Что нового? Симферополь, Красноярск, Нальчик

Что нового? Симферополь, Красноярск, Нальчик | Программа: ОТРажение | ОТР

Обзор событий в регионах

2021-03-25T12:39:00+03:00
Что нового? Симферополь, Красноярск, Нальчик
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?

Петр Кузнецов: Мы начинаем первый час с обзора регионов. Сегодня у нас на связи Симферополь, Нальчик и Красноярск. Узнаем, что случилось уже там.

Вы, уважаемые телезрители, присоединяйтесь к нашим корреспондентам и пишите, что произошло в вашем регионе.

Итак, мы приветствуем Олега Зайковского, Вячеслава Воронкова и Максима Галата. Здравствуйте, коллеги.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, коллеги. Так, ну с кого начнем?

Петр Кузнецов: Я предлагаю в Симферополь отправиться.

Оксана Галькевич: Давай.

Петр Кузнецов: Там тепло, хорошо. Или не совсем хорошо, Олег? Только ли позитивные новости у вас?

Олег Зайковский: И не совсем тепло. Коллеги, добрый день. Ну, не совсем тепло у нас, на самом деле зимняя погода. Март в этом году какой-то в Крыму холодный.

А из новостей: беспрецедентная дорожная стройка идет в Симферополе, в столице Крыма. Просто слом стереотипов. Все семь лет после 2014 года делать дороги начинали в лучшем случае в сентябре, заканчивали под Новый год. Качество было абсолютно отвратительное. Центральные улицы перекладывали уже на следующий год асфальтом.

В этом году – просто поразительные вещи! Закончив делать трассу «Таврида», подрядчик, известный качеством своих работ, начал работы в Симферополе. Уже больше десяти улиц задействовано, идет ремонт. Кое-где уже лежит новый асфальт хорошего качества, нормально люки уложены, уже тротуары новые. Местные жители, в том числе я как автомобилист, конечно, в шоке. Нарушена еще одна традиция. Обычно всегда обещают сделать десять улиц, а делают пять. Сейчас есть список, и в него начинают добавляться работы на тех улицах, которых нет в списке. Приятный сюрприз.

В целом в этом году более 30 миллиардов рублей собираются потратить на дороги в Крыму, причем из них 10 миллиардов премьер Мишустин выделил буквально 1 марта. Наверняка, не в последнюю очередь это связано с тем, что научились наконец-то осваивать. И будем надеяться, что все освоят и дороги, особенно в Симферополе, где много с ними проблем, станут лучше.

Оксана Галькевич: Мне кажется, у нас с освоением проблем особых не было никогда. Главное, чтобы дороги вас качеством свои потом не расстраивали, Олег.

Петр Кузнецов: Знаете, Олег, этот термин несколько по-другому у нас воспринимается. Слушайте, Олег, скажите, пожалуйста, а что, к наплыву готовитесь сезонному?

Оксана Галькевич: Туристов.

Олег Зайковский: Да, вы знаете, уже сейчас начинаются разговоры о том, что из-за коронавируса сложная ситуация сохраняется кое-где в Европе и в Азии. И местные крымские специалисты, так скажем, туристической отрасли уже прогнозируют, что чуть ли не до 8 миллионов в этом году ждут, потому что уже сейчас очень много брони на лето и на осень. То есть на самом деле ожидается аншлаг (в хорошем смысле этого слова).

Оксана Галькевич: Хорошо. Олег, а еще какие-то новости есть? О чем расскажете?

Петр Кузнецов: Я тут вспомнил, Денис Чижов собирался в Крым.

Олег Зайковский: Еще одна интересная новость. Прошел ровно год после того, как президент подписал указ, который запрещает в Крыму владеть землей иностранцем. Понятное дело, что в случае с Крымом в первую очередь речь идет об украинцах. Как раз давался ровно год, до того момента пока закон вступит в силу. Специалисты Госкомрегистра, который следит за этим, сказали, что из 11,5 тысячи человек, которые владели землей год назад, сейчас осталось 11 тысяч. То есть 500 человек продали землю или переоформили на своих родственников, которые имеют российское гражданство.

На самом деле новость интересная. Попал под запрет не весь Крым, а только районы, которые прибрежные, и Севастополь. Несколько муниципалитетов, среди которых, кстати, Симферополь, то есть столица… Степные, где земля не имеет особой ценности, не попали в этот список. А Симферополь попал, как ни странно, – все-таки столица Крыма, здесь дорогая земля.

