Что нового? Магадан, Уфа, Чебоксары

Что нового? Магадан, Уфа, Чебоксары | Программы | ОТР

Новости регионов - от наших корреспондентов

2021-01-15T13:49:00+03:00
Что нового? Магадан, Уфа, Чебоксары
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость

Петр Кузнецов: Начинаем с обзора регионов. Напоминаем, что вы тоже можете побыть нашими корреспондентами, в данном случае народными. Рассказывайте, что происходит вчера, сегодня, завтра в вашем регионе.

А прямо сейчас – наши коллеги, сначала с ними. Людмила Щербакова, Магадан. Максим Окунев, Уфа. И Марина Рябцева, Чебоксары. Приветствуем вас, коллеги.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Я предлагаю с Магадана начать. Людмила Щербакова с нами выходит на прямую связь. Еще раз здравствуйте, Людмила.

Людмила Щербакова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Рассказывайте.

Елена Медовникова: Самое актуальное. Мерзнете? Засыпает вас?

Людмила Щербакова: Ну, мерзнем тоже, да. У нас на этой неделе очень большие перепады температур и очень серьезная смена погоды. В начале недели вот так мело, были метели. В принципе, потеплело. Ветер с порывами до 30 метров в секунду, снег, нулевая видимость на дорогах. В общем, вот это все, что вы сейчас видите. А уже сейчас, буквально спустя несколько дней, стоят очень крепкие морозы. В Магадане за 30. Уже чуть дальше за Магаданом минус 40. Ну а совсем в колымской глубинке и 50, и 55 мороза.

Это, конечно, не очень радует, потому как, как вы понимаете, и машины не заводятся. Вот такие провода висят у нас из окон, и люди обогревают двигатели вот таким образом. Спасатели сегодня выставили пост обогрева. На трассе Магадан – Балаганное – Талон. Там сейчас ездят спасатели, смотрят, нет ли сломавшихся автомобилей. Если есть проблемы у людей, то просто привозят их на перевал, где установили такой пункт обогрева, поят чаем и потом доставляют до населенных пунктов.

В общем, вот такая ситуация у нас с холодами. По прогнозам, чуть потеплеет в понедельник, а потом снова похолодает. Вот такие крещенские морозы будут, по крайней мере всю следующую неделю.

Елена Медовникова: Людмила, а вообще такие перепады погоды типичны для вашего края? Или это некая аномалия?

Людмила Щербакова: Ну, у нас город на берегу моря, поэтому циклоны, которые приносит с моря, они бывают. Соответственно, проходит циклон, а потом резко приходит антициклон из Якутии – и очень резко похолодание. Может быть, и на 10, и на 20 градусов, и даже больше. В принципе, это довольно часто бывает. Другое дело, что в январе циклоны бывают не часто. Они все-таки обычно приходят в феврале и в марте.

Петр Кузнецов: На что еще вы обратили внимание и чем хотите с нами поделиться?

Людмила Щербакова: Ну, на этой неделе у нас очень много рейдов провели спасатели по льду в бухте Гертнера Охотского моря. Дело в том, что там очень много трещин, но рыбаки, любители подводного лова не обращают ни на что внимания и выходят на рыбалку. Спасатели обследуют лед при помощи квадрокоптеров. Так, во-первых, безопаснее. А во-вторых, можно понять, где трещина, какой размер, есть ли там вода, выходит ли на поверхность или не выходит. Вот таким образом сейчас обследуют лед и составляют карту, где опасно, где не опасно, выставляют вешки.

Ну, все беседы с рыбаками, как правило, ни к чему не приводят, потому что у них единственный аргумент: «Мы успеем убежать, если что». На этой неделе уже была подвижка льда. Даже выстроилась очередь огромная на льду, потому как они поехали быстро к берегу. Тут, на секундочку, глубины – примерно 20 метров. То есть если лед провалится под автомобилем, то никого уже, разумеется, не спасут.

Петр Кузнецов: Обратите внимание, сколько автомобилей, кстати.

Людмила Щербакова: Да, автомобилей очень много. Ну, ловят корюшку. Это такая маленькая рыбешка, если кто не знает. Вот из-за нее весь этот сыр-бор. За день они могут поймать штук пять-десять, но рискуют жизнью, машинами. Просто рыбацкий азарт.

