Что нового? Омск, Челябинск, Ростов-на-Дону

Гости
Татьяна Авдеева
корреспондент ОТР (г. Челябинск)
Наталья Темник
корреспондент ОТР (г. Омск)
Дмитрий Андреянов
корреспондент ОТР (г. Ростов-на-Дону)

Иван Князев: Ну а прямо сейчас информационную эстафету с обзором новостей в разных регионах подхватят наши корреспонденты. Что нового произошло у вас? Расскажите нам, что обсуждают в вашем городе или поселке, как живете. Звоните в прямой эфир и пишите SMS нам.

Оксана Галькевич: В общем, подхватывайте вместе с нашими корреспондентами. А мы представим пока коллег. На связи с нами Омск, Челябинск и Ростов-на-Дону: Наталья Темник, Татьяна Авдеева и Дмитрий Андреянов.

Иван Князев: Здравствуйте, коллеги.

Оксана Галькевич: Начнем с Натальи Темник. Вот мы так решили. Она у нас в центре, мы с нее начинаем. Здравствуйте, Наталья.

Иван Князев: Какие новости у вас?

Наталья Темник: Добрый день, коллеги.

У нас самая обсуждаемая тема в Омске – это загрязненность города. В социальных сетях, пожалуй, каждый второй пост как раз на эту тему. Очень много фотографий с несанкционированными свалками. Конечно, они больше расположены не в центре города, а на окраинах, но тем не менее в черте Омска. Вывозят мусор и жители города, и какие-то предприятия. Мэрия пытается с этим бороться. Свалок вроде бы как становится меньше, но особо это не заметно.

Тем временем прокуратура требует от властей оборудовать мусорные полигоны. Дело в том, что сейчас мусор из города – твердые коммунальные отходы – вывозят в область на 13 районных свалок. И будут это делать до конца следующего года. Потом эти свалки обещают закрыть и рекультивировать. Конечно, для местных жителей это не очень-то приятно, у них и своего мусора достаточно, а тут еще и из города везут. А в городе существует три полигона для твердых коммунальных отходов. И они, конечно, уже переполнены настолько, что… ну, на 80% точно забиты. Некоторые полигоны даже уже закрываются.

В чем еще проблема? В том, что везти далеко мусор из города, то есть в районы, – это опять же дополнительные средства на транспонировку, а это все отразится на тарифе на вывоз мусора, который и так для горожан хотят повысить со второй половины этого года. В том числе сейчас иск прокуратуры в суде находится, как раз чтобы обозвали тот самый приказ региональной энергетической комиссии о повышении тарифа на мусор.

Понятно, что для омичей будут какие-то льготы, что ту разницу региональному оператору будет выплачивать областное правительство. Но мы же понимаем, что это наши налоги. В общем, омичи недовольны и региональным оператором, как он работает. А прокуратура требует оборудовать мусорные полигоны и сделать все, чтобы мусорный тариф все-таки не повышали.

А вот такие мешки мы можем видеть как раз после субботника, который прошел не так давно, но мешки с мусором остались.

Оксана Галькевич: Наталья, а люди вообще активно выходили на улицу, чтобы принять участие в субботнике?

Наталья Темник: Ну, скажем так, мы миллионный город. Как отчиталась мэрия, было где-то 100 тысяч человек, которые вышли добровольно.

Иван Князев: Ну, достаточно много.

Оксана Галькевич: Молодцы, томичи! Омичи. Простите.

Иван Князев: Наталья, такой вопрос. Вы говорите, что мэрия пытается бороться со свалками. Мне вот интересно, а как здесь бороться? Поставить побольше контейнеров и заставить регионального оператора их вывозить, по-моему. Как тут еще?

Оксана Галькевич: Заставить? А как еще заставить? Убедить.

Наталья Темник: Да, в этом-то и проблема. Почему люди возмущены? Региональный оператор все-таки не вывозит мусор. Он может вывезти то, что есть в контейнере. Но если будет рядом стоять мешок с мусором, то этот мешок так и останется там стоять, никто его не вывезет.

Иван Князев: Ну нет, там есть нюансы. Там либо управляющая компания должна его погрузить в контейнер, либо региональный оператор. Там надо просто смотреть, как это прописано. Ну да ладно. Какие еще новости?

