Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград

Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград | Программа: ОТРажение | ОТР

Чем живут, что обсуждают горожане – узнаем от наших корреспондентов

2021-03-02T11:35:00+03:00
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
За что платим налоги. Регионам надо больше. Мигранты. Карантинный беби-бум. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым. В поисках идеала
Россиянки описали идеального мужчину. А похожи ли они сами на женщину мечты?
Налоги много на себя берут?
Сергей Лесков: У нас поддерживаются традиционные ценности, но вопрос: не поддерживаются ли они только в докладах, а в действительности глубинная молодёжь живёт совсем другими ценностями?
Россиянин или мигрант: кого выбирает бизнес после пандемии?
Дорогая передача: жалобы на плохое качество услуг ЖКХ
Велика ли налоговая нагрузка на россиян?
Мигранты: мы без них не можем?
В марте в России случился беби-бум
Регионам надо оставлять больше заработанных денег
Гости
Наталья Игнатова
корреспондент ОТР (г. Волгоград)
Максим Окунев
корреспондент ОТР (г. Уфа)
Дмитрий Павленко
корреспондент ОТР (г. Хабаровск)

Иван Князев: Ну а мы начинаем наш первый информационный час. Новостную картину дня в регионах прямо сейчас дополнят наши корреспонденты.

Просим и вас поделиться со всей страной, что нового и интересного происходит в вашем городе или поселке. Что обсуждают? Что беспокоит? Звоните нам в прямой эфир прямо сейчас.

Оксана Галькевич: Ну а мы пока представляем наших коллег. На связь с нами выходят; Дмитрий Павленко – Хабаровск, Максим Окунев – корреспондент из Уфы, и Наталья Игнатова – наша коллега из Волгограда. Здравствуйте, друзья.

Иван Князев: Здравствуйте, коллеги.

Начнем с Хабаровска. Дмитрий, вам слово. Расскажите о последних новостях.

Дмитрий Павленко: У нас на Дальнем Востоке в связи с указом президента только и разговоров что о лесе. Очень важная тема, поскольку край у нас, как говорится, лесистый. 66% территории занято лесами, поэтому много производителей, много лесопилок. И все думают о том, как переходить, с экспорта кругляка «соскакивать» на производство пиломатериалов.

В частности, было у нас, кстати, первое в истории края выездное заседание Правительства, в одном из районов – в районе имени Лазо. Мимоходом заехали еще и плюс на две лесопилки. Помимо вот этих проблем (того, что надо готовиться к экспорту), есть еще дополнительные.

В частности, одно из предприятий в Переяславке может обрабатывать до 170 тысяч кубов, но сейчас 26 тысяч только обрабатывает. И причина здесь в условиях лесистого региона – нехватка того самого материала. Проблема в том, что для того, чтобы рубить законно, нужны те самые разрешения на участки. Но все близлежащие участки заняты «гектарщиками». И вот эти «дальневосточные гектарщики», со слов руководителей, представителей предприятия, они оккупировали, можно сказать, территории. То есть получили бесплатно, а сейчас хотят их продавать. Причем цены нормальные – от 2 до 4 миллионов рублей за тот самый гектар.

Правительство решило, что этот вопрос нужно действительно как-то решать и проводить дополнительные, я так понимаю, аукционы, конкурсы на аренду участков леса. Ну, опять-таки, если это все случится, то предприятие может с 80 до 300 увеличиться, то есть 220 новых рабочих мест – что неплохо для районов региона.

Оксана Галькевич: Дмитрий, а в каком состоянии… Вот говорят, что если в аренду берут эти участки, то потом как-то к ним относятся: короткий срок, попользовали и выбросили потом обратно в негодном состоянии. Этому вопросу какое-то внимание уделялось на совещании?

Дмитрий Павленко: На самом деле этот вопрос поднимали во время объездов. На основное выездное заседание со всего края главы районов, муниципалитетов приехали. И там итоги, бюджет и прочее, и прочее.

А здесь, если возвращаться к вашему вопросу, случается, как говорят экологи, что «поматросили и бросили», потому что даже после легальных рубок оставляют… ну, не убирают эту территорию, там щепа и прочее, и прочее. Ну, это тоже проблема, об этом тоже много говорится. Ну да, такая проблема, действительно, тоже есть. И плюс еще пожары, традиционные для регионов, где лесное хозяйство присутствует. Все это тоже у нас есть.

