Что нового? Петропавловск-Камчатский, Уфа, Липецк

Что нового? Петропавловск-Камчатский, Уфа, Липецк | Программы | ОТР

Чем живут, что обсуждают горожане – узнаем у наших региональных корреспондентов

2021-01-28T12:49:00+03:00
Что нового? Петропавловск-Камчатский, Уфа, Липецк
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Что нового? Как прошли праздничные выходные в Иркутске, Челябинске, Чебоксарах
Настоящий военный. Подарок к 23 февраля. «Главные документы войны». Пенсионеров попросили уйти. Медицинский туризм. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым
Как выбрать подарок на 23 февраля
Гости
Максим Окунев
корреспондент ОТР (г. Уфа)
Катерина Зенина
корреспондент ОТР (Камчатский край)
Виктор Болотский
корреспондент ОТР (г. Липецк)

Петр Кузнецов: На телевидении есть такой термин «региональная врезка». Это когда федеральные новости уходят, дают отбивку – и начинаются какие-то местные, региональные новости, каждые для своего региона. У нас такого нет, потому что мы делаем эту программу вместе. Мы интересуемся жизнью всей страны, не только в соседних регионах.

Прямо сейчас – обзор регионов. И у нас сегодня на связи Уфа, у нас Липецк и у нас Петропавловск-Камчатский. Совсем скоро мы наших коллег услышим и увидим, узнаем новости.

Ольга Арсланова: Какое разнообразие городов у нас!

Петр Кузнецов: Не забывайте, что вы в этом обзоре – тоже наши корреспонденты, народные корреспонденты. Рассказывайте, что у вас уже произошло, что грядет, жалуйтесь. Завтра у нас новая рубрика, кстати, где мы рассматриваем первую порцию ваших жалоб. То есть это уже какая-то реакция, которой нам удалось добиться со свое стороны. Общественное телевидение России – общественная площадка, которая для этого и существует.

Ольга Арсланова: Итак, присоединяйтесь, пишите и делитесь новостями в нашем блоке региональной информации.

А мы приветствуем наших коллег – корреспондентов из Петропавловска-Камчатского, из Уфы и из Липецка. Это Катерина Зенина, Максим Окунев и Виктор Болотский. И вот он. Здравствуйте!

Петр Кузнецов: Про погоду нам начинают писать. «Идет снежок. Обещают, что он насыплет на 25 сантиметров. Погода февральская. Морозы, видимо, еще будут».

Ольга Арсланова: Это где?

Петр Кузнецов: Угадай – откуда?

Ольга Арсланова: Москва.

Петр Кузнецов: Москва, да.

Давайте начнем с Петропавловска-Камчатского. Катерина Зенина. Как мы любим здесь шутить: а то вам скоро уже спать, поэтому отпустим вас пораньше. Катерина, с какими новостями вы уходите спать?

Катерина Зенина: У меня есть одна хорошая новость и одна плохая. Я предлагаю вам выбрать, с какой начинать.

Ольга Арсланова: Ну, проголосуем? Давайте с плохой, Катерина.

Петр Кузнецов: Да, я тоже за плохую.

Ольга Арсланова: Наша жизнь такова, других вариантов нет.

Катерина Зенина: А хорошая на закуску, чтобы с хорошим настроением уходить отдыхать.

Коронавирус не сходит с уст людей в любом регионе России. У нас уже 12 106 человек на Камчатке заболели коронавирусом. Плюс 62 за сутки. Началась мобильная вакцинация от коронавируса. Сейчас в такой сложной обстановке хуже всем, конечно, приходится врачам. И критическая ситуация у нас сложилась на станции скорой медицинской помощи в Петропавловске-Камчатском.

Сотрудники «скорой» написали коллективное письмо на имя министра здравоохранения региона Андрея Валерьевича Кузьмина и в нем рассказали о своих проблемах. Например, о том, что по 8–10 часов они не могут заехать на станцию, потому что им приходится беспрерывно выезжать к новым и новым больным. В связи с этим они не успевают даже пообедать.

Но это еще мелочи. Сейчас очень большая нагрузка на станции – это 700–800 звонков в день и примерно 250–300 вызовов. Не ко всем они вовремя успевают, есть определенный лимит – это 15–30 минут. Сейчас по таблице, которую мне предоставила скорая помощь, ожидание может составлять 565 минут. Это просто нереальные цифры! Как дождаться врачей – неизвестно.

