Что нового? Хабаровск, Челябинск, Саратов

Что нового? Хабаровск, Челябинск, Саратов | Программа: ОТРажение | ОТР

Информационная перекличка с регионами

2021-03-15T13:20:00+03:00
Что нового? Хабаровск, Челябинск, Саратов
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Послание Президента: региональная политика
Послание Президента: социальная политика
ТЕМА ДНЯ: Путин. Послание. Главное
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Гости
Татьяна Авдеева
корреспондент ОТР (г. Челябинск)
Роман Базан
корреспондент ОТР (г. Саратов)
Дмитрий Павленко
корреспондент ОТР (г. Хабаровск)

Оксана Галькевич: Ну а прямо сейчас – еще одна порция новостей из регионов. Наши коллеги к нам подключаются. Это Дмитрий Павленко из Хабаровска, Татьяна Авдеева из Челябинска и Роман Базан из Саратова. Друзья, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, коллеги.

Оксана Галькевич: Ну, начнем с Дальнего Востока. Дмитрий, вам слово.

Дмитрий Павленко: Здравствуйте, Петр. Здравствуйте, Оксана.

У нас сегодня важная для транспортной сети Хабаровска новость: к нам пришли первые пять из двадцати новых троллейбусов в наш город. У нас, в принципе, один троллейбусный маршрут сейчас остался, на нем ездят машины, которым уже примерно по 30 лет. Вот сейчас новенькие из Москвы. Как я понимаю, по личной договоренности Михаила Дегтярева и Сергея Собянина это произошло. Еще в августе про это начали говорить. Вот наконец-то свершилось. При этом специалисты администрации несколько раз выезжали, проводили аукцион.

По сути дела, мэрия Хабаровска только за транспортировку деньги заплатила. Причем сначала 20 миллионов должны были, потом в ходе аукциона на 8 миллионов скинули, ну, плюс-минус. В общем, 13 миллионов потратили. Сейчас и эти деньги планируем «отбить». За счет того, что схема электропитания новая, в год примерно 6,5 миллиона рублей тоже будем экономить. Ну и парк обновится примерно на 60%.

При этом не только троллейбусы ждем мы. Сейчас, по словам мэра Хабаровска, идет договоренность также с властями Москвы о передаче еще девяти трамваем. В принципе, новости все хорошие, все замечательно.

Оксана Галькевич: Дмитрий, а можно уточнить кое-что? Вот вы говорите, что ваш автопарк троллейбусный – он тридцатилетней давности. Прямо действительно такие ретроавтомобили из нашего советского детства?

Дмитрий Павленко: Да. Ну, с одной стороны, это, конечно, плохо, потому что опять-таки ГСМ…

Оксана Галькевич: А с другой стороны, как на Кубе. Понимаете? Говорят, что там старые автомобили.

Дмитрий Павленко: Конечно.

Оксана Галькевич: Так интересно! За этим люди туда ездят.

Дмитрий Павленко: У нас с трамваями та же история, когда туристы приезжают. Я в очередной раз, пользуясь случаем, всех приглашаю к нам. Рижские трамваи, которых уже почти нигде не осталось…

Оксана Галькевич: Вау!

Дмитрий Павленко: Очень красиво! Ну, всех приглашаю.

И все это, кстати, происходит – вроде бы и новые трамваи, и новые троллейбусы, все здорово, – но все происходит на фоне банкротства трамвайно-троллейбусного управления. У нас некоторые депутаты по этому поводу…

Оксана Галькевич: Умеете добавить ложку дегтя.

Дмитрий Павленко: Ну, получается, что у нас с 2015 года, когда ввели монетизацию льгот, в общем-то, как-то неправильно, неверно посчитали, и с тех пор накопились большие долги у трамвайно-троллейбусного управления. Оно сейчас в стадии банкротства, 600 миллионов долга перед налоговой. В аренду сейчас сдают «Горэлектротранспорту» оборудование, машины, сети и прочее, и прочее. Конкурсный управляющий сейчас ищет покупателя. Если он не найдется, то все на баланс администрации города должно перейти. По сути дела, для обычных рядовых хабаровчан ничего не изменится. Ходить трамваи и троллейбусы будут, только теперь новенькие.

