Что нового? Хабаровск, Пермь, Белгород

Гости
Елена Голотовская
корреспондент ОТР (г. Белгород)
Дмитрий Павленко
корреспондент ОТР (г. Хабаровск)
Владимир Соромотин
корреспондент ОТР (г. Пермь)

Оксана Галькевич: А вы, уважаемые зрители, присоединяйтесь тоже сейчас к нам, к нашему разговору. Рассказывайте о том, что у вас происходит. Давайте дополним эту информационную картину дня вместе. Звоните, пишите. Телефоны у вас бесплатные.

А с нами на связь выходят наши коллеги из разных регионов. Сегодня это Хабаровск, Пермь и Белгород. Здравствуйте, друзья. Дмитрий Павленко, Владимир Соромотин и Елена Голотовская.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Предлагаю в таком же порядке и начать. Начнем с Хабаровска. Дмитрий Павленко, здравствуйте, добрый вечер для вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте еще раз.

Дмитрий Павленко: Петр и Оксана, здравствуйте.

Я начну с новостей, в отличие от выпуска, который мы только что видели, не очень хороших. У нас… Ну, наверное, проблема с зарплатами – это такая общая проблема. У нас есть завод, Хабаровский судостроительный завод, и там сейчас около 40 миллионов рублей задолженность по зарплате. Вот в таком виде примерно сейчас большая часть завода находится.

Завод имени Горького (Хабсудмаш) работает с 30-х годов. В пиковые ситуации в советские годы работало порядка 4–5 тысяч человек, а вот сейчас работают около 100 человек. Из них 20 человек бастуют, потому что им девять месяцев уже не платят зарплату. Как они сами утверждают, происходит сейчас срыв гособоронзаказа, поскольку часть продукции секретная. Изготавливают судовые механизмы для военных кораблей, атомных подводных лодок. Вообще завод, если я не ошибаюсь, если не один из двух, то один из немногих, которые перестройку пережили. Входит он в Объединенную судостроительную корпорацию.

Почему задержки по зарплате начались? Часть работников винят в этом руководителя, который недавно был назначен. Ну, точнее, задержки давно уже начались, но такое состояние завода в связи с новым руководством. Правда, 16 апреля пришел исполняющий обязанности директора. Говорит, что через полгода, в принципе, можно будет все выплатить, но при этом нужно работать, то есть не прекращать выполнять заказы. Ну, люди, естественно, в таком настроении. Часть бастует, часть продолжает работать, но без энтузиазма. А вообще…

Оксана Галькевич: Дмитрий, простите, а там как работать полгода? Вот то, что вы показываете – это реально действующее предприятие? Или я просто плохо вижу? Какой-то апокалипсис, разруха. Как там зимой, например, можно работать? Что там производят? Это же какие-то чудовищные условия!

Дмитрий Павленко: Вообще, еще несколько лет назад… Ну, конкретно эти кадры – это рабочий цех. А кадры с разрухой – ну, действительно, из девятнадцати цехов только три работают. Вот это рабочий цех. Но несколько лет назад еще жаловались, в 2017 году были сообщения, что зимой… По-моему, +12 градусов должно быть в цехах по нормативам. Может быть, они сейчас изменились. Но люди там работали в тужурках, в телогрейках, кто как мог, так и утеплялся. То есть санитарные и какие-то трудовые нормы как будто не соблюдаются.

Оксана Галькевич: Ну это безобразие, конечно.

Дмитрий Павленко: Да.

Оксана Галькевич: Мало того что зарплату не платят, так еще и условия такие чудовищные.

Дмитрий Павленко: При этом нынешний директор завода говорит о том, что, по большому счету, возможно (видимо, это его версия), бывшее руководство предприятие намеренно банкротило. И в Объединенной судостроительной корпорации было высказывание: «Завод непрофильный, нужно распускать». Ну, здесь темпы, с какими теряют сотрудники работу, – вот это немножко пугают. То есть 5 тысяч в Советском Союзе. О’кей, потом перестройка. 400 человек еще было в 2017 году. 150 человек было к концу прошлого года… А, 400 человек было в 2019 году, 150 – в конце 2020-го. Сейчас – 115. И будет еще сокращение до 90 человек.