Петр Кузнецов: Спасибо. Магадан, Людмила Щербакова с новостями.

Отправляемся в Уфу. Максим Окунев. Еще раз здравствуйте, Максим. Выходите в такое большое окно. Рассказывайте, что у вас происходит. Что вы видите за вашими окнами?

Елена Медовникова: Тот же снег и те же морозы?

Петр Кузнецов: Как вариант.

Максим Окунев: Да, здравствуйте, коллеги.

Новости по ситуации с коронавирусом в Башкортостане и Уфе затмили события вокруг начислений платы за отопление, которые пришли жителям в конце прошлого года. Скандал не утихает до сих пор. Сумма в квитанциях за декабрь превысила ноябрьскую в некоторых случаях на 300%.

Буквально вчера общались с героем одного из наших сюжетов, с жителем Уфы, который за ноябрь заплатил чуть больше двух с половиной тысяч рублей, а за декабрь с него потребовали уже шесть с половиной тысяч. И это только за отопление двухкомнатной квартиры примерно в 40 квадратных метров. Шквал возмущений появляется в социальных сетях.

Также организована петиция, предлагается такая радикальная мера – национализировать монополиста в регионе, ресурсоснабжающую компанию «БашРТС». Она обеспечивает теплом примерно 70% жителей республики. Причиной такого резкого повышения сумм в квитанциях в компании назвали холодный декабрь. Мол, в ноябре средняя температура воздуха была минус 5–6 градусов, а в декабре – уже минус 12.

Естественно, такие доводы не удовлетворяют никого. Люди стали прицениваться, так скажем, к тарифам в других регионах и обнаружили, что в Башкортостане он один из самых высоких. С учетом того, что у нас очень низкий уровень прожиточного минимума относительно многих регионов.

Глава республики Радий Хабиров потребовал разобраться в этой ситуации. В каждом районе и городе созданы специальные рабочие группы. Как раз в этих рабочих группах, куда входят в том числе общественники, те, кто общаются с жителями, журналисты считают, что причиной завышения сумм в квитанциях все-таки является не сколько повышение даже температуры на улице, а сколько неисправные общедомовые счетчики, не проведенная вовремя инвентаризация общедомовых помещений. Все-таки жители платят не только за свои квартиры, а они платят за отопление всего дома, подъезда, подвала. Вот ждем сегодняшнего вечера. Обещаются представить отчет о проведенных работах как раз в этих рабочих группах.

Елена Медовникова: Максим, а вы уже почувствовали, что какая-то работа ведется, что пошли уже какие-то проверки? Или это слова?

Максим Окунев: Ну да, мы общаемся с жителями. Также мы вчера выезжали вместе с одной из рабочих групп в городе Уфе в рейд, они проверяли подвалы, смотрели счетчики, записывали в свои блокноты. Будем надеяться, что какой-то анализ будет все-таки проведен. И также хотелось бы дополнить по этой ситуации, что уже заранее было сказано людям, что если все-таки эти рабочие группы выяснят, что действительно такая ситуация произошла по вине управляющих компаний, которые не провели эту инвентаризацию, не проверили счетчик, то платить будет именно управляющая компания, те самые ресурсники.

Кстати, еще хотелось бы отметить, что в декабре люди фиксируют очень большие перетопы квартир. При нормативе 25–26 градусов (это нормальная температура в квартире) люди говорят, что у них дома была буквально баня – по 32, по 33 градуса. Окна были открыты. И люди считают, что во многом такие перетопы… Вернее, специально делались перетопы, чтобы вот такие счета выставить.

Елена Медовникова: Максим, и еще такой вопрос. Если действительно информация подтвердится и проверка покажет, что недостоверные сведения, переплаты, деньги как-то могут люди вернуть?

Максим Окунев: Вы знаете, на самом деле многие те, кто заявляют о своих проблемах публично, так скажем, в социальных сетях, они принципиально говорят: «Мы не будем платить за отопление. Власти заявляют, что в случае если такие нарушения, как я сказал выше, будут выявлены, то людям придут перерасчеты до выставления январской квитанции. То есть в начале февраля будет выставляться квитанция за январь, и там уже будет зафиксирован вот этот перерасчет и отминусованы те начисления, которые были в декабре.

Петр Кузнецов: Еще какие события вы бы отметили в вашем регионе?

