Что нового? Ростов-на-Дону, Курск, Иркутск

Гости
Татьяна Симоненкова
корреспондент ОТР (г. Курск)
Екатерина Перевалова
корреспондент ОТР (г. Иркутск)
Дмитрий Андреянов
корреспондент ОТР (г. Ростов-на-Дону)

Иван Князев: Ну а прямо сейчас самые интересные новости из разных регионов представят наши корреспонденты.

Какие события обсуждают у вас в городе или поселке? Звоните нам в прямой эфир.

Тамара Шорникова: Итак, послушаем, какие новости в Ростове-на-Дону, Иркутске и Курске. К нам на связь выходят Дмитрий Андреянов, Екатерина Перевалова и Татьяна Симоненкова. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, коллеги.

Начнем с Ростова. Дмитрий, вам слово. Какие новости?

Дмитрий Андреянов: Коллеги, здравствуйте.

Как в некоторых регионах людям трудно дышать из-за лесных пожаров, жителям Волгодонска очень неприятно дышать из-за запаха дохлой рыбы. На Цимлянском море случился такой массовый замор около атомной электростанции. Это особо напугало горожан. Нашли… Ну, наверное, массу еще сложно посчитать, это сделают заинтересованные и компетентные ведомства. По крайней мере, коса на 2 километра из мертвых рыбьих голов. Вес может быть рассчитан на десятки тон.

Соответственно, сначала горожане зафиксировали этот рыбий мор. Утверждают, что раньше ничего подобного они на своих берегах не наблюдали. Да, была какая-то локальная гибель, но чтобы вот так на километры и на десятки тонн – такого еще в истории Цимлянского моря не случалось.

Сегодня уже к разбирательствам подключились три прокуратуры: Волгодонская районная, природоохранная, естественно, и почему-то транспортная. И, соответственно, профильные ведомства, как Росрыболовство, Минприроды. Из Волгограда приехали специалисты, из филиала Научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии, чтобы разбираться.

Пока взяли пробы воды в нескольких местах. Естественно, воду исследовали на радиоактивность, потому что, действительно, неподалеку атомная станция. И вот эта коса из мертвой рыбы протянулась от так называемого водозабора атомной станции – пруда, из которого атомная станция забирает из моря воду для охлаждения своих реакторов. Ну, разумеется, станция сразу попадает в число главных подозреваемых. Тем не менее пока предварительно ученые не обнаружили повышенной радиоактивности а также отравляющих веществ.

Появились первые версии. Ихтиологи прежде всего назвали одну из вероятных – это жара и так называемый мертвый штиль. Есть такой у океанологов термин. Это когда нет ветра, когда повышенная температура. Соответственно, верхние слои воды в водоеме не перемешиваются (вода стоит) с нижними слоями, менее обогащенными кислородом. И рыба, которая обитает на дне, она не получает необходимого количества кислорода для дыхания – соответственно, погибает. И так как пострадал только один вид, бычки, рыба придонная, есть у этой особи такая особенность: бычок очень привязан к своему местонахождению, и даже при отравлении он не покидает привычных мест обитания.

Однако в городе возражают ученым. Говорят, что, во-первых, в регионе сезон выдался дождливый – соответственно, не такой жаркий. Уровень воды во всех водоемах и в Цимлянском море не критический сейчас, чтобы вот такой природный катаклизм тут же эту всю экологическую систему выводил из равновесия, сопровождающего массовым замором рыбы. Причины, соответственно, нужно искать там, где…

Тамара Шорникова: Дмитрий…

Дмитрий Андреянов: Да, я слушаю, коллеги.

Тамара Шорникова: Хочется понять, есть ли какие-то ограничения по использованию воды. Это Цимлянское водохранилище – в том числе популярное место отдыха, например. Какие рекомендации для людей сейчас действуют, на момент выяснения обстоятельств?