Оксана Галькевич: Дмитрий, скажите… Тут, мне кажется, такая история. Это важное предприятие. Ну, я имею в виду – такая важная производственная точка для региона. То есть такими темпами просто вы потеряете это предприятие. Власти региона как-то готовы включиться и что-то сделать? Я понимаю, очень запутанная и сложная финансовая ситуация. Черт ногу сломит в этих собственниках, кто там и что там пытался творить. Но власти региона как-то пытаются, готовы включиться в эту историю? Иначе вы просто потеряете предприятие.

Дмитрий Павленко: Сами работники… Вот честно, здесь сложный с точки зрения финансовых каких-то потоков и юрисдикций вопрос, но сами работники говорят, что сейчас, да, они очень надеются на помощь и врио губернатора, и на помощь Москвы. В 2017 году обращались к Дмитрию Рогозину, тогда еще зампреду, с просьбой помочь. Там были проблемы со спецсчетами, они даже по оборонзаказу не могли дойти. Не знаю, честно, как там разрешилось, но завод работал. А тут как будто бы больше вопросов к Объединенной судостроительной корпорации, все-таки предприятие входит в холдинг.

Ну, отвечаю на ваш вопрос: да, насколько я знаю, власти региона сейчас на контроле ситуацию держат, во всяком случае знаю о ней.

Оксана Галькевич: Ну давайте последим тогда за этой историей, что будет с этим заводом в Хабаровске. Будем наблюдать тогда. Держите нас в курсе.

Какие еще темы у вас в Хабаровске обсуждают?

Петр Кузнецов: Вот смотрите перед тем, как расскажете. Может быть, это совпадет. Хабаровский край, пишет телезритель оттуда: «Амур прибавляет уровень воды, а на строительстве дамб – тишина несколько лет». Что с Амуром?

Дмитрий Павленко: Да, если по этой части прокомментировать, то на строительстве дамб была действительно долгое время тишина, потому что у нас есть самая большая, в частности в черте города Хабаровска, дамба, которую начинали строить после 2013 года, в районе арены «Ерофей», где кубки мира и чемпионаты проходят по хоккею с мячом.

Петр Кузнецов: Причем на этом же заводе, который мы посмотрели в самом начале.

Оксана Галькевич: Ну нет, наверное.

Дмитрий Павленко: Нет. Несколько лет она простояла. При этом она не достроена, там бетонные плиты. Хабаровчане облюбовали это как место для прогулок, потому что она, я не знаю, вдоль города очень длинная. Кататься на велосипеде там вообще прекрасно. Но заборы, которые стоят, в них просто дырки, и люди сами туда ходят. Мне всегда было интересно, если вдруг что-то произойдет, кто будет за это отвечать.

Поскольку это объект федерального значения… Мне кажется, по-моему, он даже относится к пограничной службе в том числе. Ну, долгое время это было так. Сейчас, в этом году нашли подрядчика, который будет достраивать. Это, если не ошибаюсь, компания сахалинская. Ну да, будем ждать.

Амур прибавляет. Ну, у нас традиционно августовские паводки и наводнения. Ну, будем ждать. Сейчас вроде бы…

Оксана Галькевич: Дмитрий, мы рады, что мы не застали вас врасплох своим вопросом. Видите, друзья, какие у нас подготовленные коллеги в регионах? О чем ни спросим – они на все готовы нам ответить, обо всем рассказать.

Петр Кузнецов: А о чем вы хотели рассказать перед тем, как мы задали вопрос? Извините.

Дмитрий Павленко: Я так понимаю, что смотрят с берегов Амура, возможно, мои земляки-хабаровчане. Поэтому я всех поздравляю сегодня с Днем города. У нас 163 года исполнилось Хабаровску.

Оксана Галькевич: Так и мы вас тоже поздравляем. Красота!