Максим Окунев: Еще одна, так скажем, болевая точка в Уфе: реконструкция дорожной развязки на въезде в город, южный въезд в город. Ее закрыли почти на год, до ноября. Ежедневно, а особенно в часы пик, трафик по этой развязке достигает 150 тысяч автомобилей. Ремонтники в начале недели попытались, так скажем, ее перекрыть. Пробки в итоге достигли 9 баллов, они держались в течение нескольких часов. Естественно, многие люди опоздали на работу, а дети – в школу.

Однако власти опять же вместо отказа от такого сложного проекта… Очень много предложений есть. И предложение о том, чтобы строить параллельную развязку, не закрывая старую, и прочие. Но вместо того, чтобы услышать эти предложения, все-таки предлагаются другие варианты со стороны властей. В частности, график работы школы и учреждений немного изменили. Садики теперь работают с семи утра, чтобы детей пораньше водить в школу. А районные управы, муниципальные чиновники работают с восьми часов вместо девяти.

Петр Кузнецов: Вот это они заморочились! Ну да, так, конечно, проще.

Максим Окунев: На самом въезде в город поставили светофоры для регулирования движения общественного транспорта. Они будут делать небольшой крюк на центральном проспекте. А автомобилистам, владельцам личных автомобилей предлагают заезжать в город в объезд, делать уже 40-километровый крюк. А никто, естественно, не хочет переплачивать за бензин, который придется расходовать.

На такие транспортные проблемы еще у нас наложилась и плохая погода. В начале недели, когда все уже вышли с каникул, был большой снегопад, выпала месячная норма осадков. Не успели убрать снег. Потом резко – 35-градусные морозы, гололед. В травмпунктах у нас увеличение примерно на четверть количества пострадавших. У кого ушиб, у кого-то перелом, у кого-то обморожение. Вот сегодня погода вроде как восстанавливается.

Петр Кузнецов: И до какого все это безобразие с реконструкцией у вас?

Максим Окунев: Обещают, что реконструкция… вернее, сообщают, что реконструкция продлится до ноября этого года.

Петр Кузнецов: То есть почти год еще?

Максим Окунев: Да. Как раз в тестовом режиме закрывали эту развязку, так скажем, посмотреть, как будет с дорожной ситуацией в городе. Вот пообещали, что подумают над тем, чтобы оптимизировать эти ремонтные работы и, может быть, как-то сократить. Может быть, за счет того, чтобы рабочие там 24 часа в сутки ее ремонтировали.

Петр Кузнецов: Спасибо. Максим Окунев, Уфа.

А вот что пишут наши телезрители. Зачитаю несколько сообщений перед тем, как мы в Чебоксары поедем. «У нас в сельской местности днем около нуля, а ночью минус 23», – это Самарская область. «У нас в Салавате тоже оплата за отопление – 6 тысяч рублей». «В маршрутках города Пензы кресла такие грязные, что люди боятся садиться на них», – пишут нам (так и подписались) жители города. Ну, может быть, это что-нибудь в рамках компании по социальной дистанции: одно – грязное, другое – нет. Ну, чтобы рассаживались. «Продукты стали еще дороже», – фиксирует наш телезритель из Челябинской области.

Елена Медовникова: Ну и в Волгоградской области, кстати, тоже проблемы: «Мост и развязки через канал Волго-Донской – большая проблема. И пробки всегда».

Петр Кузнецов: Ларису послушаем. Лариса, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Вы откуда?

Зритель: Самарская область, город Сызрань. Крик души. Уже не знаем, куда обращаться. Замерзаем! Безумные счета приходят за отопление круглый год. Платим, включим летний период. А тепла вообще фактически никакого нет. Спасаемся чем можем: включаем обогреватели, надеваем на себя кучу вещей, детей закутываем, фактически в валенках ходим дома, спим под двумя-тремя одеялами.

Петр Кузнецов: Это сколько вы уже так проводите времени?

Зритель: Ну, как отопительный сезон начался, то есть ноябрь, декабрь, и вот сейчас январь. За декабрь и январь уже третий или четвертый раз полностью отключают отопление, то есть как бы аварии. На данный момент опять отопления нет. Вода горячая у нас – 26 градусов. Такая идет из горячего крана.

Петр Кузнецов: Не только у вас? Известно, сколько домов в таком же положении находятся? Сколько кварталов?