Оксана Галькевич: Дмитрий, еще вопрос. Вы сказали, что новенькие троллейбусы. А они новенькие по сравнению с теми старенькими? Или они прямо реально новенькие? И в каком состоянии? Тоже интересно.

Дмитрий Павленко: Все познается в сравнении, действительно. Ну, там пробег у них, по-моему, по Москве – восемь лет. Но если двадцать восемь и восемь, то на двадцать лет новые. Специалисты, когда ездили и осматривали все это, оценили на «4+», в общем, те машины, которые приехали. Я считаю, что это хорошо.

Оксана Галькевич: Нет, ну конечно.

Петр Кузнецов: Слушайте…

Оксана Галькевич: С другой стороны, слушай, с Дальнего Востока в Центральную Россию…

Петр Кузнецов: Слушайте, Дмитрий, а скажите, пожалуйста (может, странный вопрос), а Хабаровску нужны вообще сейчас троллейбусы? Например, в той же самой Москве как-то их меньше становится, у нас электробусы их замещают. Такая транспортная потребность, потребность самих горожан есть?

Дмитрий Павленко: Петр, я в ответ задам вопрос: сколько денег стоит и есть ли эти деньги у нас?

Оксана Галькевич: Ха-ха, Петр.

Дмитрий Павленко: Ну смотрите. На самом деле этот маршрут, на который встали машины, он идет прямо по центральной части – от аэропорта до набережной. Ну, по большому счету, мне кажется, показывать экологичность какую-то на центральных магистралях – это хорошо, особенно для туристов. Я в очередной раз всех приглашаю. Но если были бы электробусы, наверное, никто бы тоже не отказался. Ну, сейчас так.

Есть мнения такие: «В принципе, зачем вообще «спасать» электротранспорт?» На что чиновники говорят: «Кого спасать? У нас не надо никого спасать, все нормально». Но есть речь о том, что вообще убрать электрический транспорт и просто расширить дороги. Ну, кто прав здесь…

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите, Дмитрий. Знаете, что вам надо было Петру на его вопрос ответить? Что у вас же все-таки… Ну, Сибирь, Дальний Восток – это энергоизбыточный регион.

Петр Кузнецов: А ты не подсказывай! Все уже, все уже, все.

Оксана Галькевич: В Москве-то нет своей гидроэлектростанции. Завидуйте, москвичи!

Петр Кузнецов: Дмитрий, третий раз пригласите, чтобы уже не было возможности отказаться. Уже два раза приглашали.

Дмитрий Павленко: Я всех жду. Да, приглашаю всех прокатиться еще на газовых автобусах.

Петр Кузнецов: Вот!

Дмитрий Павленко: У нас газозаправочная станция должна построиться скоро. Когда построится, обязательно всем расскажу и в очередной раз всех приглашу.

Петр Кузнецов: Спасибо. Это Хабаровск.

Оксана Галькевич: Класс! Вот за рижскими трамваями я бы в Хабаровск сгоняла, честно говоря. Ну и вообще интересно.

Петр Кузнецов: Дмитрий Павленко.

Оксана Галькевич: Татьяна Авдеева.

Петр Кузнецов: Слетаем в Челябинск.

Оксана Галькевич: Там я была когда-то, но очень давно. Поэтому Татьяна Авдеева нам сейчас расскажет о последних событиях в своем городе. Здравствуйте, Татьяна.

Петр Кузнецов: Сейчас Татьяна скажет: «С тех пор, Оксана, особенно ничего не изменилось у нас в городе».

Оксана Галькевич: А вот сейчас узнаем.

Петр Кузнецов: Нет, думаю, на самом деле изменилось. Давайте.