Петр Кузнецов: А вы сегодня гуляете, в понедельник? Или на выходные отложите?

Дмитрий Павленко: Часть, я думаю, продолжит отмечать и на выходных.

Оксана Галькевич: До конца недели.

Дмитрий Павленко: Да, основные гуляния, конечно, на выходных развернулись, 29–30 мая. И у нас так совпадает, что… Фестиваль «Амурские волны» сейчас на экранах. Это фестиваль военно-духовых оркестров. Это девятый по счету, вообще с 2013 года… прошу прощения, с 2012 года он начался. Каждый год приезжают оркестры. В этом году 600 артистов. Из-за ковида, естественно, никто из-за рубежа не смог приехать.

Хотя, как говорят сами участники (не из-за рубежа, а из России) фестиваля, они говорят, что это как будто бы наказание для всех, кто занимается музыкой: если плохо будешь себя вести, утрированно, то на «Амурские волны» не поедешь. То есть это гордость и почет. Вообще очень значимый фестиваль. Западной части страны, я думаю, больше, конечно, знакома «Спасская башня». Это по образу и подобию созданный здесь у нас, на берегах Амура, в Хабаровске.

Оксана Галькевич: Слушайте, а я не знала. Это очень здорово! Я так люблю духовые оркестры! Это так красиво, это так здорово!

Дмитрий Павленко: Я каждый раз приглашаю вас к нам в Хабаровск приехать. Вот пропустили повод. Надо было в прошлый раз рассказать.

Оксана Галькевич: Дмитрий, я спишусь с вами, как только соберусь к вам в Хабаровск. Мне надо еще в Пермь сгонять, и в Белгороде не была. Но обязательно приеду, обещаю. Спасибо.

Петр Кузнецов: А мне понравился этот ультиматум: будешь себя плохо вести – на «Амурские волны» не поедешь. Я с сыном хочу такое провернуть.

Оксана Галькевич: Давай.

Петр Кузнецов: Потому что неуправляемый совершенно. Может быть, поможет.

Спасибо большое. Хабаровск, Дмитрий Павленко.

Оксана Галькевич: Так, Пермь теперь, Владимир Соромотин на связь с нами выходит. Владимир, здравствуйте. О чем вы нам расскажете?

Владимир Соромотин: Да, здравствуйте.

Если все-таки соберетесь в Пермь на машине, то будьте осторожнее на дорогах, потому что в Пермском крае началось нашествие лосей. Они выбегают на дорогу, кидаются под колеса машин.

Оксана Галькевич: Ничего себе!

Владимир Соромотин: Только за последнюю неделю было шесть таких случаев. С начала года 33 года ДТП с участием лосей, которые выскакивают на дорогу.

Оксана Галькевич: 33 ДТП?

Петр Кузнецов: 33 с начала года?

Владимир Соромотин: Да, с начала года 33 случая. Вот мы видим картинку. Буквально несколько дней назад лось…

Оксана Галькевич: Ой-ой-ой!

Владимир Соромотин: Только что они были около торгового центра, там было около десяти особей. Это самый центр города.

Петр Кузнецов: То есть, обратите внимание, самый центр города. Мы до этого представляли картинку примерно такую, за городом, но они и в центре гуляют.

Владимир Соромотин: Да. Около торгового центра зафиксировано целое стадо из десяти лосей. Причем они стадами очень редко ходят. Там молодняк, судя по всему. Они дошли до дороги, испугались и убежали назад в лес. К счастью, никто на пути им не встретился. Если бы они напугались, то они могли бы даже и напасть на прохожих.

Оксана Галькевич: Надо просто сказать, что это очень опасно на самом деле для людей. Да и животных тоже жалко. Это такая махина огромная! Сколько там? Тонна есть?

Петр Кузнецов: Устрашающе вот это стадо выглядит. Такое ощущение, что кто-то включил Моргенштерна, а они просто пришли.

Владимир Соромотин: И в случае ДТП всегда будет виноват водитель. Штраф за сбитого лося – 80 тысяч людей.

Оксана Галькевич: Ого!

