Что нового? Хабаровск, Санкт-Петербург, Кострома

Гости
Елена Олейник
корреспондент ОТР (г. Кострома)
Дмитрий Павленко
корреспондент ОТР (г. Хабаровск)
Александр Чиженок
корреспондент ОТР (г. Санкт-Петербург)

Оксана Галькевич: Вот она, Россия, какая – большая, разная! Вот такая наша страна, друзья.

Кстати, мы призываем… Сейчас у нас будет обзор событий в регионах. Мы призываем вас участвовать в этом обзоре, друзья. Звоните нам, пишите на SMS-портал. Расскажите, что у вас происходит в вашем городе, поселке, населенном пункте – о погоде, о природе, о каких-то событиях. Принимаем ваши звонки и сообщения. Телефоны у вас указаны на экранах. Все это совершенно бесплатно. Что, пишут уже?

Петр Кузнецов: Да, уже начинают писать. Начинают вспоминать, что сегодня день рождения великого человека – В. И. Ленина. Но сегодня обсуждать это не будем.

Оксана Галькевич: Это историческое событие, а мы о каких-то последних все-таки событиях с вами хотели поговорить.

Петр Кузнецов: В общем, хорошо. По регионам пока нет информации, поэтому побудьте – еще раз обращаемся к вам, уважаемые телезрители, – побудьте, пожалуйста, нашими народными корреспондентами. Рассказывайте, что или уже произошло, или происходит, или только готовится в вашем регионе. Пишите, пожалуйста. Будем зачитывать ваши сообщения в прямом эфире. И ждем звонки.

Ну а мы готовимся к обзору регионов с нашими корреспондентами. У нас на связь должны выйти Хабаровск, Санкт-Петербург и Кострома, наши коллеги оттуда.

Оксана Галькевич: У нас, как обычно, должно быть широко заброшены сети.

Петр Кузнецов: Подскажите, пожалуйста, готова ли наша корреспондентская линейка?

Оксана Галькевич: Готова, да.

Петр Кузнецов: Поприветствуем тогда Дмитрия Павленко, Александра Чиженка и Елену Олейник соответственно. Здравствуйте, коллеги.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, коллеги.

Петр Кузнецов: Спасибо, что, несмотря на всякие технические сложности и остальное, вы с нами.

Начнем с Хабаровска – с самого восточного региона из тех, что у нас есть сейчас.

Оксана Галькевич: Да, наверное. Пойдем с востока на запад, да?

Петр Кузнецов: Дмитрий Павленко, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Дмитрий.

Дмитрий Павленко: Добрый вечер, коллеги. Как верно вы заметили, добрый вечер, конечно. У нас уже 7 часов вечера.

Начнем с природы и погоды, как вы и хотели. У нас сегодня все соцсети гремят определенным набором роликов на одну тему. У нас сегодня лед на Амуре. Просто огромные глыбы (вот вы их видите на экране) вышли на набережную и сломали ограждение железное. Вот так это выглядело. Просто какой-то фантастический, можно сказать, фильм. Бетонные колонны – все это снесло.

Почему это произошло? У нас была очень холодная бесснежная зима, сильно промерз Амур, по большому счету, как говорят, до дна. Потихоньку ледоход уже начал. Снизу лед начал подниматься, его много. Синоптики говорили, что вода поднимется до 4 метров. Примерно это и случилось. Потом Амур упал, но все равно вот эти кубики пошли, заторы. И вот так это все сейчас вышло.

МЧС оцепило… Это Центральная набережная, вид с утеса. Можно его (пока еще) на пятитысячной купюре видеть, памятник Муравьеву-Амурскому. Примерно с той точки это снято. В общем, вот так. Сегодня все про это говорят. МЧС набережную оцепило, поэтому пока…

Оксана Галькевич: Дмитрий, скажите, а часто ли вообще такие события у вас происходят, такие явления?

Дмитрий Павленко: На моей памяти впервые. Но вообще у нас сейчас…

Оксана Галькевич: Ну, вы человек молодой. Может быть, это просто уже когда-то было.