Татьяна Авдеева: Вы сказали, что у нас в городе были?

Оксана Галькевич: Да-да, была когда-то, очень давно, в детстве.

Татьяна Авдеева: Чудесно!

Оксана Галькевич: Как раз когда рижские трамваи пришли в Хабаровск, примерно в это время я проезжала Челябинск.

Петр Кузнецов: На трамвае.

Татьяна Авдеева: Вы, наверное, не успели зайти в наш Челябинский цирк, о котором я и хочу сегодня рассказать. Дело в том, что идет с февраля месяца его долгожданная, такая глобальная перестройка, реконструкция, ремонт. Буквально на днях строительная компания показала журналистам, что сделано, как идет процесс глобальной стройки, долгожданной.

В 79-м году цирк в Челябинске был построен. Он очень похож… архитекторы так посматривали на облик цирка в Краснодаре. Ремонт требовался очень давно. Не сказать, что это было ветхо-аварийное здание, но это было совершенно непотребного вида, такое бедненькое. Вот сейчас кровлю отремонтировали, готовятся к постановке витражей. В скором времени приступят к внутренней отделке. Видно, что к внутренней отделке уже все, так скажем, подготовили. Будет там гранитный камень.

Цветовое решение и внешний архитектурный вид не поменяется. Ну, сейчас он, как вы видите, такой серенький. Естественно, тут все покрасят, будет красиво. На входной группе будут пандусы, будут новые ступени, которые разрушались, уже сыпались. Конечно же, арена цирка претерпит свои изменения. Обещают, что будет идеальный свет, лазерное шоу, будет прекрасная арена.

И, конечно же, кресла для зрителей, потому что они были ну просто невозможного вида. Правда, количество мест снизится, потому что первые ряды будут отданы маломобильным группам населения. Соответственно, расширят и лестничные пролеты.

Что еще? Будет новая, перестраивается конюшня, я не знаю, другие отделения для содержания животных. Для птиц будет особая зона с каким-то специальным климатом. В общем, ремонта ждали давно. Так активно он стартовал…

Оксана Галькевич: А как давно-то ждали? Татьяна, расскажите, какого года постройки здание и сколько оно в таком состоянии непотребном пребывало.

Петр Кузнецов: Мы рижскими трамваями можем мерить, как попугаями.

Татьяна Авдеева: Да. В 79-м году было построено здание. Ну и это был такой мягкий, легкий, косметический ремонт. А, наверное, уже начиная, естественно, с пресловутых 90-х годов и так далее, ну, практически не уделялось внимание нашему цирку. Сейчас ремонт ведет Росгосцирк. На самом деле очень остро уже били в набат в 2014 году. Был составлен проект. Кстати, как раз с 2014 году проект по реконструкции был составлен, но, видимо, там не хватало денег. Я сейчас точно не буду говорить причину. Ну, однозначно, скорее всего, финансовые проблемы.

И вот сейчас тоже есть такая небольшая накладка. По проекту 2014 года делают ремонт, но нужны, необходимы еще новые проектные решения. И вот сейчас, в данный момент это утверждается. То есть еще немножко есть такая проволочка, именно в документальном вопросе.

Оксана Галькевич: Ну, если Росгосцирк это делает, так скажем, без привлечения региональных бюджетов, то почему и нет? Пусть они там дорабатывают, пожалуйста, пусть вносят какие-то улучшения. Правда, Татьяна? Не жалко.

Татьяна Авдеева: Ну, я согласна. В конце концов, терпения еще много, если тем более столько ждали этого ремонта. Ну, предварительные сроки не называются, естественно, но примерно к концу 2021 года.

Оксана Галькевич: Ну, это, в общем, вполне сносно, да. Отлично! Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Спасибо, Челябинск, Татьяна Авдеева.

