Что нового? Петропавловск-Камчатский, Чебоксары, Нальчик

Иван Князев: О том, что происходит в разных регионах нашей страны, узнаем у корреспондентов ОТР.

Вы тоже присоединяйтесь к разговору. Расскажите, что нового у вас: что с COVID, что с ограничениями, ну и не только. Не только же у нас коронавирусом жизнь полна.

Тамара Шорникова: «Что с COVID». Это уже просто как член семьи какой-то. Не дай бог, конечно, но очень и очень породнились, к сожалению, с этим вирусом.

А вот что рассказывают наши корреспонденты, мы сейчас узнаем у них. Катерина Зенина – корреспондент ОТР, Петропавловск-Камчатский. Марина Рябцева – это наш корреспондент в Чебоксарах. И Вячеслав Воронков – корреспондент ОТР в Нальчике.

Иван Князев: Давайте дадим слово Камчатке сначала – Катерина Зенина. Катерина, здравствуйте. Что у вас интересного? Какие новости?

Катерина Зенина: Здравствуйте.

К сожалению, новости не самые радостные. Камчатка всегда если какие-то рейтинги и выигрывает, то в негативном ключе. Сейчас мы занимаем второе место из восьми по Дальнему Востоку по количеству заразившихся COVID-19 на тысячу человек населения. Тройка лидеров – это Магадан, Камчатка и Сахалин. Последнее место (тут стоит позавидовать) у Чукотки – всего 466 человек на 100 тысяч населения заболели.

Накануне у нас еще одно медицинское учреждение – городскую больницу № 1 – перевели в разряд моногоспиталя. Это уже четвертое учреждение, которое будет работать только с ковидными больными. Вторая волна сказывается на нас. До этого все закрывали в обратную сторону, а теперь снова открывают. Также на базе детской инфекционной больницы у нас развернуты койко-места для деток, если вдруг они болеют. Но благо, что дети в основном переносят все в легкой форме.

Сейчас показывали кадры того, что у нас проводятся рейды в торговых центрах, в общественных местах по поводу ношения масок и вообще соблюдения режима, который бы препятствовал развитию плохой истории с COVID на Камчатке. Вот видите – люди надевают маски в основном в те моменты, когда их об этом просят, когда им указывают на нарушение. Очень много людей пренебрегают правилами личной и всеобщей безопасности. Приходится…

Тамара Шорникова: Ну, приходится напоминать им об этом. Мы вас слышим.

Иван Князев: Ну, с завтрашнего дня уже не забалуешь, все.

Катерина Зенина: Администрация и полиция ходят и предупреждают. Штрафы в основном не выписывают, только меры профилактического характера.

Иван Князев: Катерина, но это торговые центры. А что касается всяких разных развлекательных и увеселительных заведений – как там себя люди ведут? Работают они или не работают?

Катерина Зенина: Работают. У нас на днях власти края запретили работать всем увеселительным учреждениям после 11 часов вечера – как будто бы COVID просыпается. Люди очень красноречиво обсуждали это все в социальных сетях. Но подчиняться приходится. Кто-то благоразумен, подчиняется. Есть, конечно, учреждения, которые продолжают работать в любое время суток и при любых ограничениях.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. А если говорить уже о другой, нормальной жизни, хочется сказать, здоровой, то какие новости там?

Катерина Зенина: Здоровая жизнь любого камчатца обязательно связана с вулканами. Они опять не дают нам покоя. Самый высочайший вулкан Евразии – Ключевской – начал свое извержение активно. Он пугает людей и заставляет их восхищаться.

Вот сейчас показывают не Ключевской, а Карымский вулкан. Он также активничает. Он выпустил на 5 километров столб пепла, который теперь большой тучей (12 на 18 километров) движется на север от Карымского вулкана.

Продолжу про Ключевской. Он выбрасывает небольшие пепловые выбросы, 450–500 метров…

Иван Князев: Ничего себе небольшие!

Катерина Зенина: ...но при этом из него течет шикарный лавовый поток. Это сейчас Карымский показывают, не Ключевской. Ключевской – там съемки ночные с ярко-красным лавовым потоком. Он спускается на 1 километр вниз.