Дмитрий Павленко: Спасибо большое, сочту за комплимент. У нас вода поднялась до 4 метров – и это был самый высокий весенний уровень за 100 лет наблюдений. То есть это очень редкое явление. Ну, у нас и в 2013 году тоже было очень редкое явление. Я сейчас про наводнение говорю.

Но не только в Хабаровске такие картины, вообще лед выходит. Трассу до Комсомольска перекрыло река Сита льдом, просто машины стояли. В общем, это такая первая новость. Ну, надеюсь, скоро все растает, потому что погода нас начинает радовать. Наконец сегодня 20 градусов, мы просто все в футболках, все максимально счастливы и довольны.

Оксана Галькевич: Я почему спросила, часто ли? Потому что, во-первых, дорогостоящее мероприятие – ремонтировать эту набережную. В общем, собственно, такие глыбы огромные. Наверное, это должно как-то где-то быть отражено, не знаю, в каких-то записях, наблюдениях инструментальных.

Дмитрий Павленко: Ну, сама набережная относительно новая, 100 лет она там не стояла. Возможно, когда-то такое было. Кстати, такие мероприятия… явления, а не мероприятия, такие явления встречались. В частности, те самые петроглифы в Сикачи-Алян, на которые посмотреть я приглашаю всех, пользуясь случаем каждый раз, когда с вами общаюсь, – вообще они были за несколько километров. То есть в другом селе находили исторические записи путешественников. То есть подобными природными явлениями просто переносило. То есть несколько тысячелетий они сдвигались. Да, такое было. Но вот так, чтобы заснять на камеру телефона и поделиться со всем миром – ну, такое впервые у нас.

Оксана Галькевич: Хорошо. Что еще?

Петр Кузнецов: «Каждый год набережную переделывают, – пишет нам телезритель из Хабаровского края, – деньги народные на ветер пускают».

Дмитрий Павленко: Ее не переделывают, поправлю.

Оксана Галькевич: Может, что-то недосчитали проектировщики?

Дмитрий Павленко: Я поправлю: ее не каждый день… не каждый год ремонтируют. После наводнения 2013 года деньги постепенно выделяются. Там несколько очередей. Первая очередь – ее отремонтировали в 2013–2014 году, то есть практически сразу. Сейчас она длинная, то есть до яхт-клуба, до Северных ворот. Сейчас еще будет проектироваться. Ну, я приглашаю всех посмотреть на нашу прекрасную набережную. А по поводу количества денег не буду спорить с телезрителем, тем более, я так понимаю, с земляком.

По поводу «мусорной реформы», кстати, тоже хотелось бы рассказать, поскольку… Ну, не столько «мусорная реформа», а тема мусора. Сейчас вы тоже, я так понимаю, будете ее обсуждать. У нас дачники обратились к экологам и сказали: «Ребята, у нас там свалка горит». Экологи выехали. Оказалось, что свалки там, по идее, и быть-то не должно. Это бывшая военная часть, ее буквально пару лет назад передали в муниципалитет. Это у нас обычная традиция. У нас детские сады от Минобороны передаются в таком состоянии не очень, муниципалитет восстанавливает.

Муниципалитет заключил договор с компанией охранной, она эту территорию охраняет. Там сносят сейчас все эти руины, готовят территорию под застройку. И, видимо, как директор этого предприятия, человек, отвечающий за эту территорию сказал, видимо, охранники решили воспользоваться моментом, поскольку там есть строительный мусор (старые здания сносят), который будут вывозить, видимо, охранники пропускали еще машины с бытовыми отходами. То есть там ванна лежала, там были, не знаю, какие-то документы, счета-фактуры, была детская одежда какая-то – обычный мусор.

Ну, он загорелся, дачники обратили внимание. Экологи, журналисты – все туда ринулись. Хорошо, что никто не стал отпираться: «Ну, как-то мы не знаем, что здесь происходит, по большому счету». И буквально на следующий день приехали уже грузовики-самосвалы и начали это все вывозить. Причем…

Оксана Галькевич: Хорошо бы еще, знаете, было бы, если бы спросили с того охранного агентства, которое там посты выставляло.

