Что нового? Владивосток, Челябинск, Ростов-на-Дону

Оксана Галькевич: Ну, это еще на самом деле не все новости. Мы сейчас дополним эту информационную картину с помощью наших коллег из разных регионов.

И вы, уважаемые друзья, наши зрители, пожалуйста, подключайтесь тоже к этому разговору. Пишите, звоните. Рассказывайте, что у вас происходит на местах.

Петр Кузнецов: В вашем регионе. Берите пример с телезрителя из Мурманска, который пишет: «В городе нет сахара, а на остальное цены аховые». Ну, можете, естественно, что-то и положительное писать. В общем, все то, что реально происходит, произошло или только готовится, но вы уже об этом знаете как житель города, в вашем населенном пункте. Обязательно пишите, дозванивайтесь, прорывайтесь в прямой эфир. Побудьте нашим народным корреспондентом.

Оксана Галькевич: Как у нас на самом деле в нескольких регионах уже появились такие постоянные народные корреспонденты. Курск, например, Курская область, Воронежская область. Ты помнишь это селение, поселок, который нам несколько раз в эфир дозванивался?

Петр Кузнецов: Да, совершенно верно. А еще есть зрители, которые нам пишут: «А как же так? Почему вы там не рассказываете, ну я не знаю, из Удмуртии новостей нет?» Ребята, все в ваших руках! Вы в данном случае корреспондент – пишите, что происходит. Вот и все. Попадаете в верстку. Таким образом, мы получим масштаб всей страны в нашем обзоре.

Оксана Галькевич: Ну и потом мы расскажем о том, о чем мы не можем узнать без вашей помощи. Правда ведь?

Петр Кузнецов: Безусловно.

Оксана Галькевич: Это не попадает на ленты новостей, в том числе и региональных средств массовой информации.

Петр Кузнецов: Мы еще и помогаем. Если речь идет о жалобе, мы на основании ваших звонков, именно здесь, в этом обзоре, формируем в том числе и рубрику, которая у нас продолжается по пятницам, «Дорогая передача», где мы ваши жалобы рассматриваем.

Ну что, а сейчас на связи наши корреспонденты.

Оксана Галькевич: Приветствуем!

Петр Кузнецов: Это Владивосток, Татьяна Меньшикова. Это Челябинск, Татьяна Авдеева. И Ростов-на-Дону, Дмитрий Андреянов. Коллеги, приветствуем вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Мы так Дмитрия в центр поместили. Здравствуйте, коллеги.

Ну, начнем мы сегодня с Владивостока, потому что как раз на федеральных лентах новостей утром появилось сообщение, что что-то у вас там происходит на уровне местного самоуправления с вашим мэром. Расскажите историю и предысторию, Татьяна.

Татьяна Меньшикова: Добрый день, коллеги.

Да, сегодня действительно произошло очень важное событие в истории города Владивостока. Сегодня сложил свои полномочия глава столицы Дальнего Востока Олег Гуменюк, он написал об этом заявление. Дело в том, что на встрече губернатора Приморского края Олега Кожемяко и полпреда Российской Федерации Юрия Трутнева состоялся разговор о целесообразности, вообще о работе мэра Владивостока. И было принято решение, что, действительно, наш город требует другого градоначальника.

Значит, это состоялось сегодня. Олег Гуменюк официально нигде не выступил, никаких видеокомментариев нет, ни один телеканал не может получить его комментарий. Единственный комментарий был только в его официальном Instagram-аккаунте. Он пожелал удачи тому, кто будет на его посту после него.

Петр Кузнецов: Татьяна, простите, пожалуйста. Вы сказали, что городу нужен новый герой и так далее. А что не сделал Олег Гуменюк? Или что стало решающим?

Оксана Галькевич: Или что, наоборот, сделал не то? Да?

Петр Кузнецов: Или сделал не то, да.

Оксана Галькевич: Что стало причиной-то этой истории?

Петр Кузнецов: После того как и полпред, и губернатор края сказали, что нужно менять руководство города.

Татьяна Меньшикова: На самом деле очень много за эти два года (а именно столько был у власти, в кресле мэра Олег Гуменюк) произошло… Действительно, не оправдал надежды, так скажем. Люди были недовольны, население. Власти краевые и федеральные были тоже недовольны работой Олега Гуменюка, в частности его проектом благоустройства города.

На всю страну Владивосток прогремел в сентябре с так называемыми гранитными «траурными» лавочками, когда просто в центре площади поставили лавочки, которые были больше похожи на кладбищенские. Тогда устроили активисты похороны вкусу и красоте, поставили траурные венки и ленточки. И было еще несколько таких решений по благоустройству, которые вызывали большие сомнения.