Дмитрий Андреянов: Рекомендаций пока никаких нет. По крайней мере муниципалитеты, в том числе самый крупный, Волгодонский, не публиковали специальных сообщений ни на счет отравления, ни на счет запаха. Есть только намерения сейчас действительно где-то ограничить подачу воды. Но это уже по окончанию разбирательства, когда будет полная ясность, есть ли там отравляющие вещества, либо рыба действительно погибла от жары. Но запах тем не менее доносится уже до жилых микрорайонов. Если читать паблики Волгодонска, то люди довольно активно жалуются на то, что тухлой рыбой пахнет. Все-таки лето…

Иван Князев: Ну да, малоприятно. Дмитрий, спасибо.

Дмитрий Андреянов: Да. И буквально маленькая ремарка напоследок: возможно, какие-то ограничения водоканалы будут вводить, потому что все-таки Цимлянское море – это море реки Дон, Дон в него впадает, Дон вытекает. Соответственно, все водозаборы ниже по течению должны принять какие-то меры для обеззараживания.

Тамара Шорникова: Да, вот это интересовало в первую очередь.

Иван Князев: Спасибо вам большое, Дмитрий. Действительно, вопросов много. Нужно будет проследить за этой историей. Дмитрий Андреянов из Ростова-на-Дону.

Ну а сейчас переносимся в Иркутск, дадим слово Екатерине Переваловой. Здравствуйте, Екатерина.

Екатерина Перевалова: Коллеги, здравствуйте.

Я в какой-то степени, наверное, продолжу тему Дмитрия. Он начал с того, ну и закончил тем, что людям нечем дышать. Так вот, в Иркутске жителям поселка Боково (а это достаточно большой частный сектор Иркутска) тоже нечем дышать из-за работы асфальтобетонного завода.

Предприятие находится в 300 метрах от ближайших жилых домов. От завода часто летит пыль. Люди не могут открыть в домах окна. Плюс такие бытовые проблемы, как вывесить постиранное белье для сушки. Это нельзя сделать, так как оно становится грязным от этой пыли. Ну, к тому же неприятный запах. А еще большегрузные машины постоянно ездят, создавая шум. Люди говорят, что даже ночью, спать невозможно.

Завод построили в этом году. Еще когда его только начали возводить, местные жители сразу же стали жаловаться властям. Только в думе города дважды обсуждали эту проблему. Депутаты писали официальные письма и запросы в различные надзорные инстанции, но не все ответы их устроили.

Например, специалисты стройнадзора заявили, что объекты завода не являются капитальными строениями, поэтому они в рамках своих полномочий не могут вести надзор. Хотя позже выяснилась другая позиция по этому вопросу: по заключению БТИ города Иркутска, два объекта из четырех на этой территории все-таки можно рассматривать как объекты капитального строительства, потому что есть железобетонный фундамент. А разрешения на строительство этих объектов не выдавала администрация.

Кроме этого, предприятие самовольно заняло еще и соседний участок. В апреле администрация подала иск в арбитражный суд с требованием освободить незаконно занимаемый участок и приостановить потом строительство завода. Параллельно жители подали тоже иск в суд, они требуют остановить работу завода. Разбирательства продолжаются.

Видео, которое мы сейчас с вами видели – это выездное совещание думы Иркутска на место работы асфальтобетонного завода. Он уже работает, производит асфальт. Его провели после обращения экологов, которых беспокоит вопрос влияния этого предприятия на ценные болота, они находятся неподалеку. Будут проводить специальную экспертизу по этому поводу даже.

То есть власти в этот раз впервые посетили это место и своими глазами увидели, что работа предприятия негативно, мягко говоря, отражается на жизни иркутян. И председатель думы Евгений Стекачев заявил, что после увиденного на месте он лично обратится в областную прокуратуру, в Роспотребнадзор, чтобы они провели повторные проверки, и оперировать будут уже фактами, которые сам лично он зафиксировал на месте.

Еще депутат думы Алексей Савельев после этого выезда заявил, что часть проверок была проведена формально. В частности, он говорил про Роспотребнадзор, потому что его сотрудники не увидели там замечаний. Хотя депутаты сами видели, что и пыль есть, которая делает воздух непригодным для дыхания, и есть запах, выбросы; что там стоят емкости, в которых хранятся нефтепродукты, а к ним есть определенные требования, которые, возможно, и нарушаются. Завод стоит вблизи приаэродромной зоны Иркутского авиационного завода. И даже есть предписание на устранение нарушений определенных.