Зритель: Ну, я только за наш дом говорю. За остальные не могу сказать. Теплотрасса вся по всей улице (улица Жуковского) раскопана. То есть они раскопали, все трубы парят на улицу, пар идет. Вода горячая хлыщет мимо. Все это идет в сливы, в стоки. В общем, парит у нас, как гейзеры, как будто бы на вулкане живем. То есть все это отопление у нас уходит просто на улицу, в никуда.

Елена Медовникова: Действительно, проблема актуальная.

Петр Кузнецов: Все это вы пытались фиксировать? Вы обращались куда-то? Ну, раз говорите, что крик души. Судя по всему, ОТР – последняя инстанция?

Зритель: Да, последняя.

Елена Медовникова: Тамара, у нас на сайте есть все контакты. Пожалуйста, напишите, вкратце изложите свою историю. Ну а мы постараемся помочь.

Петр Кузнецов: Можно и с подробностями, чтобы проще было. Спасибо вам большое. Держитесь.

Чебоксары, Марина Рябцева, еще один наш корреспондент из еще одного региона. Здравствуйте, Марина, еще раз.

Елена Медовникова: Здравствуйте, Марина.

Марина Рябцева: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вы нас порадуете или огорчите?

Марина Рябцева: Нет, не порадую. В Чувашии тоже последние два дня, как и во многих регионах, погода была настоящим испытанием. Сначала морозы до минус 40. А вот вчера очень сильный снегопад – много аварий, машины в кювете, пробки огромные. Примерно с 14 часов на трассах, которые через Чувашию проходят, там ограничили движение для большегрузов, для междугородних автобусов.

Несколько автобусов с детьми, которые были из других регионов и проезжали по этим дорогам (ну, там какие-то спортивные команды), сотрудники ГИБДД сопроводили в Чебоксары. Детей разметили здесь, пока погода не улучшилась. На трассе развернули пункты обогрева и приема пищи. Примерно в полночь ситуация улучшилась, дороги открыли. Дорожники работают, расчищают, сейчас тоже продолжают. Ну, сейчас довольно спокойно уже. Но следующий большой снегопад обещают уже завтра.

Елена Медовникова: Марина, а в целом ситуация в регионе как-то регулируется хорошо? Коммунальщики справляются или нет? Потому что действительно очень важная тема, и мы будем ее сегодня обсуждать в нашем эфире.

Марина Рябцева: Когда морозы большие были, многие выкладывали тоже в Интернете: вот такую улицу затапливает, кипяток течет. Поэтому не все трубы, конечно, выдерживали, были аварии. Сейчас, после снегопада, дорогие центральные практически расчищены. Во дворах еще не смотрели. Ну, вряд ли до них дошли. Ну, стараются, работают. Сегодня надо все успеть, потому что завтра, как говорят, будет новый циклон и снег повалит. Вот такие новости у нас о погоде.

Еще хотелось рассказать о коронавирусе. Нехорошая ситуация, у нас очень большая смертность. Смертность и летальность в Чувашии в два раза больше по сравнению с цифрами средними по России. У нас каждый день умирает в среднем 10–12 человек. А, например, осенью максимум было три человека. Хотя тогда каждый день зараженных прибавлялось меньше. Тогда, например, по 130 в день, а сейчас 100. А в начале января было еще меньше – по 80. Но каждый день 10–12 человек умирают.

Елена Медовникова: Марина, а с чем связано это? Как специалисты объясняют такие цифры?

Петр Кузнецов: Медицинских мощностей не хватает?

Марина Рябцева: Ничего не объясняют, объяснений особо нет. Сейчас перевели, кстати, хирургический корпус кардиологического диспансера под ковид-госпиталь, и туда теперь кладут зараженных, у кого проблемы с сердцем. Ну, видимо, чтобы там больше оказать помощь.

Елена Медовникова: То есть люди, которые действительно подвержены…

Марина Рябцева: Сейчас началась массовая вакцинация. Пришла вакцина, распределили ее между всеми больницами республики. Ну, там понемногу всем досталось. Есть списки, кто уже записался. Вот их постепенно приглашают делать прививки.

Елена Медовникова: Марина, кстати говоря, как работает запись? Потому что вчера как раз мы обсуждали. Вроде бы она открылась, но многие не могут дозвониться.