Ольга Арсланова: Катерина, я прошу прощения. А почему так мало врачей «скорых» осталось? Это оптимизация или болеют? Что происходит?

Катерина Зенина: Мы гремели на всю страну еще в мае-июне прошлого года, когда у нас массово начали заболевать врачи. Тогда на станции скорой помощи сменили главного врача, потому что он якобы не смог обеспечить всех средствами защиты. Но сейчас ситуация не улучшилась. Те врачи, которые переболели и, к сожалению, умерли, ясно, не могли выйти на работу. Те, которые видели эти кошмары, с которыми пришлось столкнуться, тоже некоторые решили уволиться. Самые сильные и стойкие остались. И сейчас под гнетом, с их слов, нового главного врача они также пишут заявления и уходят. Сейчас на станции всего 18 врачей, хотя столько должно выходить каждые сутки в бригадах. Катастрофическая нехватка.

И сегодня стало известно, что после публичного обращения с этой проблемой свое заявление на увольнение написала замглавы врача. Она защищала коллектив всегда, выступила в СМИ с проблемой. Теперь, видимо, ей не нашлось места для того, чтобы работать. Сами сотрудники уходят. Вместе с ней уходят еще два врача и пять фельдшеров. И до какой ситуации докатится сейчас вся эта история на станции скорой помощи в Петропавловске – неизвестно. Возможно, скоро уже и некому будет приезжать на вызов.

Ольга Арсланова: А как власти реагируют? Может быть, пытаются из других городов привлечь медиков?

Катерина Зенина: К сожалению, нет. Был прямой эфир на местном телеканале, где главе региона рассказали об этой ситуации. И он сказал, что так как в прошлом году уже меняли главного врача, то он не готов к радикальным резким переменам каждый сезон. Сейчас они, видимо, решили попробовать главного врача испытать силой, но пока не справляются. Коллектив сбегает. Что будет дальше – неизвестно. Новые люди не хотят идти, потому что работать приходится много.

И главное – те обещанные путинские ковидные выплаты не все получают в полном объеме. У меня даже есть на руках заключение… ну, не заключение, а ответ прокуратуры по этому поводу, где в ходе проверки установлено, что на станции были нарушения с выплатами. И сейчас требуют исправить все нюансы, документы, заново все отправить, чтобы люди, по которым пришли ошибки и не было выплат, их получили. Вот так вот.

Петр Кузнецов: Ну что, к хорошим новостям теперь.

Катерина Зенина: К хорошим новостям. Конечно, Камчатка знаменита не только проблемами, но и своей чудесной природой. Недавно у нас проект «Заповедная Камчатка» стал одним из лучших, попал в десятку победителей всероссийского конкурса по развитию экотуризма. Благодаря этому на юге Камчатки появится туристско-рекреационный кластер общей площадью 335 900 гектаров.

Дело в том, что Курильское озеро, вообще Южно-Камчатский заказник, Кроноцкий заповедник относятся к зоне, где ничего сделать нельзя, к сожалению, ничего капитального не построить. И тех туристов, которые туда приезжают вот так фотографировать, снимать или просто смотреть на косолапых, негде разместить. Максимум – это дневные вертолетные экскурсии. И теперь в поселках, которые находятся рядышком с Южно-Камчатским федеральным заказником, появятся, дай бог, после вливаний бизнеса и различных инвестиций какие-то туристические отели, какие-то домики.

Это поможет привлечь инвестиции в регион. Это поможет развивать туризм. И, конечно, поможет местным жителям найти себя. Может быть, это будут какие-то гостевые дома, ну и вообще они станут гидами. Это сейчас у нас и делается, обучают местных жителей на гидов-экскурсоводов, потому что они, как никто другие, знают свою территорию и могут обо всем рассказать. И знают, как общаться с косолапыми.

Поэтому, дай бог, у нас будет реализован этот проект. Учитывалось мнение местных жителей. Их обязательно спрашивают, что бы они хотели видеть и где. И тогда приезжайте, милости просим. И не на один день на вертолете – что очень дорого, а надолго, чтобы посмотреть все.