Иван Князев: Ну, лишь бы все это не затянулось. По поводу экспертизы – как долго все это будут делать?

Екатерина Перевалова: Знаете, коллеги, какой еще казус здесь есть? Вроде бы власти у нас борются с этим предприятием, но в то же время они этому заводу дают подряды на производство продукции, которую оно делает. Ну, поскольку конкурсные процедуры у нас, запрета на участие этого предприятия никакого нет.

Иван Князев: Да, это интересно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Екатерина Перевалова из Иркутска была на связи с нами.

Тамара Шорникова: И сейчас Курск и Татьяна Симоненкова. Татьяна, еще раз приветствуем.

Татьяна Симоненкова: Здравствуйте, коллеги.

Послушала коллег из других регионов. В кои-то веки не я жалуюсь. У меня сегодня такая необычная новость: у нас появилась, можно сказать, образцовая с фактически стопроцентной вакцинацией. Толмачевка, Солнцевский район, больше 300 жителей. История, естественно, местечковая, но она очень показательная.

Дело в том, что коллективным иммунитетом люди обязаны местному фельдшеру. Ее зовут Елена Алексеевна, она родилась, выросла и живет в этой деревне, уже 35 лет работает в местном ФАПе. У нее есть телефоны всех соседей, она всех знает лично. И когда она сама переболела ковидом, потом вернулась на работу, естественно, по возможности пообщалась со всеми по поводу прививок. И сработала эта история на личном доверии. В результате среди привитых люди разного возраста – от молодежи в районе 20 лет до старейшин 96 лет. Сегодня у них очередной день прививок, в том числе и сама фельдшер получит второй компонент.

Когда мы на месте снимали и работали, я общалась с людьми, спрашивала их про мотивацию. Разные версии, но одна женщина меня очень повеселила, сказала: «Мы хотя бы в гости ходить стали друг к другу, а то как неродные были. Все приветливые, но каждый около своего двора».

Иван Князев: Какой молодец фельдшер! Я думаю, ее каким-то образом все-таки надо бы поощрять муниципальным властям.

Тамара Шорникова: Далеко ли эта деревня от Курска? Насколько отдаленный населенный пункт?

Татьяна Симоненкова: 80 километров, вот такое расстояние.

Иван Князев: Татьяна, такой вопрос: после прививки как люди себя чувствуют?

Тамара Шорникова: Особенно старейшины.

Иван Князев: Да.

Татьяна Симоненкова: Мне подчеркнули, что все живы и здоровы. Есть некоторые, кто не успел привиться. Женщина просто болела ковидом, но у нее вся семья, вся родня привилась, она одна осталась, ждет своей очереди сейчас.

Иван Князев: И никто не возмущался?

Татьяна Симоненкова: Ну да, потому что… На самом деле, я думаю, в чем успех, в чем история? Как так получилось? Я туда приехала – и у меня не было ни интернета, ни мобильной связи. У них из источников информации есть немножко телевидения, но не все.

Иван Князев: Правильно. Чтобы не читали и не слушали непонятные истории о том, что можно умереть и тому подобное, что прививки – это зло. Кстати, о том, что прививки – это зло, мы будем сегодня говорить. Точнее – почему люди так думают.

Спасибо вам, Татьяна. Татьяна Симоненкова из Курска была с нами на связи.

Несколько SMS. Алтайский край, Бийск: «Ремонт наших парков и дворов идет полным ходом. Правда, многие стройки остановились по разным причинам». Подмосковье: «Обустраивают придомовую территорию и делают красивую детскую площадку в Истринском районе», – написал телезритель. Из Пензенской области: «Иностранные студенты в общежитиях Пензенского технологического университета не соблюдают масочный режим».

Тамара Шорникова: Какие бдительные зрители!

Иван Князев: «В Оренбургской области вороны атакуют огороды, нет спасения от них», – написал телезритель.

Тамара Шорникова: А у нас новая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О главных событиях в регионах рассказывают наши корреспонденты