Владимир Соромотин: Страховая покроет, если только будет такая страховка. Иначе водителю придется платить в любом случае, потому что животное априори считается невиновным. Если водитель его сбил – значит, он не соблюдал, не смотрел на знаки. А у нас везде эти знаки «Берегись лосей».

Петр Кузнецов: Теперь и в центре придется ставить такие знаки.

Оксана Галькевич: Слушайте, вот на этих кадрах… Ой, мамочки! Господи!

Петр Кузнецов: Задел.

Оксана Галькевич: Тут главное, чтобы человек остался жив в своей машине. Если из темноты вот так выскакивает, то это же просто ДТП со смертельным исходом возможно. Жуть!

Петр Кузнецов: Страшнее, чем лобовое. Владимир, скажите, а специалисты как-то объясняют вот этот массовый выгул?

Владимир Соромотин: Да. У них просто в мае-июне начинается, во-первых, миграция. В город они заходят в поисках еды. А на дороги они выскакивают… Ну, как специалисты из Минприроды говорят, появляется у самок новое потомство, и они своих годовалых телят отгоняют от себя для того, чтобы они становились уже самостоятельными. И молодые особи, которые оказались сами по себе, они зачастую теряются и выскакивают на дорогу, невнимательные.

Оксана Галькевич: Ну а чем вот этот год, так скажем, отличается от предыдущих именно такой массовостью? Как специалисты это объясняют? Что у них в этом году, у этого молодняка?

Владимир Соромотин: У нас выросло поголовье лосей. Вообще лоси – это самые распространенные в Пермском крае дикие животные. Поголовье лосей выросло на 9%, как считают в Минприроды опять же. Сейчас у нас около 46 тысяч лосей по Пермскому краю.

Оксана Галькевич: Ну, это на самом деле хорошая новость. Может, их как-то прикармливать подальше от города? Они будут знать, где…

Петр Кузнецов: Нет, ну там, наверное, специалисты знают, когда этот обозначенный вами период закончится, наверное, и скоро станут выходить они.

Владимир Соромотин: В июне они еще будут ходить. У них такой период миграции – май-июнь.

Оксана Галькевич: Ой, ну что, Владимир, спасибо за такие новости. Будьте осторожны, пермяки, на дороги.

Петр Кузнецов: Будьте осторожны. Лишний раз за руль не садитесь.

Оксана Галькевич: Лоси, вы тоже там не буяньте!

Петр Кузнецов: Я не знаю, что в этом случае можно нестандартного посоветовать.

Белгород на связи, Елена Голотовская. Елена, приветствуем вас.

Елена Голотовская: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: С какими событиями вы к нам выходите?

Елена Голотовская: Рада вам рассказать о нашем уникальном природном участке Ямская степь. Это часть заповедника «Белогорье», один из пяти участков. И вот сейчас там разгар цветения. Вообще здесь растет порядка 800 разных видов растений, часть из них – краснокнижные. Сейчас цветет, наверное, треть из них. Любоваться этим можно, наверное, еще до конца недели, а потом цветение пойдет на спад. Хотя степь, конечно, красива в любое время года, в любой день, но вот сейчас там особое буйство красок. Цветут и розовые, и фиолетовые, и белые, и желтые – самые разные цветы. Знаете, даже если просто перечислять названия этих растений, то мне кажется, что это звучит как песня.

Петр Кузнецов: Но только не для аллергиков, Елена.

Елена Голотовская: Кстати, в кадре наголоватка паутинистая, очень интересное название такое.

Оксана Галькевич: Елена, скажите, а в этом году все по сезону, все по времени? Или обычно это раньше происходит?

Елена Голотовская: В этом году, наверное, где-то на полторы недели разгар цветения сдвинулся из-за того, что были холода.

Оксана Галькевич: Дожди, холода, да? Обычно к этому времени уже все сгорает у вас в степи, уже все желтенькое, не зелененькое.