Кроме того, город действительно находится в не очень хорошем состоянии: плохие дороги, ямы на этих дорогах. Но Олег Гуменюк получил даже в социальных сетях прозвище Бордюр Бордюрыч, потому что вместо того, чтобы латать дыры, менялись в городе бордюры, причем те, которые совершенно не требовали замены, на взгляд обывателя.

Петр Кузнецов: Хм, где-то мы это уже видели! Никак не могу вспомнить… Нет, наверное, только у вас. Не может же быть где-то в другом городе еще такое.

Оксана Галькевич: Я просто как раз хотела сказать, что не очень оригинальное прозвище, потому что у нас, в принципе, многих мэров можно… Бордюр Бордюрыч, Плит Плитыч, Фасад Фасадыч, как-нибудь еще назвать.

Татьяна Меньшикова: К сожалению, да. Наверное, это беды современности. В общем, также были проблемы с реализацией программы «Демография».

Также у нас в ноябре прошел ледяной дождь, который тоже прогремел на всю страну, когда люди на десять дней остались без электричества, без отопления, были перебои с водоснабжением. И тоже градоначальник повел себя в этой экстренной ситуации, в чрезвычайной ситуации не как градоначальник. Он вообще даже какой-то период как будто ушел со сцены политической, и все решения принимал глава региона Олег Кожемяко. И многие тогда удивились: «А где мэр? Почему все решает губернатор?» Это также в копилку негативного опыта нынешнего мэра, ну, уже бывшего.

Петр Кузнецов: Ну да, весомо, весомо.

Оксана Галькевич: Татьяна, скажите, а эта должность выборная во Владивостоке? Голосуете за мэра? Или как-то, не знаю, законодательным собранием? Или как-то иначе? Вот как происходит появление этого человека в жизни владивостокцев?

Татьяна Меньшикова: Нет, во Владивостоке эта должность не выборная, люди не участвуют в голосовании. Назначается депутатами городской думы. 28 марта 2019 года большинством голосов думы Владивостока был избран Олег Гуменюк. И тогда на него возлагались большие надежды – что это человек не от политики, а хозяйственник так называемый, и что он наконец-то наведет порядок, приведет в порядок город.

Оксана Галькевич: А какой он хозяйственник? Он откуда? Он, я не знаю, был герой ЖКХ? У него звезда за что-нибудь? Или что? Чем он занимался, прежде чем мэром стать?

Татьяна Меньшикова: Так, вы меня сейчас поймали на самом деле, потому что я…

Оксана Галькевич: Ну хорошо, понятно. Возлагались большие надежды, мы поняли. Надежд не оправдал.

Петр Кузнецов: Татьяна, скажите, а какие варианты есть сейчас? Обсуждается в городе, кто может занять его место?

Оксана Галькевич: На кого возложить надежды новые.

Петр Кузнецов: Вместе с мраморной плитой.

Татьяна Меньшикова: Есть первый заместитель главы города, товарищ Соколова Наталья Сергеевна. Еще нет официального никакого подтверждения, никакой официальной информации, поэтому только инсайдеры, какая-то информация от источников и так далее. Ну, скорее всего, исполняющим обязанности станет Константин Шестаков – это бывший вице-губернатор… точнее, это нынешний, действующий вице-губернатор по вопросам туризма, международных отношений и экономического развития.

Оксана Галькевич: Понятно.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: А вот в Старой Руссе, как пишут, меняют бордюры, и тоже неизвестно зачем. Там тоже свой Бордюр Бордюрыч есть.

Друзья, кстати, если вы из Владивостока…

Петр Кузнецов: В том числе.

Оксана Галькевич: …или из любого города, населенного пункта нашей страны – звоните, пишите, рассказывайте, что у вас происходит, какие новости. А мы пока…

Петр Кузнецов: Чем вам мэр не угодил. Или наоборот – вам не понятно, почему его «попросили». Это жители Владивостока. И все присоединяйтесь. Совсем скоро зачитаем ваши сообщения, их уже много в нашем эфире.

А пока переносимся в Челябинск, Татьяна Авдеева. Здравствуйте, Татьяна, снова.

Оксана Галькевич: Дмитрий, кстати, вы можете желание загадывать – вы между двух Татьян сегодня. Мы вас так расположили.

Татьяна, здравствуйте. О чем расскажете?