Марина Рябцева: Ну, у нас вроде бы без проблем. У нас несколько путей: есть телефон 112, есть горячие линии по Чебоксарам, плюс можно лично даже прийти в больницу, как говорят, и записаться. Вот мы сегодня снимали в одной из больниц вакцинацию. Говорят, что у них записаны 100 человек. Постепенно их приглашают на вакцинацию. Так что с этим проблем нет. Пока вакцину ждут, чтобы побольше прислали.

Вот такие новости по коронавирусу. Но у нас не только коронавирус…

Петр Кузнецов: Что-то хорошее, Марина.

Марина Рябцева: У нас активно проводят в Чувашии автогонки по снежным и ледовым трассам.

Петр Кузнецов: Ура!

Елена Медовникова: Которые расчищены.

Марина Рябцева: Да, они тогда были расчищены. Они тогда были до снегопада. За время каникул провели несколько гонок. В ближайшие дни будут еще. Кстати, участвуют не только мужчины, но даже женщины и дети. И вот дети, представляете, они не только умеют водить автомобиль и ездить по таким трассам, а они даже ремонтируют свои машины, могут собрать…

Петр Кузнецов: В смысле? Дети те, которым можно садиться за руль, разумеется?

Марина Рябцева: Ну, там есть какой-то у них пункт, когда смотрят на ребенка, сколько он занимается, умеет/не умеет. Проходит какое-то задание. И есть, которым 11, 13 лет, и они участвуют вот на таких…

Елена Медовникова: Ничего себе!

Марина Рябцева: Да. Они не на открытых каких-то дорогах, а на таких закрытых трассах ездят. Кстати, дети у нас сейчас будут послезавтра соревноваться на льду Волгу. Но это будет картинг. Ну, тоже довольно зрелищно и экстремально. А затем, после этого скоро в Чебоксарах, на льду Чебоксарского залива пройдет Кубок России по автогонкам. Сейчас готовится трасса, наращивается лед. И вот там будет очень зрелищно.

Кстати, там в определенные дни можно, кто захочет, пройти как бы курс экстремального вождения. Правильно это называется «контраварийная подготовка». Нужно профессионалу проехаться по такой дороге и справиться с заносами. Тоже, кстати, хочу воспользоваться такой возможностью, потому что с нашими заснеженными дорогами такой навык не помешает.

Елена Медовникова: Марина, учитывая ситуацию как раз с коронавирусом, вот такие массовые мероприятия, как будут соблюдаться меры безопасности?

Марина Рябцева: Ну, они же все на улице. Гонщики сидят в машине по одному. Зрители? Места на улице много, они тоже не рядом.

Петр Кузнецов: Шлем есть. Чем не маска? Спасибо, Марина.

К слову, мы сегодня о детских забавах будем говорить.

Елена Медовникова: Небезопасно, кстати говоря.

Петр Кузнецов: Я думаю, что мы убедимся в том, что, может быть, в какой-то степени тюбинг опаснее того же самого карта или машины, за рулем которой сидят одиннадцатилетние.

Елена Медовникова: Поговорим об этом с экспертами.

Петр Кузнецов: Спасибо, Чебоксары. Спасибо, Уфа. Спасибо, Магадан. Хороших вам выходных! До встречи.

И вот еще несколько сообщений от наших народных корреспондентов – от наших телезрителей.

«Продукты дорогие, веры нет», – пишет Самара.

«В историческом центре Пензы уже второй раз поджигают ресторан «Дом книголюба», расположенный на выгодном для точечной застройки месте. Заказчики и поджигатели до сих пор не установлены», – сообщение только что, соответственно, из Пензенской области.

Свердловская область, SMS оттуда: «У меня в поселке сильная метель. Дороги не успевают расчищать. Температура – около 15. Андрей».

Москва жалуется: «В закрытых помещениях в масках большинство, а на улицах носит не каждый. Мороз и снег в этом году на 100 баллов. Круто! Синоптики обещают, что к середине следующей недели морозы ослабеют. Жаль».

Елена Медовникова: Да, сообщений действительно много, темы актуальные. Самое интересное обсудим. Спасибо.

Петр Кузнецов: Мы переходим к первой теме для обсуждения с нашими экспертами и, конечно же, с вами. Поехали!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)