова: Понятно. Спасибо большое. С нами была Светлана Свечкарева из Челябинска.

Движемся дальше – в Абакан. Дарья Казак с нами на связи. Дарья, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день, Дарья.

Дарья Казак: Здравствуйте, коллеги.

Тоже напряженные новости я хочу вам сообщить, потому что в Хакасии все больше и больше увеличивается коечный фонд, потому что ситуация с коронавирусом достаточно напряженная. Ну, например, сегодня только заболевших – уже 174 случая. Еще рекорд мы не побили (183 случая заражения в день), но как раз плавно и медленно к этому идем.

Именно поэтому на прошлой неделе в регион были вызваны бригады военных медиков, которые сейчас помогают врачам Хакасии. Снова город Черногорск стал городом, где был развернут военный госпиталь. Сначала он располагался на базе оздоровительного центра, и это было просто ковидное отделение, а теперь это настоящий большой госпиталь, который рассчитан на 80 коек.

Бригады медиков, которые приехали по поручению Министерства обороны Российской Федерации, работают в содружестве с местными медиками. Дежурят в три смены по 8, а то и 12 часов, потому что пациентов много. Именно в этот реабилитационный центр города Черногорска доставляются больные с легкой степенью, а также с тяжелой степенью течения COVID-19. Есть все препараты, есть все необходимое оборудование. И именно там этим пациентам оказывается помощь. На сегодняшний день, буквально за несколько дней работы уже осмотрены и получают лечение около 150 человек.

Ну что можно сказать об этих военных медиках, которые приехали в Хакасию? У них достаточно большой опыт работы. Буквально в прошлом году они работали здесь, в регионе. Тогда, я напомню, осенью 2020 года был развернут большой госпиталь, несколько бригад медиков приехали. Также эти медики имели опыт работы в Красноярском крае, где также были развернуты мобильные госпитали.

Сейчас ситуация, как говорится, под контролем, но коечный фонд действительно увеличивается. В составе военных бригад – медики-анестезиологи, пульмонологи, инфекционисты. Они работают в тесном сотрудничестве с медиками Хакасии, которые ежедневно заступают на дежурство.

Кроме того, нужно отметить, что вакцинация также продолжается в регионе. Очень много открыто пунктов вакцинации. Можно получить и в торговых центрах вакцину, можно получить также на базе спортивных учреждений.

По собственному опыту хочу сказать, что тоже сделала прививку, первый компонент. Чувствую себя хорошо. Также и многие мои коллеги. Но ситуация действительно серьезная. Оперативный штаб каждый день докладывает данные. Например, сегодня выявлено 174 новых случаев COVID-19. К сожалению, есть и летальные случаи. Например, на сегодняшний день уже шесть летальных случаев, скончались женщины в возрасте 63 и 91 года, мужчины 67 и 75 лет, и два пациента скончались в возрасте 85 лет. Ну а всего летальных случаев с начала пандемии в регионе уже 284.

Конечно, не хочется завершать новости вот такими плохими историями, хочется говорить о хорошем. Например, уже прошли курс лечения с начала года и вылечились в Хакасии почти 8 тысяч пациентов. Военные медики будут находиться в регионе до тех пор, пока пандемия, как говорится, вторая волна не пойдет на спад, не будет ежедневно фиксироваться более 100 случаев заражения COVID-19.

Петр Кузнецов: Дарья, скажите, вот этот последний всплеск ваши власти, какие-то официальные органы с чем связывают?

Дарья Казак: Ну, на самом деле связывают с тем, что очень много людей приезжают с юга, приезжают из своих отпусков. Это Москва, это Краснодарский край, соседний с нами регион. Также и из других городов, где отдыхают. Конечно же, те, у кого выявлен ковид, говорят о том, что они не носили маски, то есть они не соблюдали элементарные правила безопасности. Не носили маски, особенно в общественном транспорте.

Кстати, хочу еще отметить, что работают в усиленном режиме мобильные бригады. Особое внимание к общественному транспорту, там просят людей надевать маски и перчатки. И, конечно же, соблюдать масочный режим, когда мы находимся в крупных торговых центрах и магазинах.

Петр Кузнецов: Кстати, ограничения какие-то возвращаются, которые раньше действовали, в предыдущие волны?

Дарья Казак: Ну конечно.

Петр Кузнецов: На работу общепита, торговых центров?

Дарья Казак: Да. Общепит в Хакасии работает сейчас с 6 до 23 часов. Действует также на территории республики комендантский час для детей. То есть подросткам, детям несовершеннолетним запрещено гулять без сопровождения взрослых после 8 часов вечера. Также ограничения коснулись и посещения массовых мероприятий. Я имею в виду, например, посещение театров, кинотеатров. Заполняемость зала – не более 50%.

Петр Кузнецов: Спасибо. Абакан, держитесь! Дарья Казак. А до этого – Челябинск, Светлана Свечкарева, и Владивосток, Ирина Трофимова – были с нами на связи. Спасибо, уважаемые коллеги. До новых встреч!