Дмитрий Павленко: Это следующий момент: за чьи деньги все происходит? Территория муниципальная. Но для того, чтобы справедливость восторжествовала, эта охранная компания сейчас вывозит этот мусор. Ну и как допнагрузка… Вдали этого участка есть мусор, который тоже бытовой, который, видимо, завозился, когда еще не было… не охранялась территория особо. Ну и под одну гребенку: «Ребята, давай-ка и вот это тоже вывозите». Тем не менее мэрия сказала, что в Росприроднадзор и в Природоохранную прокуратуру также должны обратиться. Признали вину, как я понимаю, и сейчас это все исправляют.

Оксана Галькевич: Что еще у вас есть, Дмитрий, какие еще новости? Может быть, что-нибудь симпатичненькое такое будет?

Дмитрий Павленко: Ну конечно! Вы как будто знаете, о чем я расскажу.

Оксана Галькевич: Нет, нет! Что вы?

Петр Кузнецов: Нет!

Дмитрий Павленко: У нас радость, поделюсь ею с вами. Первый на Дальнем Востоке кикшеринг запустили – аренду электросамокатов, чтобы мы чувствовали себя цивилизацией. До этого такое уже было, но, правда, во Владивостоке и на территории закрытой – кампус Дальневосточного федерального университета. А здесь у нас предприниматели закупили 300 самокатов, все чинно и благородно. Пятьдесят парковок до конца недели должны сделать.

Многие желающие, естественно, сразу… Идешь по городу, по центру (это все в центре пока еще), и все катаются. Можно в приложении посмотреть, где взять доступный самокат. И приложение частенько пустое, потому что все наслаждаются этим моментом, погодой и катаются. Вот здесь на кадрах сейчас набережная показана. Съемки вчерашние, признаюсь, не свежак. Сегодня, как вы видели, первая моя новость немножко нивелирует и обнуляет прогулку на самокате по набережной, потому что там как раз перешеек примерно посередине набережной, он перекрыт сегодня льдом. МЧС, я так понимаю, не разрешит кататься. Тем не менее…

Петр Кузнецов: Ну, есть, есть еще места в Хабаровске, где покататься.

Дмитрий Павленко: Конечно.

Петр Кузнецов: И это ответ нашим телезрителям, которые, когда мы обсуждали совсем недавно тему с электросамокатами: «Да вы что? Это проблема только для Москвы». Смотрите, до Хабаровска аж доехали.

Оксана Галькевич: На самокате причем.

Петр Кузнецов: Да. А сколько у вас стоит, Дмитрий, час аренды электросамоката?

Дмитрий Павленко: У нас не час. Сейчас два тарифа. От 5 до 6,5 рублей за минуту. Либо еще один тариф – «Пока не разрядится».

Петр Кузнецов: О, это по-нашему!

Дмитрий Павленко: То есть 300 рублей получается, если по пять. Да, это по-нашему. Я не очень представляю, как его потом нести, если особенно ты уехал куда-нибудь, не знаю, с горки, под горку, потому что у нас центр холмистый.

Петр Кузнецов: К китайцам придется везти, они там уж точно подкрутят все как надо.

Дмитрий Павленко: Это далековато немножко.

Петр Кузнецов: Да ладно вам! На электросамокате-то. Спасибо большое. Хабаровск, Дмитрий Павленко. Хорошего дня вам!

Переключаемся на Санкт-Петербург, Александр Чиженок с нами на связи. Здравствуйте, Александр.

Александр Чиженок: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Пишут ваши земляки: «Корюшка на улице – 650 рублей. Мелкая, как килька. Почти никто не покупает – дорого, у людей нет денег». Вас можно поздравить, это же такой петербургский праздник – корюшка пошла.

Оксана Галькевич: Это сегодня. Может быть, дешевле было, но вчера.

Александр Чиженок: Слушайте, 650 – это еще поискать надо. Она удивила вообще своими ценами новыми – от 700 до 1 300 за килограмм, иногда даже выше.

Оксана Галькевич: Ого!