«Черные» лесорубы. Была у нас (наверняка слышали, а может быть, даже я, кстати, про это рассказывал) проблема рубок возле Амут. Там у нас заповедная зона, и санитарные рубки проводили. Но, как говорят экологи, под видом санитарных также и здоровые деревья рубили.

Иван Князев: Вырубили целый лес.

Дмитрий Павленко: Ну, не целый лес, но там, по-моему, порядка 110 гектаров. Эту историю вроде бы нормально решили, поэтому там все сейчас хорошо.

Оксана Галькевич: Волгоградская область просто вздрогнула на ваших гектарах. У них, наверное, на всю Волгоградскую область столько леса нет. Я, конечно, преувеличиваю, но тем не менее. А в Хабаровске…

Дмитрий Павленко: Ну нет, мы не так относимся к этому. Каждый гектар у нас на весь золота. Если из этого делать пиломатериалы, то примерно по цене то же самое выходит. Но глобально, конечно, у нас основная проблема с лесом (мне кажется, это такая общероссийская): как будет после 1 января 2022 года все происходить? Нужно ли вообще общаться запрета на экспорт кругляка?

Я общался со своими знакомыми, кто работает в этой отрасли. У нас, по большому счету, да, круглый лес покупает Китай, но только север Китая. Юг Китая уже давно на новозеландском, южноамериканском, канадском и прочем, и прочем. Есть вариант, что китайцы придут на нашу территорию, построят здесь лесопилки (такие схемы уже есть) и готовый пиломатериал будут вывозить в Китай.

Иван Князев: А почему китайцы, Дмитрий? А местное производство налаживать пытаются, инвесторов привлекать?

Оксана Галькевич: Нам самим не надо?

Оксана Галькевич: Ну, здесь, действительно, наверное, вопрос цены все-таки. Если про мебельное производство какое-то, то второе предприятие, которое здесь, как раз про это и говорило. Инвесторы малазийские, но они столкнулись с тем, что они плиты МДФ выпускают, единственные в Хабаровском крае, но с 2019 года производство остановили, потому что нет спроса. Китай перебивает конкуренцию.

Оксана Галькевич: Дмитрий, мы углубились очень в пиломатериалы и в лесные проблемы. Давайте быстренько еще, может быть, какую-то новость. Коллеги заждались уже тоже.

Дмитрий Павленко: Да, конечно, конечно. Есть у нас хорошая новость, кстати, из района имени Лазо. У нас запустили (тоже впервые) автопоезд «Здоровье». У нас традиционно каждый год есть обычный поезд «Здоровье». То есть узкие специалисты выезжают по бамовской ветке либо по Амуру, если теплоход «Здоровье». А здесь еще автопоезд «Здоровье». То есть стоматологи, для маммографии, для флюорографии, КТ – полностью все. Поехали в районы делать.

Ну, это все для того, чтобы полноценно можно было людям получить какое-то обследование. Просто, допустим, в районе имени Лазо 19 пунктов должны посетить. И, по-моему, только в шести есть фельдшерско-акушерские пункты, вообще фельдшеры есть. В этом году опять-таки несколько миллиардов выделяется из федерального, регионального бюджета (по принципу софинансирования вся история) на первичную модернизацию, на модернизацию первичного звена здравоохранения. Несколько ФАПов должно открыться. Закупают технику на 600 миллионов. В общем, заживем.

Иван Князев: А много районов охватит этот автопоезд?

Дмитрий Павленко: Этот поезд сейчас месяц пробудет в районе имени Лазо. Затем он вообще по всему…

Иван Князев: По всему?

Дмитрий Павленко: План такой, что по всему региону, да, с остановками.

Оксана Галькевич: Ну, там основные поселения, я так понимаю, расположены вдоль этой железнодорожной артерии. Плюс еще по Амуру, как вы говорите. Нет?

Дмитрий Павленко: Нет, не ж/д. Это автопоезд, он по дороге идет.

Оксана Галькевич: А, автопоезд.

Дмитрий Павленко: Да, по автомобильной дороге. Новелла именно в этом. А по ж/д, по бамовской ветке регулярно у нас проходит.

Оксана Галькевич: Ну и здорово, замечательно!