А сейчас показывают вулкан Безымянный. На днях он тоже заставил камчатцев и вообще жителей всего мира, кто следит за темой, удивиться. В очередной раз мощь, которая таится в нашей земле… Мы – просто крупинка в этом мире, ничего не значащая.

Иван Князев: А, вот лава.

Катерина Зенина: На 10 километров выброс был на Безымянном.

Тамара Шорникова: Это, конечно, невероятно красиво!

Иван Князев: Завораживающее зрелище!

Тамара Шорникова: Катерина, вот смотрите. Мы в студии стоим, за тысячи километров от вас, и, честно говоря, страшно. Я понимаю, что…

Иван Князев: Вы-то к этому привыкли.

Тамара Шорникова: Да, наверняка вы привыкли к этому. Но все-таки те, кто живут в потенциальной досягаемости пепла и так далее – как они реагируют на такие периоды активности? Просто как дождь очередной?

Иван Князев: Ну, потрясло и потрясло, и ладно.

Тамара Шорникова: Я не знаю, пепел – лучшее удобрение для картошки на огороде? Или действительно куда-то уезжают к родственникам на всякий случай? Как это происходит?

Катерина Зенина: Примерно таким образом и реагируют люди. Все зависит от человека. Кто-то, по старинке, боится. А кто-то привык уже и не реагирует вообще никак. «Ну, пепел, о’кей». Стряхнули с машины и пошли дальше. На огороде, правда, картошка будет сочнее и больше. Значит, урожай будет хороший.

Я из тех людей… Когда у нас Толбачик Плоский извергался в 2012 году и был невероятный лавовый поток (то извержение, наверное, на весь мир запомнилось), я бросила все дела в городе и поехала туда. Поэтому, мне кажется, камцатцев нормально ориентированных этим не напугать.

Тамара Шорникова: Снимать или смотреть, Катерина?

Катерина Зенина: Снимать и смотреть, питать себя этими эмоциями, потому что это реально восхитительно!

Иван Князев: Ну, отчасти вам завидуем. Спасибо, Катерина. Но нужно помнить про историю Помпеи. Спасибо. Катерина Зенина из Петропавловска-Камчатского была с нами на связи.

Тамара Шорникова: Вообще это нормальная история для журналиста, да? Это же классика. Когда ты видишь, что толпа бежит в одну сторону, а один человек – в противоположную, то это значит, что это бежит журналист.

Иван Князев: Значит, это журналист.

Марина Рябцева сейчас на связи, Чебоксары. Марина, здравствуйте.

Марина Рябцева: Здравствуйте.

В Чебоксарах, в Чувашии тоже, как и везде, увеличивается число заразившихся коронавирусом. За последние сутки добавилось 60 человек. За эту осень это самое большое количество. Всего – 9 666 человек. Умерло 135, а за последние сутки – двое.

Каких-то особых ограничений в республике не введено. Власти делают упор на масочный режим. Практически каждый день проводятся рейды в транспорте, в магазинах. Если недавно еще далеко не все носили маски, то сейчас подавляющее большинство и в транспорте, и в общественных местах маски надевают. Каких-то других ограничений нет.

А вот на следующей неделе начнутся каникулы у детей, и запретили общественные мероприятия для детей все. Запрещены банкеты в кафе и в ресторанах уже недели три как. Ну, просят также соблюдать социальную дистанцию, но это сложно сделать где-то в транспорте.

У нас новая волна возмущений от жителей Новочебоксарска. Новочебоксарск – это город-спутник. Очень многие работают в Чебоксарах и утром практически не могут доехать до города, до Чебоксар, поскольку очень мало единиц транспорта. Перевозчик обещал 185 маршрутных такси, а в реальности, как говорят, где-то 120–130. Жители Новочебоксарска пишут злобные письма в Министерство транспорта, но те ничего не могут сделать. Говорят, что ситуация изменится только к марту месяцу.