Петр Кузнецов: Обязательно, конечно. Хочется грустно пошутить: может, и врачи тогда подтянутся из других регионов. Но не будут. А, нет, уже пошутил. Спасибо. События Петропавловска-Камчатского от Катерины Зениной.

Отправляемся в Уфу, Максим Окунев оттуда. Максим, приветствуем вас. Вы в прямом эфире, на большом экране.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Петр Кузнецов: Мы вас слушаем.

Максим Окунев: Да, здравствуйте, Петр и Ольга.

Хотелось бы рассказать о продолжающемся ажиотаже вокруг квитанций за отопление, которые пришли жителям региона в декабре. Кажется, что эта ситуация поворачивается как раз в пользу людей. Один из уфимских поставщиков тепла – компания «УИС» («Уфимские инженерные сети») – получила за первые сутки приема заявлений на перерасчет 2,5 тысячи заявлений. Ранее этот перерасчет потребовали провести и глава региона, и мэр нашей столицы. Начисления за декабрь за отопление, которые превышают ноябрьские более чем на 42%, вернут жителям. А вот тем, кто еще не успел заплатить, перерасчет произведут в новых квитанциях. Ну, их перепишут с учетом этого. И в феврале люди получат эти квитанции.

Скандал вокруг необоснованного увеличения платы за отопление буквально взбудоражил жителей республики. У нас были и митинги, и сходы возле Дома правительства. Людям тогда объясняли, что ситуация возникла из-за понижения температуры на улице.

Однако впоследствии выяснилось (и прокуратура проверяет, и Госжилнадзор), что очень много домов, где неисправны общедомовые счетчики. Управляющие компании просто не берут там показания. Таким образом, начисляется по нормативам расходы тепла. А эти нормативы в разы порой превышают реально потребленное тепло. Где-то людей обязали платить за отопление, которое подавалось в магазины и офисы на первых этажах. Будем надеяться, что ситуация все-таки исправится.

У нас еще один крупный поставщик тепла есть – «БашРТС». По нему решение о перерасчете пока не принято. Наш глава республики ведет как раз с головным офисом (он находится в Москве), с инвестором переговоры. Будем надеяться, что также в пользу людей.

Ольга Арсланова: Максим, а какая рекордная сумма была в этих ваших знаменитых уфимских платежках?

Максим Окунев: Люди рассказывали, в том числе в интервью и нашей программе, что платят за отопление порой по 7–8 тысяч, тогда как месяцем ранее у них было порядка 3 тысяч. То есть бывают в несколько раз превышения. Например, мои родители платили 1 800, а им пришла квитанция, где только строка за отопление – 4 500. Ну, достаточно тяжело для пенсионеров это все оплачивать.

Ольга Арсланова: Спасибо, Максим. Расскажите, какие новости у вас еще. Ваши депутаты вдруг решили бороться с курением?

Максим Окунев: Да, это уже такая политическая акция за здоровый образ жизни. Она уже не первый раз у нас в республике проходит. Депутаты вознамерились запретить курение уже и электронных сигарет в общественных местах. Поправки, возможно, внесут уже завтра. Планируется заседание Госсобрания. Ограничение по курению будет, как это звучит в проекте закона, на бестабачные и никотиносодержащие изделия, в первую очередь вейпы, электронные сигареты. Где нельзя их будет курить? Это остановки общественного транспорта, парковки, подземные переходы, парки и какие-то другие общественные пространства.

Для информации: в июле прошлого года в Башкирии вступил в силу закон о штрафах за курение в парках и на остановках обычных сигарет. Нарушителей в первый раз штрафуют на 500 рублей, а в случае повторного нарушения – около тысячи рублей. Ежемесячно не такое большое количество людей подпадает под эти штрафы, ну, порядка 100–200 человек в месяц штрафуют за такие нарушения. Кстати, прошлогодним законом еще у нас запрещено курить кальяны и в парках, и в подземных гаражах, и на парковках, и на тех же остановках.

Ольга Арсланова: Здесь Уфа впереди других регионов, такое ощущение. Точнее – Башкирия.

Петр Кузнецов: Максим, есть еще события, о которых хотите сообщить?

Максим Окунев: Да. Ну, по поводу предыдущей новости хотелось бы добавить. Башкирия в этом смысле действительно… Депутаты считают, что они впереди всей страны. И намерены внести, так скажем, вот этот законопроект на федеральный уровень как законодательную инициативу, чтобы распространить на другие регионы.