Наталья Темник: Вопрос все равно не решен.

Ну а вторая новость – она о жителях одного из многоквартирных домов, которые заставили не шуметь не молодежь по ночам, как это обычно бывает, а управляющую компанию.

Дело в том, что в одном из многоквартирных домов управляющей компании «Московка. Филиал Ленинский» очень шумно работал тепловой узел, и люди не могли уснуть. Они стали, конечно же, жаловаться, но ничего не изменилось. Тогда они обратились в Роспотребнадзор. Ведомство провело внеплановую проверку и выяснило, что уровень шума действительно превышает все допустимые нормы, выдало несколько предписаний управляющей компании. Но все равно ничего не изменилось, люди по-прежнему не могли уснуть.

За дело взялся суд. Суд обязал управляющую компанию снизить шум теплового узла. Но опять ничего не изменилось. В общем, точку в этом вопросе в итоге поставили судебные приставы, все-таки компанию привлекли к административной ответственности, оштрафовали на 50 тысяч рублей. Ну и была сделана шумоизоляция теплового узла, люди теперь могут спать спокойно.

Оксана Галькевич: Вот интересно, конечно, почему без таких мер не могут у нас быстро что-то сделать. Спасибо, Наталья.

Давайте наших народных корреспондентов подключим к разговору. Наталья из Оренбурга, из Оренбургской области у нас на связи. Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Наталья?

Зритель: Меня беспокоит вопрос сельской местности. Это Оренбург, Оренбургская область, Адамовский район, поселок Обильный, совхоз. На сегодняшний момент там проживают практически одни пенсионеры, и их лишили даже почты. На сегодняшний день почта закрыта.

Оксана Галькевич: Наталья, скажите, а большой ли населенный пункт? Много ли людей там живет?

Зритель: Ну, прямо по численности я не знаю. Ну, даже если там живет 100 человек, они имеют право на связь с цивилизацией.

Оксана Галькевич: А ближайший населенный пункт, где теперь почта находится, как далеко от вас?

Зритель: Я тоже примерно скажу: порядка 10 километров, даже больше.

Иван Князев: А транспорт как ходит? Добраться-то хоть можно?

Зритель: Не ходит туда транспорт. Зимой люди отрезаны совсем. Дороги там не чистятся.

Иван Князев: Вы говорите, что одни пенсионеры живут. Молодежь вся уехала, работать негде?

Зритель: Ну конечно. А где там работать? Сельская местность умирает.

Иван Князев: Да, понятно.

Оксана Галькевич: Грустная такая зарисовка из Оренбургской области. Спасибо, Наталья.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Мы из Сибири перемещаемся на Южный Урал, в Челябинск. Татьяна Авдеева на связи. Татьяна, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Татьяна.

Оксана Галькевич: Что у вас?

Татьяна Авдеева: Здравствуйте.

Я начну с новости, наверное, про четырехлетнего малыша. Сейчас очень активно эта тема обсуждается в соцсетях. Маленький ребенок, которого зовут Богдан, три дня с ожогами лежал дома. Причем у него есть мама и еще трое братьев и сестер. Молодая мать, по мнению соседей, издевалась над собственным ребенком, то есть не вызывала «скорую», потому что боялась, что ее органы опеки накажут, лишат… ну, вообще в принципе поставят вопрос о допуске ее к материнству, также заберут детей.

А вообще эта история вскрылась только благодаря неравнодушным соседям и волонтерам, потому что соседи… Вообще семья проживает в многоквартирном доме, в городе Копейске (это рядом с Челябинском). Соседи уже на протяжении долгого времени, так скажем, наблюдают за этой мамой. Фамилия у нее – Белая. Такая красивая фамилия. Это уже известно, установлено.

Соседи видели, что мать употребляет алкоголь, что очень громко кричит. То есть через стены они слышат, как она общается очень агрессивно со своими детьми, часто в невменяемом состоянии. Поэтому соседи прямо взяли такое дежурство, что ли, контроль над этой семьей. Заходили к ней регулярно, следили за детьми, как они ходят на улицу, в чем одеты и так далее. И потеряли Богдана, потому что ребенок до этого часто выходил на улицу вместе со своими братьями и сестрами (там все погодки).