А вот пока жители Новочебоксарска на работу добираются практически на попутном транспорте, автостопом, поскольку в начале города, где конечные станции, все битком набиваются, едут битком, а дальше маршрутки проезжают мимо. Людям приходится добираться на легковых автомобилях.

Тамара Шорникова: Видно, что атакуют в складчину машины. Пытаются, наверное, сложиться и доехать.

Марина Рябцева: Да.

Тамара Шорникова: Скажите, а из-за чего сложилась такая ситуация? Я думаю, что если это город-спутник, то люди мигрировали туда и обратно постоянно. Почему сейчас так мало машин на рейсе, на маршруте?

Марина Рябцева: Ну, там довольно давно уже такая проблема существует – выехать именно в час пик. Днем-то нормально, а вот утром единиц не хватает. А так вообще город-спутник – там у нас химпром, за счет этого многие там работают. Но большинство все равно ездят в Чебоксары. И вот проблема.

Говорят, что решится проблема, закупят новый транспорт где-то к марту. Соответственно, вся осень и зима – люди будут либо битком ездить, либо стоять и мерзнуть. А это сейчас особенно небезопасно, поскольку здоровье и иммунитет явно подорвешь, даже если будешь просто на улице стоять и мерзнуть, либо в транспорте, где будет скопление бактерий в такой битком набитой маршрутке.

Иван Князев: Ну да. Да вообще в принципе нет ничего проще, чем испортить себе рабочий день – это с утра простоять долго на остановке и замерзнуть там.

Спасибо, Марина. Марина Рябцева из Чебоксар была с нами на связи.

Дадим слово Нальчику, Вячеслав у нас на связи, Вячеслав Воронков.

Вячеслав Воронков: Здравствуйте, коллеги.

К сожалению, тоже начну с эпидемиологической обстановки в нашем регионе. К сожалению, она не очень радужная. В республике у нас сейчас действует масочный режим. Учитывая сложившуюся эпидситуацию, на основании рекомендаций специалистов, было принято решение об установлении, можно сказать, единых сроков начала осенних каникул для учащихся общеобразовательных учреждений Кабардино-Балкарии. Кроме того, оперштабом КБР было рекомендовано продлить каникулы на одну неделю – до 8 ноября 2020 года.

Хочу отметить, что очаги распространения коронавирусной инфекции зафиксированы в ряде детских садов, школ, средних специальных учебных заведений нашего региона. В общем было выявлено более 11 очагов с 30 больными. Кроме того, по одному больному было выявлено в более чем 20 образовательных организациях республики.

Хочу отметить, что также в числе иных дополнительных мер по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции – осуществление перевода 25% сотрудников органов исполнительной власти, муниципалитетов КБР на дистанционные формы работы.

Ну, хочется отметить, как вы видите на кадрах, что жители республики очень плохо соблюдают масочный режим, уже не говоря о социальной дистанции. И в связи с этим оперштаб КБР, к сожалению, был вынужден ввести новые усиленные меры. И уже с 2 ноября как раз введет их. В первую очередь, всем предприятиям будет запрещено проведение массовых мероприятий с числом участников более 50 человек. Больше всего, как известно, в нашем регионе люди заражаются на свадебных мероприятиях, потому что там присутствуют более 50 человек, бывает и 100, и 150 человек. И очень трудно увидеть там человека в маске.

Иван Князев: И все обнимаются, все целуются.

Вячеслав Воронков: Ну, танцуют, да. Очень красивые у нас национальные танцы.

Тамара Шорникова: Понимаешь, откуда у нас корреспондент? Там очень любвеобильные люди.

Иван Князев: Я про это и говорю.

Вячеслав Воронков: Но на похоронах люди стали уже более ответственно относиться к своему здоровью.

Иван Князев: Ну, там-то призадумаешься, конечно.

Тамара Шорникова: Простите.

Вячеслав Воронков: У нас есть еще большой риск закрытия мечетей в республике. Чтобы этого избежать, совсем недавно обратился к верующим зампредседателя Духовного управления мусульман Кабардино-Балкарии Алим Сижажев. Он напомнил всем жителям региона, что те, кто приходят в мечети, они должны с собой брать свой собственный коврик для молитвы, носить маски и соблюдать социальную дистанцию. Тогда все-таки мечети останутся в рабочем состоянии.