Татьяна Авдеева: Здравствуйте. Какое счастье! Я вообще надеялась, что я самая первая буду, потому что у нас аномальная жара, у меня отключился компьютер, у меня телефон еле дышит. То есть у нас тут пекло адское. Конечно же, моя первая новость именно про эту жару.

Петр Кузнецов: Татьяна, жара сейчас везде, а вот глав города меняют не везде – пока еще.

Оксана Галькевич: Политическая жара.

Татьяна Авдеева: По-моему, в Москве прохладно. По-моему, в Москве прохладно. Я просто боялась, что я…

Оксана Галькевич: Да куда там? 32 градуса сегодня обещали. Прохладно в Ростове-на-Дону сегодня.

Татьяна Авдеева: А у нас, коллеги, с самого начала мая ни дождинки и 36. Вообще климатологи говорят, ну, наши челябинские климатологи, ученые говорят, что за все исследования (сто лет ведутся исследования) такого мая в Челябинске не было.

И из-за такой погоды власти города сейчас планируют открыть раньше муниципальные пляжи. В мэрии решается точная дата. Сейчас пока предварительно это 25-е. То есть сейчас спешно благоустраивают после зимнего периода, ну, наводят порядок. Хотя, впрочем, стационарные посты матросов-спасателей уже есть, и они готовы обеспечивать безопасность отдыхающих – тех, которые пришли раньше положенного срока.

Оксана Галькевич: Ох, какая картинка! Петя, ты отвлекся. Ты посмотри. Это точно Челябинск, друзья? Вау!

Петр Кузнецов: Ты предлагаешь мне на мужчину посмотреть?

Оксана Галькевич: Да не на мужчину, на песочек белый.

Петр Кузнецов: Ну, песочек и песочек.

Татьяна Авдеева: Да, красиво.

Петр Кузнецов: Может быть, это после мужчины он…

Татьяна Авдеева: На самом деле, конечно же, купальный сезон уже открыли наши челябинцы. Это стихийные пляжи, дикие. У нас более трех тысяч озер. В общем, неофициально пока муниципальные пляжи не открылись.

А вообще, если говорить про жару, в принципе, я так посмотрела, все у всех хорошо. То есть животные в зоопарке справляются с этим, естественно, под заботой, их поливают водой. То есть никаких таких страшных пока событий не было. Хотя повторюсь, что мы с самого начала мая в таком пекле.

Но школы… Младшеклассники же продолжают учиться. Если у старшеклассников уже закончились, они готовятся к ЕГЭ, то младшие классы учатся. И в некоторых школах даже сократили продолжительность уроков и разрешили носить другую форму, то есть не эти пиджаки, сарафаны, такие толстые и теплые, а более легкую одежду, послабления в форме разрешили.

Ну и жара у нас продлится до конца мая. В общем, перейду ко второй новости…

Оксана Галькевич: В общем, красота! Я хотела сказать, что вот что животворящий ковидный занавес делает. Закрыли Турцию, вот это все – пожалуйста, в Челябинск теперь летим. Вот так вот. Нам пляжи раньше времени открылись. Так, еще какие новости, Татьяна?

Татьяна Авдеева: В Челябинске запустили первый сервис аренды электросамокатов. Это у нас прямо новшество, мы такого раньше не видели.

Петр Кузнецов: Ну что же, сочувствуем пешеходам.

Татьяна Авдеева: О да! Вот об этом я и хотела сказать. Честно говоря, я два раза была напугана. Они бесшумно приближаются, скорость бешеная. Люди используют их для прогулок, естественно, во время перемещения, когда пробки в общественном транспорте. Но больше всего любят самокаты молодежь, и они лихо носятся.

Уже есть первые такие печальные плоды. В парке, на пешеходной зоне, не на дороге пятилетний малыш уже получил перелом голени. А вообще, когда я общалась с травматологами, с заведующим детским травматологическим отделением, он говорит, что вначале были скутеры, в какие-то годы, и были повальные травмы, а вот теперь появились самокаты. И мы с горем и с ужасом ждем, конечно, готовы, что, скорее всего, это не первый пациент такой.

Ну и надо сказать, что самокатчики не только сбивают пешеходов, но и сами попадают под колеса. На самом деле наша мэрия пока никак не реагирует. Ну и нет повальных заявлений, жалоб. То есть у нас сейчас пошли первые плоды этого увлечения нового. Впрочем, для урегулирования этой проблемы на федеральном уровне должно быть введено понятие СИМ (я тут прочитала и просветилась), средство индивидуальной мобильности. И законодательство тогда обязует самокатчиков соблюдать определенные требования, которые тоже надо соблюсти.