Интересно, что органы опеки города Копейска на самом деле держали тоже… то есть она была на учете как неблагополучная. Мы съездили в органы опеки. Они сообщали, что регулярно приезжали, то есть проверяли мать, тем не менее не видели каких-то особых нарушений, не замечали во время этих проверок. Но факт есть факт – ребенок с ожогами тела. Сейчас его… Как он получил эти ожоги – непонятно, молодая мать не может дать конкретных объяснений. Ребенок сейчас на самом деле уже в безопасности, идет на выздоровление, из реанимации его перевели в отделение.

Вначале ребенок поступил… То есть соседи вызвали «скорую помощь», и ребенка увезли одного. На следующий день, когда в соцсетях поднялась эта волна, была размещена фотография ребенка с ожогами, органы опеки принудительно, могу так сказать, маму отправили к ребенку в больницу, а троих детей…

Оксана Галькевич: Может, не надо было такую маму в больницу-то?

Татьяна Авдеева: Ну, наверное, маленькому ребенку все равно.

Иван Князев: Ну, может быть, хотя бы в чувства привести.

Татьяна Авдеева: Ему нужна мама в больничной и стрессовой ситуации.

Оксана Галькевич: Может, она там пить, по крайней мере, и кричать перестанет, среди людей.

Татьяна Авдеева: Да, да, да.

Иван Князев: Может быть.

Татьяна Авдеева: Остальные дети сейчас на временном содержании. А вообще история эта, наверное, знаете, о чем? О том, что… Конечно, это ведь огромный вопрос: где лучше детям – в приюте, в детском доме или с родной матерью, даже когда она такая нерадивая? По сути дела, долгое время соседи, наблюдая и контролируя, насколько возможно, эту маму, они не сообщали в полицию, именно из-за того, что верили и надеялись, что она станет…

Иван Князев: Ну да. Татьяна, единственный вопрос: а дальше судьба какая будет у этого ребенка, у родительницы?

Оксана Галькевич: Сейчас будет решаться, видимо, вопрос по закону – оставлять или нет.

Татьяна Авдеева: Да, конечно. Трех детей изъяли, как я сказала, они в центре временного пребывания. А сейчас Следственный комитет держит на контроле, начал проверку. Конечно же, уже после всех этих процессуальных дел будет принято какое-то решение. Сейчас, конечно, сложно сказать.

Оксана Галькевич: Так, у нас есть…

Иван Князев: Коротко. Может быть, еще одна новость?

Оксана Галькевич: У нас есть еще народный корреспондент, но, Татьяна, да, давайте коротко вторую тему.

Татьяна Авдеева: Еще одна новость – опять про малыша, только уже не человеческого, а медвежьего. Зоозащитник, ветеринар Карен Даллакян приютил медвежонка…

Иван Князев: Его тоже мама бросила?

Оксана Галькевич: Да что же такое у вас на Южном Урале? То детей, то медвежат мучают!

Татьяна Авдеева: Вы знаете, к сожалению, тут мама не бросила. Вероятнее, всего, практически сто процентов, что этот медвежонок стал сиротой из-за действий браконьеров. Зимой в берлоге убивают браконьеры медведиц.

Оксана Галькевич: Господи, кошмар какой!

Татьяна Авдеева: А этого медвежонка (такой курьезный момент) нашли в коробке на трассе, на автозаправке, нашла семья. И вообще решили, что это щенок. Но очень-очень быстро поняли, что щенок как-то странный. Вот этот Умка… Его так назвали условно – Умка. На самом деле всем сотрудникам приюта запрещено сюсюкаться, разговаривать, называть по имени медвежонка, потому что…

Оксана Галькевич: А очень хочется!

Татьяна Авдеева: Очень хочется! Я сама вчера с ним познакомилась. Это просто невозможно! Но, вы знаете, он дикий. Он, конечно, дикий зверь. И почему не приучают к людям? Потому что его отправят в Хабаровск. Уже половина суммы найдена, документы все оформлены. А это тигр, который тоже спасенный, но он пока живет в приюте. Все документы оформлены, его отправят в Хабаровск. И есть большая-большая надежда, что…

Иван Князев: Выпустят в дикую природу?