Еще про другие новости. В республике сейчас массово проверяют школьные столовые на качество питания. Рейды проводят в пищеблоках. Региональная комиссия, как она называется, бракеражная комиссия берет пробы блюд, чтобы провести лабораторный анализ на содержание необходимого для учащихся количества белков, жиров, углеводов.

Однако в кулуарах Минторга говорят, что эти рейды все-таки проходят… речь идет не о регулярных, так скажем, рейдах, а о тех рейдах, которые вызваны многочисленными нарушениями со стороны поставщиков питания. Реформа в этой сфере у нас уже без малого два года идет. Система в регионе работает на аутсорсинге. Например, унифицировали меню, оно единое для всех школ Уфы, его обновляют каждые две недели. Это проверяют тоже на уровне министерств, на уровне правительства.

Также в 2021 году на горячее школьное питание для учащихся младших классов выделили 2 миллиарда рублей из федерального бюджета. Видимо, за правильным расходованием этих денег тоже необходимо строго следить.

Кроме того, стараются организовать поставки местной продукции в школьные столовые. Во-первых, их везти, наверное, недалеко, в пределах республики, поэтому сельхозпроизводители за качество и за свежесть своего питания ручаются в этом смысле. А во-вторых, таким образом поддерживают местных производителей.

Петр Кузнецов: Максим, если жалобы есть, то на что обычно жалуются в плане любого питания?

Максим Окунев: Ну, в основном, насколько я вспоминаю, как нам рассказывали наши герои, герои наших сюжетов, жалуются на отсутствие мяса, допустим, в супе, жалуются на то, что если подают рыбу, то иногда бывает душок. Вот такие бывают жалобы. Также была история по поводу того, что поставляли йогурты с истекшим сроком годности. Вот такие истории.

Петр Кузнецов: Да, спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Уфа, Максим Окунев.

Ольга Арсланова: И время новостей Липецка. Виктор Болотский, наш коллега, с нами на связи. Виктор, здравствуйте.

Виктор Болотский: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Как у вас дела?

Виктор Болотский: Как у нас дела? Первая новость не из Липецка, а из Задонского района. Есть у нас райцентр такой. Задонский называют Русским Иерусалимом, а Задонский район – Русской Швейцарией. Так вот, в этой Русской Швейцарии построили куриные фермы на 150 тысяч голов. А сейчас хотят построить полигон по переработке куриного помета. И жители пяти окрестных сел протестовали. Жители многие протестуют, потому что они боятся, что…

Петр Кузнецов: Виктор, простите, как вы ловко после детского питания сразу на такое… Хорошо, что мы успели, так сказать, позавтракать. Продолжайте. Извините.

Виктор Болотский: Прошу прощения, ничего страшного. И люди протестуют против размещения возле них этого полигона. Были проведены общественные слушания, на которых зарегистрировалось 152 человека. Но внутрь из-за ковидных ограничений попали всего 50.

Ольга Арсланова: Виктор, я прошу прощения. Я городской житель. Сразу приношу извинения за свою необразованность. А разве куриный помет нельзя использовать как удобрение?

Виктор Болотский: Я тоже городской житель, но я немного в теме. Его сначала надо около трех месяцев как-то отстоять. И специальные бактерии должны с ним взаимодействовать, чтобы он не представлял угрозы. Чистый куриный помет нельзя использовать как удобрение, потому что будет нанесен вред, куда бы не использовали. А если, не дай бог, это попадет в подземные воды, то пить эту воду будет невозможно. Это опасно для здоровья просто.

Ольга Арсланова: Слушайте, токсичная штука, оказывается.

Виктор Болотский: Да, она довольно токсичная. Поэтому люди против.

Но другая часть сел говорят, что это все-таки рабочие места, а в глубинке сейчас с ним не очень. Было очень жарко, и даже семьи ругались друг с другом. Коллеги?

Ольга Арсланова: Да, спасибо. То есть пока непонятно, кто победит и будет ли этот полигон?