И хочу отметить, что наш регион сейчас находится в «желтой» зоне по распространению данного вируса. У нас в госпиталях находится более тысячи человек. Из них, к сожалению, 75 в реанимации. От осложнений новой инфекции, к сожалению, мы потеряли уже более 130 человек. За последние сутки было выявлено более 90 человек с подтвержденным диагнозом COVID-19. Вот такие новости у нас по коронавирусу.

Но есть, коллеги, и хорошие новости, о которых я с удовольствием тоже расскажу. Двукратный рост турпотока у нас наблюдается в Кабардино-Балкарии. У нас, кстати, тоже есть вулкан Эльбрус, но, слава богу, он спит, находится в спящем состоянии, извергался за несколько лет до нашей эры. Поэтому есть возможность приехать, хорошо отдохнуть.

И хочется напомнить, что это хороший показатель активного отдыха людей после прошедшего весеннего режима самоизоляции. Люди по-настоящему соскучились по активному отдыху, и турпоток в третьем квартале 2020 года вырос со 118 до 200 тысяч человек.

Но если брать в общем за девять месяцев, то у нас идет минус 20% в среднем, если говорить о цифрах 2019 годах. И как заявляют у нас в пресс-службе Кабардино-Балкарии, рост турпотока все-таки позволил в некой степени компенсировать нерабочие месяцы, когда люди сидели на самоизоляции.

Сейчас же работы продолжаются. Строятся новые канатные дороги для того, чтобы привлечь новых туристов. Создаются новые активные программы. Кстати, уже 20 декабря этого года, если позволит эпидобстановка в нашем регионе, откроется новая горнолыжная трасса с красным уровнем опасности, то есть там могут кататься только специалисты. Также выросло число мест в круглогодичных и сезонных объектах размещения – их стало на 400 больше.

То есть делается все для того, чтобы люди смогли с комфортом провести время и набраться ярких ощущений.

Иван Князев: Вячеслав, вы так заманиваете, заманиваете! Но все-таки важное уточнение есть: если позволит эпидобстановка. Так бы, конечно, с удовольствием приехали. Места у вас там красивые, покатались бы. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо. Катерина Зенина, Вячеслав Воронков, Марина Рябцева.

А сейчас время для звонка телезрителя. Евгений.

Иван Князев: Иркутская область у нас на связи. Здравствуйте, Евгений, слушаем вас. Какие у вас новости?

Зритель: Здравствуйте, студия. Ну, новости у нас тоже не очень радужные. Эпидобстановка у нас ухудшается с каждым днем, больных все больше и больше. Мне кажется, система здравоохранения не справляется с этим потоком, с наплывом.

Иван Князев: Евгений, да бог с ней, с системой здравоохранения, с этим COVID! У вас-то лично что происходит? Какие события в вашей жизни?

Зритель: Событие хорошее – сын у меня родился.

Иван Князев: Ну вот!

Тамара Шорникова: Поздравляем!

Иван Князев: С этого и надо было начинать. Поделились со всей страной – сын родился. Поздравляем вас!

Тамара Шорникова: Да, поздравляем. Желаем здоровья вам и вашей семье. Спасибо за звонок.

Переходим к следующей теме…

Иван Князев: Я как раз хотел несколько SMS в дополнение картины.

Тамара Шорникова: Молчу.

Иван Князев: Нижегородская область спрашивает опять же: «Куда делись антибиотики?» Курганская область, телезритель информирует: «У нас снег выпал, заносы». Телезритель с Сахалина, из Охи жалуется: «Цены выросли. Морковь – 100 рублей. Бананы – 140. Огурцы – 190». А из Новосибирской области утверждают, что нет места в больницах для больных коронавирусом.

Все, теперь продолжаем.

Тамара Шорникова: Продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Ситуация с коронавирусом и другие новости регионов