Перед тем как к Саратову перейти, уважаемые телезрители, обращаемся к вам: вы можете в этой части тоже побыть нашими корреспондентами, в данном случае народными. Рассказывайте, что в вашем регионе происходит, или дополняйте картину, которую начинают писать наши корреспонденты.

Итак, Саратов на связи, Роман Базан. Приветствуем вас, Роман.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Роман Базан: Приветствую, коллеги. На Челябинск сейчас немного заехала картинка.

Из окна снимали бродячих собак, которые напали в Энгельсе на одного из прохожих. Об этой проблеме я хотел поговорить. Не только в Энгельсе, но и в Саратове она остро обстоит. У нас, скажем так, уже привыкли к бегающим сворам четвероногих. Есть, разумеется, агрессивные.

Но сама проблема, как известно всем нам, жителям области, решается очень медленно. Видимо, многих это уже достало. Горожане стали сообщать о массовой травле. Натыкаются на трупы в ошейниках и без них. И есть даже с клипсами животные, то есть уже побывавшие в питомнике и простерилизованные. В общем, собаки погибают в страшных мучениях. По словам ветеринаров, неизвестные используют препарат, который продается буквально в каждой аптеке. Первые признаки – это неестественная поза животного и сильный вой.

Оксана Галькевич: Роман, то есть я правильно понимаю, что это не городские власти, не какие-то компании на аутсорсинге занимаются этим, а это какие-то, я не знаю, «темные мстители», что ли, борются, да?

Роман Базан: Пока за руку не словили специалистов службы отлова. Ну, видимо, да, это некие догхантеры. На фоне всех этих новостей местные специалисты уже попросили запретить свободную продажу таких лекарств, которые, как я сказал, продаются буквально в каждой аптеке. Оставим их без названия, чтобы не плодить новых догхантеров. Правда, пока идею ветврачей и экспертов никто не поддержал.

Немного статистики. Насколько мне известно, только в одном Саратове по улицам бегают более 5 тысяч собак. В день специалисты ловят в среднем по одному животному. Разумеется, растет и число пострадавших. Бродячие псы нападают не только на домашних питомцев, но и самих горожан кусают за руки и за ноги. И это далеко не единичные случаи.

Кстати, к лету проблему обещают начать решать быстрее. К этому времени у нас на окраине города достроят большой питомник. И отлов, уверяют чиновники, ускорится в три раза. Если взять простую математику, нехитрую математику, если чисто гипотетически остановить время и отлавливать по три собаки в сутки, то но это у службы уйдет четыре с половиной года.

Петр Кузнецов: Роман, отлавливают сейчас по одной в сутки. А дальше что происходит?

Роман Базан: Их помещают в питомник, их стерилизуют.

Петр Кузнецов: И?

Роман Базан: Их держат определенное количество времени, около двух недель.

Оксана Галькевич: Передержка такая.

Роман Базан: Да. И затем отпускают на то же место, где их поймали. Разумеется, они все это должны зафиксировать, сфотографировать, снять на видео, что они отвезли собаку обратно.

Оксана Галькевич: Но это не гарантирует того, что собака после стерилизации и передержки становится более добродушной какой-то.

Роман Базан: Нет, нет, нет. По крайней мере, специалисты говорят, что после стерилизации собаки редко проявляют какую-либо агрессию. Многие догхантеры этого не понимают и под общую гребенку…

Петр Кузнецов: …травят и таких, прошедших процедуру.

Роман Базан: Травят, да.

Оксана Галькевич: Но пострадать же могут в том числе и домашние животные, да?

Роман Базан: Конечно, конечно.

Оксана Галькевич: Вот те, кто выгуливает собаку. Она схватила что-то. Ты же не проконтролируешь. Господи, не дай бог, ребенок что-нибудь где-нибудь подхватит.

Петр Кузнецов: Смотрите, на самом деле… Спасибо большое. Это Саратов, Роман Базан.