Речь идет о том, что уже с 20 марта те иностранцы, кто ничего не сделали со своей землей… Муниципалитет, власти могут по суду ее принудительно продать. И суд определит сумму, которую надо вернуть владельцу. То есть просто так забирать не будут, но будут продавать. А какую цену там установит суд – кадастровую или рыночную – тоже открытый вопрос. Поэтому интересно, как этот процесс будет происходить. Понятно, что есть разные лазейки, можно переоформить…

Оксана Галькевич: Олег, а речь идет о каких иностранцах? Французы, британцы, немцы побросали? Может быть, я не знаю, японцы владели большими территориями. Китайцы сейчас скупают Африку. Что за иностранцы? Вы так украинцев называете, людей, которые не получили российское гражданство после 2014 года?

Олег Зайковский: Ну, на самом деле – да. Я уверен, что, наверное, более 90% иностранцев – это именно украинцы. И это еще, думаю, в большинстве люди, которые после 2014 года уехали из Крыма, теперь живут на территории Украины, но земля-то у них осталась. Вот сейчас им надо что-то решать. Ну, я же говорю, наверное, есть способы. Можно переоформить на каких-то родственников, которые имеют российское гражданство.

Оксана Галькевич: Ну да. Но главное, чтобы они были в курсе о том, что такие изменения произошли. Правда?

Петр Кузнецов: То, что они иностранцы.

Оксана Галькевич: Да. Потому что, мало ли, там информации нет, не поступает им на Украину, они не знают, что сейчас в России новые правила приняты. Вот просто лишатся по суду своей земли и будут потом неприятно удивлены.

Олег Зайковский: Кстати, есть способ, он там указан. Если на этом земельном участке есть дом, то можно эту землю взять в аренду у муниципалитета, потому что как бы дом же есть, это собственность.

Оксана Галькевич: Ну да.

Олег Зайковский: Дом останется у иностранца, а землю он будет арендовать. Но, конечно, здесь уже заложена некая коррупционная составляющая, потому что взять в аренду можно взять за 5 тысяч за сотку, а муниципалитет может, к примеру, сказать: «А давайте, например, 30 тысяч за сотку», – если это какое-то интересное место или он хочет что-то с этого иметь. Интересно, как этот процесс будет выстроен.

Оксана Галькевич: С вашей помощью будем следить за развитием событием. Спасибо. Олег Зайковский был у нас на связи.

Вот Петр сказал, что отправляемся в Крым, потому что там тепло и хорошо. «Здоровью моему полезен русский холод». В Красноярск хочу к Максиму Галату. Максим, здравствуйте. Какие у вас темы?

Максим Галат: Здравствуйте.

У нас на самом деле не так холодно на улице. Наоборот, пришла весна. И на самом деле она грозит стать настоящим бедствием для жителей, потому что воздух днем прогревается до плюсовых температур, происходит очень интенсивное таяние снега. В итоге дороги в городах превратились в настоящие реки, тротуары – в озера, можно так сказать. Вот вы видите, даже утки облюбовали часть бывшей проезжей части. Сейчас по ней ездить, наверное, уже невозможно. Там остановка рядом находится. Вот люди могут созерцать уточек.

Оксана Галькевич: Максим, слушайте, но весна же в Сибири – она такая бурная. Солнце светит у вас ярко, сейчас все это должно быть растаять и быстро куда-то уйти. Почему вы говорите, что это прямо проблемой станет? Каждый год это происходит. В этом году какая-то чрезвычайная ситуация с объемами снега или что?

Максим Галат: Да, вы абсолютно правы. В этом году объем снега буквально в разы больше, чем во все предыдущие годы. Только в городе Красноярске коммунальщики вывезли 400 тысяч кубометров снега в этом году. Это в три раза больше, чем в прошлом году, чем за всю прошлую зиму. Но этого, как вы видите, оказалось недостаточно, потому что снега на улицах еще очень и очень много.

Еще хуже ситуация за пределами города Красноярска. Начал таять лед на водоемах – соответственно, закрываются ледовые переправы. Для многих населенных пунктов это единственный путь, по которому они могут проехать в свой поселок или в свою деревню, выехать из нее. Это тоже достаточно большая проблема. Закрываются эти ледовые переправы. Пока их еще осталось 120 рабочих в нашем крае. За их состоянием очень пристально следят сотрудники МЧС и краевого управления автомобильных дорог. В случае каких-то дальнейших подтаиваний этого льда, конечно же, будет принимать решение о закрытии этих ледовых переправ.