Виктор Болотский: Ну, на самом деле в 2016 году там уже проводились общественные слушания, обсуждали – строить курятники или нет. Также многие жители были против, но года два уже курятники функционируют. 150 тысяч голов птицы. Курица – это же птица все-таки, да? Вот 150 тысяч голов, два курятника стоят. И сейчас хотят два коровника поставить неподалеку, на 2 тысячи голов каждый.

Ольга Арсланова: Давайте о людях поговорим.

Петр Кузнецов: Виктор, что с ковидом у вас в Липецкой области?

Виктор Болотский: Заболело уже больше 20 тысяч человек. Ежедневно 160–170 человек заболевают. На сегодняшний день, я почитал ресурсы, уже практически вся вакцина, которая пришла в Липецкую область, израсходована. Привилось больше 14 тысяч человек. Вот 16 таких мобильных пунктов ездят по Липецкой области, четыре «КамАЗа». Они возле торговых центров прививают всех желающих.

Вот это картинки, правда, первого дня вакцинации. Я присутствовал. Сразу пришло 15 человек, выстроились в очередь и очень хотели привиться. Бабушка была, 81 год, очень бодрая. Пошла просто за покупками, увидела, что можно привиться без очереди, прямо около магазина, и воспользовалась такой возможностью.

Ольга Арсланова: И как она себя чувствует? Не знаете, Виктор?

Виктор Болотский: Я не знаю. Я ее видел…

Петр Кузнецов: Намного быстрее ходит за покупками, я думаю.

Ольга Арсланова: По крайней мере, смелее. Это точно. Спасибо.

Петр Кузнецов: Помогает соседке. Виктор, может быть, еще что-то есть?

Виктор Болотский: Да, есть позитивная новость, так называемый «бантик».

Петр Кузнецов: Отлично! Самое то. Я как чувствовал!

Виктор Болотский: У нас ко дню рождения пенсионерки установили лавочку у подъезда.

Петр Кузнецов: Но это не та, которая привилась, да? Она еще старше?

Виктор Болотский: Нет, моложе. Той 81, а этой 101. То есть 101-летней пенсионерке установили лавочку у подъезда. Она целый год писала городским властям и в управляющую компанию, но ей никто не отвечал и лавочку не ставил. Откликнулся ОНФ на ее просьбу – и лавочку установили. Только бабушки нет на фотографии, потому что… Помните сказку про дудочку и кувшинчик? Да, лавочку установили, но в этот день у нее сломался лифт, и она просто физически не смогла спуститься на улицу.

Петр Кузнецов: Теперь нужен персональный лифт.

Ольга Арсланова: А потом – персональный дом.

Петр Кузнецов: Персональный дом.

Виктор Болотский: Нет, говорят, что она выходит на лавочку, сидит и очень этим довольна.

Ольга Арсланова: Здорово!

Петр Кузнецов: Тут можно, кстати, втроем, еще с подружками.

Ольга Арсланова: А кому-нибудь можно еще присесть? Или только для одного человека?

Петр Кузнецов: Плату можно взимать.

Виктор Болотский: Никаких ограничений нет, но договариваться надо все-таки с хозяйкой лавочки.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо.

Липецк, Петропавловск-Камчатский и Уфа с нами были на связи.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений от зрителей. Город Ульяновск: «Мой родной город утонул в грязном снегу, – пишет зритель. – Не вывозят, а сталкивают на обочину. И дороги стали уже».

Петр Кузнецов: «В автобусах очень холодно», – жалуются нам из Владимирской области. «В Карелии нет массовой вакцинации, много больных», – SMS из Карелии. «Вьюга завтра, видимо, продолжится. Транспортный коллапс», – вздыхает телезритель из Приморского края. Пензенская область: «Молодежь уезжает из Пензы в другие города. Это первый признак депрессивности региона и бездействия местных властей».

Ольга Арсланова: Если вдруг у вас есть какие-то проблемы в вашем городе, в вашем регионе и никто не реагирует на ваши жалобы – пишите нам. Будем разбираться и разбирать ваши случаи в специальной рубрике.

Петр Кузнецов: Ну, чтобы вы понимали, такие случаи, как «молодежь уезжает из Пензы», мы вряд ли решим. Так что что-то конкретное. И желательно… не желаем вам этого, но: добивались по всем инстанциям – никто не отвечает. В таких случаях очень надеемся вам помочь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Чем живут, что обсуждают горожане – узнаем у наших региональных корреспондентов