Елена Голотовская: Ну, это не просто степь, которая косится, пашется, вытаптывается. Это степь никогда не распахивалась. Еще во времена Екатерины II она была подарена старооскольским ямщикам, по преданию. И она уникальна именно тем, что ни разу здесь не было плуга, ни разу здесь не пахали. И сейчас она разделена на участки. Часть участков выкашивается, а часть никогда не косится. Ученые наблюдают, что лучше. Часть косится через год, допустим. Поэтому это целина, самая настоящая целина.

На самом деле она уникальная тем, что в Европе такой целины степной больше нигде не сохранилось. Только здесь можно наблюдать не только буйное цветение трав. Вы представляете, что такое на 1 квадратный метр – порядка 100 видов растений? Это большая редкость. И еще она как бы законсервировала наши черноземы. Вот только здесь можно изучать черноземы именно в их первозданном виде.

Оксана Галькевич: Какие молодцы ваши ямщики-то, надо же! Один из первых примеров самоорганизации гражданской, я так понимаю, да? Еще со времен… с какого времени организовались и решили не распахивать, Петр. Вот умеем же договариваться, когда надо, да? Молодцы!

Петр Кузнецов: Поучиться еще. Спасибо, что поделились этой красотой с нами. Чем еще готовы поделиться с нами?

Елена Голотовская: Ну а вторая тема – это то, что завтра наступает лето. А это значит, что официально открывается купальный сезон. Он стартует с 1 июня. Определено 63 официальных места для купания.

Петр Кузнецов: Елена, простите, там разве календарно, а не по погоде, не по температуре воды?

Оксана Галькевич: Ты видишь, что у них творится с погодой? В этом году нет такой жары, как обычно.

Петр Кузнецов: Да. Но тем не менее все равно с 1 июня, да?

Елена Голотовская: Есть официальный купальный сезон и неофициальный. К сожалению, неофициальный купальный сезон, конечно, начался раньше. И, увы, не обошлось без трагедий. Вот буквально на прошлой неделе было жарко, и две трагедии, два человека в области утонули.

Поэтому все-таки хочется пожелать всем купаться в строго отведенных местах, потому что все-таки власти постарались, подготовили пляжи, подготовили солнцезащитные места, информационные стенды. По правилам должны были быть обследованы водоемы, реки и пруды. Поэтому, конечно, чтобы сберечь себя, лучше купаться там, где можно.

Оксана Галькевич: Елена, это, конечно, правильно вы говорите. Действительно, нужно соблюдать закон, соблюдать правила установленные, естественно. Но, с другой стороны, простите, если у вас купальный сезон чисто по погоде начинается раньше, чем в Перми или в Хабаровске, почему бы раньше эти пляжи не подготовить? Ну жарко! Людям действительно хочется к воде. Что мешает властям это сделать на две-три недели раньше? И поставить опять же каких-то людей, которые наблюдают за безопасностью купающихся. Я догадываюсь, конечно…

Елена Голотовская: Официально у нас отопительный сезон заканчивается в одно время, купальный сезон начинается в одно время. Может быть, когда-то начнут ориентироваться и по погоде. Ну, тем не менее все-таки утопающие должны брать ответственность на себя, в первую очередь, мне кажется.

Оксана Галькевич: Не утопайте, пожалуйста, утопающие! Пожалуйста! Спасибо, Елена.

Петр Кузнецов: Если и утопать, то в степи, в цветах.

Оксана Галькевич: Да, только так, в красоте.

Петр Кузнецов: Спасибо. Белгород, Пермь, Хабаровск. Коллеги, спасибо вам за информацию. До новых встреч.

Наши народные корреспонденты, то есть наши телезрители, вот что пишут из своих регионов. Ленинградская область: «Холодно, в квартире дубак», – это Санкт-Петербург. «У нас в Красноярске еще прохладно», – присоединяется Красноярский край к этой картине.

Коми: «Да не преувеличивайте угрозы от лосей! Ну переходят они в другое место. Надо быть людьми, пропускать и понять, а не паниковать». Вот такой простой совет из Коми. Попробуйте в Пермь приехать. Посмотрим, когда вы окажетесь в центре города на машине, как вы будете не паниковать.