А сейчас тот же несовершеннолетний может взять на прокат. Водительское удостоверение не требуется. И вообще самокатчики приравниваются к пешеходам. Но опять же многие не знают, что пешеходы точно так же могут нести уголовную и административную ответственность за какие-то нарушения.

Оксана Галькевич: Ну, опасность этих электросамокатов именно в том, что у них скорость, конечно, больше, чем у обычного самоката. И вообще сейчас бум, в этом году.

Петр Кузнецов: До шестидесяти они могут…

Оксана Галькевич: Да. Бум самокатов вообще в принципе в регионах. У нас Хабаровск был – помнишь? – где-то месяц назад рассказывали, что им тоже завезли партию, и там теперь весь город катается. Из Иркутска пара сорок доносила. Во Владимире была на выходных, кстати, там тоже наворачивают круги люди.

Петр Кузнецов: Ездят?

Оксана Галькевич: Да.

Петр Кузнецов: Поэтому я туда и не езжу.

Оксана Галькевич: И вот Челябинск. Буквально все перешли, пересели на самокаты.

Татьяна Авдеева: Ну, у нас, к счастью, не 60 километров в час, а 25. Но этого хватает. Они везде…

Оксана Галькевич: Этого хватает.

Татьяна Авдеева: Да, этого хватает.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Понятно.

Петр Кузнецов: Держитесь! Смотрите по сторонам. Что остается? И оборачивается. Челябинск, Татьяна Авдеева.

Оксана Галькевич: Так, что пишут нам регионы? В Красноярске дождь, прохладно. Воронеж пишет: «В деревне Гадюкино дожди». Пенза пишет: «У нас новый губернатор пытается заслужить как раз доверие народа». Из Челябинска пишут: «Помыли полы. Ура!» Татьяна, сообщение из вашего региона. Волжск (Марий Эл) пишет: «Клещи в местах отдыха не обрабатываются». Безобразие! Включитесь уже.

Так, перемещаемся в Ростов…

Петр Кузнецов: «В Пензе в маршрутках дышать нечем». И Рязанская пишет: «Активизировались алкоголики, вышли во дворы, на детские площадки, оставляя после себя горы мусора. Город Рыбное».

Оксана Галькевич: Не только клещи, но и алкоголики.

Так, что в Ростове-на-Дону у нас, в Ростовской области? Дмитрий Андреянов с нами. Здравствуйте, Дмитрий.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Дмитрий Андреянов: Здравствуйте, коллеги.

Насчет самокатов – можно к нам, потому что наши любители катания жалуются на то, что хватает заряда на 15–20 минут. Соответственно, никаких несчастных случаев не происходит. Ну а фирма говорит, что так оно, в принципе, и должно быть.

Я подхвачу новость моей приморской коллеги, тоже новость о муниципальной службе. У нас такой очень хороший пример, как ростовская мэрия решение одной достаточно щекотливой ситуации, выхода из нее, перепоручила общественности. Объявили всеобщее обсуждение, голосование о судьбе подземных переходов в центре города.

В частности, чем знамениты эти переходы? Там находятся вот эти ростовские мозаики, достопримечательности, которые были в свое время по большей части закрыты коммерческими палатками. Эти палатки просуществовали 20 лет, теперь палатки признаны незаконными, и их уже снесли. Открылись, в общем-то, действительно чудесные картины, которые были созданы в 70-х годах еще прошлого века. Я чуть позже коротко расскажу их историю.

Ну а палатки должны вернуться обратно уже в новом виде в переходы, наверное, правильные, с архитектурной, эстетической и, наверное, юридической точек зрения. Вот что делать с мозаиками? Закроют ли новые ларьки эти самые достопримечательности? А туда действительно водят туристов, целые экскурсии. Либо мозаики будут открыты и не будет торговли?

Сегодня вечером в Ростове-на-Дону собирается такой достаточно большой общественный консилиум: архитекторы, историки, искусствоведы. Возможно, кто-то будет из представителей власти. И выработают определенное решение. То есть варианты три. Либо вообще торговлю не размещать в переходах, пусть люди ходят и любуются на это культурно-историческое наследие. Либо пусть торговля как-то уживается с этим самым наследием. Либо ларьки поставить так, как они были, чтобы они закрыли часть мозаик.

Оксана Галькевич: Дмитрий, а ларьки перенести куда-то в другое место нельзя, да? Просто там трусы, носки, кофе в стаканчике продавать больше негде? Только вот так? Только закрывая культурное наследие можно, да?