Оксана Галькевич: Ну понятно. Это часть уклада жизни этих людей в таких поселках, в таких населенных пунктах, правда? Знают же, что лед начнет таять, как-то готовятся к этому. Но альтернативы какое-то время не будет, да? Когда навигация в среднем от года к году открывается, какие-то трамвайчики, не знаю, какие-то лодки пускают, переправы?

Максим Галат: Ну, когда ледоход проходит. В разных территориях края по-разному.

Оксана Галькевич: По-разному, да?

Максим Галат: Под Красноярском это может быть в мае месяце, а дальше на север это может быть июнь. А если какая-то серьезная ситуация, то, может быть, даже ближе к июлю.

Оксана Галькевич: Вот так вот.

Петр Кузнецов: Максим, а снег вывозили не вовремя, то есть запоздали с вывозом? Или просто сил не хватило его вывезти? Объемы остались, и они сейчас все на улице.

Максим Галат: Вы понимаете, дело в том, что в этом году ситуация со снегом была очень серьезная, потому что снегопад шел за снегопадом.

Петр Кузнецов: Ну да. И не только у вас.

Максим Галат: Просто люди… Коммунальщики действительно работали. И они просто не смогли вывезти такой объем снега. Его очень много выпало! Вообще для Красноярска это нонсенс, потому что в Красноярске в принципе снега мало зимой впадает, потому что Енисей не замерзает, потому что много автомобильного транспорта, в городе теплее. Соответственно, снег здесь особо не остается. Но в этом году, я говорю, прямо очень много снега!

Петр Кузнецов: И ливневки не справляются, да? Недостаточно?

Оксана Галькевич: Город-миллионник. Вообще проблема, да?

Петр Кузнецов: Как ливневки?

Максим Галат: Да, действительно, ливневки пока не справляются с тем объемом воды, который в них попадает. Коммунальщики пытаются их прочистить. Может быть, вы видели сейчас на кадрах, которые показывали…

Петр Кузнецов: Как раз они этим и занимаются.

Максим Галат: Ну, не совсем этим, не совсем ливневками занимаются. Они занимаются проливом – ну как сказать? – русла реки на этом видео. Они проливают кипяченой водой, кипятком, чтобы лед растопить, чтобы образовались такие канавки, которые способствовали бы проходу воды беспрепятственно. Ну, то же самое делают с ливневками – чистят их от всякого мусора и ото льда.

Петр Кузнецов: Понятно, понятно. Максим, что-то хорошее есть?

Максим Галат: Хорошее? Конечно же.

Петр Кузнецов: Давайте.

Максим Галат: У нас вторая новость – более позитивная. В наш город поступила, пришла первая партия новых троллейбусов. Они будут ездить с правого берега Енисея на левый и обратно по мостам городским. Пока по этому маршруту ходят только автобусы…

Петр Кузнецов: Не совсем вовремя, правда, пришли. Пришли троллейбусы и такие: «А ездить-то где?» – «В июле только».

Максим Галат: Нет, они начнут ездить с апреля месяца. Хотел рассказать, в чем их преимущество.

Петр Кузнецов: Да.

Максим Галат: Почему радуются и восхищаются наши чиновники этим транспортом? Они могут проехать до 20 километров (а может быть, и чуть-чуть больше) на автономном ходу, без наличия контактной сети. Что позволит этим троллейбусам ездить с одного берега Енисея на другой, потому что контактной сети нет на мостах.

Оксана Галькевич: Над мостом нет, понятно.

Максим Галат: Ну и вообще они достаточно современные, комфортные для пассажиров. Тут есть различные штучки хорошие, типа USB-зарядок, можно зарядить телефон разрядившийся. И прочие современные вещи: видеокамеры, мониторы. Оборудован он очень хорошо. Хорошие печки стоят, которые позволят пассажирам не замерзать в наших сибирских морозах пятидесятиградусных, как обещают.

И одна очень интересная штука, которая там мне понравилась, – это то, что у водителей будут на руки специальные браслеты, которые будут оценивать их состояние. Если, допустим, что-то с человеком в дороге случилось, ему стало плохо, состояние его изменилось, то браслет подает какой-то сигнал на сам троллейбус – и этот троллейбус останавливается. Вот такая интересная вещь. Всего пока…

Оксана Галькевич: Я еще пока увидела, что там будет такой специальный подъемник ступень для колясок, для маломобильных групп граждан тоже, если я правильно разглядела.