«Холодно, +9. Обещают заморозки. С нетерпением ждем лета», – жалоба из Владимирской области.

Оксана Галькевич: Михаил из Перми. Из Перми? Я правильно услышала? А, из Твери, простите. Да, из Твери. Михаил, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Нет, это город Тверь.

Оксана Галькевич: Да-да. Прошу прощения. Здравствуйте, Михаил, слушаем вас.

Петр Кузнецов: Но это не отменяет вашего выхода в прямой эфир. Пожалуйста.

Зритель: Город Тверь. В общем, у нас такая проблема, очень давно наболевшая. У нас направления есть в городе, в общем, на границе города. У нас есть такое место – Бурашевское шоссе. И в конце этого Бурашевского шоссе, в общем, у нас две стелы стоять, направление на логистический центр «Озон». Въезд в город фактически с трассы М-10. И так как я сам автолюбитель, ну, стаж у меня давно, мне часто приходится ездить ночью, вечером поздним возвращаться домой, туда и обратно.

И знаете, меня жуть берет, насколько у нас это темное место, совершенно ни одного фонаря. И нет никаких намеков на то, что нам что-то будут делать. Мы давно ведем переписку с нашими властями городскими и областными по поводу того, чтобы нам хоть какие-то поставили… чтобы хоть какие-то светоотражающие и опознавательные ленточки повязали на эти две стелы. У нас с одной стороны – Бурашевское сельское поселение, а с другой стороны – Калининский район.

Оксана Галькевич: Слушайте, Михаил, а это не то место, где такая развилка у вас идет? И там такой поворот, выезд неочевидный, мне кажется. Была недавно у вас в Твери.

Зритель: Да, совершенно верно, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Слушайте, я днем проезжала. А ночью, наверное, конечно, там сложно проехать.

Петр Кузнецов: То есть днем-то поди разберись?

Оксана Галькевич: Да-да-да. Почему я и запомнила.

Зритель: Вы знаете, такая оторопь и жуть берет! Хоть и имею давний стаж, но, понимаете, даже фары не помогают найти то место, куда мне нужно заворачивать и в свою деревню ехать, в общем, дальше логистического центра.

Оксана Галькевич: Так, тверские власти, надеемся, что…

Зритель: Одни отписки из нашего Министерства транспорта. А там люди ходят по обочинам, обочины совершенно необустроенные. Вы знаете, я совершенно недавно… Я слушатель (не буду рекламировать) регионального ответвления «Комсомольской правды», радио слушаю регулярно. И я буквально из ведущего, что называется, вытащил из него. Он оговорился: «На моей памяти два случая уже я знаю, что наши чины в верхних эшелонах здесь бились, на этом месте». Понимаете? Это просто невыносимо!

Оксана Галькевич: Михаил, очень правильно, что вы до нас дозвонились и рассказали об этой ситуации на дорогах. Знаете что? Мы попросим вас оставить ваш телефон нашему администратору. У нас есть такая рубрика «Дорогая передача». Вот попробуем, может быть, разобраться, если будет возможность, с этой ситуацией.

Друзья, у нас есть действительно такой формат. Рассказывайте о своих проблемах, сложностях. Мы, если будет возможность, снимем сюжет, а потом расскажем об этом в эфире. Может быть, власти ваши как-то увидят, услышат и разберутся с проблемой.

Петр Кузнецов: Добавлю, что эта рубрика выходит по пятницам.

Оксана Галькевич: Да.

Петр Кузнецов: И еще несколько сообщений. Мурманская область, из Мурманска пенсионерка (66 лет) пишет: «Сделала вторую прививку».

Оксана Галькевич: Молодец!

Петр Кузнецов: «Хочется хоть немного солнца», – Владивосток. Вологодская область: «Дочь моих соседей – младшая школьница – упала с батута, сломала шейку бедра, очень долго ходила на костылях». Об этой теме далее чуть подробнее.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Чем живут, что обсуждают горожане – узнаем у наших корреспондентов в регионах