Иван Князев: Спасибо вам. Дмитрий Павленко из Хабаровска был с нами на связи.

Сейчас дадим слово Максиму Окуневу, нашему корреспонденту в Уфе. Здравствуйте, Максим.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Максим Окунев: Да, здравствуйте, коллеги, еще раз.

Хотелось бы рассказать о такой новости. На днях в Башкирии решили ввести такую практику, а именно увольнять директора школы за минимум три жалобы на качество школьного питания. Эта проблема на самом деле уже давно мучает наших региональных чиновников. Два года назад глава региона объявил о реформе в этой сфере – в сфере социального питания.

Что было сделано? Отобраны компании, которые будут готовить качественные обеды. К ним повысили требования при проведении государственных закупок. Составили единое меню для всех школ, оно обновляется примерно раз в две недели. В регионе, кроме этого, поступило 2 миллиардов рублей федеральных денег на организацию бесплатного питания для начальных классов, для школьников с первого по четвертый классы. На эти деньги закупают новое оборудование, качественные продукты, как говорят.

Кроме того, самое главное нововведение: если раньше аутсорсинговые компании заключали только на один год контракт на поставку социального питания, то теперь контракт будет трехлетний. Уже действуют такие трехлетние контракты. Что это подразумевает? Приходя в определенный пищеблок школы или детского сада, инвестор уже понимает, что у него есть время, чтобы вложиться, закупить какое-то оборудование. И за эти три года он получить какую-то прибыль.

Оксана Галькевич: Ну и какое-то качество питания обеспечивает.

Иван Князев: А мне вот что интересно, Максим. Смотря какие нарушения… Вообще какие нарушения фиксируют, чтобы увольнять именно директора? И компания-поставщик с кем заключает контракт все-таки? Директор в этом процессе участвует?

Максим Окунев: Безусловно, все руководители учреждений как представители юридического лица, а именно директора школ, они заключают непосредственно контракты с поставщиками социального питания. Да, здесь очень много споров относительно вот этой инициативы – увольнять директора школы.

Вы спросили про жалобы. Какие в основном жалобы? Невкусная, холодная еда. Несоответствие фактического ассортимента блюд тому меню, которое вывешивается. Очень редко, но бывает, что где-то подают испорченные продукты. Это, конечно, на самом деле редко, но когда это случается (а это случается), то достаточно громкие истории для республики.

Оксана Галькевич: Да не только для республики. Это сразу в федеральную повестку попадает. Как недавний случай в красноярском крае, жуткая история, потравились дети. Конечно. А как об этом не говорить? Это же здоровье детей наших. Поэтому – не дай бог.

Максим Окунев: Да, безусловно. Вот чем объясняется ответственность директора школы? Он как раз заключается именно этот государственный контракт. С другой стороны, есть оппоненты такой инициативы, а именно – увольнять директора школы. Ну, во-первых, директор не будет лично этим заниматься, контролировать. Будут завхоз, учителя. Помимо образовательной нагрузки, на них опять ляжет контроль за тем, чтобы заглядывать, если так можно сказать, в тарелки детям и смотреть, нравится им или не нравится.

Оксана Галькевич: Ну, там и родители активные подключаются, насколько я знаю, обычно.

Максим Окунев: Да. Ну, как раз кто и обращается с жалобами. И самое главное… Я бы хотел в этой связи привести цифры. У нас в республике (кстати, сегодня цифры опубликовали) только 4% школ имеют свои столовые с поварами, которые как раз в штате школы. Только 4% со столовыми полного цикла. 80% – это пищеблоки, которые арендуются аутсорсинговыми компаниями.

Иван Князев: Привозное, в общем.

Максим Окунев: Это так называемые доготовочные пищеблоки. Еду привозят, а там ее только исключительно подогревают, и все. То есть тут очень спорное это решение относительно ответственности именно директоров.

Оксана Галькевич: Ну, это разные экономические схемы, понятно. Какие еще новости у вас, Максим?

Максим Окунев: Еще об одной новости хотел бы рассказать, а точнее, если так можно выразиться, это крик души уфимских волонтеров, которые ухаживают за тяжелобольными людьми. Из-за пандемии коронавируса у нас в республике где-то на 60% сократились благотворительные пожертвования, поступления в благотворительные организации.