Дмитрий Андреянов: Вот это интересный момент. Действительно, власть с общественностью, может быть, и придумают какой-то вариант, чтобы, наверное, и торговля была.

Маленькая ремарочка по этому поводу. Дело в том, что сами мозаики хоть и признаны объектом культурного наследия, но тем не менее за ними надо ухаживать. Но самое поразительное, что сами же предприниматели, они же и спасали эти мозаики и от вандалов, и от разрушения. Там была охрана. Соответственно, мозаики привлекали туристов, там же сувенирные лавки.

Оксана Галькевич: Как вы повернули интересно! Типа так ухаживать надо? Так прикрыл палаточкой, и вроде как…

Дмитрий Андреянов: Нет, палаточкой прикрыть не получается, потому что находятся историки и искусствоведы, которые говорят: «Ваша палаточка прикрыла подвиг царя Петра I». Это, кстати, свежая мозаика, которая открылась после сноса ларьков. Вот такой большой пласт истории обнаружился для всеобщего обозрения.

Я буквально по истории. Эти мозаики были созданы в 1970–1971 годах, когда строились эти подземные переходы в центре города под тремя самыми оживленными городскими улицами. Так вот, тогдашнее стройуправление, которое занималось этим строительством, решили сделать не просто стены безликие, а чем-то их украсить. Попросили студентов училища художеств, архитектурного института, чтобы они разработали эскизы.

И самое поразительное, что это сделано из обычной душевой или туалетной кафельной плитки, то есть цветной, чешского производства, потому что в СССР цветную кафельную плитку не выпускали. Заказали в Чехии. Ну а плитка действительно обычная, душевая. И вот студенты в трех переходах по тематике сложили эти замечательные мозаики. В одном из переходов это по мотивам произведений Шолохова. Во втором – как хорошо жить в Советском Союзе. Там даже угадывается очень молодая Алла Пугачева, Валентина Терешкова. Ну, по крайней мере, очень похожие персонажи.

Петр Кузнецов: Вот она, с усами.

Оксана Галькевич: Очень интересно!

Петр Кузнецов: Дмитрий, спасибо большое.

Ростов-на-Дону, Челябинск, Владивосток – наши корреспонденты. До встречи, коллеги. Спасибо за информацию.

Галина из Владивостока. Снова Владивосток. С помощью Галины, нашей телезрительницы, возвращались… возвращаемся…

Оксана Галькевич: К первой новости вернемся.

Петр Кузнецов: Да. Я просто хотел сказать, что мы обращались как раз к жителям Владивостока с просьбой дополнить картину. Галина, вещайте, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Подземные переходы очень грязные зимой и летом, в любое время года грязные, очень противно ходить. Ну, я понимаю, где-то могли бы подмести с утра. Вот с утра идешь – грязно, мусор. Ну понятно, люди мусорят или с улицы что-то налетело. Ну можно подмести и хотя бы помыть в летнее время.

Оксана Галькевич: Да нужно, Галина. А вы куда-то, кроме как на телевидение, пытались сообщить об этом безобразии? В мэрию, на портал написать?

Зритель: Нет, никому.

Петр Кузнецов: Олегу Гуменюку.

Зритель: Вижу вашу передачу. Хочется позвонить именно вам.

Оксана Галькевич: Ну хорошо.

Зритель: Почему никто это не убирает?

И еще у меня одна такая проблема. Мы живем во Владивостоке, и у нас Хорольском районе (село Поповка) дом, мы каждые выходные ездим – ну, весна, лето, осень. Я не знаю, дорога какая. Дочь уже снимала это все, я не знаю, куда-то отправляла, на телефон снимала. Ну, такая дорога – это издевательство! Там и автобусы ходят от Хороля до Уссурийска. Начинается поворот, начинается Михайловский район, и до конца Хорольского района вообще дороги нет…

Оксана Галькевич: А там только дачные поселки, Галина? Я правильно понимаю, да? Там деревень нет?

Зритель: Он два колеса себе срубил, назад вернулся. Он ехал на спущенных колесах, пришлось. Вот 28 тысяч заплатил, чтобы купить новые колеса.

Петр Кузнецов: И подвесочку еще.

Оксана Галькевич: Понятно.

Петр Кузнецов: Спасибо, Галина из Владивостока. Я подумал, что, может быть, Галина писала мэру: «Уберись!» – вот он и убрался.

Оксана Галькевич: Да, все, нет мэра.

Петр Кузнецов: А мы не убираемся, потому что у нас впереди уже темы для обсуждения с экспертами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)