Татьяна Авдеева: Да, да, да.

Иван Князев: Поэтому, наверное, сейчас людей к нему не пускают, чтобы не привыкал.

Татьяна Авдеева: Конечно.

Оксана Галькевич: Чтобы Умка дал потомство. Нам надо этого добиваться. А вообще что это за охота такая, мужики? Как это в берлоге убивать после зимы медведицу? Это что вообще с детьми? Кошмар.

Иван Князев: Это варварство. Спасибо, спасибо вам, Татьяна.

Оксана Галькевич: Спасибо, да.

Иван Князев: Татьяна Авдеева из Челябинска была с нами на связи.

Оксана Галькевич: Юрий из Башкирии, давайте с ним тоже поговорим. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню из Уфы. И здесь рядом недалеко – примерно 25–30 километров – поселок Иглино, районный центр. Так вот, там дороги есть, асфальт есть, но тротуаров вообще ни одного нет. Люди ходят вместе с машинами.

Оксана Галькевич: А сейчас еще весна, грязь…

Иван Князев: Непролазная грязь.

Зритель: В прошлом году даже был случай смертельный, ребенок попал под машину.

Оксана Галькевич: Господи, кошмар…

Иван Князев: Ну да, это…

Зритель: Начальство едет по дорогам, и они не видят этого, они же на машинах ездят.

Оксана Галькевич: Конечно.

Зритель: Они думают, что все в порядке.

Иван Князев: Ну а пешком бы их заставить пройтись разочек – может быть, и обратили бы тогда внимание.

Оксана Галькевич: Ну, сейчас, может, пройдутся. Тут политический сезон начинается.

Иван Князев: Тем более на всю страну сказали. Спасибо вам.

Оксана Галькевич: Давайте переместимся на Юг страны. Вот так у нас сегодня: Сибирь, Южный Урал и Юг России. Ростов-на-Дону, Дмитрий Андреянов. Здравствуйте, Дмитрий

Дмитрий Андреянов: Здравствуйте, коллеги. Юг Урала, Юг страны.

Ну, новостями мы в этот раз не пересекаемся с моими коллегами. У нас очень громкая новость получилась, и она очень свежая. Образовался такой, говоря по-московски, новый «Черкизон», только уже в Ростове-на-Дону. Силовики закрыли целых четыре очень крупных ростовских рынка: автомобильный «Алмаз», рынок «Овощной», рынок «Классик» и рынок «Атлант» – универсальные рынки.

Была целая спецоперация силовиков. И полиция, и Росгвардия, и ФСБ, и прокуратура, и Следственный комитет. То есть такими объединенными силами в количестве, по разным подсчетам, от 3,5 до 5 тысяч человек с утра оцепили эти четыре рынка. Они находятся на въезде в Ростов-на-Дону со стороны Москвы, кучно стоят ни трассе М-4 «Дон». Ну, чтобы представить, это целые торговые города с большими магазинами, с маленькими павильонами. Там целые улицы с именными названиями, ходит по ним транспорт в обоих направлениях. Огромнейшая территория! И вот сейчас, наверное, эти тысячи торговых мест не работают.

Иван Князев: А кто торговал там, Дмитрий?

Дмитрий Андреянов: Ну, торговали, в общем-то, разные люди. Реализовывали сельхозпродукцию. Ну, «рынок «Овощной» – название само за себя говорит. То есть туда привозили со всего региона овощи, фрукты. Можно было подешевле и оптом, и в розницу купить. Рынок «Алмаз» – автомобильный, запасные части и автосалоны, в том числе и довольно известных брендов, авторемонтные мастерские. Два рынка – универсальные: стройматериалы, одежды, какие-то хозяйственные товары, садово-огородные. Ну, я повторю, территория очень большая.

Оксана Галькевич: Дмитрий, а почему закрыли-то? С чего вдруг закрыли-то?

Дмитрий Андреянов: Вот хотелось бы на сей счет, конечно, получить официальное какое-то объяснение и подтверждение, но второй день уже этой осады четырех рынков, но при этом ни одного официального комментария ни от одного силового ведомства нет.