Об этой проблеме, как только наступает что-то более или менее теплое на улице, пишут из разных городов. Вот, пожалуйста: «В нашем городе бродячих собак больше, чем людей. Страшно за внуков». Это, между прочим, SMS из Челябинской области. Ну, здесь город не указан, какой город в Челябинской области.

Давайте послушаем наших телезрителей уже по телефону в прямом эфире, их голоса. Приветствуем вас.

Оксана Галькевич: Наталья у нас на связи. Здравствуйте, Наталья. Оренбург, Оренбургская область.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Да-да-да, здравствуйте. Что нового у нас в регионе? Практически ничего нового нет. Буквально вчера внучка отвозили в областной центр. Село в 60 километрах находится от города. Весной и осенью по телевизору показывают наш регион, что у нас дороги отличные. А там все разбито, не очищено. Мы с мужем едем, два пенсионера, и буквально люди по сугробам сверху. Негде идти людям, тротуары не чищены, узкая дорога. И ямы, ямы, ямы…

Оксана Галькевич: Наталья, а знаете, как у нас говорят: «Снег сошел вместе с асфальтом». Может быть, это такая весенняя проблема? Или у вас что зима, что лето – одна проблема с дорогами?

Зритель: Раньше как-то тротуары были очищены. Мы проезжаем на машине… Дорога узкая, и людям негде. Люди все едут, смотрим. Я говорю, что людям негде идти пешком буквально.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, Татьяна, а вы до того, как пожаловаться на площадке Общественного телевидения Россия, вы задавались этим вопросом, задавали этот вопрос кому-то местному?

Зритель: Бесполезно эти вопросы задавать! Люди пишут. По отчету у них все нормально.

Оксана Галькевич: Ну почему же бесполезно? Может быть, попробуете все-таки однажды?

Зритель: Просто надо немножко внимания людям, пешеходам. Пешеходам негде идти.

Оксана Галькевич: Понятно. Нет, ну совершенно справедливо вы говорите, действительно. Мы вас понимаем прекрасно.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо, Наталья.

Оксана Галькевич: Но кроме того, что на телевидение, Петр имеет в виду, что, может быть, еще обратиться куда-то к местным властям, пожаловаться.

Петр Кузнецов: Мы вас все-таки призываем не размышлять категориями: «Да бесполезно! Чего туда ходить?» Все-таки иногда это работает, это правда.

Ну и напоминаем, что у нас есть специальная рубрика теперь по пятницам в рамках дневного «ОТРажения», называется «Дорогая передача», где мы рассматриваем ваши жалобы. По тематике смотрим, что за неделю больше пришло. Из этого и составляются наши темы.

«Опять подскочили цены, – Иркутская область пишет. – Покупала сегодня сахар – 65 рублей, масло подсолнечное «Кубаночка» – 175. Вот это новое, что у нас произошло». Это город Иркутск.

Оксана Галькевич: С 60 до 175?!

Петр Кузнецов: Нет-нет-нет. Сахар – 65. Для сравнения цен нет, на сколько это все выросло.

«К нам в Рязань тоже присылали московские троллейбусы. Большинство стоит и ржавеет, ждет отправки в чермет. Запустили в рейс единицы», – Роман нам пишет через сайт.

Торо́пец, Тверская область…

Оксана Галькевич: Торопе́ц.

Петр Кузнецов: Торо́пец. Мы уже выясняли.

Оксана Галькевич: А, Торо́пец?

Петр Кузнецов: Серьезно, да-да-да. «Газ в баллонах горгаз не возит. Тверь не дает возить, одни филиалы, своего нет. Помогите на своей площадке, у вас больше возможностей». Ваш крик услышан.

«Цены на продукты и лекарства растут не по дням, а по часам», – Владимирская область.

Ну и наконец, Самарская. Самарская область, а пишет про Саратов: «В Саратове снега нет».

Зато у нас есть темы для обсуждения с экспертами. Впереди первая из них.

Оксана Галькевич: Хоть где-то уже снега нет.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Информационная перекличка с регионами