Максим Галат: Да, все абсолютно верно. Ну, я думаю, что это стандарт сейчас. Любой городской транспорт должен быть такими вещами оборудован.

Оксана Галькевич: Обязательно, да.

Петр Кузнецов: Максим, а откуда пришли к вам троллейбусы?

Оксана Галькевич: С завода, наверное. Новенькие.

Максим Галат: Они к нам пришли с Вологодского завода. Их покупают по лизингу. Сейчас пока пришло шесть троллейбусов, они проходят обкатку. Планируется, что докупят, доведут их количество до 24. В середине апреля они уже выйдут в свои первые рейсы.

Оксана Галькевич: Ой, ну хорошо! А то я подумала, что шесть – это мало.

Петр Кузнецов: Да, я тоже. А 24 – уже достаточно.

Оксана Галькевич: Город-то большой у вас, миллионник. А 24 – уже можно и расписание какое-то нормальное составить. Спасибо, Максим.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Порадовали. Троллейбусы классные, замечательные! Ну и весна, я надеюсь, тоже быстро у вас наступит, и все уйдет, что не надо, а что надо – останется.

Вячеслав Воронков у нас на связи из Нальчика. Здравствуйте, Вячеслав.

Петр Кузнецов: Уважаемые телезрители, продолжайте тоже рассказывать, что происходит. Совсем скоро зачитаем ваши сообщения, в том числе жалобы.

Оксана Галькевич: О чем расскажете?

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Вячеслав, еще раз. Мы вас слушаем.

Вячеслав Воронков: Здравствуйте, коллеги. У меня есть для вас две позитивные и хорошие новости.

Начну с главного события. У нас в Нальчике проходит первенство СКФО по тхэквондо. В нем проходит отбор на первенство России по юниорам (15–17 лет), которое стартует в мае 2021 года в городе Ханты-Мансийске. Участвуют спортсмены семьи регионов СКФО: Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкессия, РСО – Алания, Республика Дагестан, Ингушетия, Чеченская Республика и Ставропольский край. Количество участников на арене сейчас – более сотни человек. В спарринге по итогам трех раундов выигрывает спортсмен, набравший большее количество баллов.

Вкратце расскажу, как зарабатываются данные баллы участниками. Баллы оценивается электронная судейская система. Например, за один удар и попадание в жилет соперника – два балла. С использованием, можно сказать, сложной техники, например, такой как твит-хурио (это означает удар с разворота), и попадание прямо в голову – за это можно заработать пять баллов сразу. Четыре балла присуждаются за удар просто ногой в жилет…

Оксана Галькевич: Сколько атлетов и сколько регионов принимают участие, Вячеслав? Давайте не будем слишком глубоко уходить в нюансы какие-то, а то мы станем сейчас специалистами…

Петр Кузнецов: Ну почему? Может быть, нам с Оксаной это пригодится.

Оксана Галькевич: Ты хочешь, да? Спарринг с тобой устроим.

Петр Кузнецов: Завтра, в пятницу.

Оксана Галькевич: Сколько спортсменов принимают участие? И сколько регионов прислали своих спортсменов? Простите за тавтологию.

Вячеслав Воронков: Более сотни спортсменов сейчас находятся в нашем комплексе под названием «Гладиатор». Все субъекты Северо-Кавказского федерального округа. Это ближайшие семь-восемь субъектов.

Совсем недавно пришлось известие о том, что на данный момент турнир уже завершился. Общекомандное первое место по юниорам заняла Кабардино-Балкарская Республика, а по юниоркам – Республика Дагестан. Результаты команды КБР – это 12 медалей: 6 золотых, 4 серебряные и 2 бронзовые медали. Я напомню, что победители соревнований в каждой категории становятся обладателями путевок на первенство России, которое планируют провести в городе Ханты-Мансийске.

Оксана Галькевич: Ну, мы знаем, что, конечно, ваш регион славен своими бойцами. Что еще расскажете, о чем поведаете нашим зрителям?

Вячеслав Воронков: Есть еще одна главная новость. Компьютеры, 3D-принтеры и, можно сказать, разного рода мобильные гаджеты уже прочно вошли в нашу с вами жизнь. Мне кажется, представить мир без современных технологий на данный момент попросту невозможно. И вот наши ученые вносят свой вклад в развитие современных технологий. Ученые нашего региона приступили к внедрению искусственного интеллекта в области филологии, археологии и сельского хозяйства.