Оксана Галькевич: Подождите, Дмитрий, а это как? Вот приходят люди на рынок, там стоят люди на своих торговых местах. Я не знаю, законно или незаконно, есть у них ИП, нет у них ИП. Приходят силовики, ну, правоохранительные органы и говорят: «Все, закрываем». Человек спрашивает: «А почему? По какому постановлению суда, по какому решению?»

Иван Князев: Ну, как минимум постановление суда должно быть.

Оксана Галькевич: И они говорят: «А по кочану!»? Вот так отвечают, что ли, люди в погонах?

Дмитрий Андреянов: Примерно так: «У нас приказ». На многочисленные вопросы «А зачем?», «Почему?» и «За что?» отвечают: «У нас приказ оцепить. У нас приказ закрыть. У нас приказ вручить вам предписание».

Я языком полицейских цифр, как раз ссылаясь на один из этих неофициальных вбросов… А вбросы идут из силовых ведомств со ссылками на анонимные источники в силовых структурах. И вот один из них – что это была такая проверка. Проверено 530 торговых объектов, 1 600 граждан, 1 800 транспортных средств, составлено 120 административных протоколов и вручено 470 уведомлений о приостановке деятельности, задержано 400 мигрантов. Вроде как операция «Мигрант».

Оксана Галькевич: Ничего себе спецоперация!

Иван Князев: Я поэтому и спросил, поэтому и спросил, кто там работал.

Дмитрий Андреянов: Да. Я подчеркну, что когда людям вручали эти уведомления, то в уведомлениях не было ни печати, ни подписи должностных лиц, которые предписывают закрыть и по каким причинам. То есть: «Договор ваш аннулируется с арендодателем. Соответственно, вы должны деятельность приостановить». Ларек закрывается. Товары сейчас, по сути, у людей конфискованы, они не могут попасть в свои же магазины.

И 400 мигрантов. Ну, я бы тоже, наверное, поставил под сомнение, потому что 400 человек нужно куда-то деть. Ну, незамеченно их бы не задержали в таком количестве на этом рынке. Но никаких данных о том, что кого-то вывозили, нет. Ну, как мы всегда видим, как силовики вывозят приезжих из Таджикистана, Узбекистана и прочих стран Средней Азии. Но нет ни съемок, никаких данных.

Здесь есть одно предположение. Уже буквально вторую неделю тоже такой правоохранительный скандал бушует в связи с задержанием главы Аксайского района (как раз на территории Аксайского района и располагаются эти четыре рынка) Виталия Борозенко. Он 27 лет руководил районом и, по данным правоохранителем, соответственно, «оброс» многочисленными связями, в том числе и коррупционными. Он был бенефициаром этих рынков.

Друг семьи – Карим Бабаев, местный предприниматель крупный. Он, соответственно, был…

Иван Князев: Ну понятно, стандартная схема, начинаются зачистки. Спасибо вам, Дмитрий.

Оксана Галькевич: Да, история непростая.

Иван Князев: Дмитрий Андреянов был с нами на связи.

Оксана Галькевич: Но интересно, конечно, последить за развитием событий на этом месте, Дмитрий, понять, что будет после, какие будут причины людям представлены и что на этом месте образуется, на месте этих четырех рынков.

Иван Князев: Дмитрий Андреянов из Ростова-на-Дону, Наталья Темник из Омска и Татьяна Авдеева из Челябинска.

Буквально несколько SMS. Из Рязанской области: «Очень грязно на улицах города Рыбное», – пишет телезритель. Мурманск: «В подъезде не убирают», – жалуются люди. Волгоградская область: «В квартирах очень холодно, дети болеют, отопление отключили». А Калининград ждет вспышки ковида, потому что «туристы хлынули в регион, не дождавшись майских праздников».

Оксана Галькевич: Вот о том, что холодно, весна холодная по всей стране – это было из Волгограда сообщение, напомним на секундочку. Там уже должно быть хорошо и радостно в это время.

Ну что, друзья, идем дальше, меняем тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Чем живут, что обсуждают горожане – узнаем от наших корреспондентов в регионах