И естественным образом затормозился очень крупный проект в республике – строительство хосписа, первого в республике хосписа. Его начали возводить в конце 2019 года. По проекту это три корпуса: детский, взрослый и административно-хозяйственный. Всего он рассчитан на 60 коек (так предполагалось). Кроме того, заявлялось также, что он будет самым большим в нашей стране. Общая стоимость строительства оценивается в 800 миллионов рублей. Вот сейчас собрали за эти два с небольшим года только 100 миллионов.

Иван Князев: А что значит «собрали»? Максим, я прошу прощения. Чьи финансирование стройки?

Максим Окунев: Бюджетных вложений в этот проект почему-то не предусмотрено. Ранее власти по собственной инициативе основали благотворительный фонд, он называется «Иман». Туда частные пожертвования вкладываются, в том числе пожертвования со стороны бизнесменов. Глава региона также заявил, что Башкирия все-таки учреждение за свой счет медицинским оборудованием, но только при условии, что само здание будет построено именно на деньги благотворителей.

Оксана Галькевич: Максим, скажите… Вот вы говорите, что крик души волонтеров башкирских, которые собирают эти средства. А как можно подключить, так скажем, не только башкирских жертвователей, но, может быть, и в наших зрителей со всей страны? Потому что это очень важное дело, очень важное. Как подключиться к этой работе? Как перевести деньги на этот счет? Куда? И где искать информацию?

Максим Окунев: Ну, к сожалению, я на память не могу назвать номер счета…

Оксана Галькевич: Ну понятно.

Максим Окунев: Хочу сказать, что у нас создан в республике официальный сайт как раз этого благотворительного фонда. Он называется, еще раз повторюсь, «Иман». Его можно найти в Интернете. Там как раз все реквизиты есть. И если мы будем как можно больше говорить о такой необходимости строительства хосписа и возможности жертвовать в этот фонд деньги для его строительства, то, думаю, еще больше людей подключатся – и не только из республики, но со всей страны. Спасибо.

Оксана Галькевич: Друзья, давайте. Нужно подключаться, потому что, действительно, с миру по нитке – и вот такое важное дело может быть закончено. Понятно, что всем нам сложно. Это, в общем, действительно такая серьезная задача – помощь людям, которые уже неизлечимые.

Иван Князев: И серьезная информация для различных крупных организаций.

Оксана Галькевич: Как говорится, если человека нельзя спасти, то это не значит, что ему нельзя помочь.

Мы перемещаемся в Волгоград. На связи с нами Наталья Игнатова. Наталья, здравствуйте.

Наталья Игнатова: Добрый день, коллеги. Начну я с достаточно такой обсуждаемой сейчас в Волгоградской области темы – это, увы, повышение стоимости проезда на пригородных маршрутах. С 1 марта стоимость была увеличена. Соединяют эти пригородные маршруты чаще всего поселки, которые расположены не очень далеко от Волгограда. Хотя есть, конечно же, и отдаленные. Так вот, обслуживают эти пригородные маршруты как государственные предприятия, так и частные перевозчики.

Причем, как нам пояснили в комитете, есть так называемые регулируемые перевозчики нерегулируемые. Причем повысили и те, и те стоимость проезда. К регулируемым перевозчикам относятся те, кто устанавливают свои тарифы согласно приказам Комитета по тарифному регулированию администрации Волгоградской области. Вот они стоимость повысили приблизительно на 12%. Если в рублях, то это от одного до 11 рублей.

Что касается нерегулируемых перевозчиков, то это частные перевозчики, которые устанавливают стоимость проезда, исходя из экономической и коммерческой составляющей. Ну, сколько выгодно – столько и устанавливают.

Среди таких маршрутов я могу назвать один из таких наиболее… в общем, пассажиры которого больше всего жалуются. Вот так правильно сказать. Это маршрут Волгоград – Ерзовка. Ерзовка – небольшой поселок, там проживает около 6 тысяч человек. Чаще всего приезжают люди в Волгоград на работу, по каким-то своим делам хозяйственным, потому что добраться до Волгограда из Ерзовки можно минут за пятнадцать. Даже по самому Волгограду мы дольше передвигаемся, чем из этого поселка в Волгоград. Так вот, там проезд подорожал с 40 рублей до 50 рублей. Жители, конечно же, недовольны, потому что 50 рублей в один конец не каждый может себе позволить. И люди говорят, что это очень дорого.