Для решения поставленных задач КБНЦ РАН создал три научно-исследовательских центра. В первом сегодня с помощью искусственного интеллекта приступили к моделированию семантики текстов. Это приложение в области машинного перевода, распознавания и синтеза речи.

Что это такое? То есть программисты сейчас обучают искусственный интеллект, чтобы он мог понимать значение каждого слова и выражения. В фокусе нынешнего внимания – создание программных сервисов, которые смогут, можно сказать, имитировать процесс рассуждения с целью получения корректного текстового перевода.

Второй центр работает над расшифровкой древних записей. Мы знаем, что на Кавказе их сейчас достаточно много. Кроме того, внедрение автоматизированных и роботизированных систем позволит удаленно наблюдать за сохранением археологических памятников и проводить разведки с помощью георадаров и беспилотных летательных аппаратов.

Петр Кузнецов: Шикарно, здорово!

Оксана Галькевич: Очень интересно! Спасибо.

Петр Кузнецов: Очень за вас рады. Спасибо большое.

Нальчик, Красноярск, Симферополь – спасибо, наши коллеги!

Наши телезрители на связи. Добрый день. Очень коротко, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Александр, да? Я правильно услышала?

Петр Кузнецов: Александр, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Александра. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Александра, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Я слушаю вас. Я звоню из Вологодской области, Верховажский район, село Чушевицы, деревня Плосково.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Зовут меня Александра Васильевна.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александра Васильевна.

Зритель: Мне 65 лет.

Оксана Галькевич: Очень приятно! Александра Васильевна, о чем расскажете? Расскажите, какие у вас там новости. Что у вас там происходит интересного?

Зритель: У нас знаете что? Закрывать хотят больницу, детскую больницу. Мы очень переживаем. У меня очень болеет внук, бронхиальная астма у него. Мы зачастую обращаемся в больницу. Так что мы хотим, чтобы у нас детское отделение не закрыли.

Оксана Галькевич: А большой ли поселок у вас? Село большое? Много ли людей живет у вас?

Зритель: Я не знаю, сколько людей живет. Ну, у нас много. У нас самый центр – Верховажья. Все туда ездят из деревень.

Оксана Галькевич: И что же такое? И хотят закрыть больницу?

Петр Кузнецов: Такая востребованная, все приезжают.

Оксана Галькевич: Александра Васильевна, слушайте, давайте вы нам телефон свой оставите, а мы подумаем. Может быть, мы как-то корреспондента туда отправим, свяжемся с вами. Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Да. Ну, телефон в любом случае уже есть, потому что вы дозвонились. Я думаю, его зафиксировали наши редакторы.

Еще несколько сообщений. Мурманский, Первомайский район: «Хотел записаться на вакцинацию, но к поликлинике не подойти – каша. А мне 70 лет».

Астраханская область: «Здравствуйте. Меня зовут Екатерина. У нас в городе есть проблема – у нас очень много аварийных домов, не пригодных для жилья. Мы куда только ни обращались – нам отказали. Может, вы поможете?» Поможем. Пожалуйста, Екатерина, напишите большое письмо подробно (сколько домов, какие, сколько лет, куда вы писали) к нам сюда, в редакцию. И мы его обязательно рассмотрим.

Оксана Галькевич: Давай еще.

Петр Кузнецов: «У нас в частном секторе уже несколько месяцев не могут отремонтировать колонку водоразборную, хотя каждый день ею занимаются. А что толку, если со времен СССР все стоит?» – это из Челябинской области.

Оксана Галькевич: Я просто хотела сказать Вологодской области, Александре Васильевне, что у нас сегодня тема будет, мы будем как раз в 14:00 говорить о Хабаровском крае. Вы знаете, люди… там хотели что-то построить (а у вас закрывается, соответственно), так они всем миром собрались и настояли на своем. Посмотрите обязательно наш эфир. Может быть, что-то полезное для вас будет.

Петр Кузнецов: Причем совсем маленький поселок.

Оксана Галькевич: Да, совсем, очень-очень маленький!

Петр Кузнецов: И не дал построиться большому-большому китайскому заводу. Впрочем, об этом – позже.

А мы переходим к темам текущим, актуальным. Прямо сейчас – первая тема для обсуждения с нашими экспертами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)