«В Воронеже очень жарко, – это пишут наши телезрители уже, – плюс 31–34». Не определился телезритель.

«Заболеваемость ковидом растет, за сутки 435 человек заболевших. В транспорте и в магазинах все без масок».

Яранск, Кировская область: «Подорожал хлеб «Дарницкий» (300 граммов) на 2 рубля, а вот цыпленок-бройлер – на 11 рублей 60 копеек».

«Вокруг поселков и дачных обществ на 100 метров нужно выпилить лес», – это телезритель из Волгоградской области, как мы понимаем, на челябинскую трагедию реагирует, о чем сообщала Светлана Свечкарева.

«В Калуге активно гоняют пенсионеров, торгующих на улице. Те бегают с одной улицы на другую, но не сдаются», – Калужская область, Николай. Мы с вами!

Продолжаем. Телезрители в прямом эфире уже, пообщаемся по телефону. Здравствуйте. Алло.

Ксения Сакурова: Нина из Крыма с нами на связи. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я жительница Симферопольского района, поселка Гвардейское. Прикреплены мы к Симферопольской ЦРКБ, Гвардейской районной больнице. У нас очень критическая ситуация в том плане, что больным коронавирусной инфекцией не в полном объеме выдается бесплатное лечение. Также контактные больные, которые находятся в квартире, и больные с другими заболеваниями, по сути, они не могут обращаться за медицинской помощью, именно инъекции делать. Их понуждают эти инъекции делать самостоятельно, чтобы члены семьи их кололи.

Петр Кузнецов: Да вы что?

Зритель: Например, мою дочь Елену Геннадьевну колет ее муж, дексаметазон, потому что у нее коронавирус. Лечение назначено как при коронавирусе, но отрицательный тест у нее. Понимаете? И вот дексаметазон этот колет ей муж, не имея никакого… Потому что нам сказали: «У нас нет службы». 9-го числа был вызов к трем лицам, которые находятся по одному и тому же адресу. Оказали медицинскую помощь только пациенту с коронавирусной инфекции. А мою дочь она проигнорировала, несмотря на то что она еще 7-го находилась на больничном листке: ОРВИ, ларингит, отек гортани… трахеи. Также не оказала медицинскую помощь матери этого пациента (извините, я немножко волнуюсь), Павловой Валентине Станиславовне.

Петр Кузнецов: Понятно, персонала не хватает, делаете сами.

Зритель: То есть что получается? Для того чтобы пройти рентген, они должны то ли на собственном транспорте, то ли на общественном ехать. Нет никакой транспортировки, нет оказания никакой медицинской помощи.

Ксения Сакурова: А чем объясняют это, Нина? Что говорят?

Петр Кузнецов: «Нет людей».

Зритель: Они говорят, что они не обязаны…

Ксения Сакурова: Не обязаны?

Петр Кузнецов: А, люди есть, но не обязаны.

Зритель: У нас участковый врач – это человек настроения.

Петр Кузнецов: Как и я.

Зритель: Она выборочно относится к пациентам. Это обусловлено то ли неприязнью…

Ксения Сакурова: Ну, нагрузка, может быть, нагрузка большая у врачей.

Петр Кузнецов: Безобразие, Нина. Спасибо. Помогли чем могли. Вы услышаны на всю страну, об этой истории узнали многие. Спасибо.

Еще несколько сообщений. Регионы спрашивают: «Почему нет у вас Костромы, Вологды, Кирова?» Это из Кировской области спрашивают. Ну обратитесь к своим коллегам, давайте призовем писать из Вологды. Мы можем все регионы здесь охватить.

Ксения Сакурова: Кроме того, вы можете сами нам позвонить и рассказать, что у вас происходит.

Петр Кузнецов: Конечно. Поэтому есть наши телезрители, они же корреспонденты. Кострома, Вологда, Кирова – вот такая заявка. Пожалуйста, если есть то, о чем нужно сообщить, пожалуйста, всегда рады в эфире.

«В городе хорошо организована вакцинация», – пишут опять же из Кировской области.

«В Ярославле началась транспортная реформа, отменят все маршрутки», – вот оттуда сообщение.

«У нас в Мурманской области прошел дождь, свежо, температура 20 градусов. Жара надоела». Об том еще поговорим. Еще не надоела, как выяснилось. Держитесь!

Чувашия: «По сообщению местного СМИ, в Чувашии началась борьба с борщевиком на республиканском уровне. Борщевик будут выкашивать вдоль автодорог во всех районах республики механизированным и ручным способом. С 1 июня в республике утонул 21 человек». Ну, наверное, это с борщевиком не связано, просто здесь в одном сообщении…

Ксения Сакурова: …через запятую, через запятую.

Петр Кузнецов: Да. И Ульяновская область только сейчас радуется победе итальянцев над Англией. Доброе утро, Ульяновская область!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)