Александр Чиженок: Чтобы выяснить, что в этом году происходит, я проконсультировался с настоящим рыбаком, который каждый год нанимается на месяц в бригаду ловить корюшку в Финском заливе. Это мой коллега, он журналист. И ежегодная путина для него – это не только хорошая финансовая поддержка, но и просто адреналин на весь год, заряд эмоций.

Так вот, по его словам, та, что продается сейчас по тысяче, – это так называемая сетная корюшка, которую ловят сетями, мелкая. И она в большом количестве смешана с замороженной год или два назад. И не стоит на эту корюшку даже обращать внимание. Потому что настоящая свежая корюшка, которую ловят, она только начинается, только начинается ее ход, так сказать, между местами нерестилищ, Финским заливом. И цены на нее, когда она появится, будут гораздо гуманнее.

Но, опять же по словам этого моего коллеги, сейчас те рыбаки, которые выходят в Финский залив, озабочены очень большой для них проблемой – планами намыва новых территорий возле Васильевского острова (около 160 гектар) для застройки. А вот то место, где как раз собираются намывать эти 160 гектар – это одно из излюбленных нерестилищ корюшки. Если проект начнется, то о качественной недорогой корюшке можно будет забыть как минимум на несколько лет. Рыбаки сейчас начали некую подписную кампанию. По-моему, собрали уже тысяч двадцать или тридцать подписей. Но удастся ли им остановить проект или нет – большой вопрос. Там слишком большие деньги.

Еще одна проблема у рыбаков. За минувший пандемийный год стало гораздо сложнее, а главное – дороже и бюрократично. Бригада, о которой я говорю, еще не закинув сети, заплатила сейчас около 50 тысяч за право ловить. Ну, обычное разрешение, квота – это было всегда. Но сейчас добавляется масса дополнительных требований. Например, надо им заменить спасательные жилеты, в которых они каждый год выходили ловить. Теперь они должны прийти к начальнику, поставить на бумажку печать. И это тоже платно.

Еще одна проблема, которая случилась на Ладоге. Ну, чтобы вы понимали, на Ладоге ловят корюшку мелкую и раньше. На Ладоге – более крупную, когда действительно идет такой ход. На Ладоге в марте обычно начинают корюшку, но в этом году в начале марта Рыбнадзор решил поучить рыбаков, как им правильно ставить мережи – немножко по-другому, чем их многолетний, а может быть, даже многовековой опыт подсказывает. Очень долго с этим разбирались. Рыбаки даже говорили: «Все, мы вообще отменяем лов». Но вроде бы сейчас договорились.

В общем, могу сказать, что для покупателей корюшки (им же главное – товар получить) есть, в принципе, и хорошие новости. Теперь официально разрешили продавать корюшку прямо от причала по сдаточной цене. Если покупать прямо с лодки, от причала (после того как, естественно, Рыбнадзор проверит, сколько привезли и сразу все это посчитает), так вот, по сдаточной цене, если покупать корюшку без разбора, такую, как выловили, то цена будет в пределах 300 рублей.

Оксана Галькевич: Это уже веселее, слушайте!

Петр Кузнецов: Мне кажется, это еще и атмосфернее. Представляете, с борта прямо.

Оксана Галькевич: Да-да-да. Это прямо как в Европе. Ну не зря европейский город Петербург, да? Окно-то в Европу.

Александр Чиженок: Цена на крупную корюшку – до 450. Но крупная уже разобранная.

Еще раз подчеркну: пока ход такой корюшки только начинается. И самый вал наступит, когда температура воздуха стабильно превысит 8–10 градусов. И главный улов ожидают где-то с 9 по 11 мая. А в принципе корюшковая путина продолжается до конца мая обычно.

Оксана Галькевич: Александр, я вас внимательно слушаю и все думаю: кто же тот человек, журналист, который сейчас занимается? До этого я знала в Петербурге только людей, которые Дедами Морозами подрабатывают. Ну хорошо.

Петр Кузнецов: Ты подозреваешь, что это Александр Чиженок?

Оксана Галькевич: Нет. Не знаю.

Александр Чиженок: Нет, нет, нет, это не я. Он фотограф, он репортер. Ну, он служил на флоте, поэтому для него выйти в море – это еще и такая ностальгия. Ну, просил пока не разглашать имя.