Я общалась с самим перевозчиком. Ну что говорит человек? Аргумент, против которого ну нельзя возразить. Говорит: «Никто в убыток себе перевозить не будет. То есть дорожает бензин, дорожает обслуживание автомобиля. Ну, насколько можем, настолько и повышаем, чтобы не работать в убыток себе».

Оксана Галькевич: Я думаю, что если сократят количество маршруток, то население тоже будет недовольно. Тут нужно искать какой-то компромисс.

Иван Князев: Наталья, а мне вот интересно, есть смысл задавать вопрос: почему региональные маршруты не пустят?

Наталья Игнатова: Вы знаете, я только об этом хотела сказать. Жители этих пригородных поселков находятся в такой не равной ситуации с жителями, например, городов, потому что в Волгограде, в Волжском, в каких-то других городах можно воспользоваться муниципальным транспортом: трамваем, троллейбусом. Есть социальные карты, которые тоже позволяют экономить.

Здесь, к сожалению, есть только этот пригородный маршрут, который обслуживает коммерческий перевозчик. И люди – хотят они, не хотят – в любом случае они эти 50 рублей будут платить, будут ездить, будут этим пользоваться. Они обратились сейчас в прокуратуру с требованием выяснить, насколько законно вот такое повышение. Пока решения прокуратуры нет, находится это все на рассмотрении. Ну, опять же против экономической составляющей что скажешь?

Оксана Галькевич: Наталья, а сколько стоит проезд на городском транспорте в Волгограде? Он ведь тоже не бесплатный, простите.

Наталья Игнатова: Ну конечно, не бесплатный. У нас стоит… Ну, опять же смотря какой транспорт.

Оксана Галькевич: Ну, автобус какой-нибудь. Сколько стоит автобус, проезд на автобусе?

Наталья Игнатова: 25 рублей.

Иван Князев: Сколько? Еще раз.

Наталья Игнатова: 25 рублей.

Оксана Галькевич: То есть в два раза дороже. Ну и расстояние. Надо сказать, что маршрутная сеть все-таки несколько иначе выглядит. Ну, тут сложно, конечно, да.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Наталья, что еще? Есть какие-то у вас темы?

Наталья Игнатова: Да, есть и хорошая новость.

Оксана Галькевич: Коротко, если можно.

Наталья Игнатова: Новость связана с жителями поселков, но теперь удаленных поселков. Пенсионеры, которые живут в глубинке, теперь могут воспользоваться услугой… Если они вдруг хотят делать прививку от ковида, то им предоставят автомобиль. Это будет автомобиль Центра социального обслуживания населения. Людей бесполезно привезут и отвезут. Составляются списки желающих, причем как на введение первого компонента вакцины, так и на введение второго компонента вакцины. Так что…

Оксана Галькевич: Такси такое, понятно.

Иван Князев: Бесплатно.

Оксана Галькевич: А то уж мы подумали, что автомобиль дарят каждому, кто хочет вакцинироваться. Вот это мощный стимул!

Иван Князев: На самом деле бесплатный рецепт для жителей Ерзовки: хочешь попасть в Волгоград – запишись на вакцинацию. Довезут бесплатно! Спасибо, Наталья.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Наталья Игнатова из Волгограда была с нами на связи.

Оксана Галькевич: Ну, не только Наталья. Был Дмитрий Павленко из Хабаровска и Максим Окунев из Уфы. Спасибо, друзья. Спасибо.

Иван Князев: А что пишут зрители?

Оксана Галькевич: У нас много сообщений.

Иван Князев: Да, у нас много сообщений. Кстати, очень много сообщений в этот раз, связанных как раз с повышением цен. Архангельская область, Ленинградская, Санкт-Петербург пишут, что на разные продукты цены подорожали: где-то хлеб подорожал, где-то картофель – на 3 рубля. Также Астраханская область пишет: «Парк отремонтировали, но клумбы все разобрали. И еще сломан понтонный мост».

Оксана Галькевич: Ну, по ценам… Честно говоря, будем сегодня говорить о том, как все дорожает. Дорожает ну просто все! Чего ни коснешься – все дорожает.

Ну а сейчас мы меняем тему, друзья.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Чем живут, что обсуждают горожане – узнаем от наших корреспондентов