Оксана Галькевич: Здорово! Так, корюшка пошла, у корюшки навигация началась, скажем так. А вообще навигация в Петербурге, сезон?

Александр Чиженок: Тоже началась навигация по малым рекам. То есть прогулочные суда, катера и все остальное официально разрешили. Причем, по моему ощущению, немножко раньше, чем обычно. Ну, тут зависит от погоды. Солнышко выглядывает, сразу пассажиры появляются, едут. Вчера был проливной дождь, и вот эти все прогулочные суда со стеклянными крышами стояли и скучали. Пока они работают по старым правилам. Интрига в том, что правительство города готовит сейчас реформу перевозок по городским рекам и каналам.

Сейчас какой принцип? Турист покупает билет на это прогулочное судно и едет по круговому маршруту. Ну, самый популярный – это «Фонтанка – канал Грибоедова» с выходом в Неву и обратно. Где сел, там и вышел. Новая идея заключается в том, чтобы теперь прогулочные суда работали по принципу «hop-on – hop-off». Ну, это примерно так же, как двухэтажные туристические автобусы, как в Европе и как в Петербурге тоже есть.

Оксана Галькевич: То есть попутчиков чтобы собирали на разных остановках, так скажем, да?

Александр Чиженок: Нет.

Оксана Галькевич: Нет?

Александр Чиженок: Ну, не попутчики… Вы покупаете один раз билет.

Оксана Галькевич: А, вы можете выйти, сойти где-то на берег.

Александр Чиженок: Вы можете выйти, погулять и сесть на следующий.

Оксана Галькевич: Да, я имела в виду это как раз, просто неправильно выразилась.

Александр Чиженок: Там будет несколько остановок. Билет будет единый на маршрут. На аукцион будут выставляться маршруты. То есть фирмы будут бороться за право купить маршрут. Сейчас арендуют причалы. Причалы могут остаться городскими. Обсуждают даже идею некоего туристического «Подорожника» – ну, такой проездной карты.

Но проблема в том, что заработает новая схема на базе общегородских причалов, к которым можно будет приставать не только этим автобусам, но и частным катерам – тоже за деньгами и со специальной заявкой. То есть нужно звонить диспетчеру и говорить: «Мне нужно высадить пассажиров». Подъезжаешь, там небольшая плата, пассажиров высаживают или забирают.

Пока это проект, заработать он должен будет в 2022 году. Так что это лето мы обработаем еще по старым правилам. Видимо, этот проект будут дорабатывать.

Петр Кузнецов: Хорошо, будем следить вместе с вами.

Оксана Галькевич: Спасибо, Александр.

Петр Кузнецов: Благодарим Петербург, Александр Чиженок.

Кострома с нами на связи сейчас, Елена Олейник. Здравствуйте, Елена.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Елена Олейник: Коллеги, добрый день.

У нас новости не такие радужные. То есть у нас одна новость, конечно, хорошая, которая порадует всех тех людей, которые хотят работать на земле. Костромичам теперь будут давать бесплатные земли на три года. Я хочу напомнить, что с этой инициативой власти региона выступили в прошлом году, как раз когда началась эта пандемия, когда много людей потеряли работу и оказались в трудной экономической ситуации. Власти приняли решение о выделении таким семьям под посадку овощей бесплатных участков.

Например, в прошлом году только в Костромском районе в поле всего в 6 километрах от Костромы такие участки получили более 30 семей. А в целом по области было «нарезано» порядка 600 участков размером от 5 до 10 соток. Кстати, мы в прошлом году выезжали на это поле и общались с людьми, которые как раз изъявили желание выращивать сами картофель, морковку, зелень.

Они были очень довольны не только этой инициативой, а еще и тем, что, в общем-то, власти позаботились о том, чтобы им не тратиться, например, на обработку этих земель. То есть перед тем как передать участки семьям, поле были выгнаны трактора, которые вспахали эти поля, сделали боровки, например, под посадку картофеля. И людям оставалось только выйти и посадить ее. Мы видели, как приезжали… Мы несколько раз выезжали туда на съемки и видели, как приезжали целыми семьями с детьми. Мы видели, с каким удовольствием этим земледелием занимались пенсионеры, городские жители.

А в этом году администрация региона совместно с департаментом агропромышленного комплекса уже определили 500 таких участков общей площадью около тысячи гектар. Количество заявок пока не уточняется, но мы знаем, что желающих много. Причем и те, кто в прошлом году этим занимались. Именно по их инициативе и в этом году решили продлить этот срок. Я только хочу заметить, что земля в собственность не переходит этим людям, она как-то за ними не закрепляется. Они просто ее обрабатывают. Они могут как-то забором ее огородить…

Оксана Галькевич: Елена, а это земли сельхозназначения? Они принадлежат какому-то, я не знаю, бывшему колхозу/совхозу? Или как это сейчас называется? Кому принадлежат?

Елена Олейник: Да-да-да, это именно земли сельхозназначения. Многие из них, например, какое-то долгое время просто не обрабатывались, то есть они стояли. А сейчас, в общем-то, они оживают, на них работают люди. И власти, в общем-то, рассматривают такой вариант. Вот сейчас на три года, а потом посмотрят, как будет это дальше работать, эта программа. Если будут желающие, возможно, что продлится, я не знаю, может быть, на пять лет.

Петр Кузнецов: Понятно.

Елена Олейник: А может быть, потом придумают и право выкупа.

Петр Кузнецов: Ясно. Елена, нам вчера телезрители писали, что в Костроме пал травы – это проблема, потому что несколько деревень даже пострадало от этого. Удалось ли взять ситуацию под контроль? Как дела с пожароопасной обстановкой?

Елена Олейник: Да, действительно, в этом году, к сожалению, у нас этот пожароопасный период начался на неделю раньше. Это сами пожарные говорят. Была такая небольшая передышка вчера у пожарных, потому что в Костроме выпал снег и практически весь день шел дождь. И вчера не было ни одного сигнала о возгорании.

Но накануне, за прошедшие сутки, 27 раз пожарные выезжали именно на пал травы. Горело и в Костроме, и в районах области. Например, в Волгореченске (это 40 километров от Костромы) из-за неосторожного обращения с огнем и элементарной какой-то такой людской халатности сгорело пять дачных домиков. Огонь полыхал на трех гектарах вдоль дороги. Справиться с ним пожарным удалось за два часа. Почему вдоль дороги? Предварительная версия: просто выкинули окурок из проезжающей машины.

Петр Кузнецов: И этого достаточно.

Елена Олейник: Конечно, конечно. А тушение осложнялось еще и тем, что был очень сильный ветер и постоянно менял направление. И пожарные то в одну сторону, то в другую… В общем, за два часа справились с огнем.

Кроме этого, еще у нас пострадал Пыщугский район. Там тоже пожарные боролись, пытались отстоять населенный пункт, где было 30 жилых домов. В общем, там тоже удалось победить стихию.

Кстати, вы знаете, многие думают, что, например, их такое халатное отношение… Ну, бросил окурок. Ну, здесь зажег костер, забыл его потушить. Вот такое халатное отношение может – в общем-то, можно отделаться испугом. Ничего подобного! Сейчас вычисляют. И полиция подключается у нас очень оперативно. Сейчас очень много видеокамер…

Петр Кузнецов: По камерам, по фото, по словам очевидцев каких-то.

Елена Олейник: Да-да-да.

Петр Кузнецов: Спасибо, Елена. Елена Олейник, Кострома. Благодарим Хабаровск и Санкт-Петербург за информацию, за эти новости. До новых встреч, коллеги.

Послушаем очень коротко Сергея из Краснодарского края. Нет Сергея. Почитаем сообщения.

Тверская область пишет очень смешно про посадки в Костромской области: «Посадишь ты, а соберет кто-то другой». «Приехали! Хлеб (батон) – 75 рублей. Вот это прорыв!» – пенсионер из Архангельской области. Город Воркута: «Почти месяц ни в «Пятерочке», ни в «Магните» нет завоза сахара. А в частном магазине 1 кг стоит 71 рубль». Цены от наших телезрителей.

А мы переходим к темам для обсуждения.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)